Persona Grata

Евразийский юридический журнал

PERSONA GRATA
Н.Г. Шурухнов:
Системность, эффективность–бренд криминалистических методических рекомендаций расследования преступлений
Интервью с Николаем Григорьевичем Шурухновым, доктором юридических наук, профессором, главным научным сотрудником Научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний России

Интервью с Николаем Григорьевичем Шурухновым

№ 6 (133) 2019г.

N.G. SHURUKHNOV:

CONSISTENCY, EFFICIENCY - BRAND OF CRIMINALISTIC METHODICAL RECOM­MENDATIONS FOR INVESTIGATION OF CRIMES

Interview with Nikolay Grigorjevich Shurukhnov, Ph.D. in Law, professor, chief research associate of the Scientific-Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia.

Визитная карточка:

Шурухнов Николай ГригорьевичШурухнов Николай Григорьевич - доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник НИЛ-3 Федерального казен­ного учреждения Научно-исследовательский институт Федеральной службы исполнения наказаний России.

За выдающиеся заслуги в развитии криминалистики и судебной экспертизы награжден Почетной серебряной медалью Р.С. Бел­кина, Почетный сотрудник МВД России.

Сферу научных интересов Н.Г. Шурухнова составляют вопросы методики расследования отдельных видов и групп преступлений, тактика производства следственных действий, особенности их уголовно-процессуальной регламентации, избрание, исполнение за­ключения под стражу.

Автор около 500 научных, учебно-методических работ, авторских учебников по криминалистике (около 10 изданий).

-    Николай Григорьевич, какие изменения претерпе­ли криминалистика и практическое расследование пре­ступлений в последние годы?

-    Не открою чего-то нового, если скажу, что цифрови- зация колоссально изменила все сферы человеческой жизни, в том числе и в государствах Евразийского экономического союза, модернизировала деятельность человека, сказалась на межличностных отношениях. Это повлияло на характер противоправной деятельности, процесс расследования пре­ступлений, направления развития криминалистики. Следует сказать, что в связи с этим совершенствуются и существую­щие средства, используемые в борьбе с преступностью, соз­даются новые.

Цифровизация пополняет криминалистический арсе­нал новыми эффективными технологиями, многие из них успешно применяются на практике. Так, прием системати­зации информации в сети Интернет возможен посредством семантических фильтров, а мониторинг открытых ресурсов сети Интернет позволяет обнаружить и предупредить не­санкционированное воздействие на информационные ре­сурсы. Информационно-коммуникационные технологии создают предпосылки установления лица, совершившего преступление (по изменению самой информации и ее носи­телей).

И криминалистика, и практическое расследование зависят от изменений уголовного, уголовно-процессу­ального законодательства. Закреплены следственные дей­ствия, новые процедуры сбора доказательств, в которых сердцевиной являются информационные технологии. Криминалистическая методика пополнилась новыми ви­дами рекомендаций.

Появление новых технических средств поставило зада­чу разработки приемов их использования при производстве процессуальных действий, вплетения в канву методических рекомендаций расследования отдельных видов преступле­ний, упрощая деятельность дознавателя, следователя. За­тратную их работу по составлению протоколов допроса упрощают технологии перевода устной речи в письменную. Программы-транскрайберы сочетают в себе возможности цифровых диктофонов и текстовых редакторов. Посредством использования микрофона устная речь вводится в компью­тер, затем обрабатывается программой и выводится на экран в виде текстового документа. Использование названных про­грамм позволяет существенно сэкономить время субъекта расследования.

Автоматизированные (компьютерные) рабочие места следователя А(К)РМС, дознавателя А(К)РМД вооружили их средствами доступа к базам данных о похищенных пред­метах, ценностях, лицах, представляющих определенный интерес. К тому же программы имеют наборы тактических приемов производства процессуальных действий, образцы документов (протоколы, запросы, справки), содержат тесты для обучения и контроля деятельности.

Распространенным способом фиксации различных ви­дов объектов служит фотография. Она эволюционировала вместе с техническим прогрессом. В современном мире до­минируют цифровая фотография, видеофиксация, включа­ющие процесс фотографирования и обработки соответству­ющих изображений.

Еще раз повторю, что масштабная реальная цифро- визация сказалась и на способах подготовки, совершения и сокрытия преступлений, увеличении числа преступлений, совершаемых дистанционным способом, исполь­зовании криптовалют в криминальных взаиморасчетах, росте трансграничной преступности, противодействии расследованию.

Все сказанное здесь предполагает идти хотя бы по пятам прогресса, осуществлять соответствующие интенсифициру­ющие разработки и системно внедрять их, вместе с имеющи­мися техническими средствами и информационными техно­логиями, в практическое расследование преступлений. Это конкретные задачи криминалистики, их решение зависит от новаторства ученых и практиков, материально-технического обеспечения, которые будут способствовать эффективности расследования преступлений.

-    На какие разделы криминалистики легла наи­большая нагрузка в связи с совершенствованием технических средств, появлением информационных технологий, информационно-телекоммуникацион­ных систем?

-    Традиционно основную «тяжесть» подключения нов­шеств, достижений других наук, адаптации технических средств и информационных технологий в конкретных ре­комендациях «несет» на себе заключительный раздел кри­миналистики - методика расследований отдельных видов и групп преступлений. Темы этого раздела криминалистики комплексно работают на практическое расследование пре­ступлений.

Методические рекомендации должны сосредотачи­вать в себе положения всех разделов криминалистики, достояния различных наук. Их задача - раскрывать воз­можности отдельных технических средств по обнаруже­нию, фиксации и исследованию различных следов и ве­щественных доказательств, создавать и предлагать для реализации банки данных профильных аналитических систем, комбинированных информационных технологий, способствующих определять направления расследования, устанавливать обстоятельства совершения преступления, разрабатывать и указывать приемы минимизации проти­водействия дознавателю, следователю, тем самым интен­сифицируя расследование.

Мы не умаляем роли криминалистической техники и тактики, потому как они «первопроходчики», иници­аторы тех или иных новаций в раскрытии и расследова­нии преступлений. Потребность установления преступ­ника по оставленным им электронным следам: IP-адресу, MAC-адресу, адресу электронной почты, идентификато­ру социальной сети, номерам банковской карты, телефо­на, информации о соединениях абонента, произведенных транзакциях - ставит задачи и перед указанными разде­лами криминалистики.

Было бы неверно обойти молчанием и раздел крими­налистики, в котором сосредоточены общетеоретические положения. К примеру, важнейшая тема криминалистики и практики расследования преступлений - идентификация, которая на сегодняшний день, в связи с процессами повсе­местной информатизации, принимает на себя нагрузку по разработке методологических подходов обоснования нового вида идентификации по электронному образу объекта. От­личия от существующих традиционных четырех видов иден­тификации состоят в особых физических свойствах иденти­фицируемого (устанавливаемого) и идентифицирующего (устанавливающего) объектов, особом наборе идентифици­рующих признаков, самостоятельной методологической и инструментальной базе. Это относится и к установлению групповой принадлежности, и к диагностике. Думаю, требу­ют дополнительной, усиленной разработки информацион­но-структурные основы изучения преступной деятельности, ее расследования и информационно-компьютерного обеспе­чения.

-    На конференциях, встречах с практическими ра­ботниками задается вопрос: как структурно, содержа­тельно изменились криминалистические методические рекомендации в результате использования современных научных достижений и что предстоит сделать в этом на­правлении?

-    Действительно в последние годы этот вопрос, по ряду различных причин, заметно актуализировался. Мы знаем, что методические криминалистические рекомендации раз­рабатываются по разным направлениям, с тем чтобы макси­мально удовлетворить потребности практики (к сожалению, не всегда мы это делаем качественно и целенаправленно). Как представляется, инновации в этом направлении требуют разработки классификации криминалистических методиче­ских рекомендаций.

Система криминалистических методических реко­мендаций видится как комплекс составляющих, находя­щихся в определенной иерархии. Такое расположение должно указывать на их теоретическую и практическую значимость, роль предыдущей в построении последую­щей, исключая повторение, сосредоточивая внимание на инновациях, отражая современные интеграционные процессы. Не претендуя на безупречность и закончен­ность, можем предложить следующие виды криминали­стических методик в зависимости от:

  1. Количества охватываемых рекомендациями престу­плений - концепция, общая и частная методика.
  2. Направленности на категорию преступлений - про­стые, сложные.
  3. Характера и количества достигаемых целей - специ­альные, универсальные.
  4. Пространственного масштаба - транснациональные, национальные.

Не раскрывая содержания приведенного (мы об этом уже говорили) скажем, что обозначенные виды методиче­ских рекомендаций должны опираться на практику (зако­номерности совершения и расследования преступлений), быть системными (включать предварительный (в отдельных случаях), первоначальный, последующий и заключительный этапы), чтобы быть целенаправленными. И еще способство­вать эффективности раскрытия преступлений, показывать особенности и значимость использования современных тех­нических средств, информационных технологий и в целом интеллектуальных наработок ученых, исследователей, прак­тиков, которые способны интенсифицировать процесс рас­следования преступлений.

Следует подчеркнуть актуальность транснациональных методик расследования преступлений, так как это дикту­ется временем, экономико-правовыми изменениями, про­изошедшими на постсоветском пространстве, в государствах - членах Содружества независимых государств, на уровне Евразийского экономического союза нацеленного на формирование общих внешних таможенных границ, реализацию единой внешнеэкономической политики и правового обе­спечения. Здесь важное место должны занимать современ­ные научно-технические подходы, единые правовые нормы способствующие установлению обстоятельств совершенных преступлений.

-    Николай Григорьевич, теперь закономерно воз­никает еще один вопрос, связанный с предыдущим: что несут в себе общие положения методики (имеется в виду вводная тема четвертого раздела криминалистики) и как они соотносятся с методическими рекомендациями рас­следования, в чем их служебная роль?

-    Вводную тему «Общие положения криминали­стической методики расследования отдельных видов и групп преступлений» четвертого раздела кримина­листики «Методика расследования отдельных видов и групп преступлений», равно как и концепцию, назвать на 100% рекомендациями будет неверно. Она раскры­вает сущность, понятие, задачи, принципы, структуру, содержание, периодизацию частных криминалистиче­ских методик. А также направления взаимодействия, использования специальных знаний, информационных технологий в расследовании преступлений. В отдельных случаях дает основные векторы организации расследо­вания противоправных деяний, обозначает приемы ми­нимизации противодействия дознавателю, следователю, установления причин и условий, способствовавших со­вершению преступления. Основополагающим для об­щих положений криминалистической методики являет­ся представление всего раздела криминалистики.

Такой материал, абстрагированный от специфики от­дельных родов, групп и видов преступлений, показывает структуру построения методик, содержит научно обоснован­ные данные, отражающие общие направления поисково-по­знавательной деятельности субъектов уголовного преследо­вания, демонстрируя преимущества системы расследования в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Задумываясь над Вашим вопросом, осмысливая содер­жание общих положений криминалистической методики расследования, вспоминая исследования ученых, можно го­ворить о том, что они по своей служебной роли являются комплексными и выполняют триединую задачу - обучаю­щую, исследовательскую, практическую:

1)   при освоении учебной дисциплины «Криминали­стика» студенты, слушатели формируют представление о системе криминалистики, месте в ней каждого из ее раз­делов, их взаимосвязи, взаимозависимости, практическое назначение. На семинарах получают теоретические зна­ния о методике расследования, ее этапности, содержании и комплексе разрешаемых в эти периоды вопросов. Через посредство практических занятий, осмысление конкрет­ных фабул совершения и расследования преступлений, обучаемые приобретают практические навыки деятель­ности в должности следователя. Все это и осуществляется в рамках обучающей задачи, выступающей одной из со­ставляющих обсуждаемой темы;

2)   исследовательская задача состоит в формировании разработчикам параметров методических рекомендаций: структуры, содержания, использования эмпирических дан­ных, обеспечивая тем самым репрезентативность подготов­
ленной и в последующем внедряемой в практическую дея­тельность научной продукции. Обозначает важность учета уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и других детерминант, ориентирует на объем работы, выполняемой субъектом расследования на каждом из его этапов, исходя из сложившихся следственных ситуаций;

3)   практическая задача общих положений кримина­листической методики расследования отдельных видов и групп преступлений состоит в ориентировании дознава­теля, следователя на системную реализацию методиче­ских рекомендаций на практике оставляя возможности для развития индивидуального мышления примени­тельно к конкретной обстановке, исходя из нетипичных следственных ситуаций, складывающихся в процессе расследования.

-    Николай Григорьевич, хотелось узнать Вашу по­зицию еще по одному вопросу: нередко встречаются ра­боты, в наименовании которых указывается «расследо­вание», «основы методики расследования», какими они должны быть по структуре?

-    Как представляется, в таких рекомендациях должно выделяться главное, сущностное, обусловливающее содержа­ние рекомендаций по расследованию. Обозначенный подход не претендует на рассмотрение всех этапов расследования, а должен выделять наиболее значимое, решение задач кото­рые предопределяет все досудебное производство.

Следует сказать, что в названиях нередко встречается и словосочетание «теория и практика расследования». Обозна­ченный вариант предполагает: изложение учения о фактах, систему взглядов на расследование, результаты обобщения практики, отражающего закономерности совершения пре­ступления и отдельные направления расследования. Упо­требление слова «практика» означает изложение приемов, способов осуществления определенных процессуальных действий применительно к конкретным следственным си­туациям, рекомендаций по минимизации противодействия расследованию.

По частоте встречаемости «расследование преступле- ний»-это самое распространенное название криминалисти­ческих методических рекомендаций. Как правило, в таких наименованиях не встречается слово «рекомендации», но содержательно излагаются именно они. Речь идет о процес­се расследования - о советах по эффективной деятельности уполномоченных должностных лиц применительно к кон­кретным обстоятельствам совершения преступления, субъ­ектам, их поведению на следствии.

Подчеркну, что разработчики перечисленных крими­налистических методических рекомендаций не связаны с изложением всего процесса расследования (его этапов), всех следственных действий, которые должны осущест­вляться дознавателем, следователем. За основу могут быть взяты отдельные обстоятельства противоправной деятельности, специфика личностных качеств субъекта преступления, которые обусловливают особенности всего процесса расследования.

-    Как, по Вашему мнению, влияет (прежде всего) уго­ловно-процессуальное законодательство на криминали­стические рекомендации и в целом на криминалистику?

-    Безусловно, нормы уголовно-процессуального, уго­ловного законодательства влияют на развитие криминалистики и арсенал практики раскрытия и расследования пре­ступлений. Это особо наглядно проявляется в содержании новых, корректировке существующих криминалистических методических рекомендаций расследования преступлений. Зависимость их структуры, наполняемости, направленно­сти от положений норм материального и процессуального законодательства, инновационной мысли исследователей, рекомендующих использование современных технических средств и информационных технологий, очевидна. Уголов­но-процессуальное законодательство влияет на возможности применения технических средств, информационных техно­логий, тактических приемов при осуществлении следствен­ных действий.

Справедливости ради следует сказать, что и сами нормы уголовно-процессуального законодательства, в свою очередь, зависят от состояния технического прогресса, информатиза­ции жизненных процессов и всего мирового пространства, желания законодателя указать конкретные направления уго­ловного судопроизводства, упростить или, наоборот, услож­нить, в конкретных случаях, сбор доказательств, усилить обе­спечение прав и свобод человека и гражданина.

Изменения содержания досудебного производства ска­зываются не только на частных вопросах, но и на общих по­ложениях, коими является системность (этапность) расследо­вания преступлений.

Как мне представляется, изменения УПК РФ обусловили четырехзвенную систему расследования, которая включает: предварительный, первоначальный, последующий, заклю­чительный этапы. Наименование, назначение, содержание трех последних у ученых-криминалистов не вызывают возра­жений. Мнения о целесообразности, назначении, сущности, названии предварительного этапа расследования не выска­зывались в открытой печати, за исключением отдельных пу­бликаций, которые оказались незамеченными. Что касается устных дискуссий, то во время их проведения высказываются различные точки зрения.

Теперь о содержании, наименовании: анализируя нормы уголовно-процессуального законодательства, след­ственную практику можно сделать вывод о том, что ими определены цели, субъекты, средства, сроки (процедуры их продления), в отдельных случаях направления взаимодей­ствия следователя с конкретными должностными лицами, особенности решения задач при рассмотрении сообщений об отдельных видах преступлений.

Его содержание составляет деятельность, направ­ленная на проверку (рассмотрение) сообщения о пре­ступлении, установление обстоятельств, позволяющих сделать вероятный вывод о том, что деяние содержит признаки преступления, основными из которых являют­ся общественная опасность и противоправность. Иногда требуется достоверно установить сумму ущерба, причи­ненного противоправным деянием, личность субъекта, его виновность.

Наименование рассматриваемого этапа расследования «предварительным» представляется последовательно ло­гичным. Он предваряет все последующее объемное рассле­дование, направленное на установление всех обстоятельств совершенного преступления, в том числе выявление обсто­ятельств, способствовавших совершению преступления. В данном случае направленность предварительного этапа можно сравнить с производством по уголовному делу, уста­новлением обстоятельств, исключающих преступность и на­казуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

Действия субъектов, уполномоченных проверять сооб­щение о преступлении, осуществлять расследование, долж­ны быть мобильными, оптимальными и оперативными. Раз­решение на этом этапе проверочных ситуаций происходит в сравнительно короткие сроки, при малом объеме достовер­ных сведений, значительном объеме выполняемой работы, особенно по отдельным видам преступлений, решении не­стандартных задач в условиях неопределенности, реализуя только те средства, которые допустимы в стадии возбужде­ния уголовного дела.

Ориентируясь на содержание норм уголовно-процес­суального законодательства, окончание предварительного этапа обусловлено получением определенного объема све­дений, указывающих на законность повода и вероятность со­вершения противоправного деяния. Это и служит основани­ем для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Акцентируя внимание на средствах предварительного этапа расследования, следует сказать, что их количество и качество в сравнении с набором, установленным на момент принятия УПК РФ, существенно увеличены (что и служит одним из аргументов наличия нового этапа расследования).

Последующие дополнения и изменения, внесенные Фе­деральными законами от 4.06.2003 № 92-ФЗ, 12.04.2007 № 47- ФЗ, 05.06.2007 № 87-ФЗ, 09.03.2010 № 87-ФЗ, 4.03.2013 № 23- ФЗ, 30.12.2015 № 440-ФЗ, 29.07.2017 № 250-ФЗ, предоставили возможность уполномоченным органам расследования осу­ществлять в этот период комплекс разнообразных средств для получения сведений о преступлении, а в отдельных слу­чаях- и о преступнике, как того требуют нормы УПК РФ.

-    Как может повлиять создание и использования электронной базы данных на основе криминалистиче­ских характеристик на раскрытие и расследование пре­ступлений?

-    С поставленным Вами вопросом связана глобальная и научная, и практическая проблема - внедрение резуль­татов научных исследований, обобщений передового опы­та в практику. Она предполагает не только волевое приня­тие решения, но и предварительную проработку вопроса с учетом его организационно-технического обеспечения. На современном этапе это направление деятельности на­ходится в забвении. Если несколько десятилетий назад эта проблема как-то обозначалась на уровне УУЗиНИО, ВНИИ МВД СССР, Академии МВД СССР, штаба МВД СССР, то сегодня ее нет в повестке дня. Я называю это вто­рой частью всей научно-исследовательской деятельности: недостаточно иметь эмпирические данные, важно, чтобы они служили практике, способствовали раскрытию и рас­следованию преступлений.

На сегодняшний день мы рекомендуем, а в отдельных случаях требуем, чтобы диссертации по методике рассле­дования преступлений базировались на данных крими­налистической характеристики (еще раз подчеркиваю, на результатах обобщения практики). Раньше мы называли и региональные криминалистические характеристики, сейчас можно говорить о данных, которые стали бы составляющими межрегиональных криминалистических характеристик. Речь идет о тех регионах, которые входят в Федеральные округа Российской Федерации (Николай Евгеньевич, Ваш вопрос - это отдельная проблема, которая нуждается в обстоятельном обсуждении юридической общественности).

Следует сказать, о том, что нередко данные, состав­ляющие криминалистические характеристики, имеют­ся, но они не обнародованы, содержатся в диссертациях, интерес к которым, порой, теряют и сами авторы. Чтобы это не лежало мертвым грузом, а работало на практику, необходимо, полученные эмпирические данные оциф­ровать. В оцифрованном виде они могут использоваться должностными лицами всех правоохранительных орга­нов. Подчеркну их особую важность, когда они будут вы­ступать составляющей автоматизированных (электрон­ных) рабочих мест следователей, дознавателей, и еще важнее, если ими будут оснащены мобильные рабочие места. В полевых условиях их роль многократно возрас­тает, это может сказаться на эффективности деятель­ности в первые часы расследования преступления, что позволит экономить очень дорогое время субъекта рас­следования преступлений.

-    Николай Григорьевич, заключительный вопрос, который волнует преподавателей: что именно нужно изменить в учебном процессе, для того чтобы приклад­ная функция криминалистики была выдвинута на пер­вый план?

-    Предельно кратко. Требуется соответствующая ос­нащенность кафедр криминалистики, реальная, не для предоставления членам комиссии по аккредитации, что есть лаборатория, кабинет и даже полигоны. Однако на самом деле все это только на бумаге, зачастую в много­численных институтах (филиалах) не только специаль­ных криминалистических помещений нет, их нет и для проведения обычных (стандартных) семинаров. Надо признать, что государство усыпило образование, сделав учебный процесс ничтожным, знания должны приоб­ретаться в контакте с преподавателем. Говорю об этом как бывший эксперт качества профессионального об­разования Рособрнадзора Министерства образования и науки. Не буду тратить на это время, велико сожалею, все знают, но становится все хуже и хуже. Пишем сумас­шедшеемкие программы, которые никто и не собирает­ся «отоваривать», стыдно перед обучаемыми. Особенно это касается внедряемой дистанционной формы освое­ния той или иной дисциплины.

Что касается подготовки по криминалистике, то требуется материально-техническое обеспечение, нуж­ны профильные полигоны с моделированной обстанов­кой, которая складывается в жизни, при расследовании преступлений. Работа должна осуществляться малыми группами, с тем, чтобы каждый обучаемый был занят и находился под контролем, выполнял конкретный объем практической работы, как соответствующее уполномо­ченное лицо правоохранительного органа. Все практи­ческие занятия должны предусматривать разрешение конкретных следственных ситуаций, а работа обучаемо­го сосредотачиваться в одном едином документе, будь то практикум, или учебное уголовное дело. С ними он дол­жен приходить на экзамен. Как минимум два вопроса из
такого «документа», плюс один теоретический должны быть предметом ответа на экзамене.

Конечно, для решения обозначенных задач требуются иная программа преподавания и соответствующая расчасов- ка в учебном плане.

-    Многоуважаемый Николай Григорьевич, большое спасибо Вам за содержательное и интересное интервью. И в заключение наш традиционный вопрос: что бы Вы хотели пожелать сотрудникам и читателям Евразийско­го юридического журнала?

-    Евразийский юридический журнал давно зарекомен­довал себя как серьезное издание, в котором рассматривают­ся практически все области права. Я желаю редакции жур­нала, авторам и читателям не снижать того высокого уровня профессионализма, который был достигнут и продолжать работать на благо отечественной и мировой юридической науки.

Интервью брали:




Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.