Persona Grata

Евразийский юридический журнал

PERSONA GRATA
Роль СССР и России в Евразийском пространстве
Интервью с Батхиевым Рашидом Хусейновичем, судьей Верховного Суда России в почетной отставке, кандидатом юридических наук, членом Совета Российской службы мира

Интервью с Батхиевым Рашидом Хусейновичем

№ 5 (60) 2013г.

Interview with Rashid Huseynovich Bathievym, a Judge of the Supreme court of Russia in honorable retirement, phD, a member of the council of the Russian service of peace.

Визитная карточка:
Рашид Хусейнович Батхиев родился в мае 1940 г. в городе Орджоникидзе Северо-Осетинской АССР. С 23 февраля 1944 г. более 13 лет находился в ссылке в казахской ССР Со­ветского Союза. трудовую деятельность начал с 12 лет.

После окончания Саратовского юридического института с 1964 по 1976 гг. работал на должностях судьи Моздокского городского суда, судьи и председателя пригородного район­ного суда Северо-Осетинской АССР.

в 1974 г. окончил заочно аспирантуру на кафедре уголовного процесса юридического факультета московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и защитил кан­дидатскую диссертацию по теме: «процессуальное положение судьи районного звена в со­ветском уголовном процессе».

С 1976 по 1982 г. - первый заместитель председателя Верховного Суда Чечено-Ингушской АССР (председатель Судебной коллегии по уголовным делам).

С 1982 по ноябрь 1992 г. - заместитель Министра юстиции Северо-Осетинской АССР.

В 1992-1993 годах работал заместителем Главы Администрации Ингушской Республики.

В 1993 - 1994 г. - судья Ставропольского краевого суда (председатель Постоянной сессии в Ингушской Республики по рассмотрению дел, подсудных региональным судам, и жалоб на судебные решения судов районного звена и по координации деятельности судейского корпуса республики согласно действующей тогда конституции России).

С 1994 г. - судья Верховного Суда Российской Федерации с высшим квалификационным классом до выхода в почетную отставку по возрасту в июне 2010 г.

Общий трудовой стаж более пятидесяти лет, из них более сорока пяти лет по юридической профессии и более тридцати пяти лет судьей.

Занимался по совместительству с основной работой более 10 лет педагогической деятельностью в вузах Грозного и Вла­дикавказа.

За время трудовой деятельности, службы в армии неоднократно награждался и поощрялся государством, ведомственными органами и общественными организациями, избирался в представительные органы власти разных уровней и в партийные орга­ны. Участвовал в разработке законопроектов на региональном уровне.

Указами президента Российской Федерации награжден за заслуги в укреплении законности, защите прав и законных инте­ресов граждан и многолетнюю добросовестную работу 3 января 2006 г. званием «Заслуженный юрист Российской Федерации», 6 марта 2008 г. «Орденом Почета», двумя медалями, высшими наградами автономных республик (Указом Президиума Верхов­ного Совета Северо-Осетинской АССР №-УК-72 от 3 мая 1988 г. - Почетной грамотой). В октябре-ноябре 1992 г. находился в заложниках.

Научные исследования опубликованы в основном по темам судоустройства и уголовного судопроизводства. Имеет более тридцати публикаций в изданиях: «Вестник МГУ», «Советская юстиция», сборниках научно-практических конференций по пробле­мам культуры судопроизводства и предупреждения преступлений. Работы опубликованы в основном в изданиях научных центров вузов Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Грозного и Владикавказа. Соавтор «Научно-практического комментария к Уго­ловно-процессуальному кодексу РФ» под редакцией А.Я. Сухарева, изданного в 2002 г. в Москве (переиздан в 2004 г.).

Занимается общественной деятельностью, участвуя в публичных собраниях и конференциях. Является членом редакци­онного совета Евразийского юридического журнала. Член Ассоциации выпускников Саратовского юридического института. Принял участие в Учредительной конференции нового международного общественного движения - Российская служба мира, где избран членом Совета.

О Рашиде Хусейновиче Батхиеве писалось во многих юридических биографических справочниках, в том числе в ежегодных биографических справочниках «Федеральная и региональная элита России».

********************************************************

Рашид Хусейнович БатхиевС Вашего позволения, многоуважаемый Рашид Ху­сейнович, хотелось бы Вам задать несколько вопросов, связанных с бывшим СССР, прошедшим 20-летием СНГ в конце прошлого года и созданием Евразийского эконо­мического союза. Что означал и означает для Вас лично Советский Союз? Как Вы оцениваете итоги пройденного пути государствами - участниками Содружества в тече­ние двух последних десятилетий?

-     Я был в числе большинства советских людей, кто был против распада нашей великой державы - Советского Союза. Поэтому, как и многие другие советские люди, воспринял развал СССР как свою личную трагедию и трагедию всего со­ветского народа, который был уже сформирован как единая государственно-политическая общность. Последствия этого исторического события оказались трагическими и печальны­ми для миллионов бывших граждан СССР.

Российское государство исторически формировалось и развивалось как полиэтническое публичное образование, включая в себя широкий спектр национальных языков и куль­тур. На громадной территории исторической России в тече­ние многих веков происходило взаимовлияние и взаимообогащение всех народов страны.

Стержнем советского народа был великий русский народ, единым языком межнационального общения был и остается в Российской Федерации (исключением не является и Север­ный Кавказ) и в значительной степени в ближнем зарубежье русский язык.

В Конституции СССР было закреплено равноправие и братство народов всей нашей великой страны. В этом состояло и состоит величие и мощь нашей единой многонациональной страны, в развитии и укреплении которой представители всех национальностей всегда играли и сегодня продолжают играть, уже, к сожалению, только в рамках Российской Федерации, весьма существенную роль.

Большой вклад в укрепление Российского государства вносили и вносят представители всех народов, проживавших и проживающих в России, в том числе и в северокавказских регионах в составе нашей Федерации, являющиеся гордостью всей нашей страны: ученые, политики, военные, писатели, му­зыканты, художники, врачи, спортсмены...

С большим уважением вспоминаю людей, которые были против распада СССР (например, о приезде Нурсултана На­зарбаева в Москву после сговора в Беловежской пуще в 1991 г.). В то время «лидеры» некоторых союзных республик стали манипулировать общественным мнением, провозглашая «не­зависимость и самостоятельное развитие» как благо народа, появились и в России федеральные политики, раздаривавшие суверенитет и независимость регионам, иногда и вопреки же­ланию последних. Большинство граждан нынешних стран - участниц СНГ сохранили самые добрые чувства к России, многие их «лидеры» быстро потеряли доверие своих граждан, которые в большинстве своем до сих пор не теряют свою боль­шую симпатию к России.

Уверен, абсолютное большинство бывших граждан СССР, проживающих в разных частях Евразии, да и всей нашей пла­неты, сохранило уважение к России и память об ушедших из жизни достойных представителях всех народов, когда-то за­селявших нашу общую Родину. Сохранение братских отно­шений между народами нашего Содружества и памяти о по­гибших наших предках в Великой Отечественной войне - не только ностальгия о прошлом, но и положительный импульс к интеграции евразийского пространства, формированию благополучия народов всех стран СНГ.

Безусловно, создание СНГ стало положительным факто­ром сохранения дружественных отношений бывших народов СССР и развития евразийской интеграции на новом истори­ческом витке. При этом особо подчеркну - без национализма и коррупции: эти два главных зла и подтачивают основы госу­дарственности всех государств нашего Содружества.

  -     Как выходец по рождению и по длительной про­фессиональной деятельности из северокавказского регио­на, имеющий большой жизненный опыт и многолетнюю ответственную юридическую службу, как Вы оцениваете роль и влияние многочисленных наций и народностей на территории Российской Федерации на развитие нашей страны?

-     Как говорит наш многоуважаемый Президент Влади­мир Владимирович Путин: «Граждане России вправе выра­жать свое мнение и бороться за него всеми законными мера­ми...». Готов отстаивать свои убеждения, пока не убедят, что не прав.

Немало у разных народов нашей страны людей, явля­ющихся гордостью не только России. Сохраняют уважение, берегут их память во всем евразийском пространстве, и не только. Всех героев войны и труда, людей с творческими до­стижениями, вызывающих восхищение, невозможно перечис­лить в нашей беседе. Наглядным примером являются съезды ветеранов великой Победы всего советского народа над фашиз­мом в странах СНГ, Израиле. Нельзя не отметить присвое­ние высшему учебному заведению Казахстана, Евразийскому национальному университету, имени выдающегося русского ученого, этнографа и историка Льва Николаевича Гумилева. Список этот можно было продолжить - он бесконечен.

К примеру, мои земляки, проживающие на станции Кушмурун Семиозерного (Аулиекольского) района Кустанай- ской области Казахстана, где я впервые пошел в школу, отсле­живают своих земляков, отличившихся в жизни в политике, науке, культуре и в других сферах, гордясь и напоминая им об истоках. Знаю, в частности, что кушмурунцы не только с помо­щью средств массовой информации Казахстана интересуются обстановкой в странах СНГ, читают печатные издания России, в том числе и Евразийский юридический журнал. У них име­ется свой официальный сайт, рассказывающий с гордостью о десятках живых и ушедших в иной мир достойных земля- ках-кушмурунцах: полковнике Федоре Ефимовиче Макарове, награжденном за заслуги перед народами СССР шестью ор­денами и 18 медалями, проживающем ныне в Украине, о мно­гих других, в том числе о трех ингушах. Трогательно, что не забыли и меня, а в большом объеме информации о земляках и отзывах нет ничего отрицательного о них.

Не могу умолчать об одном из ингушей, учившемся со мной в одной школе в Кушмуруне, закончившем за один год два класса, авиационном и ракетном конструкторе Муссе Сул­тановиче Мальсагове. Мусса вместе с Гагариным готовился для полета в космос в будущем, в 1960 г. награжден первым орде­ном Боевого Красного Знамени за непосредственное участие в уничтожении американского шпиона - самолета У-2, управля­емого Пауэрсом, в числе нескольких десятков государственных наград имеется медаль Королева, ему присвоено звание «За­служенный испытатель ракетно-космической техники».

-  Вы первый в истории России и пока единственный представитель ингушского народа, ушедший в почетную отставку с высокой должности судьи Верховного Суда Российской Федерации. Кого Вы еще могли бы назвать из высокопрофессиональных юристов - выходцев из Ингу­шетии?

-     Надо отметить, что профессия юриста долгое время была особо популярна и среди ингушского народа. Немало профессионалов высокого уровня по этой специальности и в настоящее время. Известен широкому кругу И.М. Костоев, расследовавший резонансные дела (Чикатило и др.), а ныне его величают государственным деятелем. Нельзя не отметить вы­сокий профессионализм Б.М. Гарданова, начавшего профес­сиональную трудовую деятельность адвокатом, работавшего членом Верховного Суда Чечено-Ингушской АССР, предсе­дателем районного суда, ушедшего в отставку из Генеральной прокуратуры РФ; И.А. Фаргиева - председателя Верховного Суда Республики Ингушетия, доктора юридических наук, профессора; Б.Ю. Сейнароева - судью Высшего Арбитраж­ного Суда РФ в отставке, доктора юридических наук. Объем нашей беседы не позволяет назвать и охарактеризовать ингу­шей - юристов, зарекомендовавших себя как профессионалы высокого уровня, о которых можно говорить много и долго.

      -     Как Вы относитесь к национальному вопросу, свя­занному с выходцами с Кавказа?

-     Выходцы не только из Республики Ингушетия, а со всего Северного Кавказа проживают во многих регионах России и странах СНГ. Среди них имеются люди, завоевавшие уважение и признание на региональном и федеральном уровне много­летним добросовестным трудом со своими достижениями на выбранном поприще. Естественно, они активно участвуют и в настоящее время в происходящих в странах процессах, на­правленных на интеграцию государств в единое евразийское пространство. Возможно, их вклад в общее развитие страны и достигнутые результаты не столь значителен, однако говорить о нем надо (целое состоит из частичек). Результатом евразий­ского мышления и воли населения граждан стран СНГ явля­ется создание Евразийского экономического союза, свидетель­ствующее о продолжении интеграционных процессов.

В то же время, независимо от национальной принадлеж­ности и религиозного состояния души человека, культура по­ведения должна присутствовать с учетом особенностей места его пребывания. Соблюдение особенностей места нахождения требует уважения к человеку без учета его национальности, как от так называемых «понаехавших», так и от коренного на­селения.

К сожалению, многие средства массовой информации и просвещенный люд забыли о толерантности к приезжим в гости или на работу. Что касается кавказцев и других граж­дан России, их права на выбор места пребывания и на пере­движение прописаны в Конституции РФ, эти права должны соблюдаться и защищаться властью. Но особо хочу отметить, что конституционное право выходцев из Кавказа не означает освобождение их от ответственности по закону за свои проти­воправные действия в Москве или в других городах.

Честно скажу, человеку, выросшему в национальной сре­де, тяжело ориентироваться за пределами территории свое­го рождения и воспитания. таких проблем, кстати, у меня не было. Этим я обязан своим предкам, большую часть жизни проведшим вдали от малой родины в казахско-русской среде, и своим родителям, которые были настоящими интернацио­налистами.

Моим дальним предкам еще до революции пришлось по­кинуть Кавказ, они были принудительно поселены в многона­циональный город Астрахань, где гармонично прожили с до­стойными представителями других народов. Вернулись после революции вместе с друзьями - татарами, калмыками. Одни купили землю, застроили общий большой двор хуторного типа, другие приобрели жилье на станции Назрань. Отец вырос в мно­гонациональной среде. Родители нам, своим детям, рассказыва­ли о национальных бедах и достижениях, много положительно­го говорили о достоинствах никогда не предавших их русских, татар, казахов и других, с которыми впоследствии пришлось их детям и им самим общаться бесконфликтно и дружить.

Считаю, для достойного человека нет альтернативы ува­жительному отношению к особенностям любой нации и веры, для него важнее, каков человек (а не бывшая пятая графа в па­спорте, к которой у некоторых сохраняются ностальгические чувства). Семейный уклад, домашнее и школьное воспитание, образ жизни родителей и само военное время положительно повлияло на людей моего поколения в целом, хотя, как гово­рят, «в семье не без урода».

23 февраля 1944 г. в более трагичное время еще шла война уже за пределами СССР - мне в трехлетнем возрасте в статусе «спецпереселенца» вместе со своим народом пришлось поки­нуть отчий край. Товарный вагон мчал нашу семью и тысячи других в суровую казахстанскую зиму. Не осознавая трагич­ности происходящего, наблюдал и до сих пор вспоминаю эти дни, столь отчетливо врезавшиеся в мою детскую память. Большой двор хуторного типа с плодовым садом, где жили ба­бушка, вся дружная семья Батхиевых и астраханские татары.

До сих пор не могу забыть ровесника Фарида, с которым по­стоянно играл во дворе и на реке Назранька.

В Казахстане нам, как и абсолютному большинству ингуш­ских семей, в первые годы приходилось буквально выживать в постоянной борьбе с голодом, холодом, неустроенностью новых бытовых условий. Обыкновенным жильем «спецпере- селенцев» в этот период являлись наспех сооруженные зем­лянки на окраинах населенных пунктов. Семьям, мужчины которых находились на фронте, было значительно тяжелее выживать. Находился на фронте и мой дядя, людей мучила не только безысходность жизни, но и отсутствие вестей с фрон­та о судьбе родных. От моего дяди Батхиева Антона (Ахмед) Берсоновича до выселения приходили весточки (треугольни­ки) с Ленинградского фронта. Страдали его мать, две сестры, и переживали все родственники в связи с отсутствием вестей о его судьбе и потерей связи с ним. Затем объявили его без вести пропавшим, не помогла и телепрограмма «Жди меня».

Только после смерти матери и сестер в 2010 г. в военном архиве обнаружили наградной лист от 14 января и приказ от 31 января 1943 г. о награждении моего родного дяди - ко­мандира отделения отдельной роты автоматчиков - орденом Красного Знамени. В наградном листе указано: «представлен к награде "за умелые, решительные и смелые действия в бою за деревню... беспощадно расстреливал противника, лично сам уничтожил восемь фашистов, захватил радиостанцию и мелкокалиберную пушку"». Только сейчас нам удалось уста­новить, что в звании лейтенанта он похоронен на Воинском братском кладбище в поселке Помпали Салдусского района Латвии.

Вскоре нашей семье по стечению обстоятельств удалось пе­ребраться на жительство на ближайшую станцию железной до­роги Кушмурун, там же, в Казахстане, где нас приютила русская женщина, муж которой не вернулся с войны. Отец получил ра­боту кочегара водокачки, начав с землянки, построили жилище. Радостную весть об окончании войны сообщила приютившая нас русская женщина (радио и электричества не было).

Находясь в тяжелых условиях, ингуши не падали духом. Институты гостеприимства и взаимопомощи, традиционные для ингушского общества, в это время получили особенное развитие, общая беда еще более сплотила людей, ведь шла война, осталось много беспризорных детей. Сами, проживая в землянках, в тесноте, люди проявляли заботу о людях, не располагающих даже такой крышей над головой. Наша семья приютила у себя разновременно близких и дальних родствен­ников, мальчика-сироту и других, потерявших своих родных.

В эти годы мне, как и тысячам сверстников, рано при­шлось повзрослеть, преодолевать далеко не детские заботы. С братом помогали отцу с матерью по хозяйству, возили корм для скота, работали с отцом на стройках, еще ребенком устро­ился путевым рабочим на железнодорожную станцию. Однако гораздо тяжелее физических испытаний было морально-пси­хологическое давление, под которым находились все «спецпе- реселенцы», независимо от возраста. Видя, как старший брат мучительно переживает унизительность периодических явок для регистрации к коменданту, я, еще по возрасту свободный от нее, дал себе зарок никогда не ходить на эту ненавистную и унизительную регистрацию. Тем не менее, в десятилетнем воз­расте все-таки попал в комендатуру, будучи задержанным за самовольное отлучение в районный центр (за три километра от постоянного места жительства) для приобретения школь­ных принадлежностей.

Одно из запоминающихся, ярких и добрых событий в этот период «взрослого детства» для меня произошло в 1948 г., когда впервые пошел в школу. Здесь, в кругу сверстников, в ат­мосфере доброго отношения между одноклассниками, учите­лей, иногда забывал все тяготы будней «спецпереселенца», бы­вал по-настоящему счастливым. Быстро освоился, стал одним из лучших в классе, учился легко, проявляя большой интерес к изучению русского языка и получению знаний.

Не в малой степени этому способствовали педагоги, о ко­торых вспоминаю с большой благодарностью и теплотой. Глу­боко переживал в начальных классах, когда учительница Мар­гарита Андреевна вышла замуж за нашего соседа Н. Морозова. Запомнил на всю жизнь и учителя истории и классного руко­водителя - Анастасию Федоровну Афанасьеву. Педагог от бога, она не только прививала своим ученикам тягу к знаниям, но и уделяла особое внимание воспитанию у них представлений об общечеловеческих ценностях, прививала любовь к литературе и искусству (организовала школьный театр, в постановках ко­торого я принимал самое активное участие).

Не могу забыть и своих одноклассников - Колю Ляшен- ко (отец погиб на войне), Сашу Тулупова, Шамиля Акулова и многих других (у матери сохранилась фотография моего 4 класса). Старший брат Шамиля Роберт учился с моим братом, они жили с тетей Рашидой (отец их не вернулся с фронта), с этой интеллигентной для того времени семьей мы постоянно общались.

После смерти Сталина, в 1954 г. переехали в город Алма- Ату, но я долго переписывался с друзьями, помню несколько строчек из стихотворения Шамиля. В Алма-Ате с 1955 г. учил­ся в вечерней школе рабочей молодежи, совмещая учебу с ра­ботой на производстве. В этот период пришлось попробовать себя в разных отраслях. Мечтал стать профессиональным стро­ителем и готовился поступать в строительный техникум. Осу­ществлению этих планов помещала радостная весть - 13-лет­нее изгнание ингушей и других народов закончилось, люди получили возможность вернуться на малую родину.

При возвращении на Кавказ в июне 1957 г. не пустили в г. Орджоникидзе, и наша семья поселилась в селе Альтие- во. Вскоре устроился разнорабочим в совхоз и одновременно учился в средней школе. Мечты о прозаической, но практи­ческой профессии строителя сменились новыми мечтами о военной форме офицера, не менее притягательной являлась профессия следователя, магнетизируя не только своим извест­ным по кинолентам романтизмом, но и столь близким мне уклоном, переросшим к концу окончания школы во вполне осознанный выбор.

   -     Многоуважаемый Рашид Хусейнович, уверен, что читателей нашего юридического журнала не может не интересовать, как в дальнейшем сложилась Ваша учеба на правоведа, а далее и очень интересная Ваша профессио­нальная судьба.

-     В 1959 г., имея за плечами сверх необходимого для до­пуска к вступительным экзаменам пятилетний стаж трудовой деятельности, добился направления для поступления в Сара­товский юридический институт им. Д.И. Курского. Однако пройти конкурс с первого раза не удалось. Возвратившись, в том же году поступил в Чечено-Ингушский педагогический институт и Торгово-кооперативную школу, которую закончил. Проучившись ровно год в педагогическом вузе, в 1960 г. вторая попытка завершилась успешно.

Саратовский юридический институт, один из лучших профильных вузов страны, дал мне необходимую теоретиче­скую подготовку, ставшую основой для профессионального и карьерного роста. Учеба, несмотря на высокие требования, давалась легко, первый курс окончил с отличными отметками.

На уровень академических знаний не могла не влиять необхо­димость подрабатывать на производстве для успешного вос­полнения традиционного дефицита студенческого бюджета. Обычным способом заработка для советского студента-очни- ка была работа грузчика и она, кстати, неплохо оплачивалась. С друзьями-сокурсниками подрабатывал разнорабочим и на местном секретном 105-Заводе, часто трудился в выходные дни в ночную смену, разгружая вагоны и баржи в порту. Со­ветские студенты получали особую закалку трудом и учебой, вырастая после не только в настоящих профессионалов, но и в приспособленных к самостоятельной взрослой жизни людей. Для современных студентов этот способ «закаливания» также не противопоказан.

Впервые с деятельностью судебных органов, ставшей для меня впоследствии «делом жизни», столкнулся во время сту­денческой практики, которую проходил в прокуратуре и суде Назрановского района Чечено-Ингушетии. Именно во время прохождения первой учебной практики поставил перед собой цель - стать судьей. С этого момента последовательно, шаг за шагом шел к достижению намеченной цели. После окончания института в 1964 г. должен был отправиться в соответствии с предоставленными местами на работу в прокуратуру Чече­но-Ингушской АССР (в судебные органы республики мест не было), но принял решение реализовать свой собственный вы­бор. И мне это удалось, ректор института, председатель рас­пределительной комиссии профессор В.А. Познанский пред­ложил меня на работу в судебные органы соседней Северной Осетии, в город, где я родился, на единственное место, предо­ставленное для этой республики.

Приятно вспоминать уважительное отношение авторитет­ных коллег по судебному корпусу и людей, с которыми сводила судьба. Поставил задачу следовать «букве закона», что означало в первую очередь защищать права и законные интересы граж­дан и государства. Судья Верховного Суда Северо-Осетинской АССР Махарбек Федорович Гагиев посоветовал и помог мне в 1971 г., «не отрываясь от производства», поступить на заочное обучение в аспирантуру на кафедру уголовного процесса Мо­сковского государственного университета имени М.В. Ломоно­сова, по окончании которой я защитил диссертацию на соис­кание ученой степени кандидата юридических наук. В основу исследования по теме «Процессуальное положение судьи рай­онного звена в уголовном судопроизводстве» был положен и личный опыт, накопленный за годы работы в районных судах.

В 1976 г. пригласили на работу в Верховный Суд Чечено- Ингушетии на должность первого заместителя председателя Верховного Суда республики, где работал до 1982 г., и, являясь одновременно председателем судебной коллегии по уголовным делам, рассматривал наиболее «нашумевшие», сложные дела.

В 1982 г. по указанию центральных органов СССР возвра­тился в Северную Осетию на должность первого заместителя Министра юстиции Северо-Осетинской АССР и проработал до октября 1992 г.

Во время известных событий по изгнанию ингушей из Пригородного района и г. Владикавказа в субботу, 31 октября, осетинские вооруженные формирования захватили меня в за­ложники из моей квартиры. После освобождения для участия в переговорном процессе с ингушской стороной тайно вывез детей, укрывавшихся в другом населенном пункте с помощью знакомых, и вынужденно покинул родной город, потеряв, кро­ме работы, жилье и имущество, как и более пятидесяти тысяч других ингушей, подвергшихся «этнической чистке».

С конца 1992 по апрель 1993 г. занимал должность заме­стителя главы администрации Ингушской республики, без­результатно пытаясь возвратить беженцев в свои жилища, но власть России не защитила конституционные права граждан страны. В 1993 г. в соответствии с действовавшей в то время Кон­ституцией РСФСР возникла необходимость создания судебной инстанции на замену несформированному Верховному Суду Республики, и я решил вернуться к избранной профессии. Верховный Совет РСФСР избрал меня судьей Ставропольско­го краевого суда и в качестве председателя Постоянной сессии по Ингушетии для рассмотрения дел, посудных региональ­ным судам, и кассационных жалоб на судебные решения судов районного звена и т. п., координируя деятельность судейского корпуса, находился в Республике Ингушетия.

С 1994 г. и до выхода в почетную отставку по возрасту в 2010 г. являлся судьей Верховного Суда Российской Федерации с высшим квалификационным классом.

Благодарю представителей всех народов, коллег, с кото­рыми жить и работать мне повезло, чье участие помогло моей семье преодолеть всякие трудности и невзгоды по жизни.

После смерти родителей не часто бываю в Ингушетии, но сохранил любовь к малой родине, всегда стремился донести до своего окружения особенности и своеобразие своей этно­культурной среды, достойные качества своего народа, никогда не забывал об ответственности перед Ингушетией, всем Кав­казом, Россией. Надеюсь, что небольшой экскурс в мою про­изводственную и служебную деятельность позволил ответить на Ваш вопрос о моем отношении к представителям разных народов и к негативным проявлениям в межнациональных от­ношениях.

    -     Как Вы, как профессиональный юрист с громадным опытом, оцениваете процессы, связанные с судебной ре­формой, и нынешнюю правотворческую деятельность в России?

-     За последние 20 лет многое изменилось, и не раз. Даже невозможно сравнивать - совершенно другая страна, дру­гое общество, другие правоохранительные органы и суды. И правотворчество другое - постоянно меняющееся. Конечно, не все можно приветствовать, переживаю по поводу многих новых поползновений, потерь старых ценностей и подходов в правоприменительной деятельности. И не потому, что у меня «старое мышление старого человека». тогда действительно было свободнее, высоко ценился профессионализм, он, кстати, был и есть. Страшно было, когда центр стал терять управление регионами, возникали «удельные княжества». С появлением Владимира Владимировича Путина эти процессы сократи­лись, Федеральный центр укрепился, имеет возможность по­всеместно влиять на экономическое развитие всех регионов, одинаково обеспечивать права всех граждан, обеспечить демо­кратическое развитие страны и соблюдение законов. Для это­го требуются профессионалы очень высокого класса, которых немало и сейчас.

Однако можно осторожно говорить о некоем корпора­тивном непрофессионализме, связанном с зависимостью от стремления соответствовать не закону, а официальной пози­ции, подделываться под вкус начальства. Более того, ощуще­ние такое, что эту проблему не стараются решить. Массово предавая частичной огласке отдельные темы, такие как борьба с коррупцией, очищение государственных органов от жуликов и воров и т. п. - преступников ловят избирательно, наглядно трезвонят о несуществующих достижениях и не арестовыва­ют настоящих преступников, дезинформируют общество и Президента. такие попытки ввести в заблуждение страну не имеют перспектив. Вселяют надежду некоторые установки, содержащиеся в послании президента В.В. Путина, и его дей­ствия по обращениям граждан, что развитие страны пойдет в правильном направлении.

     -     Как Вы относитесь к обсуждаемым предложениям о переезде Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в г. Петербург и о слиянии их с Конституцион­ным Судом?

-     Мое мнение и отношение к этой затее неоднозначно, сожалею, что не могу повлиять на принятие решений по об­суждаемой проблеме. Считаю, что вопрос переезда высших судов касается всех граждан России. Убежден, что решение о переносе Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда в северную столицу можно принять толь­ко по результатам референдума по этому вопросу.

Существующие же различные точки зрения по вопросу слияния и перевода высших судов в Петербург не учитывают обстоятельств, связанных с участниками судебных процессов, вынужденных и сейчас ездить в высшие суды далеко от места проживания. Я бы подчеркнул, что в настоящее время в выс­ших судах судейскому персоналу созданы добротные условия для работы. Памятно, когда в здании Верховного Суда РФ на улице Ильинка работали в очень тесных условиях, даже судьи размещались до трех человек в кабинете. Личная заслуга Пред­седателя Верховного Суда РФ, что бывшее здание Верховного Суда СССР перестроено, возведены новые корпуса, технически оснащено с применением новейших достижений.

Заботу следует первую очередь проявлять о населении Большой Страны, люди не всегда имеют возможность доби­раться даже до Москвы по судебным и другим делам, а отправ­лять в Санкт-Петербург - есть покушение на их право иметь доступ к правосудию. Если здания судов в Москве пригляну­лись кой-кому (вспомним Минобороны), то можно уступить их домогателям, построив новейшие здания судов на терри­тории новой Москвы с теми же затратами, которые требуются на переезд в Петербург. Что касается объединения судов, такая идея возникала еще при принятии действующей Конститу­ции, предусмотревшей разделение властей на законодатель­ную, исполнительную и судебную. Предусмотрев в новейшей Конституции наряду с Верховным Судом Конституционный и Арбитражный Суды, судебная власть получилась «трехгла­вой», а возникающие между ними трения по поводу судебной практики и других вопросов правосудия ослабляют эту власть.

В печати известные эксперты видят в этой затее полити­ческий аспект, увязывают с необходимостью создания долж­ности для Дмитрия Медведева. Разумеется, решения по пере­езду судов или по другому поводу под определенную персону для одного лица, даже для самого уважаемого, не в интересах правового развития страны и не будут поняты гражданами. Большая часть юридической общественности без одобрения отнеслась к изданным вопреки положению о равноправии су­дей указам о полномочиях и правах персонально в отношении председателя Конституционного Суда, а через некоторое вре­мя председателя Верховного Суда и ждет следующий указ в отношении Председателя Высшего Арбитражного Суда.

В судах действительно возникала разная практика по применению одних и тех же правовых норм. Объединение судов позволит исключить из судебной практики такие явле­ния. Эксперты и профессионалы обоснованно полагают, что объединение судов повлечет сокращение штатов, позволит сократить расходы денежных средств из бюджета. Объеди­ненному суду следовало бы вернуть полномочия Верховного Суда СССР, чьи решения, содержавшиеся в постановлениях Пленума, были обязательны для всех правоприменительных органов. такое решение может положительно повлиять и на законотворческий ажиотаж, нарушающий принцип стабиль­ности законов.

Древнекитайский философ-мудрец Лао-Цзы говорил: «Когда множатся законы и приказы, растет число воров и раз­бойников».

Согласен с мнением экспертов о недопустимости раз­рушения работающей структуры под конкретного человека, даже «крупной фигуры», а также о выделении администра­тивного правосудия. Однако считаю, что проблему обеспече­ния единой практики применения права не решить создани­ем структуры, состоящей из представителей трех судов - по два судьи от каждого суда для решения спорных вопросов, потому что каждый представитель будет отстаивать мнение своего суда.

Настоящая проблема не в отсутствии законов, а в непри­менении или неправильном применении существующих зако­нов, во множестве подзаконных актов, противоречащих суще­ствующим законам, и вообще в законодательном ажиотаже в Государственной Думе. Объем нормотворческой «продукции» возрос настолько, что позволяет говорить о «законодательном спазме». В 2012 г. было принято «всего» 334 закона. Удивляет и соответствующее подзаконное регулирование в этом же году: Министерство Российской Федерации в этом году зарегистри­ровало 5400 различных инструкций и приказов министерств и ведомств. Такой «инициативой» повышаются риски быть привлеченным к ответственности по вновь установленным или измененным старым правилам. Статистика показывает, что количество дел об административных правонарушениях ежегодно возрастает.

В то же время законодательный ажиотаж не повлиял на результаты борьбы с коррупцией. По-прежнему свыше 80% осужденных являются мелкими бытовыми взяточниками. В докладе Национального антикоррупционного комитета кон­статируется: «В России пока не было ни одного процесса, в котором за коррупционную деятельность в места лишения свободы отправляли бы чиновников высокого уровня. До сих пор не возвращен в судебном порядке ни один коррупцион­ный рубль, выведенный за рубеж... ни одной посадки по загра­ничным деньгам». Не закончились арестами и дела министров и других фигур, значимых, приближенных к власти.

   -     В октябре прошлого года Вы приняли участие в Уч­редительной конференции нового международного об­щественного движения - Российской службы мира. Чем она Вас, известного юриста, привлекла?

-     На учредительной конференции был утвержден Устав РОСМИРА, так сокращенно называется новое международ­ное общественное движение. В соответствии с ним Российская служба мира является международным общественным объеди­нением, действующим в рамках публичной дипломатии и име­ющим важное значение для российской внешней политики.

Цели и задачи Российской службы мира самые благород­ные - содействие повышению роли общественной диплома­тии в развитии культурного, информационного, гуманитарно­го и иного конструктивного международного и двустороннего сотрудничества; оказание поддержки деятельности русскоя­зычных общин, в том числе в их правовой защите, равно как и находящихся за рубежом российских граждан и т. д. Уверен, что в условиях попыток нового передела мира особое значе­ние приобретает способность России обеспечить свои нацио­нальные интересы и укрепить свои международные позиции в ключевых регионах мира, в частности, на Ближнем Востоке.

   -     Многоуважаемый Рашид Хусейнович, в заключение наш традиционный вопрос, что Вы хотели бы пожелать редколлегии, авторам, читателям Евразийского юридиче­ского журнала?

Я давно знаком и общаюсь с главным редактором, из­вестным и чтимым во всех странах СНГ российским ученым. Журнал живет, побеждает и будет, уверен, далее успешно идти вперед, способствуя своей активной позицией дальней­шему развитию евразийской интеграции. Открытость, прав­дивый интернациональный дух импонируют народам СНГ, у которых не исчезают из памяти добрые межнациональные отношения в Советском Союзе. Знаю высокое мнение очень многих ученых-правоведов, юристов-практиков из ближнего зарубежья о Евразийском юридическом журнале - популяр­ном ежемесячном периодическом издании, который за пять лет своей деятельности немало сделал для сплочения народов нашего Содружества и формирования Евразийского экономи­ческого союза.

Желаю Евразийскому юридическому журналу быть таким же правдивым и настойчивым в это непростое время для нас всех, России и Евразийского Содружества. Искренне желаю ре­дакции и многочисленным авторам дальнейших успехов!

-     Спасибо!

Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.