Наш юбиляр

Евразийский юридический журнал

Наш юбиляр — Батхиев Рашид Хусейнович

Наш юбиляр — Батхиев Рашид Хусейнович

Наш юбиляр — Батхиев Рашид Хусейнович, Судья Верховного Суда Российской Федерации в почетной отставке, Заслуженный юрист России.

№ 4 (83) 2015г.

Батхиеву Рашиду Хусейновичу — 75 ЛЕТ

К юбилею судьи Верховного суда Российской Федерации в почетной отставке, заслуженного юриста России, кандидата юридических наук, члена редакционного совета Евразийского юридического журнала Рашида Хусейновича Батхиева.

Батхиев Рашид Хусейнович

Рашид Хусейнович Батхиев родился в мае 1940 года в городе Орджоникидзе Северо-Осетинской АССР. С 23 февраля 1944 года более 13 лет находился в ссылке в Казахской ССР Советского Союза.

Трудовую деятельность начал с 12 лет. Общий трудовой стаж более пятидесяти лет, из них более сорока пяти лет по юридической профессии и более тридцати пяти лет судьёй. Занимался по совместительству с основной работой более 10 лет педагогической деятель­ностью в вузах Грозного и Владикавказа.

За время трудовой деятельности, службы в Советской Армии неоднократно награждался и поощрялся государством, ведомственными органами и общественными организациями, избирался в представительные органы власти разных уровней и партийные органы. Участвовал в разработке законопроектов на региональном уровне.

После окончания Саратовского юридического института с 1964 по 1976 годы работал на должностях судьи Моздокского городского суда, судьи и председателя Пригородного районного суда Северо-Осетинской АССР. В 1974 году окончил заочно аспирантуру на кафедре уголовного процесса юридического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова и защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Процессуальное положение судьи районного звена в уголовном процессе».

С 1976 по 1982 — Первый заместитель председателя Верховного суда Чечено-Ингушской АССР (председатель Судебной коллегии по уголовным делам).С 1982 по ноябрь 1992 г. — заместитель Министра юстиции Северо-Осетинской АССР.

В 1992-1993 г. работал заместителем Главы Администрации Ингушской Республики. В 1993-1994 г. — судья Ставропольского кра­евого суда — (председатель Постоянной сессии в Ингушской Республики по рассмотрению дел подсудных региональным судам и жалоб на судебные решения судов районного звена и по координации деятельности судейского корпуса республики согласно действующей тогда Конституции России). Имею дорогую Высшую Награду моей Республики «Орден За Заслуги».

С 1994 года — судья Верховного Суда Российской Федерации с высшим квалификационным классом до выхода в почётную отставку по возрасту в июне 2010 года.

Указами Президента Российской Федерации награждён за заслуги в укреплении законности, защите прав и законных интересов граждан и многолетнюю добросовестную работу 3 января 2006 года званием «Заслуженный юрист Российской Федерации», 6 марта 2008 года «Ор­деном Почёта», двумя Медалями, высшими наградами автономных республик (Указом Президиума Верховного Совета Северо-Осетинской АССР № -УК-72 от 3 мая 1988 года Почётной Грамотой, а в октябре-ноябре 1992 года находился в заложниках).

Научные исследования опубликованы в основном по темам судоустройства и уголовного судопроизводства..Имеет более тридцати публикаций в изданиях: «Вестник МГУ», «Советская юстиция», сборниках научно-практических конференций по проблемам судопроиз­водства и предупреждения преступлений, работы опубликованы в основном в изданиях научных центров вузов Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Грозного и Владикавказа. Соавтор Научно-практического комментария к Уголовно-процессуальному кодексу РФ под редакцией А. Я. Сухарева, изданного в 2002 г. в Москве (переиздан в 2004 г.).

Занимается общественной деятельностью, участвуя в публичных собраниях и конференциях. Является членом Редакционного со­вета Евразийского юридического журнала. Член Ассоциации выпускников Саратовского Юридического института, Межрегиональной общественной организации «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Отечества». Принял участие в Учредительной конференции нового международного общественного движения — Российская служба мира, где избран членом Совета РОСМИР.

О Рашиде Хусейновиче Батхиеве писалось во многих юридических биографических справочниках, в том числе в ежегодных биографиче­ских справочниках «Федеральная и региональная элита России».

Ниже наш юбиляр делится своими мыслями о прошлом, настоящем и будущем:

Был в числе большинства советских людей, выступавших против развала великой державы — Советского Союза, вос­принял как личную трагедию развал единой государственно­политической общности советский народ. Последствия этого исторического события оказались трагическими и печальными для многих миллионов бывших граждан СССР.

Российское государство исторически сформировалось и развивалось как полиэтническое публичное образование, включая в себя широкий спектр национальных языков и куль­тур. На громадной территории исторической России в течение многих веков происходило взаимовлияние и взаимообогаще- ние всех народов страны.

Социально-культурным стержнем советского народа был, и в России и других государствах СНГ остается великий рус­ский язык, единым языком общения является не только в Рос­сийской Федерации, но и в ближнем зарубежье.

В Конституции СССР было закреплено равноправие и брат­ство народов всей нашей великой страны — Советского Со­юза. В этом состояло и состоит величие и мощь нашей единой многонациональной государственности, теперь Российской Федерации. В развитии и укреплении нашего государства представители всех национальностей всегда играли и сегод­ня продолжают играть весьма существенную роль. Большой вклад в укрепление Российского государства вносили и вносят представители всех народов, проживающих в России, в том числе — тюркоязычных субъектов РФ — Татарстана, Башкорто­стана, Якутии и так далее, успешно развивающиеся в условиях федеративной государственности не представляя угрозы раз­витию единой российской государственности, а также, в севе­ро-кавказских регионах, составляющих гордость всей нашей страны: ученые, политики, военные, писатели, музыканты, художники, врачи, спортсмены. «Лидеры» некоторых союзных республик стали манипулировать общественным мнением, провозглашая «независимость и самостоятельное развитие» как благо народа, появились и в России федеральные политики раздаривать суверенитет и независимость регионам, а иногда и вопреки желанию последних. Большинство граждан ны­нешних стран-участниц СНГ сохранили самые добрые чувства к России, многие их «лидеры» быстро потеряли доверие своих граждан, которые в большинстве своем до сих пор не теряют свою большую симпатию к России.

Уверен, абсолютное большинство бывших граждан СССР, проживающих в разных частях Евразии, да и всей нашей пла­неты, сохранило уважение к России и память об ушедших из жизни, являющихся достойными представителями всех на­родов, когда-то граждане общей Родины. Сохранение братских отношений между народами нашего Содружества и памяти о предках, не переживших Великую Отечественную войну, по­ложительно влияет на интеграцию евразийского пространства и формированию благополучия народов всех стран СНГ.

Безусловно, создание СНГ стало положительным фактором сохранения дружественных отношений бывших народов СССР и развития евразийской интеграции на новом историческом витке без национализма и коррупции.

   Немало у народов нашей страны людей, являющихся гор­достью не только России. Сохраняют уважение, берегут их память во всём евразийском пространстве, и не только. Всех героев войны и труда, людей с творческими достижениями, вы­зывающих восхищение, невозможно перечислить. Наглядным примером являются съезды ветеранов великой Победы всего советского народа над фашизмом в странах СНГ, Израиле ... Нельзя не отметить присвоение государственному высшему учебному заведению Казахстана — Евразийскому националь­ному университету имя выдающегося советского ученого, эт­нографа и историка, Льва Николаевича Гумилёва.

Жители станции Кушмурун (Семиозёрного) Аулиекольско- го района Кустанайской области Казахской ССР, где я впервые пошёл в школу в 1948 году, отслеживают своих земляков, от­личившихся в жизни в политике, науке, культуре и в других сферах, гордясь и напоминая им об истоках. Узнал, что Кушму- рунцы не только из средств массовой информации Казахстана черпают информацию о странах СНГ, читают печатные изда­ния России, в том числе и Евразийский юридический журнал, имеют неофициальный сайт, где рассказывают с гордостью о десятках живых и ушедших в иной мир достойных земляках (живших в Кушмуруне). Нашёл сведения полковнике Фёдоре Ефимовиче Макарове, награждённом за заслуги перед наро­дами СССР шестью орденами и 18 медалями, проживавшем после войны на Украине, о многих других, в том числе о трёх ингушах. Растрогало, что не забыли и меня, что в большом объёме информации о земляках и отзывах нет ничего отрица­тельного о них.

Не могу умолчать об одном ингуше, учившемся со мной в одной школе, закончившем за один год два класса, авиа­ционном и ракетном Муссе Султановиче Мальсагове. Мусса вместе с Гагариным готовился для полёта в космос в будущем, в 1960 году награждён первым орденом «Боевого Красного Знамени» за непосредственное участие в уничтожении аме­риканского шпиона — самолёта У-2, управляемого Пауэрсом, в числе нескольких десятков государственных наград имеется «Медаль Королёва», ему присвоено звание «Заслуженный ис­пытатель ракетно-космической техники».

Как юрист, ушедший в почётную отставку с должности су­дьи Верховного суда Российской Федерации, хочу отметить, что профессия юриста долгое время была особо популярна и среди народов Ингушетии. Немало профессионалов высокого уровня по этой специальности и в настоящее время. Известен широкому кругу Костоев И. М., расследовавший резонансные дела (Чикатило и др.), а ныне его величают государственным деятелем. Хочу отметить и высокий профессионализм Гардано- ва Б. М., начавшего профессиональную трудовую деятельность адвокатом, работавшего членом Верховного суда Чечено-Ингуш­ской АССР, председателем районного суда, ушедшего в отставку из Генеральной прокуратуры РФ. Фаргиева И. А., являвшийся заместителем председателя Военного Суда Северо-Кавказского федерального округа, ныне председателя Верховного Суда Ре­спублики Ингушетия, доктора юридических наук, профессора; Сейнароева Б. Ю. — судью Высшего Арбитражного Суда РФ в от­ставке; доктора юридических наук. Объём настоящей рубрики не позволяет назвать и охарактеризовать всех ингушей — юри­стов, зарекомендовавших себя как профессионалы высокого уровня, которыми можно гордиться, говорить много и долго.

     Не только выходцы из Республики Ингушетия, а всего Северного Кавказа проживают во многих регионах России и странах СНГ, среди которых имеются завоевавшие уважение и признание на региональном и федеральном уровне своими достижениями на выбранном поприще многолетним добро­совестным трудом. Естественно, они активно участвуют и в на­стоящее время в происходящих в стране процессах. Возможно, их вклад в общее развитие страны и достигнутые результа­ты не столь значителен, однако говорить об этом надо (целое состоит из частичек). Результатом евразийского мышления и воля населения граждан стран СНГ является создание Евра­зийского экономического союза и убеждает в продолжении интеграционных процессов.

В то же время, независимо от национальной принадлеж­ности и религиозного состояния души человека культура по­ведения должна присутствовать с учётом особенностей места его пребывания. Соблюдение особенностей места нахождения требует уважения к человеку без учёта его национальности, как от так называемых «понаехавших», так и от коренного на­селения.

К сожалению, многие средства массовой информации и просвещённый люд забыли о толерантности к приезжим в гости или на работу. Что касается кавказцев и других граждан России их права на выбор места пребывания и на передвиже­ние прописаны в Конституции РФ, эти права должны соблю­даться и защищаться властью.

Но особо хочу отметить, что конституционное право вы­ходцев из Кавказа, не означает освобождение их или других граждан от ответственности по закону за свои противоправные действия в Москве или в других городах.

Честно скажу, человеку, выросшему в национальной среде, тяжело ориентироваться за пределами территории своего рож­дения и воспитания. Таких проблем, кстати, у меня не было. Этим я обязан своим предкам, большую часть жизни провед­шим вдали от Малой Родины в казахско-русской среде и своим родителям, которые были настоящими интернационалистами.

Моим дальним предкам ещё до революции пришлось по­кинуть Кавказ, они были принудительно поселены в много­национальный город Астрахань, где гармонично прожили с достойными представителями других народов. Вернулись после революции вместе с друзьями татарами, калмыками, одни купили землю, застроили общий большой двор хутор­ного типа, другие прибрели жильё на станции Назрань. Отец вырос в многонациональной среде. Родители нам, своим детям, рассказывали о национальных бедах и достижениях, много по­ложительного говорили о достоинствах никогда не предавших их русских, татар, казахов и других, с которыми впоследствии пришлось их детям и им самим общаться бесконфликтно и дружить.

Считаю, для достойного человека нет альтернативы уважи­тельному отношению к особенностям любой нации и веры, для него важнее каков человек (а не бывшая пятая графа в па­спорте, о возвращении которой у некоторых сохраняется но­стальгия). Семейный уклад, домашнее и школьное воспитание, образ жизни родителей и само военное время положительно повлияло на людей моего поколения в целом, хотя, как говорят «семья не без урода».

23 февраля 1944 года в более трагичное время ещё шла война уже за пределами СССР — мне в трехлетнем возрасте в образе «спецпереселенца», вместе со своим народом при­шлось покинуть отчий край. Товарный вагон мчал нашу семью и тысячи других в суровую казахскую зиму. Не осознавая тра­гичность происходящего, наблюдал и до сих пор вспоминаю эти дни, столь отчетливо врезавшиеся в мою детскую память. Большой двор хуторного типа с плодовым садом, где жили бабушка, вся дружная семья Батхиевых и астраханские татары. По настоящее время не могу забыть ровесника Фарида, с кото­рым постоянно играл во дворе и на реке Назранька.

    В Казахстане в первые годы, как и абсолютное большинство ингушских семей, были вынуждены буквально выживать, в постоянной борьбе с голодом, холодом, неустроенностью новых бытовых условий. Обыкновенным жильем «спецпереселенцев» в этот период яв­лялись наспех сооруженные землянки на окраинах населенных пунктов. Семьям, мужчины которых находились на фронте, было значительно тяжелее выживать. Находился на фронте и мой дядя, людей мучил не только безысходность жизни, но и отсутствие вестей с фронта о судьбе родных. От моего дяди Батхиева Антона (Ахмед) Берсоновича до выселения при­ходили весточки (треугольники) с Ленинградского фронта. Страдали его мать, две сестры и переживали все родственники в связи с отсутствием вестей о его судьбе и потерей связи с ним. Затем объявили его без вести пропавшим, не помогла и теле­программа «Жди меня». Только после смерти матери и се­стер в 2010 году в военном архиве обнаружили наградной лист за 14 января и приказ за 31 января 1943 года о награждении моего родного дяди — командира отделения отдельной роты автоматчиков — Орденом Красного Знамени. В наградном ли­сте указано: «представлен к награде «за умелые решительные и смелые действия в бою за деревню ... беспощадно расстре­ливал противника, лично сам уничтожил восемь фашистов, захватил радиостанцию и мелкокалиберную пушку». Только сейчас нам удалось установить, что в звании лейтенанта он по­хоронен на Воинском братском кладбище в посёлке Помпали Салдусского района Латвии.

Вскоре нашей семье по стечению обстоятельств удалось пере­браться на жительство на ближайшую станцию железной до­роги Кушмурун там же в Казахстане, где нас приютила русская женщина, муж которой не вернулся с войны. Отец получил ра­боту кочегара водокачки, начав с землянки, построили жилище. Радостную весть об окончании войны сообщила приютившая нас русская женщина (радио и электричества не было).

Находясь в тяжелых условиях, ингуши не падали духом. Институты гостеприимства и взаимопомощи традиционные для ингушского общества, в это время получили особенное развитие, общая беда еще более сплотила людей, ведь шла во­йна, много беспризорных детей. Сами, проживая в землянках, в тесноте, люди проявляли заботу о людях, не располагающих даже такой крышей над головой. Наша семья приютила у себя разновременно близких и дальних родственников, мальчика- сироту и других, потерявших своих родных.

В эти годы, мне, как и тысячам сверстников, рано пришлось повзрослеть, преодолевать далеко не детские заботы. С бра­том помогали отцу с матерью по хозяйству, возили корм для скота, работали с отцом на стройках, не повзрослев, устроил­ся путевым рабочим на железнодорожную станцию. Однако гораздо тяжелее физических испытаний было морально-пси­хологическое давление, под которым находились все «спецпе- реселенцы», не зависимо от возраста. Видя, как старший брат, мучительно переживает унизительность периодических явок для регистрации к коменданту, я, еще по возрасту свободный от нее, дал себе зарок никогда не ходить на эту ненавистную и унизительную регистрацию. Тем не менее, в десятилетнем возрасте, все-таки попал в комендатуру, будучи задержанным за самовольное отлучение в районный центр (за три километра от постоянного места жительства) для приобретения школьных принадлежностей.

Одно из запоминающихся, ярких и добрых событий в этот период «взрослого детства» для меня произошло в 1948 году, когда впервые пошел в школу. Здесь в кругу сверстников, в ат­мосфере доброго отношения между одноклассниками, учите­лей, иногда забывал все тяготы будней «спецпереселенца», бы­вал по-настоящему счастливым. Быстро освоился, стал одним из лучших в классе, учился легко, проявляя большой интерес к изучению русского языка и получению знаний.

    Не в малой степени этому способствовали педагоги, многие из которых являлись переселенцами. Их любовь сохранила в памяти большую благодарность и теплоту. Глубоко пере­живал в начальных классах, когда учительница Маргарита Ан­дреевна вышла замуж за нашего соседа Морозова Н.. Запомнил на всю жизнь и учителя истории и классного руководителя — Анастасию Федоровну Афанасьеву. Педагог от бога она не толь­ко прививала своим ученикам тягу к знаниям, но и уделяла особое внимание воспитанию у них представлений об обще­человеческих ценностях, прививала любовь к литературе и ис­кусству (организовала школьный театр, в постановках которого я принимал самое активное участие). Не могу забыть и своих одноклассников — Ляшенко Колю (отец погиб на войне). Ту- лупова Сашу, Шамиля Акулова и многих других (моя мать со­хранила фотографию моего 4 класса). Старший брат Шамиля Роберт учился с моим братом, они жили с тётей Рашидой (отец их не вернулся с фронта), с этой интеллигентной для того вре­мени семьёй мы постоянно общались.

После смерти Сталина, в 1954 г. переехали в город Алма- Ату, но я долго переписывался с друзьями, помню несколь­ко строчек из стихотворения Шамиля. В Алма-Ате с 1955 г. учился в вечерней школе рабочей молодежи, совмещая учебу с работой на производстве. В этот период пришлось попробо­вать себя в разных отраслях. Мечтал стать профессиональным строителем и готовился поступать в строительный техникум. Осуществлению этих планов помещала радостная весть — 13-летнее изгнание ингушей и других народов закончилось, люди получили возможность вернуться на Малую Родину.

При возвращении на Кавказ в июне 1957 года не пустили в г. Орджоникидзе и наша семья поселилась в селе Альтиево. Вскоре устроился разнорабочим в совхоз и одновременно учился в средней школе. Мечты о прозаической, но практической про­фессии строителя сменились новыми мечтами о военной форме офицера, не менее притягательной являлась профессия следова­теля, магнетизируя не только своим известным по кинолентам романтизмом, но и столь близким мне уклоном, переросшим к концу окончания школы в вполне осознанный выбор.

В 1959 году, имея за плечами сверх необходимого для до­пуска к вступительным экзаменам пятилетний стаж трудовой деятельности, добился направления для поступления в Сара­товский юридический институт им. Д. И. Курского. Однако пройти конкурс с первого раза не удалось. Возвратившись, в том же году поступил в Чечено-Ингушский педагогический институт и Торгово-кооперативную школу, которую закончил. Проучившись ровно год в педагогическом вузе, в 1960 г. вторая попытка завершилась успешно.

Саратовский юридический институт, один из лучших про­фильных вузов страны, дал мне необходимую теоретическую подготовку, ставшую основой для профессионального и карьер­ного роста. Учеба, несмотря на высокие требования, давалась легко, первый курс окончил с отличными отметками. На уро­вень академических знаний не могла не влиять необходимость подрабатывать на производстве, с успехом восполняя традици­онный дефицит студенческого бюджета. Обычным способом заработка для советского студента-очника была работа грузчика и она, кстати, неплохо оплачивалась. С друзьями-сокурсниками подрабатывал разнорабочим и на местном секретном 105 — За­воде, часто трудился в выходные дни в ночную смену, разгружая вагоны и баржи в порту. Советские студенты получали особую закалку трудом и учебой, вырастая после не только в настоящих профессионалов, но и в приспособленных к самостоятельной взрослой жизни людей. Для современных студентов этот способ «закаливания» также не противопоказан.

Впервые с деятельностью судебных органов, ставшей для меня впоследствии «делом жизни», столкнулся во время сту­денческой практики, которую проходил в прокуратуре и суде Назрановского района Чечено-Ингушетии. Именно во время прохождения первой учебной практики поставил перед собой цель — стать судьей. С этого момента последовательно, шаг за шагом, шёл к достижению намеченной цели. После оконча­ния института в 1964 году, должен был отправиться в соответ­ствии с предоставленными местами на работу в прокуратуру Чечено-Ингушской АССР (в судебные органы республики мест не было), но принял решение реализовать свой собственный выбор. И мне это удалось, ректор института, председатель распределительной комиссии профессор Познанский В. А., предложил меня на работу в судебные органы соседней Се­верной Осетии, в город, где я родился, на единственное место, предоставленное для этой республики.

Приятно вспоминать уважительное отношение авторитет­ных коллег по судебному корпусу и людей, с которыми сводила судьба. Поставил задачу следовать «букве закона», что означало в первую очередь защищать права и законные интересы граж­дан и государства. Судья Верховного Суда Северо-Осетинской АССР Гагиев Махарбек Фёдорович посоветовал и помог мне в 1971 году, «не отрываясь от производства», поступить на за­очное обучение в аспирантуре на кафедре уголовного процесса Московского государственного университета имени М. В. Ломо­носова. Моим руководителем был видный учёный, заведующий кафедрой уголовного процесса, д.ю.н., профессор, участник Ньюнбергского про­цесса над Гитлеровской верхушкой, отличный организатор Д. С. Карев, который определил тему диссертационного ис­следования. По окончании аспирантуры защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук. В ос­нову исследования по теме «Процессуальное положение судьи районного звена в уголовном судопроизводстве» был положен и личный опыт, накопленный за годы работы в районных судах.

В 1976 году пригласили на работу в Верховный суд Чечено­Ингушской АССР на должность первого заместителя предсе­дателя Верховного суда республики, где работал до 1982 года, являясь одновременно председателем судебной коллегии по уголовным делам, рассматривал наиболее «нашумевшие» и сложные дела.

В 1982 году по указанию центральных органов СССР воз­вратился в Северную Осетию, где проработал на должности первого заместителя Министра юстиции до октября 1992 года.

Во время известных событий по изгнанию ингушей из При­городного района и г. Владикавказа в субботу 31 октября осе­тинские незаконные вооруженные формирования захватили меня в заложники из моей квартиры. После освобождения для участия в переговорном процессе с ингушской стороной сосед тайно вывез детей, укрывавшихся в подвале дома, в другой населённый пункт, нашёл их с помощью знакомых и вынуж­денно покинул родной город, потеряв, кроме работы, жилье и имущество, как и более пятидесяти тысяч других ингушей, подвергшихся «этнической чистке».

С конца 1992 по апрель 1993 года занимал должность за­местителя главы Администрации Ингушской республики, без­результатно пытались возвратить беженцев в свои жилища, но власть России не защитила конституционные права граждан страны. В 1993 году возникла необходимость в соответствии с действовавшей в то время Конституцией РСФСР создания судебной инстанции в замену несформированного Верхов­ного Суда Республики и я, потеряв надежду решить судьбу беженцев и свою собственную, решил вернуться к избранной мной профессии судьи. Верховный Совет Страны назначил меня судьёй Ставропольского краевого суда. В качестве пред­седателя Постоянной сессии по Ингушетии по рассмотрению посудных региональным судам дел по первой инстанции и кас­сационных жалоб на судебные решения судов районного звена и т.п.. Координируя деятельность судейского корпуса, работал в Республике Ингушетия.

С 1994 года до выхода в почётную отставку по возрасту в 2010 году являлся судьей Верховного Суда Российской Феде­рации с высшим квалификационным классом.

Искренне благодарю представителей всех народов, коллег, жить и работать с которыми мне повезло, чье участие помогло моей семье преодолеть трудности и невзгоды по жизни.

После смерти родителей не часто бываю в Ингушетии, но со­хранил любовь к «Малой Родине», всегда стремился донести до своего окружения особенности и своеобразие своей этнокуль­турной среды, достойные качества своего народа, никогда не за­бывал ответственность перед Ингушетией, всем Кавказом, Рос­сией. Небольшой экскурс в биографию — производственную, служебную деятельность и т.д. — видимо позволяет ответить на вопрос о моём отношении к представителям разных народов и к негативным проявлениям в межнациональных отношениях.

Следует отметить и мнение профессионального юриста с большим опытом о процессах, связанных с судебной рефор­мой, и о нынешней правотворческой деятельностью. Считает, что последние 20 лет многое изменилось и негативный процесс продолжается, что невозможно сравнивать. Утверждает, что совершенно другая страна, другое общество, другие правоох­ранительные органы и суды. И правотворчество другое — по­стоянно меняющееся. Конечно, не всё можно приветствовать, переживаю по поводу многих новых поползновений, потерях старых ценностей и подходов в правоприменительной дея­тельности и не только судах. И не потому, что у меня «старое мышление старого человека». Тогда действительно было сво­боднее, высоко ценился профессионализм, он, кстати, был и есть. Страшно было, когда центр стал терять управление регионами, возникали «удельные княжества». С появлением Владимира Владимировича Путина эти процессы сократи­лись, Федеральный центр укрепился, имеет возможность по­всеместно влиять на экономическое развитие всех регионов, одинаково обеспечивать права всех граждан, обеспечить де­мократическое развитие Страны и соблюдение законов. Для этого требуются не только профессионалы высокого класса, которых немало и сейчас, при применении Закона необходимо соблюдать равное отношение к народам страны и гражданам, не должна превалировать политически составляющая. Можно осторожно говорить о некоем корпоративном непрофессиона­лизме, связанном с зависимостью от стремления соответство­вать не закону, а официальной позиции, подделываться под вкус начальства, ощущение такое, что эту проблему не стара­ются решить. Массово предавая частичной огласке отдельные темы, как борьбу с коррупцией, очищение органов от жуликов и воров и т.п. — тратят время и силы на преследование мни­мых врагов, «ловят» избирательно, наглядно трезвонят о не­существующих достижениях и не арестовывают настоящих преступников. Такие попытки ввести в заблуждение страну не имеют перспективу. Вселяют надежду некоторые публичные установки президента В. В. Путина и его действия по обраще­ниям отдельных граждан.

Небезразлично и предложение о переезде Верховного Суда РФ после объединения с Высшим Арбитражным Судом РФ в г. Петербург, но не состоялось слиянии их с Конституцион­ным Судом и вместо трёхглавой Судебная Власть стала двух­главой. Сожалею, что не могу повлиять на принятие решений по этой проблеме. Считаю, что вопрос переезда Высших судов касаются всех граждан России. Убеждён, решение о переносе Верховного Суда Российской Федерации в северную столицу, можно принять только по результатам референдума по этому вопросу. Существующие же различные точки зрения по вопро­су перевода в северную столицу не учитывают обстоятельства, связанные с участниками судебных процессов, вынужденных и сейчас ездит в Высшие Суды далеко от места проживания. Подчёркивает, что в настоящее время созданы добротные ус­ловия для работы судейскому персоналу. Памятно, когда в зда­нии Верховного Суда РФ на улице Ильинка работали в очень тесных условиях, даже судьи размещались до трёх человек в кабинете. Личная заслуга Председателя Верховного Суда РФ, что бывшее здание Верховного Суда СССР перестроено — воз­ведены новые корпуса, технически оснащено с применением новейших достижений. Заботу следует в первую очередь про­являть о населении Большой Страны, люди не всегда име­ют возможность добираться даже до Москвы, передвигаться по Москве и Московской области по судебным и другим делам, а отправлять на север — есть покушение на их право иметь до­ступ к правосудию. Если здания судов в Москве приглянулись кой — кому (вспомним Минобороны), то можно построить новейшие здания судов на территории новой Москвы за те же затраты, которые требуются на переезд в Петербург. Что каса­ется объединения судов, такая идея возникала ещё при при­нятии действующей Конституции, предусмотревшей разде­ление властей (законодательная, исполнительная и судебная).

   Предусмотрев в новейшей Конституции наряду с Верховным Судом — Конституционный и Арбитражный Суды, судеб­ная власть получилась «трёхглавой», а возникающие между ними трения по поводу судебной практики и других вопросов правосудия ослабляют эту власть. В печати известные экспер­ты видят в этой затее политический аспект и личный мотив. Разумеется, решения по переезду судов или по другому по­воду под определённую персону для одного лица, даже для самого уважаемого не в интересах правового развития страны и не будет понята гражданами. Большая часть юридической общественности без одобрения отнеслась к изданным, вопре­ки положению о равноправии судей, Указам о полномочиях и правах персонально в отношении председателя Конституци­онного Суда, а через некоторое время председателя Верховного Суда, вопреки положению закона о статусе судей.

Действительно, возникала разная практика по применению одних и тех же правовых норм. Объединение судов позволит исключить из судебной практики такие явления. Эксперты и профессионалы обоснованно полагают, что объединение судов повлечёт сокращение штатов, позволит сократить рас­ходы денежных средств из бюджета. Объединённому суду сле­довало бы вернуть полномочия Верховного Суда СССР, чьи решения, содержавшиеся в постановлениях Пленума, были обязательны для всех правоприменительных органов. Такое решение может положительно повлиять и на законотворче­ский ажиотаж, нарушающий принцип стабильности законов.

Древнекитайский философ — мудрец Лао — Цзы говорил: «когда множатся законы и приказы, растёт число воров и раз­бойников».

Считаю также, что проблему обеспечения единой практики применения права не решит созданием структуры, состоящую из представителей — по два судьи от каждого суда для реше­ния спорных вопросов потому, что каждый представитель будет отстаивать мнение своего суда. Проблема не в отсутствии законов, а в неприменении или неправильном применении существующих законов, в множестве подзаконных актов, часто противоречащих существующим законам, и вообще в зако­нодательном ажиотаже в Государственной Думе. Объём нор­мотворческой «продукции» возрос настолько, что позволяет говорить о «законодательном спазме». В 2012 году было при­нято «всего» 334 закона. Удивляет и соответствующее подза­конное регулирование в этом же году: Министерство Юстиции Российской Федерации зарегистрировало 5400 различных ин­струкций и приказов министерств и ведомств. Такой «иници­ативой» повышаются риски быть привлечённым к ответствен­ности за неведомые лицу нарушения по вновь установленным или изменённым старых правил. Статистика показывает, что количество дел об административных правонарушениях еже­годно возрастает.

В то же время, законодательный ажиотаж не повлиял на ре­зультаты борьбы с коррупцией. По-прежнему свыше 80% осуж­дённых являются мелкими бытовыми взяточниками. В докладе Национального антикоррупционного комитета констатиро­вано: «В России пока не было ни одного процесса, в котором за коррупционную деятельность в места лишения свободы отправляли бы чиновников высокого уровня ... До сих пор не возвращен бюджету в судебном порядке ни один корруп­ционный рубль, выведенный за рубеж., ни одной посадки по заграничным деньгам». Не закончились арестами и дела министров и других фигур, значимых, приближённых к власти, никто не ответил за подбор этих кадров.

    Состою в нескольких общественных организациях. На учре­дительной конференции был утвержден Устав РОСМИРА, так сокращенно называется новое международное общественное движение. В соответствии с ним Российская служба мира явля­ется международным общественным объединением, действу­ющим в рамках публичной дипломатии и имеющим важное значение для российской внешней политики. Цели и задачи Российской службы мира самые благородные — содействие повышению роли общественной дипломатии в развитии куль­турного, информационного, гуманитарного и иного конструк­тивного международного и двустороннего сотрудничества; ока­зание поддержки деятельности русскоязычных общин, в том числе в их правовой защите, равно как и находящихся за ру­бежом российских граждан ит.д. Уверен, что в новых условиях попыток нового передела мира особое значение приобретает способность России обеспечить свои национальные интересы и укрепить свои международные позиции в ключевых регионах мира, в частности, на Ближнем Востоке.


Рашид Хусейнович Батхиев (слева супруга Раиса Исмаиловна) с внуками

К 75-летию Рашида Хусейновича Батхиева

Время неумолимо. Кажется, совсем немного времени прошло со дня нашего знакомства. Тогда, в 1976 году, Рашид Хусейновичич пришел к нам в Верховный суд бывшей Чече­но-Ингушской АССР еще сравнительно молодым человеком. Пришел на должность заместителя председателя этого суда. Как позже стало известно — молодым, но много знающим, много повидавшим. С большим жизненным и профессиональ­ным багажом. И возглавил он судебную коллегию по уголов­ным делам. Верховный суд Чечено-Ингушетии в те времена считался одним из лучших в Северокавказском регионе и, есте­ственно, новому руководителю судебной коллегии нужно было быть, что называется, на уровне.

И с первых же дней своей работы Рашид Хусейнович пока­зал, что он не только соответствует уровню профессионализма коллектива, в который он попал, но и может внести в его рабо­ту свою весомую лепту. Как председателю одного из судебных составов и как члену Президиума Верховного суда республи­ки мне много раз приходилось участвовать в рассмотрении дел в кассационном и в надзорном порядке вместе с Рашидом Хусейновичем. И не могу припомнить случая, когда он пред­лагал бы принять решение по какому-то ни было делу без тщательного анализа и проверки всех доказательств по делу. И вообще, его отличительной чертой было умение тщательно, беспристрастно и объективно оценивать все доказательства по делу. И что больше всего меня поражало в нем, так это его умение не торопиться с выводами, умение выслушать мнение всех участников процесса, не высказывая преждевременно свое. Он слушал всех, а собственное мнение высказывал только после тщательного анализа мнения других. Это не каждому руково­дящем судье дано.

    Рашид Хусейнович ввел в практику обсуждение на совеща­ниях результатов рассмотрения судьями дел по первой инстан­ции. Но при этом никогда не позволял себе и другим участ­никам совещания высказывать мнение по поводу законности и обоснованности принятого судом решения. Он говорил, что для этого существует вышестоящая инстанция суда. Но при этом жестко спрашивал за нарушение сроков рассмотрения дела и допущенные процессуальные нарушения, если таковые имели место. Такая практика заставляла других судей быть еще более внимательными, более требовательными к себе и участ­никам процесса при рассмотрении конкретных дел и при окон­чательной оценке доказательств по делу.

Вспоминается случай, когда на Президиуме Верховного суда рассматривался протест прокурора республики на реше­ние по конкретному делу (не помню уже по какому). Все члены Президиума, кроме меня, проголосовали за отклонение про­теста. Я настаивал на том, что протест прокурора республики обоснован и его следует удовлетворить. Протест был отклонен. Через несколько дней Рашид Хусейнович вызвал меня к себе. Когда я зашел к нему он пожал мне руку и сказал: «Зря мы не прислушались к твоему мнению. Ты был прав. Придется писать представление на постановление Президиума». Ду­мается, не каждый начальник способен сказать такое своему подчиненному. Однако таким был Рашид Хусейнович, судья по призванию, ученый. Кандидат юридических наук.

Однако жизнь непредсказуема. В 1982 году Рашид Хусейно­вич был приглашен на работу, на должность заместителя Ми­нистра юстиции Северо-Осетинской АССР. После известных событий в Пригородном районе СОАССР в октябре 1992 года он попал в заложники.Судьба еще раз испытала его на проч- ность.Тяжелейший удар был нанесен

Не только Рашиду Хусейновичу, но и его супруге и детям. Р. Х. Батхиев после освобождения работал в Администра­ции Главы Республики Ингушетия, членом Ставропольского краевого суда. С 1994 года — судья Верховного Суда Российской Федерации. Заслуженный юрист России. Автор ряда научных работ. Таков вкратце Рашид Хусейнович. Человек, всегда вы­соко несший почетное звание «ЮРИСТ». И семью достойную воспитал Рашид Хусейнович. Перечислять не буду, но скажу лишь одно — его дети достойно продолжают дело отца. И по­следнее, не менее важное — прекрасный человек, прекрасная женщина Рая, его жена, его надежный тыл и опора. Здоровья и долгих лет тебе, Рашид Хусейнович, и твоим близким.

Багаудин Мажитович Горданов, федеральный судья России в отставке. г. Москва

Из истории рода Батхиевых к 70-летию Великой Победы:

   Не совсем поздно (через 60-70 лет) пришло осознание того что человеку, выросшему в национальной среде, тяжело ориентироваться за пределами территории своего рождения и воспитания. Хотя таких проблем у меня не было осознание связано с наблюдениями, жизненным опытом. Думаю, что у погибшего на Фронте борьбы с нацистскими захватчиками дяди Батхиева Ахмеда Б. также не было. Этим Батхиевы обя­заны предкам, проведшим значительную часть жизни в интер­национальной среде вдали от «Малой родины» как и своим ро­дителям, которые были настоящими интернационалистами.

Судьба Ахмеда (Антона) Батхиева вместе с семьёй, даже при тяжелейших испытаниях вместе с советским народом, могла быть более счастливой, если бы не война. Война, отнявшая его жизнь, ускорила и смерть самых дорогих для него людей. Нашим дальним предкам еще до революции достались нема­лые испытания — не по своей воле пришлось покинуть Кав­каз. Принудительное поселение в многонациональный город Астрахань сопровождалось немалыми испытаниями, трудно­стями. Гармоничное общение с достойными представителями других народов породнило их с ними.

Вернулись наши предки из Астрахани в Ингушетию после Октябрьской революции вместе с друзьями и родственниками- татарами, калмыками. Купив землю в с. Альтиево, застроили общий большой двор хуторного типа, а часть приезжих при­обрели жилье на станции Назрань. Родители рассказывали как представители других народов помогали преодолевать трудно­сти, о национальных бедах и достижениях, много положитель­ного говорили о достоинствах никогда не предавших русских, татарах, казахах и представителях других народов, с которы­ми впоследствии пришлось их потомкам и самим общаться бесконфликтно и дружить. Считаю, для достойного человека нет альтернативы уважительному отношению к особенностям любой нации и веры. Для каждого должно быть важнее, каков человек, а не бывшая пятая графа в паспорте, к которой сохра­няется ностальгия у значительной части населения.

Семейный уклад, домашнее и школьное воспитание, образ жизни родителей и само военное время положительно по­влияло на людей моего поколения в целом, хотя, как говорят, «в семье не без урода». 23 февраля 1944 г. в более трагичное время (ещё шла война уже за пределами СССР) мне в четырех­летнем возрасте в статусе «спецпереселенца» вместе со своим народом пришлось покинуть отчий край. Товарный вагон мчал нашу семью и тысячи других в суровую казахстанскую зиму. Не осознавая трагичности происходящего, наблюдал и до сих пор вспоминаю эти дни, столь отчетливо врезавшиеся в мою детскую память. Большой двор хуторного типа с плодовым са­дом, где жили бабушка, вся дружная семья Батхиевых и астра­ханские татары, двор нашего дома во Владикавказе, не могу забыть ровесника Фарида, с которым играл, смерть многих людей в пути следования и после прибытия в Казахстан.

    В Казахстане нам, как и абсолютному большинству ингуш­ских семей, в начале поселения приходилось буквально вы­живать в постоянной борьбе с голодом, холодом, неустроен­ностью. Обыкновенным жильем «спецпереселенцев» в этот период являлись наспех сооруженные землянки на окраинах населенных пунктов. Семьям, мужчины которых находились на фронте, было значительно тяжелее выживать. Находился на фронте и Батхиев Антон (Ахмед) сын Берса и Муинат. Лю­дей мучила не только безысходность жизни, но и отсутствие вестей с фронта о судьбе родных. Говорили, что от Ахмеда до выселения приходили письма треугольники из Коми АССР, где временно находился, и после как он добровольно Ухтин­ским райвоенкоматом был мобилизован на фронт. Отсутствие единственного сына- кормильца и вестей от него усиливали бытовые страдания его матери, двух сестёр (отец их умер до вы­селения), переживали и все родственники в связи с отсутствием вестей о его судьбе и потерей связи с ним.


Ахмед (Антон) Батхиев

По окончании войны объявили его без вести пропавшим, не помогла и телепрограмма «Жди меня». Только после смерти матери и сестер в 2010 г. мой родственник нашёл в военном ар­хиве наградной лист от 14 января и приказ от 31 января 1943 г. о награждении Ахмеда (Антона) Батхиева- командира отделе­ния отдельной роты автоматчиков Орденом Красной Звезды. В наградном листе указано, что он представлен к награде «за умелые, решительные и смелые действия в бою за деревню. беспощадно расстреливал противника, лично сам уничтожил восемь фашистов, захватил радиостанцию и мелкокалиберную пушку"». Только сейчас нам удалось установить, что уже в зва­нии офицера (младший лейтенант) он похоронен на Воинском братском кладбище в поселке Помпали Салдусского района Латвии. С его смертью исчезла одна составляющая древа на­шего рода Батхиевых.

Редакционный Совет и Редколлегия Евразийского юридиче­ского журнала поздравляют нашего юбиляра Рашида Хусей­новича Батхиева, из рода славных Батхиевых, всегда сражав­шихся за нашу общую Родину, со славным юбилеем и желают долголетия в окружении детей и многочисленных внуков.

Будьте счастливы!

Боевые документы Антона Берсановича Батхиева

НАГРАДНОЙ ЛИСТ

  1. Фамилия, имя и отчество Батхиев Антон Берсанович
  2. Звание Старшина
  3. Должность, часть Командира отделения отдельной роты авто­матчиков 44 отряда отдельной бригады первой ударной армии Представляется к Ордену Красной Звезды
  4. Год рождение 1925
  5. Национальность Ингуш
  6. Партийность Член ВКП (б)
  7. Участие в гражданской войне и в последствие боевых действи­ях по защиты СССР (где, когда) В гражданской войне не участвовал
  8. Имеет ли ранение и контузии в отечественной войне не имеет
  9. С какого времени в Красной Армии Январь 1941 г.
  10. Каким РВК призван Ухтиновским Р. В.К. КОМИ АССР
  11. Чем ранее награжден (за каким отличия)
  12. Постоянный домашний адрес (представляемого к награжде­нию или его семьи) ЧИ АССР Назрановский район село Альтиево
  13. Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг

Т. Батхиев в роте автоматчиков с мая месяца 1942 года своими 1

I уме­лыми, решительными и смелыми действиями 14 января 1943 года в бою за д. Б-Яблоново беспощадно расстреливал противника. Лично сам уничтожил 8 фашистов и захватил радиостанцию и мелкока­либерную пушку.

Командир автоматной роты Капитан

ПРИКАЗ

ПО 44-Й ОТДЕЛЬНОЙ СТРЕЛКОВОЙ БРИГАДЕ 1 УДАРНОЙ АРМИИ

31 Января 1943 г. № 01 Действующая Армия.

От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за об­разцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленое при этом до­блесть и мужество НАГРАЖДАЮ:

ОРДЕНОМ КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ

  1. Старшего лейтенанта АНИСИМОВАГеоргия Ивановича
  2. Старшину БАТХИЕВА Антона Берсановича — Командира отделения отдельной роты автоматчиков
  3. Лейтенанта БУЛАЕВКО Василия Петровича
  4. Лейтенанта ГУЗАНОВА Василия Павловича
  5. Красноармейца КАЛИВИНА ВладиМира Тихоновича
  6. Сержанта КОНИНА Арсения Петровича
  7. Ефрейтора ЛИСИЦИНА Василия Николаевича
  8. Красноармейца МАКАРКИНА Дмитрия Матвеевича
  9. Сержант СЫЧИННИКОВА Николая Александровича
  10. Старшего сержанта ОСТРОВСКОГО Андрея Васильевича
  11. Лейтенанта ПЕТРОВА Владимира Кирилловича
  12. Старшего лейтенанта РОМАНОВА Андрея Абрамовича


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.