Наш юбиляр

Евразийский юридический журнал

Воспоминания Г. Е. Быстрова

Воспоминания Г. Е. Быстрова

Воспоминания Г. Е. Быстрова — студента и аспиранта Ленинградского государственного университета, следователя, помощника прокурора Гусевской городской прокуратуры Калининградской области (1957–1969 гг.) России.

Bystrov G. E.

MEMORIES OF G. E. BYSTROV - A STUDENT AND A POSTGRADUATE STUDENT OF THE LENINGRAD STATE UNIVERSITY, INVESTIGATOR, ASSISTANT ATTORNEY OF GUS CITY PROSECUTOR'S OFFICE OF THE KALININGRAD REGION (1957-1969 YEARS) OF RUSSIA.

№ 3 (82) 2015г.

Я закончил юридический факультет Санкт-Петербургского (Ленинградского) университета, который был создан в 1724 году по Указу Петра Великого. В его стенах учились три премьер- министра, два президента, десятки тех, кто занимает в совре­менной России высокие государственные посты. Здесь учились ранее Рерих, Дягилев, Блок, Гумилев, Стравинский, Зощенко, Бенуа. Позже в 20-х годах ХХ века юридический факультет прекратил свое существование. Диктатуре пролетариата вы­пускники юридического факультета, известного своим воль­нодумством, оказались не нужны. Возродился юридический факультет в конце Великой Отечественной войны.

    В 50-х годах ХХ века на юридическом факультете ЛГУ им. А. А. Жданова работали люди, ставшие ныне легендами. Именно они, пройдя страшную войну и блокаду, выучившись самостоятельно, воспитывали тех, кто ныне руководит Рос­сией. Без преувеличения можно говорить о крупной школе в советском и российском правоведении, базисом которой являлись научные труды таких видных ученых, как академик A. В. Венедиктов, профессора Н. С. Алексеев, Г. Д. Гальперин, B. М. Догадов, А. М. Каландадзе, А. И. Королев, Ф. М. Левиант, Л. А. Николаева, Г. И. Петров, Н. В. Рабинович, Н. А. Райгород- ский, Д. М. Чечот, Н. А. Чечина, Б. Б. Черепахин, М. Д. Шарго- родский, Л. С. Явич.

На научные конференции в Ленинградский университет приезжали профессора из Москвы, Киева, Харькова, Сверд­ловска. Студенты и аспиранты слушали доклады таких видных московских, свердловских, киевских, харьковских ученых, как Г. А. Аксененок, С. С. Алексеев, С. Н. Братусь, Д. М. Генкин, М. И. Козырь, О. А. Красавчиков, Г. К. Матвеев, Е. П. Орлов­ский, И. В. Павлов, А. И. Пергамент, В. А. Рясенцев, Е. А. Флей- шиц, В.З. Янук.

Будучи студентом, Г. Е. Быстров активно занимался в науч­ном кружке по кафедре государственного и административно­го права. Был командирован неоднократно на студенческие на­учные конференции в Киевский и Тбилисский государственные университеты. Его доклад «Конституционно-правовой строй Индонезии» был удостоен в 1960 и 1961 годах Почетными гра­мотами Ректората Киевского и Тбилисского государственных университетов. На эту же тему «Конституционно-правовой строй Индонезии» защитил в 1962 году дипломную работу, подготовленную на кафедре государственного и администра­тивного права под научным руководством профессора Софьи Ильиничны Русиновой и был рекомендован в аспирантуру этой кафедры.

    На комиссии по распределению, членами которой были представители Генеральной прокуратуры Союза ССР, Верхов­ного Суда Союза ССР, Министерства внутренних дел Союза ССР, Министерства юстиции Союза ССР, Григорий Быстров категорически отказался от предложения обучаться в аспирантуре. Его больше привлекала работа в прокуратуре с многопла­новым характером юридической деятельности. На заседании комиссии представитель Генеральной прокуратуры поддержал просьбу Григория Быстрова, окончившего университет с от­личием, и он был направлен по распределению в прокуратуру Калининградской области.

В августе 1962 г. Г. Е. Быстров, как молодой специалист, был принят на работу стажером Гусевской городской прокуратуры, в марте 1963 г. назначен следователем Гусевской городской прокуратуры, которая располагалась в городе Гусеве на ул. Московская д. 45 в трехэтажном здании. На первых двух эта­жах этого здания был городской отдел милиции, на третьем и четвертом этажах — прокуратура. Ранее до 1945 года в этом здании размещались прокурор и полиция города Гумбининга, который был столицей Пруссии до Кенигсберга. После созда­ния Нестеровской межрайонной прокуратуры был переведен на должность помощника межрайонного прокурора.

Прокурором Калининградской области в это время рабо­тал Василий Николаевич Петухов, обладавший высочайшим авторитетом Государственного советника юстиции III класса и удостоенный 12 государственных наград, в том числе двух ор­денов Трудового Красного знамени и ордена знак «Почета».

Этот легендарный человек в истории прокуратуры Со­ветского Союза и России предпринял много усилий для укомплектования правоохранительных органов области вы­сококвалифицированными кадрами. Он оказывал большую помощь молодым специалистам в формировании деловых качеств, необходимых для работы в правоохранительных ор­ганах в борьбе с преступностью, при осуществлении надзора за соблюдением союзного и российского законодательства, иных функций, установленных союзным законодательством. Успешная работа Г. Е. Быстрова по осуществлению надзора за законностью отмечались приказами Прокурора Калинин­градской области. Профессионально, как юрист, Г. Е. Быстров, сформировался во время работы в прокуратуре Калининград­ской области и служит всю жизнь, по примеру своего учителя, Закону и Справедливости.

В Гусевской городской и Нестеровской межрайонной про­куратуре Г. Е. Быстрова, как выпускника Ленинградского госу­дарственного университета, в августе 1962 года встретили как своего. В прокуратуре работало шесть сотрудников: прокурор Алексей Федорович Бочкарев, три помощника и два следова­теля.

С самого начала установились дружеские отношения с по­мощником прокурора Л. И. Китлинским, который закончил с отличием в 1952 году Вильнюсское отделение Всесоюзного юридического заочного института, отличался высоким профес­сионализмом, имел собственный жилой дом в городе Гусеве. Он был гостеприимным другом и умел организовать не только

 

дни рождения, праздники, но и отдых сотрудников за городом на природе.

Работники прокуратуры дружили с Председателем Гусев- ского городского народного суда А. И. Ситниковой, адвока­том Н. П. Герасимовой, которая обладала большим юмором и блестяще выступала в судебных процессах, что привлекало большое внимание не только участников процесса, но и граж­данского населения.

Г. Е. Быстрову поручалось расследование уголовных дел о хищениях государственного имущества, насильственных пре­ступлениях против личности, таких как умышленное убийство, телесное повреждение различной степени тяжести, злостное хулиганство, автодорожных преступлениях, хозяйственных преступлениях.

Запомнилось мне уголовное дело, которое расследовал я в 1964 г., по обвинению председателя колхоза им. М. И. Ка­линина В. Г. Тарасова в совершении преступлений, предусмо­тренных ст. ст. 170 ч. 2 и 92 ч.2 УК РСФСР и И. В. Шеркшниса в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 170 ч. 1 и 92 ч.2 УК РСФСР Оно было связано с незаконной раздачей членам колхоза основных средств производства колхоза-круп- ного рогатого скота и нетелей. Кроме того В. Г. Тарасов обви­нялся в систематическом злоупотреблении служебным поло­жением, связанного с выдачей денег в подотчет по расходным ордерам из кассы колхоза колхозникам, которые впоследствии производили закупку заведомо краденых запасных частей у частных лиц. Вторым обвиняемым по уголовному делу вы­ступал И. В. Шеркшнис — лесник Пограничного лесничества, который систематически занимался расхищением вверенного ему леса. По предварительному сговору с В. Г. Тарасовым лес­ник И. В. Шеркшнис получал без оплаты со склада колхоза без документов не только рожь, но и крупный рогатый скот и нетелей.

Резонанс данного уголовного дела состоял в том, что В. Г. Та­расов был любовником жены лесника И. В. Шеркшниса. Лес­ник не только знал о любовных связях председателя колхоза с его женой. Он благоприятствовал этой любви и в качестве платы получал от председателя колхоза колхозных коров и не­телей. Более того лесник прятал в своем доме председателя колхоза Тарасова В. Г, когда его разыскивал Довгий — Первый Секретарь Нестеровского райкома партии.

Обвинительный приговор по уголовному делу В. Г. Тара­сова и И. В. Шершкниса был вынесен Нестеровским район­ным народным судом Калининградской области 12 октября 1964 года. Однако и сегодня через 46 лет остается без ответа вопрос о том, почему лесник И. В. Шеркшнис продал свою жену председателю колхоза В. Г. Тарасову. Показательно, что когда в соответствии с требованиями ст. 201 УПК РСФСР 1960 г., обвиняемые были ознакомлены с материалами уголовного дела и заявили, что они не имеют каких-либо ходатайств о до­полнении следствия, В.Г. Тарасов проявлял необыкновенную радость, хотя понимал, что за совершенное преступление суд назначит ему реальное наказание, связанное с лишением сво­боды.

И. В. Шершкнис был в подавленном настроении от пони­мания того, что его никто не ждет на свободе после возвра­щения из мест лишения свободы. «Не надо удивляться этому предвестнику Вашей беды и предстоящему одиночеству, ска­зал я Ионасу Васильевичу Шеркшнису, рожденному 12 марта 1918 г. в дер. Пашкевич Н-Вилейкского района, так как Вы сами продали В. Г. Тарасову свою жену за колхозных коров, нетелей и зерно». Для того чтобы понять мотивы такого безнравствен­ного поведения И. В. Шершкнис, надо принимать во внимание и обычаи, сложившиеся в лесных глухих районах Литвы.

О таких обычаях и традициях рассказывал мне профессор Радзявичус Гядеминас. Этот известный в России и странах ЕС ученый планетарного уровня защитил ранее кандидатскую диссертацию на кафедре экономической кибернетики Ленин­градского института финансов и экономики им. Н. А. Возне­сенского, проходил стажировку в школе бизнеса академии экономики Хайдельберга Германии, многое сделал в последние 30 лет для развития экономической аграрной науки и высшего экономического образования Литвы и укрепления сотрудни­чества между учеными России и Литвы, длительное время являлся Статс- Секретарем, Первым заместителем Министра сельского хозяйства Литвы.

«В глухих лесных районах Литвы и граничащих с ними районах Нестеровского района Калининградской области, к сожалению, — сказал Р. Гядиминас, сохраняются традиции язычников, которые не восприняли христианские ценности и живут до сих пор по языческим обычаям». Припоминаю в связи с этим уголовное дело, по которому народный суд Не- стеровского района вынес обвинительный приговор в отноше­нии гражданина из Литвы, который обвинялся по ст. 117 УК РСФСР в изнасиловании своей дочери. Обвиняемый объяснял свое поведение тем, что в Литве веками отцы живут со своими дочерями и в этом ничего криминального он не видит.

    Помимо расследования уголовных дел на следователя Г. Е. Быстрова возлагалась также работа по поддержанию об­винения в суде. Прокурор А. Ф. Бочкарев объяснял это тем, что в прокуратуре постоянно острая нехватка кадров и выпускник юридического факультета Ленинградского государственного университета должен освоить все направления прокурорской деятельности. Дебют в суде состоялся примерно через два ме­сяца после зачисления на работу в прокуратуру города Гусева. В июне 1962 года был принят Указ Президиума Верховного Совета РСФСР об уго­ловной ответственности за скармливание хлеба скоту. На выездном по­казательном процессе Г. Е. Быстров выступил как государственный обвинитель по делу о хищении трех мешков совхозного зерна жен­щиной — матерью трех детей. С задачей поддер­жания государственного обвинения Г. Е. Быстров справился, хотя и испы­тывал и до настоящего времени испытывает моральные страдания за то, что воронок увез женщину-мать в тюрьму и суд вынес неправосуд­ный приговор. Г. Е. Бы­стров поддерживал об­винение в суде также по делам о хищениях государственного и кол­хозного имущества, зло­употреблениях служебным положением при заготовке сель­скохозяйственной продукции.

Памятны коррупционные проявления деятельности пар­тийной власти города Гусева. Первый Секретарь Гусевского горкома КПСС Владимир Ефремович Якутович постоянно оказывал давление на следственные органы и выступал защит­ником граждан, причастных к организации преступлений, свя­занных с хищением государственного и колхозного имущества. Многократными были его телефонные звонки и следователю Гусевской городской прокуратуры Г. Е. Быстрову.

На всю жизнь врезался в память его разговор, который В. Е. Якутович начинал так «Вы по какому праву арестовали Шайкину». На этот вопрос Г. Е. Быстров справедливо отвечал «Во-первых, я не прокурор, а следователь и по этому вопросу Вы обращайтесь к прокурору А. Ф. Бочкареву. Во-вторых, если Вы сами признаете, что Шайкина состоит в «криминальной шайке», по какому праву Вы настаиваете на том, чтобы ее осво­бодили из под ареста и прекратили уголовное дело».

Следствие доказало, что Шайкина, работала, с 1961 по 1963 г. заведующей столовой № 3, позже столовой № 10 Гу­севского горторга, пользовалась бесконтрольностью со стороны бухгалтера этой столовой обвиняемой Латышевой, главного бухгалтера торга обвиняемого Хоммутинникова, при содей­ствии старшего повара этой столовой обвиняемой Карпухиной на протяжении всей своей работы систематически занималась присвоением государственных средств и злоупотреблением служебным положением.

С приходом Шайкиной на работу в столовую был изме­нен количественный учет на суммарный счет материальных ценностей, находящихся у нее в подотчете. Деньги в подотчет на закупку незерновых сельскохозяйственных продуктов Шай­кина брала из кассы этой столовой, без какого-либо лимита, в крупных размерах, иной раз превышающий тысячу рублей, без какого либо оформления их расходными ордерами, о рас­ходовании их предъявляла позже буфетчицам закупочные акты, которые, как правило, были составлены на вымышленных лиц, где подписи в получении денег от имени этих лиц, учи­няла сама же Шайкина. Также приходовала их по кладовой, расписывалась в накладной о том, что сама у себя эти продукты приняла. Закупая продукты у одних и тех же сдатчиков, давала им подписывать чистые бланки или акты, где не были запол­нены графы «цена» и «сумма», позже в них завышала цену на закупленный продукт на яйцо и мясо, разница же в сумме присваивала.

Следствие доказало также, что Шайкина систематически за наличный расчет продавала как гражданам, так и колхо­зам крупу разных сортов, муку, картофель, комбижир, перец со склада, часть их позже отписывала на буфеты, т.е. без то­варов, выдавая буфетчицам деньги. Часть же денег присваи­вала».

И даже после перечисления этих и других доказательств виновности Шайкиной в преступлениях, предусмотренных ст. 92 ч. 3 и 170 ч. 2 УК РСФСР В. Е. Якутович, будучи Первым Секретарем Гусевского Горкома КПСС требовал от следовате­ля Г. Е. Быстрова освободить Шайкину из под стражи и пре­кратить уголовное дело против ее, В. А. Карпухиной, С. Е. Ла­тышевой, А. Ф. Хомутинникова. Позже 21-25 апреля 1964 г. Гусевский городской народный суд Калининградской области вынес обвинительный приговор Шайкиной, В. А. Карпухиной, С. Е. Латышевой, А. В. Хомутинникову.

О коррупционной дружбе В.Е. Якутовича, который по ин­формации прессы, радио и телевидения планировался на из­брание Секретарем Калининградского обкома КПСС, и кри­минального мира города Гусева анонимно информировали ЦК КПСС Второй Секретарь Гусевского горкома КПСС, Председа­тель Гусевского горисполкома и Прокурор Гусевской городской прокуратуры Алексей Федорович Бочкарев. По традициям того времени ЦК КПСС отправил это анонимное заявление самому В. Е. Якутовичу — главному организатору коррупции в таком крупном промышленном городе, как Гусев. В. Е. Якутович вы­звал к себе прокурора А. Ф. Бочкарева и попросил прокурора провести проверку анонимного заявления.

Проверка установила, что В. Е. Якутович не участвовал в Ве­ликой Отечественной войне, однако имел государственных наград больше, чем Маршал Советского Союза. Он не обучал­ся в высших учебных заведениях, однако имел три диплома об окончании высших учебных заведений. В биографии писал себе национальность «литовец», а на самом деле был польский еврей. Эти и другие правонарушения и послужили основани­ем для освобождения В.Е. Якутовича от должности Первого Секретаря Гусевского Горкома КПСС и исключения из членов КПСС.

Опасаясь партийных репрессий, прокурор А. Ф. Бочкарев перевелся на работу в прокуратуру Магадана, Г. Е. Быстров в порядке перевода 20 сентября 1965 г. перешел на работу в ор­ганы прокуратуры Ленинградской области, позже поступил в очную аспирантуру юридического факультета Ленинград­ского государственного университета.

С января 1967 года по февраль 1969 года обучался в аспи­рантуре кафедры колхозного и земельного права юридического факультета Ленинградского государственного университета. Вместе с ним в аспирантуре юридического факультета учились его однокашники-друзья, некоторые из них стали крупными учеными- правоведами и заведующими кафедрами, среди них д.ю.н., профессора В. К. Андреев, К. А. Бекяшев, Г. Д. Кирилло­ва, Л. Б. Алексеева, Д. И. Луковская, А. К. Кравцов, А. А. Собчак, В. Н. Синельникова, К. К. Лебедев, А. И. Экимов, академик РАН В. А. Мусин.

В 1969 г. по окончании аспирантуры юридического факуль­тета Ленинградского государственного университета защитил кандидатскую диссертацию, в 1987 г. — докторскую диссерта­цию, 12 октября 1989 г. решением Государственного комитета СССР по народному образованию Григорию Ефимовичу Бы­строву присвоено звание профессора.

Редакционный Совет, редколлегия Евразийского юридического журнала поздравляют всемирно известного российского ученого-правоведа Григория Ефимовича Быстрова со славным юбилеем и желает творческого долголетия!



ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.