Persona Grata

Евразийский юридический журнал

PERSONA GRATA
Джони Ааси:
Палестина и международное право
Интервью с Джони Ааси, профессор публичного права и политических наук, заведующим кафедрой демократии и прав человека ЮНЕСКО Университета Ан-Наджах (An-Najah, Наблус, Палестина)

Интервью с Джони Ааси, профессор публичного права и политических наук

№ 8 (135) 2019г.

JONI AASI

PALESTINE AND INTERNATIONAL LAW

Interview with Joni Aasi, professor of public law and political science, head of the Department of democracy and human rights of UNESCO, an- Najah University (Nablus, Palestine)

Доктор Джони АасиВизитная карточка

Доктор Джони Ааси - профессор публичного права и политических наук Университета Ан-Наджах (An-Najah, Наблус, Палестина), заведующий кафедрой демократии и прав человека ЮНЕСКО этого же университета. Он получил высшее об­разование во Франции, а в 2000 году защитил диссертацию (Ph.D.) в сфере публичного права и политических наук в Универ­ситете им. Жана Мулена (Jean Moulin, Лион) на тему «Парадигмы перед вызовом времени: восприятие распада советской империи политологами и историками».

В настоящее время сфера его научных интересов включает международное право, гражданство, государственность, конститу­ционные трансформации, демократические процессы, экологическое право. Он работал в Университете Бирзейт (BirZeit), был при­глашенным профессором в Институте политических исследований (Лион, Франция), Университете Ренн-2 (Франция), Университете Палермо (Италия), привлекался в качестве эксперта Палестинской национальной администрацией, а также международными и на­циональными неправительственными организациями, в том числе Всемирной организацией здравоохранения, ЮНЕСКО, Палестинской гидрологической группой, Центром коммунальных услуг (Ан-Наджах) и др.

***************************************

-      Вы работали деканом юридического факультета, а в настоящее время возглавляете кафедру ЮНЕСКО в Университете Ан-Наджах (An-Najah) в Наблусе (Палести­на). Расскажите, пожалуйста, о Вашем университете и Вашей кафедре.

-      Университет Ан-Наджах является самым большим среди 14 университетов, находящихся на оккупированных палестинских территориях. В нем учится 23305 студентов; среди них 62 % - девушки, 10 % - магистранты (Master) и док­торанты, 9 % - студенты, не являющиеся палестинцами. Пе­дагогический состав состоит из 1298 преподавателей, - то есть мы имеем одного профессора на 18 студентов. В универси­тете работают 13 факультетов, предлагающих 90 программ лицензиата (Licence); 23 программы специалитета и 62 про­граммы магистратуры и докторантуры.

Стоит отметить, что расходы на учебу в Палестине - до­вольно велики, тогда как социально-экономическая ситуация в силу оккупации и связанных с ней ограничений является весьма тяжелой. В этой связи в течение 2017/2018 гг. Универ­ситет предоставил стипендии 42 % студентов.

Что касается кафедры ЮНЕСКО, то у нее есть два при­оритета. Во-первых, она осуществляет проекты, связанные с вовлеченностью Университета в жизнь палестинского обще­ства, - такие как проект, касающийся права на жилье в рай­оне Наблуса; проект, касающийся права на электричество и коммунальные услуги в Зоне C, и проект, касающийся права на воду. Другие проекты национального масштаба касают­ся экогражданства и учреждения комитета против пыток (Стамбульский протокол). Во-вторых, она организует конфе­ренции. За последние годы были проведены пять больших конференций, посвященных экономике сопротивления, кон­ституционному праву, праву на натуральные ресурсы и воду. Мы также организовали 40 учебных дней и мини-конферен­ций, посвященных различным предметам, - от критики прав человека до политического лидерства и альтернативных ва­лют.

-          Каковы особенности юридического образования в арабских странах? Влияет ли особый статус Палестины на университетское образование?

-           На мой взгляд, юридическое образование в арабском мире страдает в силу авторитарного контекста, в рамках ко­торого независимость судебной власти не обеспечивается должным образом. Это объясняет трудности, испытываемые при формировании научных позиций и критических интер­претаций. Оккупация, которую Макиавелли определял, как отвратительную тиранию, формирует еще более тяжелый контекст. Израильская оккупация в этом смысле - не исклю­чение. Палестинским университетам долгое время запрещали открывать юридические факультеты, - все они были созданы относительно недавно: юридический факультет в университете Аль-Гудс Абу Дис (Al Guds Abu Dis) - в 1994 г., факультет в университете Ан-Наджах - в 1995 г., факуль­тет в университете Бирзейт (BirZeit) - только в 2004 г. Именно поэтому правовую культуру необходимо расширять и углу­блять, особенно в области международного права, наруше­ния которого являются частью повседневной жизни пале­стинцев и проявляются не только в оккупации как таковой, но и в подавлении и угнетении (конфискация земель и огра­ничения передвижения палестинцев), а также в применении поселенцами насилия по отношению к палестинцам и их имуществу.

-      В настоящее время Вы занимаетесь вопросами за­щиты прав палестинцев в Израиле. Расскажите, пожа­луйста, в чем суть проблемы и каковы варианты ее ре­шения?

-      Израильские авторы часто говорят о демократической природе Государства Израиль и о том, что оно является пра­вовым государством. Но его правовая система благоприят­ствует только еврейским гражданам, в то время как на прак­тике существует дискриминация палестинского сообщества 1948 г., составляющего 20 % населения. Следует подчеркнуть, что в результате применения силы палестинское сообщество стало меньшинством в своей собственной стране. Речь идет о коренном народе, которому международное право предо­ставляет право на самоопределение. В докладе правитель­ственного комитета под председательством судьи Теодора Орра (Theodore Orr), который был посвящен подавлению восстания палестинцев 1948 г., выражавших солидарность со своими братьями на оккупированных территориях, указано: «Арабское население Израиля представляет собой коренное сообщество, которое рассматривает себя как находящееся под властью большинства, состоящего из иммигрантов, что предполагает перспективу усиливающихся трений». На по­следних законодательных выборах дискриминация против палестинцев была краеугольным камнем пропаганды правых политических партий, таких как Ликуд (Likud, «Консолида­ция») и Исраэль Бейтену (Yisrael Beitino, «Наш дом - Изра­иль»), в то время как оппозиция требовала четкого определе­ния позиции по отношению к палестинскому населению. В ходе выборов некоторые журналисты и политики говорили о необходимости большего участия палестинского населения в публичной жизни, - и эти мнения не были маргинальными.

-     19 Июля 2018 г. Кнессет Израиля принял Основной Закон «Израиль - национальное государство еврейского народа». Не могли бы Вы прокомментировать это собы­тие?

-      Действительно, принятие данного закона является очень важным событием. Ст. 2 определяет еврейские симво­лы как символы государства; ст. 8 - еврейский календарь как официальный календарь, ст. 9 - День Независимости и День Памяти как официальные выходные дни. Ст. 7 устанавливает, что государственные ресурсы должны использовать для раз­вития еврейских сообществ и поселений. Эти преимущества сопровождаются отсутствием упоминаний о палестинском меньшинстве. Ст. 1 предоставляет исключительное право на самоопределение еврейскому народу на «Земле Израиля», не уточняя ее границ. Арабский язык отныне не является официальным; его место в официальных институтах опреде­ляется законом.

Данный закон, таким образом, закрепляет политику этнического контроля и исключения, реализуемую по отно­шению палестинцам, проживающим в Израиле. По сути, он знаменует переход от дискриминации скрытой, проявляю­щейся преимущественно в социальных практиках, к дискри­минации институциональной, основанной на колониальной модели и модели апартеида. Следует отметить, что закон вы­звал критику не только со стороны самих палестинцев, но и со стороны некоторых сионистских партий.

В Верховный Суд Израиля поступило семь возражений против данного закона, связанных с его противоречием прин­ципу равного гражданства. Так, в возражении, сформулиро­ванном сообществом друзов, делается акцент на равенстве граждан, находящихся на военной службе; в возражении, сформулированном сообществом бедуинов, подчеркивается, что поощрение переселенческой политики нарушает права собственности и повлечет за собой изменение этнического баланса в пустыне Негев и Галилее. Левая партия Меретц (Meretz) утверждает, что данный закон нарушает принцип пропорциональности, закрепленный в ст. 8 Основного Зако­на о свободе и достоинстве индивида 1992 г. Еще одно возра­жение было сформулировано 57 еврейскими интеллектуала­ми, выходцами из исламских стран (писатель Сами Михаэль, социолог Иегуда Шенхав, активист Роберт Абрагиль и др.), - в нем подчеркивается значение арабского языка для пале­стинского меньшинства и еврейской культуры.

-      Что Вы можете сказать о гражданстве палестинцев, проживающих на оккупированных территориях (Сек­тор Газы и Западный Берег), и их политических правах?

-      Это очень важный вопрос, над которым мы работа­ем совместно с моим российским коллегой - профессором Владиславом Толстых. Согласно ст. 5 Палестинской наци­ональной хартии 1968 г. палестинцами являются арабы, обычно проживавшие в Палестине до 1947 г., а также лица, рожденные после этой даты от палестинского отца. В 1995 г. Палестинская Администрация составила проект Закона о гражданстве, составленный по модели Иорданского закона о гражданстве 6/1954, который не распространялся на пале­стинцев, живущих в диаспоре, и не регулировал их натура­лизацию. В соответствие с распространенной арабской кон­цепцией гражданство рассматривалось как дар государства, а не индивидуальное право; исполнительной власти были предоставлены широкие полномочия по его предоставле­нию, не подлежащие судебному контролю. Проект не был принят и в последующем Администрация сознательно от­казывалась от регулирования этого вопроса, исходя из того, что гражданство относится к государству, а палестинское го­сударство пока еще не существует и не может быть создано под израильской оккупацией. Основной Закон, принятый Палестинским Советом в 2002 г., также не регулирует вопро­сов гражданства, но лишь предусматривает, что они будут регулироваться законом (ст. 7). Таким образом, в настоящее время основная часть палестинцев, проживающих на своей родине, не имеет регулярного гражданства.

Сказанное, однако, не означает, невозможности закре­пления нового типа гражданства, отражающего принадлеж­ность к нации, стремящейся к самоопределению. Данное гражданство может выполнять функцию идентификации соответствующей нации и способствовать решению про­блемы самоопределения. Правовой основой для него мог бы служить решение короля Великобритании 1925 г. и ста­тус государства-наблюдателя при ООН. Это гражданство можно сравнить с европейским гражданством. Во-первых, оно является переходным, - в том смысле, какой имел в виду Этьен Балибар, - т.е. результатом усилий самих палестин­цев, направленных на создание собственной идентичности и собственных институтов. Во-вторых, оно представляет собой определенный вызов суверенитету в том смысле, что предпо­лагает одновременно и территориальный аспект, и аспект, относящийся к трансцендентному существованию нацию. Это гражданство может иметь значение и в отношениях, свя­занных с участием народа в управлении оккупированными палестинскими территориями, и в отношениях, связанных с самоопределением. В первом случае оно предоставляло бы политические права всем жителям данных территорий и ле­гитимировало бы их статус. Во втором случае оно усиливало бы право на возвращение. Иными словами, оно отражало бы предварительный общественный договор, определяющий, помимо прочего, концепцию будущего палестинского госу­дарства. При определении лиц, имеющих право на данное гражданство, могут использоваться подходы, закрепленные в законах о возвращении Германии, Испании, Израиля, вос­точноевропейских государств и др. Данное гражданство не должно исключаться в силу наличия иного гражданства. По­сле создания независимого палестинского государства его об­ладатели, проживающие в других странах, должны получить возможность вернуться в Палестину и приобрести регуляр­ное гражданство.

Кроме того, данное гражданство может служить осно­вой для определения статуса палестинцев за границей (на­пример, выступать условием постоянного резидентства в арабских странах) и в рамках международных организаций (например, обеспечивать доступ палестинцев к междуна­родной гражданской службе). Оно также может служить основой для дипломатической защиты, осуществляемой па­лестинскими институтами, и таким образом восполнять про­бел в этой области. В целом, оно может представлять собой важный шаг в направлении независимости и автономии.

-     Недавно Палестина подала в Международный Суд ООН иск против США, касающийся переноса посольства этой страны в Иерусалим. Прокомментируйте, пожалуй­ста, это событие.

-      Ясно, что речь идет об акте, при помощи которого аме­риканская держава бросает вызов сложившемуся междуна­родному правопорядку. Поддержка израильской оккупации со стороны США, по сути, закрепляет угнетение палестин­ского народа. В юридическом плане дискуссия в Междуна­родном Суде ООН, по всей видимости, выйдет за пределы Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. и ее нарушения американским решением о переносе по­сольства из Тель-Авива в Иерусалим. Конечно, американцы будут утверждать, что Суд должен ограничиться рассмотре­нием Венской конвенции и не принимать во внимание дру­гие источники международного права, такие как резолюции ООН. Они также поднимут вопрос о правах и обязанностях третьих государств, - в данном случае Государства Израиль. Я, однако, думаю, что Суд учтет позицию международного сообщества по отношению к Иерусалиму как отдельному образованию (corpus separatum), которая, как показывают недавние обсуждения в рамках Совета Безопасности ООН, не изменилась. В отсутствие соглашения статус Иерусалима по-прежнему определяется на основе Резолюции 181 1947 г. В этом смысле перенос американского посольства в Иеруса­лим в юридическом плане ничего не меняет, тем более, что сам город расположен на ничейной территории, т.е. на ли­нии, разделяющей территории, оккупированные после 1967 г., и территории, оккупированные в 1948 г.

В целом я согласен с профессором Алиной Мирон (Alina Miron), полагающей, что правовой интерес, зафикси­рованный в палестинском иске, - состоит не в установлении нарушения международного права Израилем, - например, нарушения четвертой Женевской конвенции, а в установле­нии обязательства не злоупотреблять дипломатическими отношениями посредством учреждения дипломатической миссии на территории, не принадлежащей принимающему государству.

Очевидно, что американцы также выскажут сомнения, касающиеся статуса палестинского государства, однако ста­тья 81 Венской конвенции о праве международных договоров 1960 г. устанавливает: «Настоящая Конвенция открыта для подписания всеми государствами — членами Организации Объединенных Наций, либо членами одного из специали­зированных учреждений или Международного агентства по атомной энергии, либо участниками Статута Международного Суда, а также любым другим государством, приглашен­ным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций стать участником настоящей Конвенции». На мой взгляд, эта норма отсылает к практике, которая лежит в осно­ве Конвенции о дипломатических сношениях и состоит в том, что Генеральная Ассамблея может пригласить государства- члена ООН или ее специализированных учреждений стать участником Статута Международного Суда ООН. Палестина является государством, обладающим статусом государства- наблюдателя при ООН (Резолюция Генеральной Ассамблеи 67/19 2012 г.), членом ЮНЕСКО (2011), а также участником Статута Международного уголовного суда (2015). Для нас дискуссия в Международном Суде ООН выходит за пределы Венской конвенции 1961 г.; скорее, мы думаем о консолида­ции статуса палестинского государства в международном плане.

-     В прошлом году Вы посетили Россию. Каковы Ваши впечатления о нашей стране?

-      Да, действительно, в прошлом году я посетил Москву. Я провел в этом городе всего несколько дней и хотел бы в ближайшее время вернуться сюда. Я восхищаюсь русским народом, его культурой и его великими писателями, - таки­ми как Александр Солженицын и Александр Зиновьев. Во время моего визита я познакомился с русскими и украинца­ми и пережил в их компании незабываемые моменты. Меня поразило смешение этносов и групп, которое есть в вашей стране, и рождающийся на его основе дух сотрудничества и оптимизма.

-       Что бы Вы пожелали читателям нашего журнала?

-      Я хотел бы пожелать им оптимизма, хороших друзей и семейного счастья.

Интервью брал:

Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.