Актуальное интервью

Евразийский юридический журнал

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
С.В. Черниченко:
Принципы международного права и революция Интервью с Черниченко Станиславом Валентиновичем, заслуженным деятелем науки, доктором юридических наук, профессором, главным научным сотрудником Института государства и права Российской Академии наук

Интервью с Черниченко Станиславом Валентиновичем

№ 9 (112) 2017г.

S. V. CHERNICHENKO:

PRINCIPLES OF INTERNATIONAL LAW AND REVOLUTION

Interview with Chernichenko Stanislav Valentinovich Honored worker of science of the Russian Federation, Ph.D. in Law, professor, chief scientific researcher of the Institute of the State and Law of the Russian Academy of Sciences.

Визитная карточка:

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент Российской Ассоциации международного права, президент Международно-правового клуба.

Родился в Москве 11 января 1935 г.

Окончил в 1958 г. юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

Кандидатскую диссертацию защитил в 1964 г., докторскую - в 1978 г.

1958-1960 гг. - инспектор ОВИР УВД Мосгорисполкома (лейтенант милиции).

1960-1963 гг. - аспирант очного отделения кафедры международного права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. 1963-1964 гг. - старший консультант Инюрколлегии.

1967-1974 гг. - доцент кафедры международного права Высшей дипломатической школы МИД СССР.

1974-1979 гг. - доцент кафедры международного права Дипломатической академии МИД СССР.

1979-1989 гг. - профессор кафедры международного права Дипломатической академии МИД СССР.

1989-2008 гг. - руководитель Центра международного права и гуманитарных проблем ИАМП Дипломатической академии МИД России.

2008-н.в. - советник Центра международного права и международной безопасности ИАМП Дипакадемии МИД России.

1998-2001 гг. - член рабочей группы по подготовке новой редакции Закона о гражданстве Российской Федерации (создана комиссией по вопросам гражданства при Президенте РФ).

2002-2010 гг. - член экспертного совета по международному праву ВАК РФ.

2004-2008 гг. - член комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должность федеральных судей при Прези­денте РФ.

2008-н.в. - член совета по международному праву при МИД России.

2012-н.в. - член совета по совершенствованию законодательства при Государственной Думе.

2012-н.в. - главный научный сотрудник Института государства и права РАН.

1974-1987 гг. - член делегации СССР в Комиссии ООН по правам человека.

1987 г. - вице-президент Конгресса ЮНЕСКО по преподаванию прав человека, информации и документации (Мальта).

1988-1998 гг. - член (независимый эксперт) Подкомиссии ООН по предупреждению дискриминации и защите меньшинств (в 1999 г. переименована в Подкомиссию по поощрению и защите прав человека).

1990-1994 гг. - специальный докладчик Подкомиссии по вопросу о праве на справедливое судебное разбирательство.

1993 г. - участник в качестве специального докладчика Подкомиссии во Всемирной конференции по правам человека (Вена).

1999 г. - член комиссии (состоящей из независимых российских экспертов) по международно-правовой оценке событий вокруг Югос­лавии.

В октябре 1999 г. - председатель 2-й (Белградской) сессии комиссии.

Осенью 1999 г. был направлен МИД России в Камбоджу по приглашению премьер-министра Камбоджи. Консультировал камбод­жийские власти по вопросу об организации суда над лидерами красных кхмеров.

2004-2008 гг. - член Консультативного комитета по защите национальных меньшинств Совета Европы (в личном качестве).

1989-н.в. - член диссертационных советов при Дипломатической академии МИД России и ИГП РАН.

Опубликовал около 400 работ по международному праву.

Периодически привлекается МИД России к консультациям по различного рода вопросам, связанным с международным правом.

********************************************************************************

Черниченко Станислав Валентинович-      Уважаемый Станислав Валентинович, что можно сказать в общей форме о влиянии революции на между­народное право?

-      Революции, отражающие глубинные процессы в жиз­ни общества, всегда приводят к изменению в международном праве. Сам термин «революция» употребляется в различных значениях. Не задерживаясь на толкованиях этого понятия, надо подчеркнуть, что, во всяком случае, когда речь идет имен­но о глубинных процессах человеческого общества, термин «революция» скорее всего не будет вызывать возражений.

Размышляя о влиянии революций на международное право, целесообразно обратить особое внимание на цепь со­бытий, относящихся к началу ХХ века. Характеризуя их, сле­дует обозначать эту цепь событий как Великую российскую революцию. Февральская революция, октябрьская революция и последующая гражданская война - это вехи того, что мож­но представить как единый революционный процесс. Великая российская революция длилась с февраля 1917 г. до 1922 г., ког­да закончилась гражданская война на Дальнем Востоке.

-      Можно ли считать революцию плодом объективно­го процесса, и оказывает ли она стимулирующее влияние на международное право?

-      Революции, о которых мы говорим, не совершаются по плану и не результат чьей-то злой воли. Они происходят под действием объективных закономерностей общественного раз­вития. По выражению К. Маркса это локомотивы истории. Никто не будет отрицать, что они связаны и со страданиями тех или иных групп людей. Но их нельзя воспринимать как катастрофу. Можно даже сказать, что революция, затрагива­ющая социальные основы общества, отражает стремление народных масс к справедливости. В первую очередь, это от­носится к революции 1917-1922 годов. Другое дело то, что это недостижимо, так как построение абсолютно справедливого общества означало бы конец развития.

Вместе с тем, объективная основа революции не препят­ствует анализу движущих сил революционного процесса, мо­ральной оценки деятельности лидеров данного процесса, пер­спектив общественного развития под его влиянием.

Рассматривая влияние российской революции на между­народное право, необходимо исходить из долгосрочного вли­яния, а не то, что представляет чисто исторический интерес. Можно поэтому утверждать, что оно актуально и спустя 100 лет. Конечно, его воздействие на межгосударственные отно­шения в ряде случаев не является прямым. Оно, несомненно, присутствует так или иначе, оказывает стимулирующее воз­действие на международную жизнь, хотя, вероятно, современ­ные политические деятели чаще всего этого не сознают.

-      Какова роль революции, на Ваш взгляд, в расшире­нии сферы действия международного права?

-      Можно считать, что российская революция сыграла одну из ведущих ролей в росте взаимозависимости государств и превращении международного права во всемирное, которое означало исчезновение международного права «цивилизо­ванных народов». Еще в начале ХХ века международное право носило отпечаток «евроцентризма». Вспомним, например, из­вестный курс Ф. Ф. Мартенса. Через 20 лет о цивилизованных или «образованных» народах стали забывать. Произошло это, разумеется, не за один день, наблюдались рецидивы прошло­го. Достаточно сослаться на мандатную систему Лиги Наций. Дань прошлому надо считать и систему опеки, существовав­шую в рамках ООН в течение ряда лет. Но общую тенденцию развития международного права надо отметить.

-      Станислав Валентинович, что Вы думаете о влиянии революции на принципы международного права?

-      Говоря о революции, важно подчеркнуть и влияние ее на принципы международного права. Прежде всего, было бы правильным указать на превращение государственного суве­ренитета в международно-правовую категорию. Не обсуждая вопрос об эволюции этого понятия, сейчас можно думать, что если бы существовало только одно государство, суверени­тет был бы не нужен как правовое качество или свойство го­сударства. Это не значит, что международное право наделяет государство суверенитетом. Оно исходит из того, что каждое государство, если оно действительно государство, им обладает. Один из международно-правовых принципов - принцип суве­ренного равенства государств.

Представления о том, что существуют принципы между­народного права, образующие каркас современного между­народного права, появляются, видимо, в двадцатые годы ХХ века. Термин «основные принципы международного права» популярен в отечественной доктрине и практике. В западной юридической литературе предпочитают говорить об общих принципах международного права. В конце концов, не в на­звании дело. Речь идет об общепризнанных принципах самого важного характера. Некоторые из них были известны в опре­деленной мере и ранее, как, скажем, принцип невмешатель­ства во внутренние дела государств. В полной мере они стали восприниматься после принятия Устава ООН, причем не толь­ко как принципы ООН, а как именно принципы международ­ного права, в целом, безотносительно к участию государств в ООН. Они в этом смысле приобрели качество общепризнан­ных международно-правовых обычных норм.

Не ставя перед собой задачу перечислить основные прин­ципы международного права, ограничимся выводом, что поч­ти все они названы в известной Декларации о принципах меж­дународного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уста­вом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г. Декларация является рекомендацией, но давно признано, что она рассматривается как официальное толкование соответ­ствующих принципов со стороны ООН. В перечень основных принципов, указанных в Декларации, не вошли принцип тер­риториальной целостности (неприкосновенности) и принцип уважения прав человека, которые косвенно закреплены в Уста­ве ООН и признаны также как основные в ряде международ­ных документов.

-      Есть ли основания считать, что в императивные нормы международного права входят основные принци­пы международного права?

-      В ХХ веке возникает понятие императивных норм меж­дународного права (во второй половине), т.е. норм, отступле­ние от которых невозможно (в первую очередь в договорном порядке). Распространена точка зрения, согласно которой к основным принципам международного права относятся им­перативные нормы (jus cogens). Ее следовало бы поддержать. Такие нормы закрепляют обязательства erga omnes (обяза­тельства каждого государства в отношении всех членов меж­государственного сообщества). В связи с этим может привлечь внимание один аспект принципа невмешательства. Долгое время Советский Союз обвиняли в экспорте революции, пом­ня об учении о мировой революции. Ясно, что это противо­речит принципу невмешательства. Но США после Второй ми­ровой войны последовательно проводили доктрину экспорта демократии американского образца, которая не в меньшей степени противоречит указанному принципу. Только прези­дент Д. Трамп в 2017 году заявил, по крайней мере, на словах, об отказе от этой политики.

-      Что можно выделить, говоря об эволюции принци­пов международного права?

-      Постепенно начали различать агрессию и вооруженное нападение. Советское определение агрессии было исполь­зовано в конвенциях 1933 года об определении нападающей стороны. В то время между агрессией и нападающей сторо­ной ставили знак равенства. С принятием Устава ООН опре­деление акта агрессии было отнесено к компетенции Совета Безопасности, а государство - жертва нападения вправе при­бегнуть к самообороне, не дожидаясь решения Совета Безо­пасности. Какие-либо превентивные действия с применением вооруженной силы правомерны только по решению Совета Безопасности.

В современных условиях происходит дальнейшее уточне­ние понятия вооруженного нападения. События в Абхазии в 2008 году заставляют считать началом вооруженного нападе­ния ввод грузинских войск в Кадорское ущелье и оставление карт с указанием предполагаемого движения этих войск на территории Абхазии после поспешного их отступления. Ины­ми словами, при такой ситуации приготовление к крупномас­штабному вооруженному нападению с полным основанием должно рассматриваться как уже начавшееся вооруженное нападение.

Вопрос о недопустимости агрессии и вооруженного напа­дения - это часть вопроса о недопустимости в свете принципа неприменения силы или ее угрозы применения в межгосудар­ственных отношениях. Раскрывая его содержание, надо обра­тить внимание, что в настоящее время он не распространяется на некоторые ситуации. Так, правомерно оказание вооружен­ной поддержки государству по просьбе его правительства в борьбе с международным терроризмом (помощь, оказывае­мая Россией Сирии).

Устав ООН предусматривает и другой важнейший прин­цип - равноправие и самоопределение народов. Он не обяза­тельно подразумевает отделение народа из состава того или иного государства. Но он утверждает приоритет права именно народа на самоопределение, а не наций, хотя и нации также имеют это право. Народ более широкое понятие. Недопусти­мо исключать какие-то слои населения из гражданства под предлогом того, что они не принадлежат к нации, составля­ющей большинство в данном государстве. Надо помнить и то, что в части государств Африки нации еще не сложились, а на­роды их стран существуют. Иногда при образовании конкрет­ного государства немаловажное значение приобретает терри­тория, на которой традиционно проживает соответствующая нация (например Абхазия).

Государства обязаны в силу принципа уважения прав че­ловека предотвращать их нарушение. Прежде всего, это каса­ется нарушений императивных норм. Среди них необходимо выделить опасность серьезных нарушений. Особую опасность представляют тяжкие (grave) нарушения, называемые часто международными преступлениями. Это не только нарушения прав человека. К сожалению, есть здесь и нарушения прав че­ловека - военные преступления, преступления против чело­вечности, преступления против мира.

поставлять друг другу. Все они одинаково важны. И у всех них можно обнаружить в какой-то степени корни в революции.

-    Какое пожелание Вы хотели бы высказать?

-    В заключение уместно подчеркнуть, что настало время установить в нашей стране нерабочий день - памятную дату, посвященную дню Великой российской революции.

Интервью брал:



ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.