Наш юбиляр

Евразийский юридический журнал

К 75-летию ученого, выдающегося украинского компаративиста П.Ф. Мартыненко

К 75-летию ученого, выдающегося украинского компаративиста П.Ф. Мартыненко

26 января этого года исполнилось 75 лет Петру Федоровичу Мартыненко – украинскому правоведу, специалисту в области конституционного права, международного права, сравнительного правоведения.

№ 2 (33) 2011г.

    Петр Федорович родился в 1936 г. в Осевке Брусиловского района Житомирской области. В 1962 г. окончил Саратовский юридический институт и начал преподавать на кафедре государственного и международного права этого же института. В 1965 г. закончил обучение в аспирантуре Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко и в том же году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Конституция ЧССР 1960 г. – новый этап в конституционном развитии Чехословакии (некоторые вопросы теории и практики)».

      С 1965 по 1971 г. работал на юридическом факультете Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко на должностях старшего преподавателя, доцента. В 1970 г. ему присвоено ученое звание доцента. С 1972 по 1976 г. работал в должности доцента факультета экономики и права Национального университета Центральноафриканской Республики (г. Банги). С 1976 по 1996 г. работал на юридическом факультете Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко, позже – на факультете международных отношений и международного права и в Институте международных отношений на должностях доцента, заместителя декана, заместителя директора Института, заведующего кафедрой сравнительного правоведения. В 1993 г. ему присвоено ученое звание профессора.

      С 1989 по 1996 г. работал главным научным консультантом Секретариата Верховной Рады Украины. В июне–июле 1990 г. был членом рабочей группы по разработке проекта Декларации о государственном суверенитете Украины. Член рабочих групп обеих комиссий по разработке проекта Концепции, текста новой Конституции УССР, позже Украины (1990–1996). Член Коллегии по вопросам правовой политики Государственной Думы Украины (1992–1993), Государственной межведомственной комиссии по вопросам вступления Украины в Совет Европы (1993–1995). В 1993–1996 гг. – заместитель представителя Украины в Венецианской комиссии Совета Европы, эксперт Министерства иностранных дел Украины в Комитете экспертов Совета Европы по вопросам множественного гражданства (CJ-PL), член группы Demo-Droit Совета Европы.

     С 1996 по 2001 г. – судья Конституционного Суда Украины. Был экспертом по вопросам конституционного права в Украинско-европейском консультативном центре по вопросам законодательства (1999–2000). С 2001 г. – декан юридического факультета Международного Соломонова университета (г. Киев), профессор Дипломатической академии Украины при МИД Украины. Сейчас является национальным представителем Украины в Комитете против расизма и нетерпимости Совета Европы.

     П.Ф.Мартыненко награжден орденами «За заслуги» II и III степеней. В 1998 г. ему присвоено звание «заслуженный юрист Украины».

      Является членом Ассоциации международного права Украины (с 1992 г.), Общества конституционного права (с 1996 г.), Международной ассоциации конституционного права (IACL) (с 1999 г.), Латиноамериканской кафедры конституционного права (Буэнос-Айрес, с 2001 г.); Международной ассоциации судей по вопросам права убежища (с 2000 г.), Союза юристов Украины, Ассоциации юристов Украины (с 2006 г.).

        Является автором более 200 научных и научно-методических работ (из них двадцать опубликовано за рубежом), в том числе: «Международное право» (1971, в соавт.), «Социология международных отношений» (1959), «Федерализм и внешние сношения в конституционном праве США» (1970), «Международное сотрудничество государств в области прав человека» (1987, в соавт.), «Сравнительное конституционное право» (1987, 1993, 1995, 1996, 1998), «Целостность мира и сравнительное правоведение» (1990), «Сравнительное правоведение: онтологический статус» (1991), «Эволюция современного буржуазного государства и права» (1991, в соавт.), «Проект конституционализации Европейского Союза» (2003) и др. Подготовил восемнадцать кандидатов наук.

        Вся научная деятельность профессора П.Ф.Мартыненко направлена на сравнительное познание национального и международного права. П.Ф.Мартыненко внес неоценимый вклад в теорию сравнительного правоведения и его утверждение в Украине как научной и учебной дисциплины.

      Сравнительное правоведение П.Ф.Мартыненко определяет как науку, изучающую связи и взаимодействия различных правовых систем, принципы их типологической общности, элементы сходства и различия, общего и национально-специфического, сопоставимости и несопоставимости, их внутренние типологические тенденции. Сравнительное изучение, по его мнению, является «третьим измерением» постижения права наряду с историческим и теоретическим.

      Рассматривая вопрос о природе сравнительного правоведения (наука или метод), П.Ф.Мартыненко отмечает, что метод не существует сам по себе, а выражен во взаимосвязи предмета исследования и полученных знаний о нем, неразрывно связан с наукой. Он утверждает, что каждая из юридических наук опирается на собственный метод, а каждый метод принадлежит определенной науке. Каждая наука разрабатывает проблемы своего метода, а совокупное знание об этом методе входит в состав соответствующей науки. Поэтому П.Ф.Мартыненко считает неприемлемой мысль о том, что сравнительное правоведение является лишь методом, но не может быть наукой. Такой взгляд он считает логически незавершенным и неконструктивным.

       По его мнению, развитие сравнительной методологии в разных сферах познания привело к формированию ряда сравнительных наук. Для сравнительной науки характерно то, что в связи со спецификой ее предмета сравнительный метод в ней становится основным средством научного познания, ему подчиняются цель и стратегия исследования. Поэтому П.Ф.Мартыненко считает, что сравнительное правоведение является наукой, если сравнительно-правовые исследования достигли необходимого качества и превратились из простой совокупности в самостоятельную научную систему. В целом он отмечает, что это новая наука, которая находится на этапе своего становления.

     Состояние сравнительного правоведения в СССР и странах социалистического лагеря он характеризовал как отсталое, что, по его мнению, определялось деформированным развитием правовых наук в условиях идеологического диктата и самоизоляции, отсутствием соответствующей подготовки юристов, порочностью методологических установок о несопоставимости буржуазного и социалистического права (у ученых из стран, принадлежащих к обоим лагерям) в контексте дискуссии о возможности или невозможности их конвергенции, недостаточной разработанностью метода правовой типологии. В 1991 г. он писал, что процесс формирования сравнительного правоведения как отдельной науки в Украине еще не завершился.

       П.Ф.Мартыненко критикует взгляд на сравнительное правоведение как на методологическую науку, т. е. науку о сравнительно-правовом методе и о сравнении в праве вообще. Он отмечает, что наука не равна методу, но систематизация и совершенствование знаний о сравнительно-правовом методе должны быть частью определенной науки.

     Причиной распространения таких взглядов П.Ф.Мартыненко считает неразграниченность в понимании части ученых сравнительно-правового метода юридической науки от простой познавательной операции сравнения, которая сопровождает все без исключения формы и методы правового познания, но только в рамках сравнительно-типологического подхода специфически разрабатывается и доводится до уровня отдельного научного метода. В сравнительном правоведении сравнительно-правовой метод сопряжен с методом правовой типологии (он играет ведущую роль) и направлен на сопоставление различных правовых систем или элементов одной гетерогенной правовой системы.

        Только в единстве сравнительно-правовой и сравнительно-типологический методы как элементы сравнительно-типологического подхода продуцируют особую категорию сравнительно-правового знания в правоведении. Сравнительно-типологический подход ведет к специфическому сравнительно-типологическому познанию и обобщению, продуцированию новых знаний о праве на основе его типичных моделей и сопоставительного изучения правовых систем и их элементов. Только сравнительно-типологический подход позволяет открыть сущность явления взаимодействия и изолированности в праве, динамику развития этого явления в условиях движения к целостности мира. Таким образом, по мнению П.Ф.Мартыненко, сравнительное правоведение – часть общей системы научно-правового знания, выражающая качественную специфику сравнительно-типологического познания.

       П.Ф.Мартыненко считает, что предметная определенность для выделения определенного знания в отдельную науку является необходимой, но не решающей. Специфика предмета и метода науки отражается через своеобразие ее логической структуры – содержания и характера ее понятий, суждений и других форм, разработанных с позиций определенного методологического подхода. Поэтому именно методологический подход определяет категориальную принадлежность науки в общей системе научно-правового знания. По мнению ученого, любая относительно обособленная система научного знания, построенная на сравнительном методе как на основном методе (в общественных науках – на сравнительно-типологическом подходе), является сравнительной наукой, так же, как теоретические науки построены на теоретическом, а исторические – на генетическом подходе.

       Он выражает несогласие с распространенной идеей о том, что сравнительное правоведение может быть частью общей теории государства и права, ведь сравнительно-правовой метод не является средством теоретического обобщения сравниваемых объектов. Три подхода – теоретический, исторический, сравнительно-типологический – обозначают предметные области познавательной деятельности в праве и являются основой категориальной дифференциации правовых наук, логической структуры правоведения. Теоретический подход в познании направлен на изучение структуры права, его функционирования и развития, он базируется на восхождении от абстрактного к конкретному. Исторический подход выявляет закономерности генезиса права, он основан на принципе хронологии, восхождения от исторически более раннего к исторически позднейшему в праве. Сравнительно-типологический подход раскрывает поливариантность права, строится по принципу восхождения от сопоставления к типологическому совпадению и формирует различные системы сравнительно-правового знания. По мнению П.Ф.Мартыненко, сравнительно-типологический подход может определять подобное или аналогичное, но объяснить природу аналогичности невозможно без теории государства и права; сравнительное правоведение ориентируется прежде всего на описание сравниваемых правовых объектов, а теория государства и права – на их объяснение. Одна и та же предметная область может быть изучена с позиций всех трех подходов и отображена в различных научных системах, которые выступают как отдельные научные дисциплины, или, в силу стереотипов мышления или недостаточного развития соответствующих исследований, как направления в рамках других дисциплин.

        Категории теоретического и исторического знания в правоведении являются более развитыми и систематизированными и, как считает часть юристов, дают якобы целостное и достаточное знание о праве. И теоретические, и исторические науки используют как вспомогательный также сравнительно-типологический подход. Но он является самостоятельным подходом в изучении права и отражается в совокупном сравнительно-правовом знании – сравнительном правоведении, которое постепенно с развитием своей научной систематизации становится совокупностью сравнительно-правовых наук.

       П.Ф.Мартыненко считает (вслед за венгерским компаративистом И.Сабо), что общее сравнительное правоведение занимает промежуточное место между эмпирическим (сравнительно-правовыми исследованиями в отраслевых юридических науках) и теоретическим (общей теорией государства и права) уровнями правового познания: оно основывается на эмпирических данных и доводит их до уровня типологического обобщения и моделирования, а теоретико-правовое знание использует как свою методологическую основу, развивая и обогащая ее в определенных направлениях.

       Неприемлемой П.Ф.Мартыненко считает идею некоторых ученых о том, что сравнительное правоведение не может быть наукой, поскольку не имеет собственного предмета и является принадлежностью различных отраслевых юридических наук – в зависимости от сравниваемых правовых объектов. Для П.Ф.Мартыненко право является прежде правовым состоянием (он отмечает, что развивает соответствующую идею В.М.Корецкого). Для сравнительного правоведения право выступает как отдельно существующее и взаимно связанное правовое состояние государств и народов, совокупность параллельно существующих качественно разнородных пространственно-временных образований, связанных и взаимодействующих между собой. Синхронные и диахронные связи каждой правовой системы с другими правовыми системами как отражают, так и обусловливают поливариантность в праве. Поэтому, по мнению П.Ф.Мартыненко, предметную сферу сравнительного правоведения составляет право современного мира как многообразие качественно различных систем правового состояния мирового содружества, взятое в совокупности закономерностей его многовариантного существования.

        Предмет сравнительного правоведения можно определить как совокупное научное знание об «объективном сравнительном праве» – мультисистемное, параллельно существующее право, юридические нормы, выражающие межсистемные и транссистемные связи, влияния и взаимодействия в праве. П.Ф.Мартыненко также подчеркивает недопустимость отождествления понятий «сравнительное правоведение» и «сравнительное право»: сравнительное правоведение является наукой о сравнительном праве в его различных измерениях – как на уровне целых систем, так и на уровне отдельных отраслей права и правовых институтов. Объектом сравнительно-правовых исследований является правовая карта мира.

       Структурно сравнительное правоведение состоит из: 1) общего сравнительного правоведения (правовые системы современного мира), которое систематизирует результаты сравнительно-типологического обобщения сравнительного права на основе конструирования моделей – типов правовых систем современного мира и опирается на сочетание сравнения и типологии, применяя их во взаимообусловленности и неразрывном единстве, 2) сравнительно-правовых отраслевых наук, обобщающих сравнительно-типологические исследования на уровне отдельных отраслей права; для этих наук общая часть сравнительного правоведения выступает как методологическая основа. Каждую из сравнительно-правовых отраслевых наук П.Ф.Мартыненко определяет как общую совокупность сравнительно-правовых знаний об определенной отрасли права.

      Общее сравнительное правоведение направлено на сравнительно-типологическое изучение национальных правовых систем, которые затем объединяются в «большие правовые системы» (ученый аргументирует целесообразность использования именно такого термина в противовес «правовой семье», «правовому кругу» и др.). П.Ф.Мартыненко считает, что «большая правовая система» отражает, с одной стороны, специфику политического и культурного развития, имеет черты индивидуальности, единичности, выступает как эмпирически конкретная правовая система, с другой – отражает социально-экономическое развитие и поэтому имеет черты общего, инвариантного, выступает как тип права, или «типичная правовая система», – упрощенная и идеализированная модель однотипных национальных правовых систем. Главной задачей общего сравнительного правоведения как отдельной науки ученый считает: а) изучение объективных связей национальных правовых систем и на этой основе разработку модели «типичных правовых систем» современности; б) выявление и обобщение основных форм межсистемных правовых воздействий и взаимодействий; в) систематизацию методологии сравнительно-типологического подхода в праве.

        По вопросу типологии в сравнительном правоведении П.Ф.Мартыненко отмечает, что в результате сравнительно-правового анализа формируется сравнительно-правовое обобщение, в котором в сравниваемых объектах общее, существенное, инвариантное отделяется от единичного, второстепенного, вариантного. В этом процессе важнейшую роль играют методы правовой типологии и классификации, которые отличаются глубиной отражения сущности правовых объектов, причем классификация подчиняется типологизации, выступая как типологическая классификация.

      Правовая типология сводит реальные однотипные правовые системы в обобщенную правовую модель («большая правовая система», «правовая семья»), которая абстрагируется от специфических черт систем-прототипов, удерживая существенное общее в связи с тремя детерминантами, определяющими принципиальную однородность и типологическое совпадение правовых систем: 1) социально-экономическим развитием общества («экономическим базисом»); 2) политическим и культурным развитием; 3) юридической техникой и правовой культурой. Образовавшаяся идеальная модель не является эмпирически правильной копией систем-прототипов, но становится средством познания правовой реальности современного мира.

      П.Ф.Мартыненко указывает на отсутствие единой типологической классификации правовых систем, что затрудняет развитие сравнительного правоведения. Он указывает на недостаточность марксистской формационной типологии для познания развития государства и права. Соотношение исторического типа права и конкретной правовой системы является соотношением общего и отдельного, которое, по его мнению, опосредуется особенным. Последнее имеет свои типологические закономерности и может быть самостоятельным уровнем исследования. П.Ф.Мартыненко обосновал необходимость конструирования в рамках исторических типов права новых типологий, основанных на культурно-юридическом, технико-юридическом и других критериях.

      По мнению ученого, типология государства и права должна учитывать состояние развития / сформированности правовой системы (гомогенная или гетерогенная и др.), ее правовое состояние (переходная, промежуточная, развитая и др.).

       П.Ф.Мартыненко ставит и решает положительно вопрос о том, существуют ли особые отраслевые сравнительно-правовые науки. По его мнению, сравнительно-типологический подход, примененный в рамках отдельной отраслевой науки, ведет к выработке в его логической структуре адекватного ему нового сравнительно-правового знания (типологические классификации, нормативное моделирование, констатация аналогий и различий, определение общего, особенного, отдельного и др.). Это знание не совпадает ни с доктринальным толкованием закона, ни с элементами теоретического или исторического знания. Оно определяет специфику сравнительно-правового знания, которое при достижении определенных объема и качества превращается в отраслевую сравнительно-правовую науку или научное направление. Следовательно, по мнению ученого, сравнительно-типологический подход не просто обогащает методологию отраслевой науки, но и вызывает в ней структурные преобразования.

        Сравнительно-типологический подход также может обусловить появление в рамках отраслевых наук новых дисциплин, в которых основные теоретические, исторические и другие познавательные задачи решаются на основе сравнительно-типологического подхода (например, государственное право зарубежных стран). Вместе с тем П.Ф.Мартыненко выступил за интеграцию научного исследования и преподавания отечественного и зарубежного права. Изучение в рамках отраслевых юридических наук не только отечественного, но и зарубежного права, по его мнению, отвечает требованиям диалектической логики, ведущим принципом которой является всесторонность рассмотрения предмета исследования; это включает в предметную область исследования феномен межсистемных связей и взаимодействий, диалектики общего, особенного и отдельного. Это, безусловно, требует использования в исследовании сравнительно-типологического подхода, делает исследование сравнительно-правовым.

       П.Ф.Мартыненко отмечает, что для общего сравнительного правоведения международное право выступает как одна из основных правовых систем современного мира. Для общего сравнительного правоведения интересны те черты и свойства международного права, которые наиболее точно выражают его особенности как правовой системы, а в сопоставлении с другими правовыми системами указывают на их связи, влияния и взаимодействия, характеризующие объективную динамику права во всемирном масштабе. С одной стороны, международное право является объектом общего сравнительного правоведения и способствует обогащению методологии и содержания последнего, а с другой – международное право опирается на общее сравнительное правоведение при осуществлении собственных сравнительно-правовых исследований.

        В частности, международное право может рассматриваться в совокупности его внешних связей и взаимодействий с различными региональными и национальными правовыми системами. П.Ф.Мартыненко считает, что в силу своей единичности международное право никогда не сможет превратиться в сравнительно-правовую науку, сравнительно-типологический подход в международном праве не может быть основным, сравнительно-правовые исследования в международном праве могут развиться только в отдельное направление исследований.

       С сравнительно-правовых позиций П.Ф.Мартыненко оценивает и общемировое измерение развития права, процессы взаимовлияний в нем, которые, по его мнению, ведут не к созданию единого мирового права, а к накоплению общечеловеческих элементов и черт в существующих правовых системах, интернационализации их содержания.

К.ю.н, доцент А.В. Кресин


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.