Persona Grata

Евразийский юридический журнал

PERSONA GRATA
А.А. Алимов:
Устойчивое развитие и окружающая среда на евразийском экономическом пространстве
Интервью с Алимовым Андреем Алексеевичем – кандидатом исторических наук, доцентом кафедры Мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, руководителем магистерской программы «Международное сотрудничество в области окружающей среды и развития»

Интервью с Алимовым Андреем Алексеевичем

№ 4 (119) 2018г.

A. A. ALIMOV:

SUSTAINABLE DEVELOPMENT AND ENVIRONMENT ON THE EURASIAN ECONOMIC SPACE

Interview with Alimov Andrey A. - Ph.D. in History of Science, associate professor of the World Politics sub-faculty of St. Petersburg State University, Head of the Master's Program "International Cooperation in the Field of Environment and Development.

Визитная карточка:

Алимов Андрей Алексеевич родился 3-го марта 1942 г. в блокадном Ленинграде.

Закончил Восточный факультет Ленинградского государственного университета по специальности «История Африки» со знанием двух африканских, двух европейских языков, а также арабского языка. После окончания Университета работал инспектором иностран­ного отдела ЛГУ и параллельно учителем географии на английском языке и технического перевода.

В 1966 г. выезжал в качестве переводчика в Англию и Бельгию.

В январе 1967 г. отправился в Антарктиду в обсерваторию «Мирный» в должности научного сотрудника-переводчика. После возвра­щения на Родину в феврале 1968 г. остался работать в качестве младшего научного сотрудника-переводчика в отделе научно-технической зарубежной информации Арктического и Антарктического научно-исследовательского института. Во время работы там с 1968 по 1974 гг. выезжал в качестве переводчика в Финляндию и Швейцарию.

В 1974 г. перешёл на работу в Ленинградский институт Советской Торговли в качестве преподавателя.

В 1982 г. защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук.

В 1986 г. перешел на работу в Российский государственный гидрометеорологический университет (РГГМУ) на должность заведую­щего кафедрой Социально-гуманитарных наук, на которой работал до 2016 г.

В сентябре 1999 г. перешел на кафедру Мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета (параллельно оставаясь в должности заведующего кафедрой в РГГМУ).

Неоднократно выезжал в США, Финляндию и Великобританию для чтения лекций по экологической проблематике и по Истории России. Был научным руководителем двух зарубежных и одного Российского федерального гранта. В течение двух лет был Директором международной студенческой школы на базе РГГМУ и университета Тампере (Финляндия).

*******************************************************

-      Уважаемый Андрей Алексеевич, термин «устой­чивое развитие» очень часто используется в политике, экономике и в других областях. Однако часто говорят об устойчивом развитии, не понимая его смысла. Что же это такое и что в этом плане полезно для нынешней страте­гии ЕАЭС?

-      Да, задавая этот вопрос, вы действительно правы. Этот термин «маячил» в экологической литературе дав­но, практически начиная с Международной конференции ООН по окружающей среде (1972 г., Стокгольм, Швеция). Но официально он был принят в 1992 г., на Международ­ной конференции ООН по окружающей среде и развитию (1992 г., Рио-де-Жанейро, Бразилия). В окончательной фор­мулировке он был предложен в специальном докладе ООН «Наше общее будущее», подготовленном международной комиссией в 1987 г. Основой её следует считать не только положения, связанные с вопросом об удовлетворении по­требностей нынешнего и будущих поколений, но и два фундаментальных положения: «В первую очередь следует удовлетворить потребности беднейших слоев населения», но при этом учитывать, что «разрабатывая и применяя но­вые технологии, нужно учитывать несущую (хозяйственную) ёмкость биосферы». Среди российских ученых эта концеп­ция получила в основном негативную оценку. Но главным образом не по её содержанию, а по причине неправильного перевода. "Sustainable" в английском языке означает «под­держиваемое», «удерживаемое». А устойчивого развития вообще не может быть - это будет противоречить законам термодинамики, потому что бывает бифуркация, нечто по­добное резкому увеличению динамики развития.

-      Андрей Алексеевич, достаточно широко устойчи­вое развитие употребляется в тесной связи с окружающей средой и проблемами экологии.

-      Надо сказать, что термин «окружающая среда и раз­витие» предложен Организацией Объединенных Наций на второй Международной конференции в 1992 г., которая но­сила именно такое название. Дело в том, что первая конфе­ренция ООН по этой тематике (1972 г.) называлась просто «Конференция по проблемам окружающей человека сре­ды». Но через двадцать лет стало понятным, что развитие без сохранения в пригодном для человека состоянии окру­жающей среды невозможно, равно как и сохранение окру­жающей среды без развития также нереально. И это сегод­ня нужно понять, усвоить как парадигму. Действительно, без такого понимания, по словам выдающегося российско­го ученого, академика Н.Н. Моисеева, этого императива, как сегодня говорят, «ничего хорошего, кроме плохого» не произойдет.

К сожалению, глобальная социо-эколого-экономи- ческая проблема была осознана человеком достаточно поздно - в начале второй половины ХХ века. Именно тог­да появилось большое количество информации о негатив­ном состоянии окружающей природной среды. Возникла довольно противоречивая ситуация: мировое научное со­общество разбилось на несколько групп с разным пони­манием проблемы и с различными подходами к её раз­решению. Большую роль сыграли неправительственные международные организации, такие как Международный союз охраны природы и «Римский клуб». В мировой на­уке было предложено несколько теорий, среди которых хо­телось бы назвать теорию «Биотической саморегуляции», сформулированную российским ученым-биофизиком В. Г. Горшковым. В итоге стало очевидным, что природа жи­вёт по своим внутренним законам, не подчиняясь законам, принятым обществом. Вот здесь то и стала понятной роль экологии как науки.

Надо специально оговориться о том, что в настоящее время в России слово-понятие «экология» употребляется неправильно и неграмотно. Экология не может быть пло­хой или хорошей. Её нельзя ухудшить или улучшить - это наука, выделившаяся из биологии в последней трети XIX века и получившая свое название благодаря немецкому уче­ному Э. Геккелю. В наше время экологию можно с полным основанием считать фундаментальной наукой, а теорию В. И. Вернадского - основой современной методологии опре­деления направления развития и деятельности мирового сообщества.

В наше время глобальная экологическая проблема рассматривается как ситуация, опасная для и природы и для человека в одинаковой степени. Часто говорят об эко­логическом кризисе и о приближении глобальной эколо­гической катастрофы. Поэтому экологическая составляю­щая нашей жизни является тем значительным моментом, который можно нужно разрешить только на основе науч­ных изысканий и при широком международном сотруд­ничестве. И чем скорее, тем лучше. В противном случае «момент» превратится в конец жизни всего человечества. Вообще пришел я к этому пониманию не то, чтобы слу­чайно. Так сложилась моя судьба. Поскольку мне после окончания Восточного факультета СПбГУ не удалось по­ехать на работу в Африку, то к своему собственному удив­лению и к удивлению моих друзей отправился на зимовку в Антарктику. Затем, приехав чуть больше чем через год домой, работал в Арктическом и Антарктическом научно­исследовательском институте. Потом я оказался членом высокоширотной экспедиции «Север-69». Главной задачей её высадка дрейфующей Комсомольско-молодежной стан­ции «Северный полюс 19» Остаться на зимовку я не мог, поскольку не был специалистом, но на льдине побывал. И вот именно «ознакомление» с Арктикой и хорошее годовое знакомство с Антарктидой и способствовало моему пони­манию природы, её значения, её силы, с которой мы сопро­тивляться не можем. Вообще-то меня мои коллеги называ­ют очень просто: «африканист-полярник».

-      Андрей Алексеевич, Вы сказали о глобальной эко­логической катастрофе или экологическом кризисе. Всем наверняка интересно, все-таки глобальное потепление или похолодание нас ждет в ближайшее время? Вызвано ли это антропогенной деятельностью или природными явлениями?

-      Вы задаете вопрос, на который с полной уверенно­стью и с полной ответственностью ответить практически невозможно. В настоящее время в мировой и в отечествен­ное науке сложилось два подхода, два понимания того, что происходит с климатом в глобальном масштабе. Но начать нужно с определения, что такое климат? Специ­алисты (метеорологи и климатологи) считают, что кли­мат - это устойчивые погодно-климатические явления на протяжении 30-40 лет. Следовательно, молодые люди 17-19-ти лет не имеют полного представления, что такое современный климат. Более того, ученые, занимающиеся проблемой изменения климата не могут сказать сколько раз на нашей планете происходило изменение климата, потому что есть различные циклы такого процесса: от 100 лет и до более чем 1000 лет. Наверное, многое станет из­вестно, когда будут окончательно изучены ледовые керны и, возможно, воды из озера «Восток», которое находится в районе российской полярной станции Восток на глубине почти 4000 метров подо льдом. Но работать в этом районе очень сложно - там очень низкие температуры воздуха, которые достигали максимального минимума в 89.3 гра­дусов по Цельсию. Керны, изымавшиеся из скважины при бурении, отправлялись в российские лаборатории или в лаборатории, расположенные в Гренобле для дальнейше­го изучения.

Теперь перейдем к главному вопросу: кто виноват в гло­бальных климатических изменениях, которые многие клима­тологи называют «нервозностью климата» - человек или сама природа. Известно, что имеют место регулярные климатиче­ские изменения, вызванные различными природными, в том числе и космическими, факторами: круговоротом Земли во­круг солнца (он происходит не по форме круга, а по форме эллипса), колебанием (нутацией) земной оси, сменой геомаг­нитных полюсов, активной «деятельностью» вулканов и т.п. Приведем конкретный и очень показательный пример. При открытии в далеком прошлом Гренландии, она получила та­кое название, потому что это была «зеленая страна» «Green land». А Исландия называлась так, потому что её покрывали льды «Ice land». Что же происходит сейчас? Всё получается аб­солютно наоборот.

Есть и другая точка зрения по поводу причин гло­бального потепления - это так называемый, антропоген­ный фактор. Дело в том, что действительно, хозяйствен­ная деятельность человека приводит к возрастающему объёму выбросов тепличных газов. И, в первую очередь, это касается двуокиси углерода (СО2). Он пропускает сол­нечные лучи на поверхность Земли, но задерживает выход тех, которые в силу природных причин выходят обратно. Это и есть парниковый (тепличный) эффект. Вообще СО2 - это природный газ, и он всегда был в атмосфере. Его ос­новная функция сводится к тому, что он поглощается так называемым «зеленым листом», «биотой», а при попада­нии на них солнечного луча перерабатывается в кислород. Вопрос в том, какой объем СО2 способен «переработать зеленый лист». При этом известно, что большее количе­ство СО2 в атмосферном воздухе приводит, например, к повышению урожайности сельскохозяйственных культур.

Возможно, именно поэтому в далекие от нас времена, ког­да на Земли ещё не было людей вообще, но было большое количество этого газа, растительность отличалась таки­ми размерами и великолепием, которое можно предста­вить себе в настоящее время только в кино или на карти­нах. Но дополнительный выброс СО2 в настоящее время с учетом того, что произошло в биосфере за последние десятки миллионов лет приводит к тому, что начинается глобальное повышение температуры приземных слоев ат­мосферы. Правда, доказано, что за период, начиная с 1900 года по настоящее время, такое повышение составило менее + 1 градуса. Сторонники антропогенного фактора считают, что имеющая место тенденция приведет к повы­шению температуры на +2 градуса, а затем и до +5 граду­сов, что вызовет абсолютное таяние ледников на планете, повышение до опасного уровня мирового океана, а затем и глобальную катастрофу, вызванную человеческой ак­тивностью. Но мы знаем, что о возможности глобальной экологической катастрофы, правда, опираясь на другие, биотические данные и расчеты, говорит профессор В. Г. Горшков. Поэтому и в данном случаем, повторим, что мы уже говорили: нужны глобальные, дорогостоящие науч­ные исследования, проводить которые следует только на международном уровне. Кроме того, имеют место по­стоянные колебания в уровне вод мирового океана, что определяется также целым рядом причин. Многие кли­матологи считают, что к настоящему времени сложилась ситуация «сдвига» сезонов.

А к вопросу о том, глобальное потепление или похо­лодание нас ждет, могу ответить так. О возможном похоло­дании говорят пока только представители астрономии, как отдельной и очень важной науки. Они основываются на из­учении космических явлений, включая процесс вращения Земли вокруг Солнца. По всей видимости, мы с процессом похолодания сделать ничего не сможем, ибо это нам не подвластно. Но нужно продолжать исследования и на осно­ве полученных выводов сделать всё возможное, чтобы быть подготовленными к таким радикальным переменам. Это касается и ежедневной жизни людей и социо-экономико- экологического развития. Известны результаты расчетов, согласно которым на Земле могут произойти серьезные из­менения. И на территориях, которые были засушливыми, может прийти «мокрый» климат. А может быть и наобо­рот. Ведь сейчас полностью доказано, что Сахара вовсе не была пустыней задолго до прихода туда человека. Значит, «сработал» природный фактор. Теперь нужно определить - какой именно? Но снижать объёмы выбросов тепличных газов все равно необходимо, поскольку тот же СО2 наносит хотя и малый, но все же ощутимый эффект, не говоря уже о газах, созданных человеком. Надо также отметить, что в настоящее время Сахара наступает на юг, «отвоевывая» все новые территории у саванны и сформировалась большая зона, которая получила название Сахель. Вот в данном слу­чае можно говорить о воздействии человека на природную среду.

-      Андрей Алексеевич, в мире много экологических проблем. Есть ли «мера вещей» или на каком уровне долж­на быть защита окружающей среды, чтобы была стабили­зирована ситуация?

-      Такую «меру вещей» можно определить только по мере развития процесса экологических изменений. Мы пока не знаем, что произойдет с биосферой через 50 лет. Узнать и понять это мы сможем только тогда, когда будем находиться в том времени. В XVIII веке только от­дельные ученые предупреждали, что «цель человека - это уничтожить природу, а потом и самого себя». И кто на эти пророческие слова обратил внимание? Только после результатов научно-технической революции, которую мы так превозносили, мы поняли, что получили то, что стало разрушать природу - новые материалы, которые природа не производила и не воспринимала. Теперь человек дума­ет, как ликвидировать наши «успехи»? В мировом океане уже сформировались острова из отходов нашей деятель­ности. Что с ними делать? Кроме того, можно вспомнить впечатления известного норвежского путешественника Т. Хейердала, которые он представил после знаменитого пе­рехода через Тихий океан на плоту Кон-Тики в конце 1940 гг. и переход на папирусовой лодке через Атлантический океан. Так вот во время первого путешествия его команда ни разу не видела даже пятнышек нефти, а во втором они даже не могли использовать океанскую воду для мытья посуды - она была на всем пути покрыта тонкой нефтяной пленкой. Но это означает не только нефтяное загрязнение океанской воды, но и нарушение взаимодействия океана и атмосферы, которое называется климатологами «кухней погоды».

-      Если Вы говорите о большом влиянии человека, то тогда что же спасет мир - новые технологии или отказ от развития?

-      Отказываться от развития нельзя. Человечество не может стагнировать. Но разработка и внедрение техно­логий, какими бы они нам не казались «умными» и «эко­лого-дружественными» должны отвечать требованиям устойчивого развития. Кроме того, они должны пройти серьезное изучение в рамках современных возможно­стей. Человек практически всегда был очень доволен сво­им успехам в развитии. Но через определенное время, которое мы не можем предсказать, происходят негатив­ные и, зачастую, необратимые изменения.

Я думаю, что технологии будут востребованы. Но каждую из таких технологий нужно будет очень хорошо предварительно продумать и заранее проверить на мате­матических моделях. Теперь такая возможность есть. Ког­да мы говорим о ветряной энергетике, нужно учитывать по крайне мере два фактора: изъятие территорий суши, которые могли бы использоваться в сельском хозяйстве и гибель птиц, способных бороться с насекомыми. И тогда человек будет вынужден вернуться к использованию пе­стицидов, которые, казалось бы, уже были отвергнуты. Это химические препараты, многие из которых чрезвычай­но опасны для человека. Можно вспомнить знаменитый ДДТ (или попросту - дуст). Да, он действительно способ­ствовал повышению урожайности сельскохозяйственных культур, и его даже называли одним из элементов «зеле­ной революции», которая более 50 лет назад произошла в странах развивающегося мира. Но использовался он в таких масштабах, что его следы были обнаружены в пе­чени антарктического пингвина. Распад этого препарата, который крайне опасен для человека, составляет 50 лет. Так что мы еще до сих пор пользуемся «благами» этой ре­волюции. Поэтому одним из важнейших условий разви­тия с внедрением новых технологий является понимание необходимости тщательного и взвешенного, экологиче­ски обоснованного внедрения разработанных человеком технологий. Мы не сильнее природы, мы её до конца не познали.

-      Могут ли «экологичные» технологии быть выгодны для экономики?

-      Без какого-либо сомнения. Давайте посчитаем, что могут нанести природной среде «неэкологичные» техно­логии. Потери ресурсов, нанесение вреда окружающей природной среде, уничтожение видов и подвидов. Это все наносит колоссальный и, как правило, не восстановимый ущерб окружающей среде. Оценить его в полной мере не­возможно. Восстановить тоже. Мы знаем, что «природа знает лучше». И вот она-то и решит, насколько выгодны и рациональны экологичные технологии. Именно поэто­му следует учитывать положение концепции устойчивого развития: три столпа, на которые мы должны опираться, чтобы достичь «прекрасного будущего»: экономика, соци­альная составляющая и экологическая опора. Как этого до­стичь, в значительной степени зависит от нас.

-      Уважаемый Андрей Алексеевич, какому аспекту окру­жающей среды придается незаслуженно меньшее внимание?

-      По моему убеждению, незаслуженно меньшее вни­мание уделяется экологическому образованию, экологиче­скому воспитанию, формированию экологического созна­ния и экологической культуры. К сожалению, мы должны признать, что уровень экологической культуры россиян крайне низок. Мы не думаем о том, как мы воздействуем на природу. Еще в начале ХХ века выдающийся российский историк И.О. Ключевский говорил, что россияне избало­ваны и испорчены своими природными богатствами и по­этому они не думают о том, что они делают с природой. Возьмите нашего соседа - маленькую Финляндию. Там этого не происходит. Мы теперь имеем возможность часто ездить в Финляндию, в том числе и за хорошими, эколо­гически максимально чистыми продуктами. И появилось такое выражение: если в лесу нет мусора, значит вы уже в Финляндии. Конечно, сказанное выше не означает, что у нас в России с вопросом окружающей среды и развития в рамках экологического образования все плохо.

Например, в СПбГУ мы поначалу проводили занятия по социально-экологической проблематике в рамках спе- циалитета, затем бакалавриата. Уже почти 15 лет назад мы открыли магистерскую программу «Международное со­трудничество в области окружающей среды и развития», которая до настоящего времени остается единственной программой такого рода в России. И я очень высоко ценю то понимание, помощь и поддержку, которую я вот уже около 20 лет получаю от своих коллег по кафедре. Надо ска­зать, что коллеги-преподаватели поняли значимость этой программы буквально с первых дней её существования. Содержание программы направлено на то, чтобы подгото­вить будущих магистров к пониманию сложности и значи­мости глобальной социально-экологической проблемы и к обладанию умением и навыками принимать экономиче­ские и политические решения с учетом экологической си­туации. В 2017-2018 учебном году наша программа заняла почетное второе место во всем университете. Осенью 2017 года наша программа получила международную аккреди­тацию по европейским стандартам, и теперь мы не только имеем соответствующий документ, но и являемся одной из немногих магистерских программ в нашем университете. Наши выпускники работают в разных организациях стра­ны, таки как, например: комитет Молодежных организа­ций (арктическая тематика); Международная организация "Keystone Logistics"; ООО «Якутская алмазная компания»; Северо-Западное отделение Российской академии народ­ного хозяйства и государственного управления при Пре­зиденте РФ и др. Такое разнообразие мест работы наших выпускников доказывает, что специалисты этого профиля, т.е. в области сотрудничеств в эколого-политической и со­циально-экологической сферах действительно востребова­ны. Теперь «пробиваемся» в МИД России. К сожалению, там очень трудно найти должное понимание, но мы вовсе не теряем надежды. Наши выпускники, как и магистранты I-II курсов, проходят специальную практику, в основном по организации всероссийских и международных конфе­ренций. Я твердо знаю, что такой магистерской програм­мы как «Международное сотрудничество в области окру­жающей среды и развития» во многих странах просто не существует. Мы поставили вопрос шире, с перспективой не только развития этого подхода, но и его совершенствова­ния по мере изменений, которые, несомненно, будут про­исходить в мире.

Экологическое образование я вижу в трех измерени­ях: подготовка классических экологов- специалистов этой важной, фундаментальной науки. Их не должно быть очень много, но они должны быть полностью обеспечены всеми лабораторными условиями, всем оборудованием и матери­алами, которые им нужны для проведения исследований. Только экологи могут определить степень допустимой на­грузки на любую экосистему, включая такую огромную, как биосфера. Вторым измерением должна быть профес­сиональная, или прикладная экология - здесь суть её на­правленности и значимости заключается в том, что специ­алист в каждой профессии должен представлять, как его деятельность влияет на окружающую среду. Что допусти­мо в отношении природы, а что категорически запрещено. Третий «этаж» экологического образования и воспитания - это «социальная» или «гуманитарная» экология. Именно на этом уровне человек (в детском саду, в школе, в высшем учебном заведении, в постдипломном образовании, при проведении повышения квалификации, конечно, при со­ответствующем подходе и методике) должен быть научен пониманию всех сложностей, противоречий, всей важно­сти процесса взаимоотношений его с природой. Этот спо­соб непрерывного и обязательного экологического образо­вания закреплен в документах ЮНЕСКО, и мы должны его реализовывать. Кстати скажем, что в такой промышленно развитой стране, как Великобритания, экологическое об­разование при поддержке государства отсутствует - так мне говорили английские студенты, обучающиеся у меня по курсу «Региональные аспекты глобальной экологиче­ской безопасности».

-      А какие регионы планеты будут представлять инте­рес с точки зрения охраны окружающей среды? За каки­ми проблемами и в каких регионах нужно следить в пер­спективе? И какие экологические проблемы остались на постсоветском пространстве?

-      С точки зрения охраны и рационального использования природных ресурсов будут интересны те регионы, в которых в наиболее полном объеме сохранится не затронутая активной хозяйственной деятельностью биота. Это, конечно, леса Ама­зонии, леса России, леса и экосистемы других стран, включая Канаду и скандинавские государства. Кроме того, нужно соз­дать глобальный каркас специально особо охраняемых тер­риторий по всему земному шару. Каждая экосистема важна в рамках биосферы, а в самой биосфере, согласно учению В. И. Вернадского, все взаимосвязано, в ней нет каких-либо раз­деляющих границ.

Самая большая экологическая проблема, оставшаяся на постсоветском пространстве - низкий уровень экологиче­ской культуры и экологического сознания. Вот это нам нуж­но преодолеть. Конечно, отдельных регионов, испытавших экологическую нагрузку много. Например, это Калмыкия, на территории которой почти не осталось ненарушенных земель. Восстанавливать их - это очень дорого и долго. Вто­рым примером я бы привел состояние нашего лесопользо­вания. На территории России находится без малого 20% всех лесопокрытых земель суши. Но мы получаем от использова­ния этих ресурсов доход не больше, чем получает маленькая Финляндия. Более того, за счет рационального лесопользо­вания Россия могла бы получать доходы не меньше, чем от продажи нефти. Но лес то - это восстанавливаемый ресурс! Плохо, что руководство страны до сих пор принимает по­ловинчатые решения в этом плане.

-      Если немного отойти от экологической проблема­тики и затронуть проблемы политики, то какие на Ваш взгляд основные причины создания ЕАЭС? И что можно сделать для успешности ЕАЭС в экономическом плане (например, по сравнению с ЕС)?

-      Ответ на этот вопрос требует понимания тех собы­тий, которые происходят в мире в последние 50-60 лет. На­равне с термином «Международные отношения» появился термин «Мировая политика». Правда, еще Вильгельм II в своих воспоминаниях писал о хозяйственных взаимо­отношениях между странами и о мировой политике. Но его понимание этого термина не соответствует сегодняш­ним представлениям о том, что происходит в мире. Дело в том, что понятие «международные отношения» вошло в практику уже очень давно. Но это были отношения между государствами, народы которых имели к этим процессам весьма отдаленное отношение. С народами ни короли, ни цари, ни императоры, ни многие государственные деятели до сих пор не очень то и считаются. У них главные задачи заключаются в сохранении государственных интересов. А вот постепенно формировались новые рамки отношений между так называемыми акторами, действующими в ми­ровых процессах, стали входить не только государства, но и международные межгосударственные и неправительствен­ные организации, важные международные конференции. Что это определяет? В рамках мировой политики госу­дарствам становится все труднее решать свои задачи. Они вынуждены считаться с другими акторами. Здесь можно привести в пример Международные конференции ООН по окружающей среде и развитию. В их работе представи­тели международных неправительственных и националь­ных экологических организаций превышали численность участников-представителей межгосударственных между­народных организаций. И более того, именно представите­ли неправительственных экологических кругов настаивали не только на принятии ряда решений, но и на доведении их до широкой мировой общественности. Так вот ЕАЭС бу­дет таким важным актором, который в значительной степе­ни будет уравновешивать деятельность различных акторов в экономической сфере, что неизбежно приведет и к реше­нию региональных и глобальных социально-экологических проблем. Роль ЕАЭС заключается в том, чтобы стать реги­ональной экономической организацией, способной играть роль активного глобального актора.

Для успешности деятельности ЕАЭС в экономическом плане не следует соревноваться ни с какой другой регио­нальной экономической организацией. Так, и в развитии

ЕС существуют определенные сложности. И они носят комплексный характер: экономический, политический и даже идеологический. Возьмите в качестве примера вы­ход Великобритании из ЕС, результаты выборов в Венгрии, «упрямое» поведение Польши и т.д. Но нужно учитывать, что первые шаги в формировании будущего ЕС были опре­делены необходимостью восстановления почти полностью разрушенной экономики стран Европы. Да, им большую помощь оказали Соединенные Штаты за счет так называе­мого плана Маршалла. Советский Союз от него отказался и «побудил» отказаться от него и послевоенную Чехослова­кию. Связанность этой помощью со стороны США ощуща­ется в Европе до сих пор. Поэтому появились и торговые противоречия, и соревнования между долларом и евро. Страны-организаторы ЕАЭС имеют достаточно развитое народное хозяйство, могут помогать друг другу и можно надеяться на успех развития этой экономической между­народной организации. Конечно, согласно объективным законам экономического развития, и в ЕАЭС будут свои сложности и трудности. Но задача государственных деяте­лей и гражданского общества будет состоять в том, чтобы, если можно, такие сложности предупредить, а, если они уже возникнут, то спокойно, разумно разрешить.

-      Андрей Алексеевич, высказывается такая позиция, что процессы евразийской интеграции могут способство­вать распаду России? Или наоборот это будет способство­вать сплочению?

-      Вы, знаете ли, это очень серьезный вопрос. И его ре­шение зависит как от политической разумности и взвешен­ности руководства стран-участниц, так и от поведения на­родов, вошедших в эту организации. Нам нужно учитывать опыт распада Советского Союза. Конечно, можно винить во всем американских империалистов, противников нашей страны в других регионах и странах. Во многом виноваты мы сами. Начатая М. С. Горбачевым перестройка означала рез­кий поворот в развитии СССР. Сейчас модно М. С. Горбаче­ва резко критиковать. Да, им было сделано много ошибок. На одной из встреч с преподавателями и студентами Санкт- Петербургского университета М. С. Горбачев признал свои ошибки и сказал, что он должен был действовать иначе. Конечно, изменения проходили очень медленно. А всем хотелось, чтобы все произошло очень быстро. И когда на авансцену вышел Б. Н. Ельцин, который один раз проехал­ся в московском троллейбусе и посетил обычную городскую поликлинику, он получил поддержку сотен тысяч советских людей. Они поверили, что через несколько месяцев жизнь будет как в ведущих западных странах. И мы получили раз­рушенную экономику, распавшийся Советский Союз. Но ведь была еще программа «500 дней» разработанная и пред­ложенная молодым в то время экономистом и начинающим политиком Г. А. Явлинским. Она получила высокую оценку значительной части населения страны, но .... опубликова­на к тому времени она еще не была. Сказалась наша совет­ская привычка: «Не читал, но осуждаю». Поэтому не следу­ет торопиться, нельзя ожидать от президента России В. В. Путина, что очень скоро все будет прекрасно. Положение в стране сложное. Разрушенная в 1990-е годы экономика, появление группы олигархов, практически бесплатно по­лучивших безмерные богатства, приватизация по Л. Б. Чу­байсу оказались необратимыми. А вот рассчитываться за все эти безобразия приходится нам, простым гражданам Рос­сии. А в последнее время нам пришлось еще и поддержи­вать таких «бизнес-умельцев», как О. Дерипаска, поскольку может обвалиться его хозяйственная система, а хуже будет нашей стране и её гражданам. Так что я уверен, что надо, как давно говорилось в нашем российском народе: «семь раз отмерить и один раз отрезать». Давайте вспомним о нашем национальном празднике - 12 июня. Ведь Верховный Совет России объявил о суверенитете! За это решение голосова­ли, в том числе и юристы-депутаты Верховного Совета. Но суверенитета в федеративном государстве быть не может - это ведь старая истина. Далее: сравните Декларацию о су­веренитете России и Конституцию Российской Федерации. Там есть серьезные расхождения. И что нам теперь делать? Какой документ исправлять? Нельзя не учитывать, что улуч­шением нашего положения недовольные многие развитые страны, как в Европе, так и в Америке. Конечно, мы справ­ляемся с наложенными на нас санкциями. Но это вовсе не может способствовать общему успеху России.

-      Андрей Алексеевич, к 2030 году планируется созда­ние Евразийского Союза. По примеру с Европейским Со­юзом можно ли уже предвидеть развитие событий в кон­тексте экономика-экология?

-      Я уже говорил, что соревноваться с Европейским Со­юзом не следует. Но использовать его опыт в экономико­экологической сфере разумно. Здесь очень важен момент, который называется принципом субсидиарности. Он со­стоит в том, что каждая из стран-участниц ЕС должна ча­стично поделиться своим суверенитетом именно в сфере окружающей среды и развития. Сегодня в ЕС насчитывает­ся 27 стран-участниц. Все они располагаются в различных климато-географических зонах. На их территориях сло­жились различные экосистемы. Значит, принимать один единственный «правильный» экологический закон для всех нельзя. Поэтому в рамках европейского экологическо­го права существует понятие «Директива». Её содержание направлено на решение какого-то важного экологического вопроса. Но с учетом своих эколого-географических харак­теристик для реального выполнения такой директивы каж­дое государство разрабатывает и принимает свои решения. Кроме того, в ЕС все страны участницы имеют свою эко­логическую политику, в которую мы включаем: наличие специального природоохранного органа, существование действенного экологического права, наличие широкого, поддерживаемого государством экологического образова­ния и наличие широких связей в области международного сотрудничества в экологической сфере. Вот эти принципы европейского экологического права следует обязательно ввести в действие в Евразийском Союзе. Развивать евра­зийскую эколого-экономическую политику необходимо на основе научно обоснованной базы, с учетом эколого-гео­графических характеристик каждого государства. И нико­им образом нельзя откладывать решение этого вопроса в долгий ящик.

-      Какие ракурсы экологической дипломатии можно увидеть в рамках этих организаций?

-       В данном случае ответ может быть связан только с конкретными организациями, направлениями и целями их деятельности. Но при всех прочих и равных условиях нужно понять, что экологическая дипломатия это такое новое, пионерское направление, в котором нужно выде­лить его ядро и периферию. Очевидно, что цель экологи­ческой дипломатии это сбережение нашей планеты Земля. Уже первые космонавты говорили, что Земля - это малень­кий кораблик в пустыне Космоса. И увидеть её оттуда, из далекого пространства, нами мало изученного и нам мало известного, значит понять, что Земля только одна. Второй такой нет, и не будет. Все разговоры о переселении на Марс или куда-нибудь ещё, подальше от того, что мы понадела­ли с Землей, на ближайшие века или десятилетия - это пустые разговоры. Лучше сохранить нашу Землю для неё самой и для нас в таком виде, в котором она была создана. Вопрос «Кем и Как?» остается большим и важным вопро­сом, на который наука до сих дней не смогла дать убеди­тельного ответа.

Но это будет возможно сделать на основе биосферно-но- осферного подхода, разработанного и предложенного В. И. Вернадским. Сложившееся учение «Ноосферизма» говорит о том, что человек должен понять, что учитывать надо не только свои личные, общественные или государственные интересы, но и интересы всего более чем 7,5 миллиардного населения Земли. А при этом нужно учитывать, что до наших дней демо­графический рост населения нашей планеты не остановился, значит всем вместе нужно готовиться к решению новых про­блем.

-      Уважаемый Андрей Алексеевич, наш традицион­ный вопрос в заключение Вашего интервью. Что бы Вы хотели пожелать авторам, читателям и сотрудникам «Ев­разийского юридического журнала»?

-      Конечно, кроме традиционных пожеланий здоровья и счастья, я бы обратился к сотрудникам, авторам и читателям столь уважаемого, известного, необходимого журнала с поже­ланиями успешной работы во всех возможных областях зна­ний, которые интересуют вас и которые приносят вам удовлет­ворение и определенный уровень чувства достаточности, ибо наше существование не может быть счастливым и успешным, если мы не получаем удовольствия от результатов, да и самого процесса работы.

Спасибо за столь содержательное интервью, много­уважаемый Андрей Алексеевич!

Интервью брали:



Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.