Persona Grata

Евразийский юридический журнал

PERSONA GRATA
И.П. Волк:
«Волк» советской и российской космонавтики
Наш собеседник – Игорь Петрович Волк, летчик-космонавт СССР, герой Советского Союза, Заслуженный летчик-испытатель СССР, президент международной ассоциации «Земля и космонавтика»

Наш собеседник – Игорь Петрович Волк

№ 4 (95) 2016г.

I. P. Volk:


  «WOLF» OF THE SOVIET AND RUSSIAN COSMONAUTICS

  Our interlocutor – Igor Petrovich Volk, pilot-cosmonaut, Hero of the Soviet Union, Honored test pilot of the USSR, President of the International Association «Earth and space»

  Визитная карточка:


  Родился 12 апреля 1937 в г. Змиёв (бывший Готвальд), Харьковской обл. Украинской ССР. В 1954 г. поступил в Курский областной аэроклуб. Первый полет – 21 апреля 1954. 1954-1956 гг. – Кировоградское Военное Авиационное училище летчиков. Окончил с красным дипломом. Специальность - военный летчик. 1963-1965 гг. – Школа летчиков-испытателей Летно-исследовательского Института (ЛИИ) г. Жуковский. Окончил с отличием. 1963-1969 гг. – Московский авиационный институт (вечернее отделение). Специальность «инженер-механик».

  Трудовая деятельность:

  1965-2002 гг. – летчик-испытатель ЛИИ. Летал на всех типах современных отечественных самолетов истребительного, военно-транспортного и бомбардировочного назначения.

  1977 г. – включен в группу специальной подготовки по программе «Буран».

  1978 г. – командир отряда летчиков-испытателей комплекса «А» Летно-испытательного центра.

  Февраль 1987 г. – назначен начальником Отраслевого комплекса подготовки космонавтов-испытателей (ОКПКИ), с сохранением обязанностей космонавта-испытателя и летчика-испытателя.

  1995-2002 гг. – Заместитель Начальника ЛИИ, Начальник Летного Испытательного Центра.

  1995-1998г. – Президент Авиакомпании ЛИИ им. М. М. Громова.

  Общий налет более 7000 часов, налет в испытательных полетах более 3500 часов.

  17-29 июля 1984 г. – космический полет в качестве космонавта-исследователя на корабле «Союз Т-12» (В. Джанибеков и С. Савицкая) на орбитальной станции «Салют-7» (Л. Кизим, В. Соловьев, О. Атьков). Продолжительность полета: 11 суток 19 час 14 мин 36 сек. Позывной: «Памир-3». Выделил особо

  Почетные звания: Заслуженный летчик-испытатель СССР (1983 г.) Летчик-космонавт СССР (1984 г.), Герой Советского Союза (1984 г.).

  Государственные награды: Орден Трудового Красного Знамени (1973), Медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (1984), орден Ленина (1984), орден Дружбы народов (1985), орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (1997), медали.

  Вступление.

 
У каждого Времени есть свои герои, вымышленные и настоящие. Настоящий герой сочетает в себе такое необыкновенное множество качеств и обстоятельств, которое случается и сочетается даже не в каждом поколении.

  О таких людях говорят: «Он настоящий человек». Известный писатель-классик Валентин Распутин писал: «Есть люди, которые сделали так много, как не мог сделать целый народ».

  Игорь Петрович, особо подчеркиваем, родился 12 апреля, сделал много благих дел для советского и российского народа и признан народом и государством Героем.

  Истинный герой – это мужество, храбрость, смелость. Но храбрость ничего не стоит, если она ищет выгоду только для себя. Игорь Петрович осознал своё общественное предназначение и был готов к бескорыстному подвижничеству. О нем написано и сказано немало. Этот человек – высший профессионал, государственник, философ, богатырь.

  Игорь Петрович особо выделяется из других его коллег – отечественных космонавтов, тоже достойных и талантливых людей. В самом прямом смысле он человек высокого полёта. 

  Когда-то глубокоуважаемый Игорь Петрович, попал «с корабля на бал». Кораблем был спускаемый аппарат «Союза Т-12», в котором в конце июля 1984 года он вернулся с «Салюта-7» вместе с В. Джанибековым и С. Савицкой. А «балом» – пилотирование самолетов после двенадцатидневной невесомости. К тому времени его налет составлял около пяти тысяч часов. Из этих тысяч многие и многие в непростых испытательных ситуациях. Он вспоминает и гордится тем, что летал практически на всех самолетах, которые выпускались Советской авиационной промышленностью и тем, что удалось попробовать себя на всех участках огромного поля испытательной деятельности. Его коллегами, наставниками, а позже и близкими товарищами, по жизни и по небу были поистине величайшие имена Советской космонавтики: Коккинаки, Анохин, Гарнаев, Ахмет-хан, Гудков... Экзаменовали и полеты на штопор, и команды катапультироваться, оставшиеся, кстати, невыполненными. Типичная жизнь летчика-испытателя, говорит он и охотно переходит на достоинства своих товарищей. Но нам бы хотелось услышать, как говориться «из уст» чем всё, же отличался этот «посленевесомый» полет от всех остальных.

**********************************************************

 Игорь Петрович Волк – Ну если по порядку, – усмехается Игорь Петрович, – то первый «оттенок» я испытал, когда двадцать минут провисел на ремнях вниз головой в спускаемом аппарате, нe могли сразу вытащить, какой-то болт заело. После этого мне не дали встать на ноги, пройти от корабля до вертолета. Несли в кресле, хотя это было излишне... Здесь пришлось разлучиться со Светланой и Володей, им – в палатку для медицинского обследования, мне – на ортостатическую пробу прямо в вертолете: лежа, сидя, стоя. И сразу же в воздух, к аэродрому, где ждал самолет. Но ждать было неинтересно, я выпросил штурвал у командира вертолета, сел в правое кресло, за второго. И, спасибо ему, управлял машиной до посадки. Хотя саму посадку он мне, естественно, полностью не доверил. Перед вылетом оказалось, что мне забыли привезти мои летные вещи. Ну, без ботинок я еще представлял себя в самолете, а без штанов... Тем более, много народу собралось в аэропорту для встречи космонавтов... Пришлось занять чужой комбинезон и короткой перебежкой, действительно босым, добираться по бетонке до самолета, подниматься по трапу. Может, даже обидел собравшихся: что там за тип мельтешит босиком в такой торжественный момент...

  Ощущения, если начинать с ходьбы, конечно, изменились. Пошатывает примерно, как будто идешь по скользкому льду, надо следить за равновесием... Реакция на рычаги – тоже. Мышечное чувство несколько утеряно, навык управления работает, но приходится больше, чем обычно, включать сознание, что ли, контролировать дополнительно усилия, прилагаемые к рычагам управления, и их перемещения. Стало ясно, что для таких полетов необходим действительно устойчивый навык. И чем длительней «отлучка» с Земли, тем лучше должен быть подготовлен летчик. Я понял, почему Янг, например, тренировался на самолете, и за два часа до посадки в «Шаттл».

  – А теперь давайте приступим к основному моменту нашей беседы. Уважаемый Игорь Петрович! Наиболее важным событием для всего нашего народа является современное состояние нашего государства на фоне геополитических процессов последнего периода. Благодаря нашим военно-политическим успехам в Сирии авторитет и значимость Российской Федерации существенно укрепили Воздушно-космические силы страны.

  – Это так. И для меня это обстоятельство имеет огромное значение. Так как значительную часть своей жизни я посвятил авиации. В 1954 году в 9-м классе средней школы города Курска, обучаясь в аэроклубе, я совершил свой первый полет в небо. Это и стало прологом моей очень насыщенной трудовой деятельности. Я очень рад, что был удостоен чести получить лётное образование вначале в Кировоградском военном авиационном училище лётчиков, а затем в 1965 году в Школе лётчиков-испытателей, а позднее в 1969 году в отделении Жуковского филиала Московского авиационного института по специальности «инженер-механик». Полученные знания в 1995 году позволили мне стать начальником Лётно-испытательного Центра ЛИИ имени М. М. Громова. Я горжусь тем, что государство доверило мне в те годы испытания различных моделей гражданских и сверхзвуковых боевых самолётов. Также значительное место в моей судьбе принадлежит испытаниям атмосферного аналога космического корабля «Буран». Будучи зачисленным в отряд космонавтов в 1978 году я совершил только один полёт в космос в 1984 году, но это незабываемое событие.

  Действительно, наши последние успехи вполне обоснованно можно связать с Вашим личным вкладом, как летчика-испытателя. Формирование ВКС происходит сейчас. Они себя проявили, показали свой высочайший мировой уровень профессионализма. Но этот потенциал не создавался за один день. Это создавалось годами. И об этом нужно рассказывать молодому поколению. Эти успехи основаны на опыте предыдущих поколений, на их труде, интеллекте, на их ошибках и человеческих трагедиях, на тяжелейших испытаниях. Через всё это когда-то проходила вся наша огромная страна, добиваясь значительных результатов после Второй мировой войны. Таким образом, в СССР формировалась личность и не случайно. Первым в мире космонавтом закономерно стал советский человек – Юрий Алексеевич Гагарин.

  На сегодняшний день успех наших сил в Сирии, пока еще промежуточная победа, также показательна и является современным важнейшим фактором формирования новой личности в современной России.

  – Насколько нам известно, Вы больше считаете себя летчиком, чем космонавтом. И в этом есть своя символика. Сегодня, как и раньше, только, такой как Вы разносторонний человек, стремящийся знать больше, чем среднестатистический, может добиваться успехов. Он более полезен и стране и обществу. Он более эффективен. Если посмотреть через призму сегодняшнего дня в Ваше прошлое, то можно сделать однозначный вывод: основной вклад в успехи нашего государства, особенно ярко продемонстрированные миру в Сирии, внесло Ваше поколение.

  – Вы знаете, я, пожалуй, соглашусь с этим. Потому что с моей точки зрения даже Великая отечественная война, как ни рассматривать её результаты, все-таки как-то повлияла на генетику народа. Отвергая истину, подвергаются сомнению многие наши победы того же Александра Невского и других полководцев, добившихся значительных результатов как в отстаивании территории своего государства, так и в помощи другим странам, которые однажды были захвачены либо военным либо идеологическим путем. Это всё-таки было заслугой России. Где нога советского, российского солдата только не ступала. Самое главное, что мы никогда не преследовали цель захватить чужие территории.

  На чём базировались успехи англичан. Они практически завоевали весь мир в то время и, естественно их вассалы платили им дань не потому, что такие красивые, такие успешные. С моей точки зрения, из моральных соображений все содеянное ими получит однажды свою оценку. Потому что в этом мире ничего не делается без высшего сознания, без высших сил. Нравится кому-то или нет, существует Высший разум. Я знаю, что существует. Потому то, что произошло и мы сейчас празднуем, (кстати, добавило к генетической памяти народа, как ранее это сделала революция, затем Вторая мировая война и период социализма…) Это остаётся в памяти народа. Это является, с моей точки зрения, базовой основой таких успехов на сегодняшний день. Всё ли в этом плане мы делали хорошо? Нет! Не всё, потому что мы не видим, что на самом деле происходит внутри воинских подразделений. Это в данном случае «тайна за семью печатями». Это справедливо. Но я езжу по частям и, к сожалению, вижу, что не всё хорошо, как хотелось бы. Но начинается всё это с образования. На сегодняшний день я вижу, что не всё в структуре образования построено нужным образом. Главный предмет – английский язык – получается, что мы порабощены и народ должен знать язык хозяина. Вдруг, появилась потребность в ГТО – рабы должны быть крепкими. Есть информация почти официальная, звучащая на конференциях специалистов в области образования о том, что мы деградируем.

  С точки зрения усвоения истины о мироустройстве, о собственной жизни для формирования нравственной и фактической основы жизни получается, что до 4 класса ребятишки интересуются этим и хотят знать. После этого возрастного периода у них начинается отвращение к школе.

  А самое страшное в этом смысле, поскольку мы говорим о ВКС, мы закрыли в своё время (особенно, бывшим министром обороны Сердюковым) многие авиационные училища, многие военные училища. Я уже не говорю о таких высших инженерных заведениях (Академии инженерных войск Академии Гагарина и Жуковского…). Переселение Академии Петра Великого – это также, с моей точки зрения, разрушение этой системы. Также это касается потребности постановки задач создания авиационного узла в городе Жуковском. Постановка задачи, казалось бы, правильная, но реализации никакой. Такая же ситуация складывается и с космодромом «Восточный». В своё время мы предлагали, прежде чем строить там стартовую площадку, сначала нужно построить цивилизованный город с развитой инфраструктурой, которая позволит жить комфортно не только с бытовой точки зрения. Нужны были условия для развития всех видов интеллектуальной деятельности и культуры на высшем мировом уровне. Если хотите такой космодром – то начинать нужно с этого. А что получилось? Ну, построили там площадку, углубив её для отведения газов. Всё здорово! Но, когда я увидел, что такое Углегорск. Вы меня извините – это деревня. Я хочу понять, каким образом люди смогут и захотят ли там заниматься серьёзными делами? Что вахтовым методом туда будем завозить специалистов? Кто туда поедет? Такая же ситуация с Академией Жуковского, Гагарина, которые практически уничтожены. Какой там был состав преподавателей. Это же кладезь науки. Поедут фанаты своего дела, а остальные – нет. И каким образом мы хотим получить хороших летчиков, ракетчиков и специалистов других родов войск? Поэтому здесь есть над, чем подумать.

  – Да, к сожалению, проблем у нас достаточно. Мы их видим, но эффективной работы правительства и чиновников пока не видно.

  – Не только не заметно. Ну, вот такая элементарная вещь. На сегодняшний день в школах ликвидированы кружки технического творчества и труда. Казалось бы мелочь, но ведь, что это такое? В школах запрещено использовать станки и оборудование, работающее на электричестве. Как в такой ситуации можно делать, например, модели самолётов. Дома технического творчества юридически существуют. Мы приходим к ним для того, чтобы организовать техническое творчество авиа- и ракетомоделирование. Поверьте, они бегают от нас, как чёрт от ладана.

  Поэтому сейчас мы нашли Ясенево Кадетский корпус и там эту работу будем организовывать.

  Дети до 5-ти лет святые. У них ещё осталось всё самое ценное, полученное от высшего создателя. У них всё абсолютно нормально. У них нормальная генетика. Но, к сожалению, из-за экологии и террора среды эта генетика быстро начинается портиться, потому что мы создали такие условия.

  Тут ничего мы не сделаем. Не всё от нас зависит. Да и никто этим серьезно не занимается, хотя проблема во всех странах стоит уже остро. Так как уже поняли, что те миллиарды кубометров углекислого газа, выпущенные в атмосферу, рано или поздно нас всех задавят. И не только в этом дело. Самое страшное, что прививки начинают делать уже с момента рождения ребенка, нарушая его генетику. А дальше начинается дошкольное образование, разрушающее самые главные основы сознания ребенка, позволяющие ему самостоятельно быть творцом в жизни. Поэтому, занявшись работой с детьми, мы уделяем вопросам правильного развития основное внимание. Мы заметили, что дети, которые еще не попали в школу, оказываются умнее своих старших товарищей. У нас есть 6-ти летняя девочка, которой мы уже готовы дать звание инструктора авиамоделизма. Она уже все умеет и уверенно командует старшими мальчишками и девчонками.

  – Действительно, это серьезная проблема. Я сам был членом попечительского совета московской школы, которой мы присвоили с огромным трудом имя Героя Советского Союза разведчика Н. Н. Кузнецова. Будучи однажды на совещании, за два часа обсуждения новых правил работы и требований окружного департамента образования мы только один раз услышали слово «воспитание».

  – Но, к сожалению, сегодня принято так, что, например, при наличии школьного сада мы не можем заставить детей физически там работать. Потому что, этого может не хотеть его мама, папа, дедушка или сам ребенок. И что Вы товарищи преподаватели, хотите получить от такого ребёнка? Если он ничего не хочет и ничего не может. Я был в Нижнем Новгороде, где такая же структура дошкольного образования. Выступая на совещании, я сказал, что если мы не сможем до 4-го класса сохранить, выявить и развить фундаментальные знания, правильное восприятие ребенка себя в этом мире, своих способностей, то мы потеряем поколение.

  Так мне понравился один момент. Там был один преподаватель, который сказал, что у него есть такой ребенок и вывел к нам девочку шести лет, которая уже создаёт программы на высочайшем уровне. Так что ростки есть.

  – Все-таки хочется верить, что надежда у нас есть. Есть талантливые дети.

  – Конечно. Я не преподаватель и не могу говорить на эту тему профессионально. Во всяком случае, когда мы ещё сами были школьниками, у нас были и станки и огород, где своими руками создавали и выращивали. Это было очень полезно и интересно. О том, что было сделано своими руками до сих пор приятно вспоминать.

  Как можно спокойно смотреть на то, что страна делает вид, будто все хорошо, на самом деле всё уничтожает. В свое время были созданы Федеральные государственные унитарные предприятия, но ни заказов ни денег они не получали. Если это было для того, чтобы сократить количество предприятий, то почему не сделать это открыто? Сказать, что такая продукция нам не нужна, поэтому мы или перепрофилируем или просто убираем такое предприятие? Тогда это понятно. Но ведь часто руководители предприятий были сами вынуждены сокращать сотрудников под угрозой прокурорского надзора, затем сдавать в аренду площади, распродавать оборудование или сдавать его на металлолом. В итоге балансовая стоимость предприятия – 0, а рыночная – высокая. Не красиво ли? Так было уничтожено около 2-х тысяч предприятий. С моей точки зрения, это наглый способ уничтожения, когда живые люди есть, а сделать ничего не могут, потому что нет заказов и средств из государственного бюджета.

  Так же вдруг решили создать объединённые корпорации – авиационные, двигательные, корабельные и наконец космическую. И, таким образом, уничтожили всю техническую интеллигенцию в этих областях. На сегодняшний день Туполевской фирмы нет, Микояновской фирмы нет, Яковлевской практически нет. Один Погосян со своим Супер Джет-100. То есть интеллект выкосили. А потом Дмитрий Анатольевич за 3 дня уничтожил Академию наук. То есть, практически, фундаментальная наука уничтожена. Если кем-то ничего не будет предпринято…

  – К сожалению, я также имел возможность, столкнуться с данной ситуацией в период общения с представителями Академии наук во время организации и проведения совместно с ИНИОН РАН и Финансовым университетом при Правительстве РФ конференций по тематике БРИКС.

  – В 2014 году Путин подписал Указ об акционировании Летно-исследовательского института и создании Объединённой космической корпорации. Там до сих пор не могут поделить портфели. А за это время авиацию уничтожили, двигатели мы не делаем. Не могу сказать ничего про корабли, поскольку далёк от этой отрасли. Особой перспективы в космической деятельности по существу пока не вижу.

  – Следовательно к 55-летию Российской космонавтики мы подходим с не очень хорошими результатами? Получается, что есть только надежды и ожидания? Может всё-таки лед тронуться? Может быть, санкции нас заставят что-либо делать и запустят полномасштабный производственный процесс?

  – С моей точки зрения, в этом смысл есть. Потому что мы поставлены в критическое положение. А русский мужик, когда создается критическое положение, намного быстрее и лучше думает. И в этом есть некоторые подвижки. Ко мне часто приходят с проектами новых двигателей и самолетов. Только как это потом всё объединить, поскольку из того, что я сегодня вижу, государство объединять не собирается… Может я и не прав? Если я ошибаюсь, то слава богу.

  – Надеюсь и я на лучший исход. Уважаемый Игорь Петрович, наша организация Международное общественное движение «Российская служба мира» в последнее время делала акцент на тематику БРИКС. Мы, например, активно стали взаимодействовать с Послом Индии и другими представителями этой дружественной страны. Сложившие теплые отношения между нашими народами еще со времен Л. Н. Толстого и Махатмы Ганди поддерживались последующими поколениями до наших дней. Насколько мы можем быть уверены, что все это сохранится и будет только укрепляться, если, например, лет 7-8 назад в области авиации и космоса у нас были сложности. В тот период из-за нашей бюрократии и снижения качества работы индийцы чаще стали покупать американские самолёты, а наши проигрывали в конкурентной борьбе.

  – Ну не совсем так. Там тоже люди не глупые. Они следят за ситуацией в стране. Наверняка есть люди в разных структурах.

  – Да Вы правы, они очень хорошо информированы.

  – Вот именно. Поэтому, когда сталкиваются со структурой, которая тебе лжет, либо когда требуют откаты (на сегодня до 70 %). В Индии живет достаточное количество ариев – это немало важное обстоятельство. В такой ситуации виноваты не американцы, а мы сами.

  – Да. Американцы успевали подписывать с индийцами контракты за один год, а наша бюрократия тянула с этим 2-3 года. А индийцам такая наша работа была не нужна. При этом появилось немало предприятий, выпускающих несертифицированные запасные части для самолетов, продажа которых привела к десяткам аварийных ситуаций в Индии. Американское качество и скорость работы для индийцев стали более привлекательными.

  Это, действительно так. Но судя по финансовой элите и их трудовым ресурсам, там такие же люди. Особенно те, которые по-настоящему «пашут». У них совсем другие мысли в этой области. Если подлость есть, то никак по-другому её не оценивают. Мы многое теряем из-за того, что иногда ведём себя неадекватно.

  – Нужно еще многому учиться и делать выводы. Хотелось бы, чтобы страна снова звучала на мировой арене. Как раньше. Надеемся, космос и авиация – это не единственное, что мы можем достойно представить миру.

  – Ребята Вы же понимаете, что недаром церковь придумали. Поэтому как страна может жить без идеологии. Если страна не знает, куда она хочет идти – она всегда может пойти в неправильном направлении. Так, с моей точки зрения, на сегодняшний день в системе образования актуальнейшим делом стала подготовка рабочих для элит других стран. У меня был период в жизни, когда коллектив выдвинул меня, а затем избрал секретарём парткома организации. Если до этого наше руководство ездило в ЦК партии, то затем всё стало наоборот. Это было в 1977 году. Тогда умер наш министр Дементьев и назначили другого. А мои коллеги решили заявить о своих проблемах, официально письменно обратиться напрямую к Генеральному Секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу.

  Таким образом, без моего участия проявили инициативу. Без обращения к новому министру только создали более сложную проблему. В итоге произошел развал нашей партийной структуры, я остался вечным секретарём парткома, а они сами себе испортили жизнь.

  – Выходит, лучше быть хорошим профессионалом и не отклоняться на политические соблазны. Пусть этим занимаются «специально обученные люди». К сожалению, сейчас некоторая часть молодёжи стремится в эту сферу ради денег, совершенно не задумываясь, какие идеалы они защищают. Лишь бы платили.

  – Так. Абсолютно верно. Я согласен.

  – Игорь Петрович, Вы по своей натуре скромнейший человек, как Вы сейчас оцениваете присуждение звание Героя Советского Союза?

  – Спасибо за интересный вопрос. Как же я могу оценить, оценило Советское руководство. С другой стороны мне дали Героя Советского Союза за удовольствие. У меня был незабываемый отпуск за счет СССР – одиннадцать дней смотрел на Землю с орбиты! – В уголке глаза пролегает хитрая морщинка. – Это потом, уже после полета, прочитал о себе в информационных изданиях и журналах: мол, сколько я всего выдающегося сделал – и сам себя зауважал.

  – В таком случае если полет в космос для Вас это командировочная прогулка, какая работа для Вас является сложной?

  – Работа бывает нужная или не очень. В летных испытаниях практически все работы непростые. Любая сопряжена с тем, что нужно получить что-то новое, что-то узнать либо довнести, определить то, что еще не доопределено.

  – В ту пору, какой космический аппарат, машину было интереснее испытывать?

  – Каждая машина делается для определенных целей. Простой летчик, когда пересаживается с одного аппарата на другой, замечает: вот здесь удобнее, характеристики более приятные. А для летчика-испытателя важно, насколько самолет соответствует тем задачам, для которых сделан. Как можно сравнить пилотирование пассажирского самолета и спортивного Су-26?!

  – Что предполагал цикл испытаний на «Буране»

  – Испытания «Бурана», которые мы проводили в качестве летчиков-испытателей, можно разделить на три части: стендовые испытания, летные испытания на летающих лабораториях и летные испытания собственно космического самолета на его полноразмерном самолете-аналоге.

  – Впервые Вы стали известным в СССР, когда началось создание Отраслевого комплекса подго­товки космонавтов-испытателей (ОКПКИ) Министерства авиационной промышленности по программе разработки воздушно-космического самолета «Буран», стартующего с помощью ракеты-носителя «Энергия». Какие были тогда Ваши первые впечатления, это, наверное, самая яркая страница в Вашей жизни?

  – Да, я был гораздо молод и более впечатлительным. Именно тогда в особой мере проявился мой государственный подход к масштабному и важному делу. В ходе летных испытаний на летающих лабораториях и на аналоге мы выработали методику парирования, недопущения. В результате, которой была успешная посадка на аэродроме Байконур космического корабля «Буран». Мои коллеги постарались и показали высокий уровень отработки систем космического самолета в целом в цикле предварительных стендовых и летных его испытаний.

  – Сейчас, Вы, наверное, сожалеете, что Государственную программу «Буран» свернули напрочь?

  – Конечно. Вот Вы спрашивали про сложность испытаний. Сложнее испытывать самолет на прочность, на инерционное взаимодействие, на штопор. А с «Бураном» проще. Он был космическим планером и садился по командам автоматики. Нам нужно было просто выявить ошибки, которые заложили в программно-математическое обеспечение. Не такая уж трудная работа.

  – Вы считаете ошибкой, что «Буран» должен был приземляться автоматически, без какого-либо сопровождения пилота.

  – Да. Невозможно было тогда, да, думаю, и сейчас еще невозможно, полностью автоматизировать полет такого корабля. Дешевле было построить несколько аэродромов по пути спуска корабля, чем разрабатывать цифровую систему управления полетом челнока.

  – При реализации программы «Буран», вокруг проект были самые различные не столь приятные обстоятельства, какая-та непонятная мистика и неопределимая сверхъестественность, почти вся группа испытателей, готовившая полет «Бурана», погибла в течение нескольких лет?

  – Да, какая-та мистика, и я глубоко сожалению и не могу однозначно что либо-сказать? У летчиков-испытателей начали забирать жизненное пространство, они начали меньше летать, меньше были загружены – вот и не выдерживали.

  – Игорь Петрович, когда Вам стало понятно, что проект «Буран» обречен на погибель?

  – В конце 80-х уже было видно, что история «Бурана» заканчивается. По этому кораблю нас задействовали все меньше, а других полетов почти не было. А ведь летчику-испытателю нужно летать! Не было у нас дела, не было перспективной идеи. Только что ты был нарасхват, а теперь ты не ко двору в своем ЛИИ. Мы чувствовали себя ненужными. Такое вот настроение. А как с таким настроением летать? Думаю, это одна из главных причин, почему погибли Щукин и Станкявичюс.

  – Игорь Петрович, будьте добры высказать своё мнение о частых авиакатастрофах – это случайность, человеческая ошибка или стечение обстоятельств?

  – Ну, какая случайность, когда авиация попросту уничтожается?! Аварии - это следствие. А причина-то в том, что разрушена система контроля всей цепочки – от создания самолета до его эксплуатации. У нас куча руководящих органов, и ни у одного в функциональных обязанностях не записана ответственность за безопасность полета. Следить за авиацией некому!

  – Выходит так, что мировая космическая держава будет летать на самолетах иностранного производства?

  – Уже летаем. Несколько миллиардов долларов тратятся на закупку «Эйрбасов». И я не вижу тех, кто хотел бы исправить положение не на словах, а на деле.

  – Несмотря, на свой преклонный возраст, Вы продолжаете трудиться, во благо отечественной технической науки, сейчас чем Вы занимаетесь?

  – Продолжаю работать. Пытаюсь внедрять новые технологии.

  – Вспоминается, как после одного прилета в первое же утро Вы вышли на Байконуре на теннисный корт. Советские медики были более чем приятно удивлены. Вас тогда избрали председателем Федерации тенниса Советского союза.

  – Да-да (с улыбкой) Я слышал. Теннисистам видней. Хотя в то утро скорее не я ракетку носил, а она меня водила. Никого удивлять я не собирался, просто хотелось «понять себя», прикинуть, как быстрее вернуться к докосмической форме, а с этим, и к полноценной работе. Чувствовались и нарушение координации, и мышечный разлад, надо было поскорей собрать себя заново. Хотя мне-то проще, чем космонавтам после длительных полетов, дошедших почти до года...

  – Игорь Петрович, вопрос такой лобовой, Космонавтике на Ваш взгляд, нужна Перестройка?

  – Перестройка, касаясь всего общества, не может исключать какие-то звенья. Я рядовой гражданин нашего общества и рядовой работник космонавтики, и у меня, как и у любого, свои суждения и понятия, которые хотелось бы проверить и отстоять в прямой и открытой профессиональной полемике. Главным условием, мне кажется, сейчас, как никогда является способность воспринимать и осмысливать достоверные сигналы, идущие от всех систем и подсистем, со всех участков нашей жизни. Во-первых, сама информация должна быть исключительно точной. Это касается и истории, и воспитания, и экономики, и техники. Во-вторых, решения должны соответствовать этой точности, не затуманиваться целями мнимого благополучия. Это оказывается самым сложным в психологии взаимоотношений. Это требует и личного мужества, и общественной демократии. Ну и просто профессионализма.

  – Игорь Петрович. В 90-х годах наша страна перешла в другую реальность, и тогда появилось немало 20-ти летних миллионеров. Сделав свой анализ, мы пришли к выводу, почему мы не стали такими богатыми. У нас были знания, воспитание, моральные установки. У них же никаких моральных ограничений.

  – Наши бабушки продолжали хранить веру, сохранилось множество православных праздников, которые были настоящими народными событиями и формировали наше мировоззрение.

  И вот уже в наши дни Президент иногда упоминает и духовных скрепах для сохранения страны. Надеюсь, современная система образования не сможет это уничтожить.

  – Вот потому у нас и живет надежда на то, что каждое важное для нас слово из истории, духовной сферы будет сохранено. Фиксация истории каждого значимого для страны человека необходима для наших политологов, историков. Это обязательно им может быть использовано как аргумент в информационной войне, которую продолжают вести против нас заокеанские «партнёры». Поэтому мы искренне желаем Вам крепкого здоровья и сохранения сил для успешного продолжения Вашей многосторонней важной деятельности. Игорь Петрович, позвольте задать Вам, политико-правовой вопрос:

  В 2005 году в Киеве была издана книга «Российские деятели украинского происхождения». История отношений Украины и России в лицах за 337 лет (1654–1991)». В 2013 году дополнена. В частност, представлена следующая информация о Вас: «Волк Игорь Петрович (р. 12.04.1937, г. Змиёв Харьковской обл.), украинец. Капитан, Герой Сов. Союза (1984), лётчик-космонавт СССР (1984), засл. лётчик-испытатель СССР… и т.д.[1][1] Вы кем себя считаете по происхождению, русским или украинцем?

  – Не буду опускаться до уровня пафоса, и не буду говорить об историческом родстве двух народов. В первую очередь я россиянин. А вообще я себя отношу к Советским людям.

  – Ваше мнение о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который был образован Россией, Казахстаном и Беларусью, что положительного и отрицательного Вы видите в этих процессах, и каковы последствия расширения Союза за счет армянской и кыргызстанской экономик, а также о намерениях таджикистанских коллег войти в ЕАЭС?

  – Любое объединение государств, это положительное явление, тем более, когда объединяются бывшие суверенные республики СССР. Я считаю, что сначала надо было развивать Союз вглубь, а затем и вширь. Чтобы участвовать в крупных объединениях и стать частью Союза, я думаю, в первую очередь надо решить свои внутренние проблемы в своей стране, а затем принимать участие в Союзах. А чтобы дать более компетентный ответ, мне нужно подробно разбираться в этих вопросах. Поэтому, эту эстафету я передаю Вам, своим товарищам ученым-юристам и экономистам.

  – И по традиции просим передать Ваши пожелания читателям Евразийского юридического журнала.

  – Ваш журнал является, пожалуй, единственным и крупным журналом посвященный объединительным процессам на пространстве бывшего СССР. Считаю, что нужна поддержка журнала на государственном уровне, в том числе со стороны стран участниц Евразийского экономического союза.

  Вы делаете очень ценную и важную работу! Благодаря этому для многих профессионалов в сфере юридической и экономической науки Евразийский юридический журнал – один из немногих научных источников информации и собственных позиции авторов, позволяющей непредвзято взглянуть на многие ситуации и вещи. Часто люди даже не подозревают, сколько труда вложено в каждый номер. Но, получая благодарности читателей, их восторженные отзывы, понимаешь, что работа того стоила! Продолжайте делать то, что вы делаете, – вы очень нужны Евразийскому пространству.

  Читателям журнала я хочу пожелать ценить истину, ценить людей, сообщающих факты, а не искажающих их, и я хочу пожелать всем читателям сохранять собственное мнение, как бы оно не шло вразрез с «общепринятым», «приятным», «желательным» и пр. Ваше мнение важно людям! Не бойтесь сообщать его окружающим. Вы важны для других!

  Авторам желаю продолжать конструктивную работу.

  P.S. Уважаемые читатели, коллеги и друзья!

  Решение Международного общественного движения «Российская служба мира» опубликовать в Евразийском юридическом журнале текст общения с Героем Советского Союза Волком Игорем Петровичем было принято не только из-за судьбоносного совпадения его Дня Рождения и 55-летия Космонавтики.

  Искренне поздравляя нашего Героя с этой прекрасной датой и всех нас, хранящих в своей памяти День первого полёта в космос Советского Человека 12 апреля 1961 года и наследников Великих Побед, мы выражаем Огромную благодарность Игорю Петровичу за неоценимый вклад в общее дело процветания нашей страны, за постоянную многогранную деятельность, нацеленную на воспитание нового поколения профессионалов, способных продолжить служение своему народу и государству, успех развития которого в значительной степени зависит от их патриотического настроя и преданности.

  Одним из подтверждений такого служения благому делу Игоря Петровича является его активное участие в качестве одного из основных организаторов Международного геополитического конгресса «Научная модель цивилизации 21-го века», прошедшего в Москве 25-27 ноября 2015 года.

  Участники Конгресса, представляя 15 совершенно разных стран мира, в обсуждении вопросов многополярного мироустройства, разрешения кризисных ситуаций, формирования облика мирового устройства ближайшего будущего, практически не отличались в своих оценках роли и вклада России в эти процессы.

  Формирование такого круга единомышленников стало заслугой таких героических людей как Игорь Петрович Волк, в которых живо стремление сохранить мир, защитить его цивилизационные достижения и духовность.

  Именно они являются носителями и хранителями тех «духовных скреп», без которых невозможно дальнейшее развитие нашей страны, о которых говорит и Президент России.

  С Днём Рождения Вас, дорогой Игорь Петрович!

  С 55-летием Космонавтики, дорогие друзья!

                                                                                     «Российская служба мира»


   Беседу вели:

   Кухтин Геннадий Витальевич
  Первый заместитель председателя Международного общественного движения Российская служба мира»

    Азанов Берик Куралбаевич
  научный работник послевузовского образования РФ, выпускник очной аспирантуры Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета

    Бондаренко Александр Викторович
   заместитель главного редактора Евразийского юридического журнала, кандидат философских наук, доцент кафедры философии Уфимского государственного нефтяного технического университета

     Лукиянов Михаил Юрьевич
   ответственный редактор Евразийского юридического журнала, кандидат политических наук, преподаватель кафедры философии Уфимского государственного нефтяного технического университета


[1]Российские деятели украинского происхождения. История отношений Украины и России в лицах за 337 лет (1654–1991). Энциклопедический справочник. – К.: Аристей, 2005. – 604 с.

Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.