Persona Grata

Евразийский юридический журнал

PERSONA GRATA
Ф.М. Раянов:
Философские концептуальные основы правового государства
Интервью с доктором юридических наук, профессором Института права Башкирского государственного университета, членом-корреспондентом Академии наук Республики Башкортостан Ф. М. Раяновым

Интервью с доктором юридических наук Ф. М. Раяновым

№ 10 (125) 2018г.

F. M. RAYANOV
PHILOSOPHICAL CONCEPTUAL BASES OF THE RULE-OF-LAW STATE

Interview with Ph.D. in Law, Professor at the Institute of Law of the Bashkir State University, Cor­responding member of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan F. M. Rayanov, an Honorary worker of higher education of the Russian Federation

Визитная карточка:

Раянов Фанис Мансурович - доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент Академии наук Республики Башкорто­стан, руководитель Уфимской научной школы «Проблемы правового государства».

Окончил очное отделение Свердловского юридического института в 1965 г. Трудовую деятельность в области юриспруденции начал осуществлять в органах прокуратуры, в том числе работал прокурором района. С этой должности был приглашен на препо­давательскую деятельность в юридический ВУЗ: начал работу в Уфимском юридическом факультете Свердловского юридического института, а затем, в связи с передачей этого факультета в состав Башкирского государственного университета, работал в Баш­кирском государственном университете. Прошел путь от не остепененного старшего преподавателя до доктора юридических наук, профессора. Долгое время возглавлял различные кафедры, в течение 10 лет был деканом юридического факультета. В настоящее время, являясь профессором кафедры «Теория государства и права» занимает должность главного научного сотрудника НИС (Научно-ис­следовательский сектор) Башкирского государственного университета. В 1995 году избран членом-корреспондентом Академии наук Республики Башкортостан.

Круг научных интересов Ф. М. Раянова в начале преподавательской деятельности был связан с проблемами сельскохозяйственно­го (аграрного) права. Его докторская диссертация, которую он защитил в 1982 году, была связана с зарождающимся в то время в нашей стране сельскохозяйственным правом. Позднее, когда Ф. М. Раянов возглавил кафедру, куда входила и дисциплина «Теория государства и права», он переключился на теоретические проблемы государства и права в целом. Долгое время ему пришлось возглавлять кафедру теории и истории государства и права. Научные интересы Ф. М. Раянова круто изменились в связи с позиционированием России, в Конституции постсоветской Российской Федерации, правовым государством. Он тогда начал вплотную заниматься научными проблемами правового государства. Первая его монография на эту тему, под названием «Введение в правовое государство», увидела свет уже в 1994 году. Позднее тема исследования Ф. М. Раянова «Проблемы формирования правового государства в России» вошла в число приоритетных тем научных исследований Башкирского государственного университета. В последующем, на базе Башкирского государственного университета, в Республике Башкортостан зародилась Уфимская научная школа правового государства, которую возглавляет Ф. М. Раянов.

На сегодня профессор Ф. М. Раянов имеет более 200 опубликованных научных работ, в том числе более 20 монографии. Несколько его научных работ опубликованы в зарубежных журналах, в том числе и на английском языке.

**************************************************************

Раянов Фанис Мансурович-      Уважаемый Фанис Мансурович, Вами, действи­тельно, обозначено важнейшее для нашей страны на­правление разговора - философские концептуальные основы правового государства. Что Вы этим хотите ска­зать: принятые в юридической науке философские осно­вы правового государства Вас не устраивают? Тогда сразу же ответьте, пожалуйста, каковы на Ваш взгляд, должны быть приемлемые философские концептуальные осно­вы правового государства?

-      Действительно, такие вопросы, которые Вы задаете, вполне уместны. Ведь философские концептуальные основы правового государства в мире разработаны давно и не в на­шей стране. В нашу страну они проникли в различные исто­рические периоды: в дореволюционное время, т. е. до 1917 года, затем в советские времена и, наконец, в постсоветское время. Во всех этих трех исторически разных, теоретико-фун­даментально друг от друга отличающихся периодах, к иде­ям правового государства в нашей стране были различные отношения, в том числе и в философско-правовом аспекте. Выражаясь более общими словами, я бы даже сказал, что в философско-концептуальном смысле правовому государству в нашей стране не очень - то и везло. Если можно сказать так, то не везло с выбранными нами философами, которые также занимались философией правового государства.

В понимании философских концептуальных основ пра­вового государства мы исходим из того, какие государствен­но-правовые институты наиболее дееспособно могут обе­спечивать успешное развитие всего общества. Ведь правовое государство нам было необходимо именно для того, чтобы наша страна развивалась более успешно, чем при государ­стве, которое было до него в нашей стране и обанкротилось. Однако в отечественной теоретической правовой науке еще никогда раньше не было принято оперировать понятием «государственно-правовые институты, обеспечивающие успешное развитие общества». Если такого акцента нет, то, естественно, трудно разобраться и в том, за счет чего одни страны ушли вперед, а другие, в том числе и наша страна, от них сильно отстают. В принципе ведь любое общество со­стоит из различных государственно-правовых, институтов, учрежденных для обеспечения оптимального развития всего общества. Поэтому, как нам представляется, всем отечествен­ным обществоведческим наукам, включая науку «Теория го­сударства и права», необходимо было изучать и выявлять те государственно-правовые институты, которые на практике доказали и продолжают доказывать свою эффективность в достижении высокого уровня качества жизни людей. Без это­го теряется и смысл научных изысканий в этом направлении, незаслуженно обесценивается природа и сущность самого правового государства.

Вот такой наш подход как раз и вынудил обратиться к научно-философским концептуальным основам правового государства в развитых странах мира. В результате мы добра­лись до трудов тех философов, которые вплотную занимались государственно-правовыми институтами общества. Поскольку отечественная теоретическая правовая наука с далеких совет­ских времен до настоящего времени из трудов таких филосо­фов больше всего опиралась на гегелевскую философию пра­ва, то мы довольно тщательно изучили и философию Гегеля. Ведь никому не является секретом то, что такие важнейшие обществоведческие государственно-правовые институты, как «общественный договор», «гражданское общество», «правовое государство» отечественная наука «Теория государства и права» до сих пор объясняет в соответствии с гегелевской философией права. Однако при тщательной сверке гегелевские представле­ния относительно перечисленных институтов вовсе не соответ­ствуют современной практике развитых стран мира. Развитые в социально-экономическом отношении западные страны геге­левскую философию права вовсе отвергают и руководствуются англо-саксонской философской правовой мыслью.

Исходя из такого поворота в подходах к природе и сущ­ности правового государства, мы вышли также и на есте­ственно-правовые основы формирования общественной жизнедеятельности людей. Такой подход к истокам право­вого государства позволил нам принципиально отойти от остатков марксистского учения об обществе и выйти на цен­ностные основы исторически обоснованных периодов раз­вития человечества. В частности, мы придаем большое зна­чение выяснению самого процесса исторического перехода людей от традиционного типа общества к современному его типу. К сожалению, на это обстоятельство даже в обществен­ных науках нашей страны до сих пор не уделяется серьезного внимания. Более того, вследствие сохранения многочислен­ных остатков марксистко-ленинского учения об обществе в общественных науках, включая нашу науку «Теория государ­ства и права» и сегодня больше приходиться встречаться с такими понятиями, как: «общественно-экономическая фор­мация», «социализм», «капитализм» и множеством других «измов», нежели на развитие человечества в соответствии с естественно-правовыми закономерностями. В результате, в отличие от тех, кто больше говорит и пишет о традициях, присущих, в основном, традиционным обществам, мы выш­ли на ценности Нового времени, которые и лежат в основе правового государства. Чтобы не быть голословным приве­ду лишь один пример. Так, лидер общественного движения «Возрождение» А.Ю. Чухлебов, в этом 2018 году, выступил со своей программой в связи с выдвижением его кандидатом в Президенты Российской Федерации. Вот они говорит: «мы должны ориентироваться только на себя и основываться на опыт, который уже получили здесь, внутри страны. У нас ко­лоссальный опыт наших людей. Соответственно нам не надо ни на кого смотреть, никого копировать. Разве только в неко­торых узких направлениях, чтобы не совершить те же самые ошибки»[1]. Получается, что лидер общественного движения «Возрождение», в большей мере, зовет россиян развиваться, но при этом развиваться, оглядываясь исключительно назад. Чувствуется, что он твердо усвоил и держится за давнишнюю теорию особого пути развития России. Но, как быть с тем социально-экономическим положением России: она, имен­но развиваясь своим, именно традиционным путем как раз и оказалась там, где сегодня находится по уровню качества жизни россиян? Да ведь и идеи правового государства мы не изобрели сами, а заимствовали и записали в свою Конститу­цию 1993 года по опыту и подобию западных стран. Мы уже их приняли и записали в свою Конституцию, а выполнять не собираемся, идя даже на должность Президента России.

-      Все же хотелось бы услышать более конкретно, о каких ценностях Вы ведете речь, можно ли их называть и, одновременно, оценить их приемлемость в формиро­вании правового государства в нашей стране?

-      Речь идет о тех ценностях, которых человечество уже на себе испытало в своей истории развития. Так, человече­ство пережило этап развития, который вошел в историю под названием «средневековье». На этом этапе в человеческом обществе верховодили религиозные нормы и традиции, а поэтому и общество этого этапа называется традиционным. Под традиционным обществом в современном мире, как правило, имеется в виду организация совместной жизнеде­ятельности людей под господствующим влиянием религиоз­ных ценностей и соответствующих им норм, закрепленных в священных писаниях. В этот период жизнедеятельности лю­дей в обществе верховодили институты религиозного толка: церкви, синагоги, мечети и тому подобные. Сами же люди в этот период жизнедеятельности творцами своей судьбы не рассматривались: их судьба была предопределена Богом. Бо­жественным происхождением объяснялась и объявлялась и неограниченная власть монарха, короля, императора и т.д. В этих условиях люди оказывались обыкновенными подданны­ми этих монархов, царей и королей. Как подданные, люди тогда были не субъектами управления своей судьбой, а были объектами управления со стороны власть предержащих.

Конечно, такое состояние людей их же и не устраивало, и они довольно часто и всячески сопротивлялись, восстава­ли, совершали революционные акции. В конечном итоге, к историческому периоду, названным Новое время, природа и сущность человеческого общества под давлением народных масс коренным образом изменились. Новое время принесло человечеству совершенно новые, неслыханные ранее ценно­сти и соответствующие им нормы. На базе этих ценностей и соответствующих им норм, на смену традиционному обще­ству пришло общество, которое получило название «совре­менное общество». С этого периода понятие «современное общество» понимается и применяется для разграничения общности людей, организованных в национальные государ­ства на основе ценностей Нового времени. К сожалению, в от­ечественной теоретической правовой науке до сегодняшнего дня господствует подход к объяснению государственно-пра­вовых явлений без учета качественных различий в них в раз­личные исторические периоды. Посмотрите любой учебник по теории государства и права нашей страны и там вы найде­те утверждения, что идеи правового государства своими кор­нями, якобы, уходят в античные времена. Но, если задумать­ся, то, какое правовое государство могло функционировать в античное время? Ведь тогда был рабовладельческий строй. Не было даже элементарного равноправия между людьми. Права женщин вовсе не были равносильны правам мужчин и т.д. Отсюда и мы считаем, что о правовом государстве в ан­тичности, и в трудах Платона и Аристотеля, можно говорить лишь тогда, когда, действительно, присутствует непонима­ние подлинной природы и сущности правового государства.

Вот поэтому - то мы и решили разобраться в подлинной сущности правового государства.

-      Уважаемый Фанис Мансурович, Вы, действитель­но, призываете отправляться к выяснению природы и сущности правового государства с опорой на ценности и институты, порожденные Новым временем. Не могли ли более подробно рассказать о том, на какие подходы к исследованию концептуальных основ правового госу­дарства необходимо при этом опираться?

-      Речь идет о том, что, по нашему мнению, не только к пониманию права, но и к пониманию правового государства имеются разные подходы. В частности, разными философа­ми современного мира выработаны различные представ­ления о соотношении общества и государства, а отсюда и к пониманию правового государства. Так, при подходе к пони­манию правового государства с естественно-правовых основ формирования человеческого общества первым и основным государство образующим институтом в теоретико-философ­ском смысле выступает институт общественного договора. Однако, именно к природе и сущности самого обществен­ного договора, с советских времен, со стороны, прежде всего, философов в нашей стране сложилось принципиально не­приемлемое отношение, наглядным примером здесь может послужить Большой энциклопедический словарь, где с со­ветских времен повторяется одно и то же определение обще­ственного договора. Здесь читаем: «Общественный договор - теория происхождения государства, выдвинутая голланд­ским ученым Г. Гроцием, Т. Гоббсом, Д. Дидро, Ж. Ж. Руссо и др. Сторонники общественного договора считали, что го­сударство возникло в результате договора между людьми, в котором предусматривался добровольный отказ отдельных лиц от части их естественных прав в пользу государственной власти. Впервые трактовка государства как результата дого­вора между людьми была выдвинута Эпикуром».

Прежде всего, бросается в глаза то, что в этом очень рас­пространенном словаре ни без какого объяснения смешива­ются такое обществоведческое понятие, как «общественный договор» с частным понятием «договорная теория проис­хождения государства». Однако, если разобраться глубже, то даже в трудах тех же Г. Гроция, Т. Гоббса, Ж. Ж. Руссо, на которые и опирается словарь, понятие «общественный дого­вор» не ограничивается параметрами лишь необходимости объяснения вопросов, связанных с происхождением государ­ства. Общественный договор и вышеназванными мыслителя­ми употребляется в качестве основы специального института, необходимого для объяснения процесса перехода от норм и правил, господствовавших в Средневековье к рукотворным нормам Нового времени. Общественный договор - важней­шая ценность Нового времени, свидетельствующая об акти­визации роли самих людей в разрешении своих собственных дел. Благодаря институту общественного договора люди из объекта управления в Средневековье переходят в субъекты, обладающие определенными правами и свободами. Поэто­му и ссылка на Эпикура, которому не были ведомы никакие ценности Нового времени, является совершенно не прием­ной, если мы речь ведем о настоящем общественном догово­ре в свете современного его понимания.

В определении общественного договора, которое мы видим в Большом энциклопедическом словаре, понимание этого широкого обществоведческого института выводится из представлений о нем четырех мыслителей, которые сами имели совершенно разные точки зрения относительно при­роды и социального назначения института общественного договора. Ведь сегодня любой читатель, при его настоящем желании, может вникнуть в суть и смысл института «обще­ственный договор» и самостоятельно добраться до других представлений об этом институте. Ведь проблемами обще­ственного договора занимались и другие мыслители, не упо­мянуты в словаре. Среди них, например, английский фило­соф Дж. Локк, которого авторы статьи об общественном договоре даже не упомянули. Между тем, об общественном договоре самое востребованное в современном мире пред­ставление имел именно Дж. Локк. Об этом свидетельствуют и широко распространенные высказывания основоположника Декларации независимости США Т. Джефферсона, который сам признал, что основные положения Декларации он заим­ствовал из сочинения Локка «Два трактата о правлении», в чем его порой даже обвиняли. Он отвечал своим критикам тем, что видел свою задачу не в создании новых принципов, а в том, «чтобы выразить умонастроение Америки».

Действительно, и мы пришли к выводу о том, что имен­но английский философ Дж. Локк обосновал самую при­емлемую причину необходимости перехода человечества от естественного состояния к гражданскому состоянию. В частности, он считал, что на определенном этапе развития человечества людям становится неудобно находиться в есте­ственном состоянии, и они соглашаются объединиться, что­бы создать единое гражданское общество. Поэтому, по Дж. Локку, цель гражданского общества состоит в том, чтобы из­бегать и возмещать те неудобства естественного состояния, которые неизбежно возникают из того, что каждый человек является судьей в своем собственном деле. По Дж. Локку люди вполне естественным путем приходят к выводу о не­обходимости формирования специальных государственных органов, а также на позиции выборных должностных лиц, чтобы целенаправленно и эффективно вести борьбу с нару­шителями естественных прав и свобод каждого человека.

Кроме того, Дж. Локк доказал, что люди, формируя ор­ганы государственной власти, наделяют их лишь полномо­чиями поиска и наказания тех, кто нарушает естественные права и свободы человека. Нам представляется, что имен­но взгляды Дж. Локка на природу и последствия заключе­ния общественного договора, в общественно-политической практике, как в самой Англии, так и в период разработки Конституции США была и воспринята. Позднее, такая же общественно-политическая практика была воспринята и в других западных странах. Однако эти важнейшие моменты, обнаруженные в процессе восприятия теории общественно­го договора на практике многих стран мира, не учитываются в разъяснении сути общественного договора в Большом эн­циклопедическом словаре.

-      Тогда уже объясните, пожалуйста, уважаемый профессор - какие недочеты вытекают для отечествен­ной юридической науки из неправильного понимания общественного договора?

-      К сожалению, в отечественной теоретической право­вой науке, то же с советских времен продолжается даже кри­тическое отношение к договорной теории происхождения государства. А о том, что общественный договор является формой выражения воли государство - образующего наро­да, которая воспринята в большинстве современных обществ в качестве основного источника права, у нас все еще даже не принято рассуждать. Между тем, в действительности, толь­ко подлинный общественный договор, оформивший волю государственно - организованного народа, как раз и может быть и есть свидетельство того, что именно государство об­разующий народ является единственным источником власти и, одновременно, воля этого народа - основным источником права. Только такой подход к объяснению соотношения государственно организованного народа и учрежденной им госу­дарственной власти может вывести нас к научно правильно­му объяснению соотношения общества и государства. Лишь признание этого положения выводит нас на параметры легитимации государственной власти и конкретных долж­ностных лиц, избранных этим народом и выполняющих по­рученные им избирателями функции. Все эти положения пришли на практику многих стран благодаря восприятию учения Дж. Локка. Именно Дж. Локк, в своем учении, исхо­дит из однозначного приоритета гражданского общества над образуемыми им государственными органами. Обществен­ный договор является основным источником и для форми­рования всех государственно-правовых институтов общества. Да и сама правовая система общества формируется и функ­ционирует в соответствии с основными положениями обще­ственного договора, т. е. конституции общества.

Здесь нам хотелось бы особо подчеркнуть, что только благодаря общественному договору правовая система обще­ства реально может верховодить по отношению ко всему государственному устройству этого же общества. Отсюда и принципиальная основа реального функционирования принципа верховенства права в обществе. Отмеченные по­ложения об общественном договоре имеют исключительное значение, особенно, для нашей сегодняшней постсоветской страны. Ведь именно в нашей стране соотношение общества и государства, государства и права на протяжении длительной ее истории и до сих пор нередко толкуется в соответствии, якобы, с традициями романо-германской правовой системы.

-      Извините уважаемый Фанис Мансурович, почему «якобы»? Разве дореволюционная Россия и наша страна сегодня не относятся к романо-германской правовой си­стеме?

-      Я здесь употребляю слово «якобы» потому, что только в нашей стране не очень - то обращают внимание на проис­ходившие и происходящие существенные сближения самой романо-германской правовой системы с англо - саксонской правовой системой. Такое сближение особенно отразилось в области соотношения государства и общества, государства и права. К тому же, именно к такому сближению правовых систем современных стран ориентируют и общеизвестные принципы и нормы международного права. Взять хотя бы Всеобщую декларацию прав человека, принятую ООН в 1948 году. Она вовсе не разделяет страны мира на какие - то типы правовых систем, а исходит, как из приоритета принципа верховенства права в любом обществе, так и из приоритета общества над государством, а также из исключительной важ­ности прав человека при формировании государственных интересов.

В отечественной теоретической правовой науке, при классификации правовых систем стран мира, вслед за Р. Да­видом, принято отводить чуть ли главное место характеру источников права. В результате на сущностную сторону са­мого права, т. е. как оно формируется и понимается в разных странах, внимание почти не уделяется. Между тем, англо-сак­сонская правовая система, в сущностном плане, отличается от романо-германской правовой системы своим естественно - историческим подходом к пониманию права. Право, в со­ответствии с англо-саксонской традицией - это воля государ­ство образующего народа, выраженная в общественном до­говоре. Вот это воля, выраженная в общественном договоре, в этом основном законе общества, как раз и формирует и всю правовую систему. Помните, как определяется закон в одном из конституционных документов, точнее в Акте об устрое­нии, принятом английским парламентом еще 12 июня 1701 года. В пункте 4 этого акта закреплено следующее положе­ние. «И принимая во внимание, что законы Англии являются прирожденными правами ее народа, все короли и королевы обязаны производить управление английским народом в со­ответствии с указанными выше законами и все их подчинен­ные и министры должны нести свои обязанности службы, соблюдая те же законы».

В романо-германской правовой же семье, начиная с римского права и до сих пор, источником права принято считать законы государства, которые, естественно, будут вы­ражать его же волю. Разговоры же о важности воли народа, которые были и в древнем Риме, они, как говорится, к закону императора не пришьешь. Вот и получается, при подходе к пониманию права и закона в соответствии с традиционным романо-германским подходом государству открывается пря­мая дорога к господству в правотворчестве. Отсюда и к нару­шению принципа верховенства права над государством, что и является основным принципом правового государства.

-      Уважаемый Фанис Мансурович, хотелось бы узнать, как нам в нашей отечественной юридической науке перейти к тем философским концептуальным основам, чтобы вывести и нашу страну к реалиям правового госу­дарства?

-      Как я же отмечал, в отечественных обществоведческих науках, включая отечественную теоретическую правовую на­уку, рассуждая о философских теоретических основах госу­дарства и права, принято обращаться к наследию Г. Гегеля. Например, в приведенном выше определении общественно­го договора в Большом энциклопедическом словаре вроде бы сам Г Гегельи не упомянут. Однако фундаментальные основы подхода к общественному договору и здесь полностью совпа­дают с гегелевским отношением к общественному договору. Ведь именно Гегель писал: «природа государства независимо от того, рассматривается ли государство как договор всех со всеми или как их договор с государем или правительством. Привнесение договорного отношения, так же как и отноше­ния частной собственности, вообще, в государственное отно­шение привело к величайшей путанице в государственном праве и действительности». Свои рассуждения об обще­ственном договоре Г. Гегель завершает следующими утверж­дениями: «Разумное назначение человека - жить в государ­стве, а если еще нет государства, то есть требование разума, чтобы оно было основано. Государство должно давать разре­шение вступить в него или выйти из него; это, следователь­но, не зависит от произвола отдельных людей, и государство зиждется тем самым не на договоре, предпосылкой которого служит произвол. Неверно утверждать, что основание госу­дарства зависит от произвола всех, напротив, каждому абсо­лютно необходимо быть в государстве».

Во всех своих рассуждениях об общественном договоре Г. Гегель исходит из первенства государства над обществом. Такой подход к общественному договору Г. Гегеля, конечно же, просто не может вывести его к природе и сущности того общественного договора, о котором писали Д. Локк, Д. Юм, Ж. Ж. Руссо. Интересно здесь отметить и то, что Г. Гегель, хотя жил и творил намного позже английского философа Д. Локка, но в своей работе «Философия права» он, ни разу не обращается к произведениям Д. Локка. Более того, по опре­деленным вопросам Г. Гегель обращается даже к некоторым произведениям английского же философа Т. Гоббса, кото­рый жил и творил еще раньше Д. Локка, но всячески старает­ся «избегать» научных трудов Д. Локка.

Осмысливая философию права Г. Гегеля, представляется интересным отметить еще один момент. Г. Гегель, в своей работе «Философия права» несколько раз критикует И. Канта, который по вопросам понимания гражданского общества и правового го­сударства, придерживался таких же взглядов, что и английский философ Д. Юм, который, в свою очередь, считал себя учеником Д. Локка. И Кант, так же как и английские философы Д. Локк и Д. Юм, под государством понимает «объединение множества людей, подчиненных правовым законам». Ключевое понятие в такой трактовке государства - это «правовой закон». Под право­вым же законом, которому должно подчиняться «объединение множества людей» - это и есть тот общественный договор, ко­торый, в свою очередь, представляет собой оформленную волю этого же множества людей. Воля отдельного человека оказывает­ся под властью общей воли множества людей. Таков механизм формирования общественного договора, который, одновремен­но, превращается в правовой закон. Именно так понимали обще­ственный договор Д. Локк, Д. Юм, а вслед за ними и И. Кант.

Трудно здесь не отметить и то, что, именно, обществен­ный договор и олицетворяет основные принципы естественно­правовой организации любой совместной жизнедеятельности множества людей, образующих самостоятельное государство. Отсюда берет и свое начало то положение, в соответствии с которым общественный договор, как форма выражения воли государство образующего народа, только и может наделять этот государство образующий народ статусом единственного источника права. По - иному просто и не может быть: не мо­жет же единственный источник государственной власти, одно­временно, не быть и единственным источником права. Если до Нового времени общество предполагалось в качестве явления, образованного божественной волей, то в условиях признания ценностей Нового времени, современное общество формирует­ся волей государство организованного народа.

-      По Вашему представлению получается, что самый основной государственно-правовой институт общества - это общественный договор. Какие же еще его позитив­ные стороны, приемлемые для отечественной юридиче­ской науки, можете отметить?

-      Характеризуя природу и сущность института обще­ственного договора необходимо еще подчеркнуть то, что он выполняет еще важнейшую роль естественно-правовой ле­гитимации государственной власти. К тому же, и этой сто­роне проблемы не обращается внимания в отечественной теоретической правовой науке. Здесь, как правило, речь ве­дут о происхождении государства вообще, независимо от его легитимности. Хотелось бы обратить внимание и на то, что отечественная теоретическая правовая наука вообще не ведет речи относительно закономерностей происхождения научно правильного, т. е. именно легитимного государства. Отсюда и студенты юридических и иных обществоведческих вузов, по существу, так и не знают о том, как естественно - историче­ским путем возникают (происходят) легитимные, т. е право­вые государства. Научно - обоснованный общественный до­говор, т. е. в варианте учения Д. Локка, как раз и объясняет единственно правильный путь происхождения легитимного государства. В значительной мере, по этой причине, в обще­ственно - политической практике развитых стран (например, в США) однозначно принято, что Д. Локк является основопо­ложником подлинной теории общественного договора. В то же время там гегелевская философия права вовсе не котиру­ется: она считается философией авторитарного, тоталитар­ного государства.

В нашей теоретической правовой науке, впрочем, так же как и в отмеченной статье об общественном договоре в Боль­шом энциклопедическом словаре, неправильно указывается и на то, что в общественном договоре «предусматривался добро­вольный отказ отдельных лиц от части их естественных прав в пользу государственной власти». Такое утверждение не исходит из подлинной теории об общественном договоре: оно предусма­тривалось лишь в трактовке общественного договора Т. Гоббсом. Основоположники научной теории об общественном договоре, воспринятой в современном мире, в частности, Д. Локк, не пред­усматривали отказ объединяющихся лиц от своих естественных прав в пользу государственной власти: по нему, обладателями естественных прав и свобод остаются сами люди. По учению Д. Локка, учреждаемая гражданами государственная власть лишь получает полномочия государство - образующего народа на вы­полнение отдельных действий по защите естественных прав и свобод людей. Это как раз те функции, которые люди выполняли сами, когда они еще не создали своего государства. Да и практика заключения общественных договоров в колониях Новой Англии не предусматривала отказа людей от своих естественных прав и свобод. Да и как можно от них отказаться, если они естествен­ные и неотчуждаемые права и свободы?

-      Большое спасибо, уважаемый Фанис Мансурович! Мы уверены, что ваши идеи о правовом государстве помогут от­ечественной юридической науке активизировать свои иссле­дования в области формирования правового государства и в нашей стране в более плодотворном направлении.

-      Спасибо. Я также считаю, что и нашей отечественной теоретической правовой наукенеобходимо выйти на ту науч­но-обоснованную дорожную карту в области формирования подлинного правового государства.

-      Фанис Мансурович, что Вы хотели бы пожелать читателям, авторам, сотрудникам «Евразийского юри­дического журнала»?

-      Хочу выразить слова благодарности за предоставлен­ную возможность высказаться на страницах такого извест­ного международного научного издания, как «Евразийский юридический журнал». Авторам, читателям и сотрудникам вашего журнала я хотел бы пожелать удачи, здоровья и ак­тивного творческого поиска!

Интервью брали:



Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.