Новости

Новости от наших партнеров

американский тоталитаризм

Рецензия на книгу. Американская доктрина о превентивном военном ударе

Американская доктрина о превентивном военном ударе как политическая и правовая реализация духовных оснований американской культуры.

Селиванов А.И.
доктор философских наук, профессор

Аннотация: базируясь на исследовании международно-правовых аспектов американских доктрин в сфере международных отношений от Монро до Трампа, в том числе американской доктрины о превентивном военном ударе, проведенном в монографии И.З. Фархутдинова, методами философского и культурологического анализа обосновывается закономерность этих доктрин, вытекающих из духовных оснований американской культуры как агрессивно-миссионерской, навязывающей свои стандарты и образ жизни, реализующей установки, которые могут быть названы американским тоталитаризмом или диктатурой американской «свободы»,  делается вывод о необходимости направленных усилий мирового сообщества для обуздания американского экспансионизма

Ключевые слова: доктрина, США, экспансионизм, превентивный военный удар, духовные основания культуры, американский тоталитаризм, мировое сообщество

Selivanov A.I.

THE AMERICAN DOCTRINE OF PRE-EMPTIVE MILITARY STRIKE AS A POLITICAL AND LEGAL REALIZATION OF THE SPIRITUAL BASIS OF AMERICAN CULTURE

Abstract: based on the study of international legal aspects of American doctrines in international relations from Monroe to trump, including the American doctrine of preventive military strike conducted in the monograph of I. Z. Farkhutdinov, the methods of philosophical and cultural analysis explains the pattern of these doctrines arising from the spiritual basis of American culture as aggressive missionary, imposing its standards and way of life, realizing the installation, which can be called American totalitarianism or dictatorship of American "freedom", the conclusion about the need for directed efforts of the world community for curbing American expansionism

Keywords: doctrine, U.S.А., expansionism, pre-emptive military strike, the spiritual foundations of culture, American totalitarianism, the international community

Современная политика США собственными амбициями, геополитическими претензиями, апломбом, агрессивностью, методами открытой и тайной деятельности вызывает множество эмоций, дискуссий, оценок – радикально противоположных. Кто-то разделяет позицию США, в том числе даже в России, кто-то не соглашается с нею. Однако всем участникам дискуссии понятно, что недопустимо поверхностно и несерьезно относиться к США. Политику США необходимо анализировать всерьез, со всех сторон – экономической, политической, правовой, культурологической, мировоззренческой и с США нужно вдумчиво и всерьез выстраивать отношения при любых политических персонах, пришедших к власти.

В этом отношении чрезвычайно актуальным и важным научным событием является книга И.З. Фархутдинова[1], в которой автор глубоко и всесторонне исследует одну из сущностных черт международной политики, проводимой США на протяжении двух столетий и в современности – доктрины о праве на территориальную экспансию, о «праве войны» и праве на превентивный военный удар со стороны США. Данная работа вносит крупный вклад в анализ политико-правовых оснований международной политики США и должна стать одним из важных оснований конструирования международной политики России в отношении США, прогнозирования политической и военной активности этой страны в различных регионах мирах. Кроме того, книга «открывает двери» к широкой научной и политической дискуссии в целом о месте и роли США в современном мире, о способах отстаивания национальных интересов суверенными государствами в условиях тех форм активности, которые используют и навязывают миру США, о поиске способов обуздания агрессивного американского экспансионизма мировым сообществом. Важной представляется также задача углубления анализа этой проблемы в направлении понимания духовных оснований такой международной политики, такого отношения к миру и поведения в этом мире, которое несут в себе и реализуют на практике Соединенные Штаты.

Позволим себе несколькими штрихами воспроизвести отдельные важнейшие результаты кропотливого многопланового исследования, проведенного И.З. Фархутдиновым.

Итак, 1823 г. президент США Джеймс Монро в ежегодном послании Конгрессу провозгласил доктрину, емко отразившую смысл «избранности» американского народа, «американскую идею», положив начало идеологической установке США на протяжении ХIХ–ХХI вв. Доктрина Монро была первой официальной экспансионистской концепцией США и она оказала значительное идеологическое воздействие на построение всех последующих американских внешнеполитических доктрин. Вначале она была направлена против Европы и против усиления России в Тихом океане – поскольку после поражения Наполеона многие страны Южной Америки объявили о своей независимости от Испании и Португалии, Европы вообще, то США как-бы поддержали это, объявив западное полушарие независимым от восточного.

Однако это было лишь начало американского экспансионизма. Дальнейшее развитие этой идеологии привело к распространению за пределы восточного полушария с целью охватить весь мир. Причем, это была не простая преемственность, а определенная эволюция содержания, эволюция, обусловленная внутренними закономерностями духовного и материального развития американской цивилизации, позволяя понять ее как некий единый логически взаимосвязанный процесс и утверждать: «Путь от доктрины президента США Монро 1823 г. (Monroe Doctrine) к Pax Americana Дональда Трампа, предполагающей, что по-прежнему США будут определять судьбу мира и станут международным банкиром, жандармом и хозяином земного шара, насчитывает почти два века» [[2], с. 36-37]. В этом тезисе, доказанном в книге, связывается единой нитью, единой логикой вся история международной политики США. Фактически, начиная с первых шагов еще лишь складывавшегося государства, оно провозгласило те свои установки, которые определили ее действия на будущие столетия. Сущностью этой идеи было (и остается) присвоение себе права на экспансию, в том числе посредством военной силы. И.З. Фархутдинов пишет: «Провозглашением доктрины Монро США присвоили себе право «охранять» единолично американский континент, т.е. по существу вмешиваться в дела латиноамериканских государств, превращая эти государства в свои протектораты», а также «Согласно одному из принципов доктрины Монро о так называемой «неколонизации» Российской империи было запрещено расширять свои границы по направлению к югу от Тихого океана»[3].

Последующая история показала, что доктрина Монро ни что иное, как «манифест американской экспансии на века» (И.З.  Фархутдинов), начавший свое существование с провозглашения «Америки для американцев» и логично переросший в «Pax Americana» – миропорядок по-американски. И, как увидим, это вполне закономерно. Потому не странен интерес к исследованию Доктрины Монро в России в предшествующие годы[4] и в современности.

Следуя тексту книги, кратко резюмируем логику реализации и развития Доктрины Монро, характер «осовременивания» ее установок и ее духа в последующей истории. Доктрину Монро использовали и развивали президенты США Теодор Рузвельт, Уильям Тафт, Вудро Вильсон и др. В 1919 году доктрина Монро была закреплена в США, а 1920 г. в Уставе Лиги Наций. Доктрины Трумэна и Эйзенхауэра 1945-1957 гг. о превентивном ядерном ударе стали прямым продолжением и развитием доктрины Монро – доктрина Трумэна сформировала основы политики «первого удара» в ядерной войне против Советского Союза и положила начало «холодной» войне, а доктрина Эйзенхауэра утвердила принцип «первого использования атомного оружия», приравнивая это оружие к обычному, заявила о готовности развязать превентивную «тотальную» термоядерную войну, о чем в декабре 1953 г. объявил Эйзенхауэр, закрепив это в доктрине, провозглашенной в специальном послании президента США конгрессу 5 января 1957 г.

Таким образом, закономерно и логично перерастание доктрины Монро в доктрины Олни и Мэхэна в период президентства Теодора Рузвельта, затем доктринальное «покидание» американского континента и превращение из регионального принципа господства в мировую доктрину, в инструмент установления мирового господства, начавшегося с провозглашения идеологии универсализма в президентство Вудро Вильсона, попыток управлять миром после Первой мировой войны и попыток превращения Лиги Наций в инструмент англосаксонского мирового господства, до попытки формировать мировой порядок после Второй мировой войны и в настоящее время. Эта внутренняя логика, диктуемая природой духовности культуры США, доказана обширным эмпирическим и теоретическим материалом в работе И.З. Фархутдинова.

Столь же логично доктринальные установки американской международной политики становятся основанием для международной практики США. В 1963-1969 гг. Линдон Джонсон, для которого доктрина Монро была своего рода настольной книгой, практически первым начал осуществлять превентивный удар против другого государства – войну во Вьетнаме. Доктрина Картера о «массированном возмездии» также оставила неизгладимый след в истории американской дипломатии. Доктрина Рейгана в условиях новой острейшей конфронтации предусматривала превентивный ядерный удар, получивший название «обезглавливание». Доктрина Дж. Буша-старшего позволила нанести блестящий превентивный удар («Буря в пустыне») в начале 1991 г., причем, на этот раз в соответствии с Резолюцией Совбеза ООН. И таким образом нанесение первого военного удара (якобы в целях самообороны), в том числе на заведомо ложном основании, стало постоянной практикой, в том числе с использованием европейских «союзников» – это было так в Ираке, Югославии, Ливии, Сирии. Теперь США уже «и не собираются доказывать целесообразность первого военного удара». Более того, возможность его нанесения серьезно расширилась с использованием негосударственных институтов – частных военных компаний[5], действующих по аналогии с английскими пиратскими военизированными структурами, с военными структурами Ост-Индских компаний. Так, в Ираке численность контингента негосударственных военных структур была примерно равна официальному контингенту войск.

Есть одна страшная аналогия – превентивный удар в точности похож на нападение через провокацию и без объявления войны, которое широко использовалось фашистской Германией. И другой – правовой – момент: есть все основания полагать, что руки нацистов оказались развязанными не в последнюю очередь благодаря Доктрине Монро, принятой Лигой наций. Более того, есть все основания задуматься и над тем фактом, что существует историческое первенство расовой теории англосаксов над нацизмом и фашизмом, что создание первых концентрационных лагерей было осуществлено именно в США и лишь позже в нацистской Германии.

Сегодня доктрина о превентивном ударе стала настольной книгой Дональда Трампа. Поэтому нет ничего удивительного в современных нападках на Северную Корею, Иран, Россию. Более того, необходимо отчетливо понимать, что это – не просты угрозы, а угрозы, которые всегда абсолютно органично переходят в конкретные военные действия. Поэтому некие «розовые надежды» у части радикальных проамериканских либералов в России и Европе о том, что США лишь «пугают непокорных», чтобы призвать к порядку, не имеют ничего общего с реальностью. Реальность проста и жестка – война для американцев есть естественное средство установления господства, превентивный удар – это средство ведения войны с целью обеспечения превосходства и победы с минимальными потерями, которые всегда обеспечиваются таким неожиданным ударом и это особенно ярко продемонстрировали способы ведения войны гитлеровской Германией в годы Второй мировой войны. Способы, доказывающие высокую эффективность нарушения международных договоров и международного права как средства обеспечения преимуществ и нанесения колоссального урона противнику в начальный период войны.

На основе анализа внешнеполитических доктрин всех президентов США И.З.  Фархутдинов приходит к заслуживающим самого серьезного внимания научно-практическим предложениям и выводам, которые без сомнения будут по достоинству высоко оценены профессиональными юристами, специалистами и практиками в сфере международных отношений. Однако проведенный анализ доктрины о превентивном военном ударе в разрезе международно-правовой проблематики буквально взывает к междисциплинарному исследованию проблемы, развитию научной дискуссии.

Мотивирующим началом расширения и углубления дискуссии является и то, что до сих пор многим представителям либеральной  элиты в России кажется, что ведущаяся против России санкционная и политическая война – это война, которая закончится, как только Россия изменит политический курс и в ней произойдет смена правящего режима и политической верхушки. Даже некоторой части граждан страны, обманутых либеральной идеологией, кажется, что санкции и другие действия (в том числе предоставление летального оружия Украине) – это какая-то «война понарошку», не настоящая война, а просто требование к России построиться «в кильватер» американской политике, как это сделал весь англосаксонский и европейский мир. Однако подавляющая часть населения России, как показывают многочисленные социологические опросы, понимает и «сердцем чувствует», что сегодня речь идет именно о такой новой войне против России, которая нацелена на ее полное уничтожение и завоевание, такой же войне, какой были общеевропейские завоевательные походы против нашей страны, предпринятые Наполеоном, интервентами многих стран после Великой Октябрьской социалистической революции, объединенной Европой во главе с Гитлером[6]. Неспроста две такие войны на уничтожение России получили в народе и политико-правовом пространстве название Отечественные войны[7]. Теперь агрессивную антироссийскую коалицию возглавили США.

Заметим, провозглашаемые цели были разными. Наполеон нес на знамени идеи буржуазной революции, Гитлер – идеи национал-социализма и расового превосходства, американцы – несут идеи «свободы» и «демократии». Но были и истинные цели – обретение новых ресурсных пространств и доминирование на территории Евразии. И все это предполагало и предполагает единую для всех цель в отношении России – поставить Россию на колени, уничтожить ее как политически и экономически суверенное государство, превратить ее в бесправную колонию. Однако средства теперь сочетают как старые (подкуп, идеологическая вербовка элит, шантаж, военные средства), так и новые (финансово-экономические (включая санкции), компьютерные, информационные, идеологические, научно-технические и т.д.).

Огромную роль во всех войнах такого масштаба против России играла и играет метафизическая, идейная подоплека. Целью ее является попытка доказать «второсортность» русского человека, русской культуры, отсутствие исторического и морального права России на самостоятельное существование в «цивилизованном пространстве», на «право голоса» в мировом сообществе. И вот в этом «праве», но не в отношении России, а именно в отношении США и англосаксонской культуры, есть смысл разобраться подробнее. И для этого обратимся к духовным основаниям американской и – шире – англосаксонской – культуре, культуре амбициозной, агрессивной, по сути, презирающей, ненавидящей и игнорирующей все иное и особенно такое «иное», которое не подчиняется Англии или США и предлагает альтернативный цивилизационный проект, как это делает русская культура.

Духовно-мировоззренческий фундамент англосаксонской цивилизации в целом и США как ее субкультуры включает в себя а) протестантскую (англиканскую) ветвь христианства[8] со значительным влияем ветхозаветности и иудаизма, б) ценностно-идеологическое сознание буржуазного эгоистического индивидуализма (свобода и формально-юридическое равенство прав и возможностей граждан в рамках «правового государства»), в) масонство и мистические концепции различных конфессий и сект (включая сатанизм), используемые в своих целях представителями деловых и политических элит этих стран. На основе этого сложного ценностно-идейного конгломерата, замешанного на прагматизме, цинизме, идеях расового и сословного превосходства (особенно превосходства англосаксонских аристократических и финансовых «элит») осуществляется управление мировыми финансовыми потоками, разрабатываются и навязываются мировому сообществу свои «международные стандарты» и формируется система двойных стандартов (для себя и для людей «второго сорта»), идеология, миропорядок. Фундаментальной идейной основой англосаксонской традиции является субъективный идеализм и англиканство, элитарный либерализм, которые в ХХ веке усиливаются позитивизмом и прагматизмом[9]. Это стало базовым компонентом и американской культуры.

Два пояснения. Первое: протестантизм – это шаг назад, от католического христианства – к ветхозаветности. Этим объясняется легкость духовного контакта и слияния с иудеями и иудейскими ценностями, начиная с Ротшильдов и так далее. Второе: закономерна инверсия американского протестантизма и его деформация в такие формы, которые допускают сознательное и активное участие представителей американских элит не только в масонских организациях, но и в «сатанинских» сектах, использование этих культов и организаций для организации финансовых механизмов управления.

Американский вариант духовности дополняется некоторыми специфическими чертами –идеологией избранности, жесткой и циничной прагматичностью, ориентированной на достижение целей любыми средствами, специфическим свободолюбием американского человека, ориентированным на нарушение любых законов во имя личной свободы, а также фанатическим мессианством, стремлением навязать свое миропонимание, образ жизни, свою «свободу», «демократию», «права человека», навязать себя и свою традицию любыми, даже самыми агрессивными методами. Г. Киссинджер так охарактеризовал особенность американской идеологии либерального универсализма: «Америка не желала довольствоваться ролью лишь одного из многих государств, преследующих свои национальные интересы. Доктрина Вильсона отвергала такое моральное равенство, которое ставило бы Соединенные Штаты в один ряд с другими государствами. По Вильсону, у Америки более высокое нравственное призвание: переделать мир по своему образу и подобию»[10]. Это – совершенно явное наследие и «творческое развитие» западных форм экспансионизма, реализованное в истории сначала в форме господства римской империи, затем – крестовых походов, торговой политики и колонизации Южной и Юго-Восточной Азии, затем фашизма и нацизма и т.д.

Важно подчеркнуть, что именно этот духовный культурный конгломерат, круто замешанный на идее американского народа как «мессии», как «избранного народа», призванного нести свободу и демократию в другие страны, эта сверхидея об американской исключительности стала ключевой основой американского экспансионизма как массового культурного явления, а не просто как сумасшедших установок отдельных групп элиты.

Поэтому доктрина Монро и ее последующие воплощения – это не просто инструмент и ресурс американской политики, это – сущность американского мировоззрения и отношения к миру. Как выразился один коллега, даже статуя «Свободы» с ее факелом как будто не просто несет миру «свет свободы», а несет огонь для сожжения всего, что не соответствует американской «свободе» и «демократии». Причем, именно так американцы уничтожали индейцев, японцев в Хиросиме и Нагасаки, вьетнамцев (сжигая напалмом деревни с женщинами и детьми), ливийцев, сербов… В этой связи «доктрина Монро» должна рассматриваться не просто как инструмент, а как квинтэссенция отношения американцев как нации и государства к окружающему миру. Сквозь ее призму ярче всего просвечивает внутренний духовный мир американцев. Это – наиболее жесткий вариант симбиоза англосаксонской, иудейской, масонской и «сатанинских» метафизик и практик.

Таким образом, американское развитие англосаксонской традиции навязывания себя и своих ценностей абсолютно логично приобрело силовой характер – навязывание всему миру собственных ценностей и «правил игры» с целью создания преференций для американской экономики, укрепления финансово-политических  позиций ее элит в мире (особенно ее ядру в виде группы крупнейших финансовых и транснациональных корпораций), сделав подконтрольными финансовые системы других стран.

С точки зрения истории формирования США такое развитие духовности также совершенно не странно. Американское общество и культура сформировались как иммигрантская и во многом захватническая цивилизация, внутренне предполагавшая экспансию, мотивированная на нее, не гнушавшаяся никакими средствами для этого, презиравшая и отрицавшая все иные ценности и культурные миры, сочетавшая это с непомерной жаждой наживы, агрессивностью и доминирование принципа силы как способа разрешения всех споров с огромной склонностью к криминальным «разборкам», откровенному бандитизму, разбою, мародерству. Это цивилизация, которая всегда ориентировалась на превосходство того, кто первым выхватит кольт и нанесет «превентивный удар». Одновременно американцы чрезвычайно дорожат своей жизнью и потому достаточно трусливы и склонны к паническим настроениям – потому что они пришли в этот мир жить и наживаться, а наживаться можно только для того, чтобы жить, а не умирать. Поэтому и превентивный удар, удар из-за угла, неожиданный и подготовленный удар против неподготовленного или более слабого противника – это совершенно в духе американцев (и что роднит их с украинцами). Бандиты, разбойники, пираты – все это «ипостаси» американского бытия, неспроста остающиеся нормой их правового пространства (как, например, пиратство). Более того, даже пиратство, торговля людьми, грабеж, мародерство и т.д. в настоящее время отнюдь не исчезают, но лишь обретают новые («современные») формы, создавая в мире разнонаправленный «криминальный интернационал» – торговля афганским героином, живыми людьми и органами, контрабанда животных, незаконные финансовые операции, нелегальная торговля оружием, терроризм как прибыльный бизнес и другие виды криминального бизнеса – это тоже часть американского бизнеса. Причем, где бы и кем бы ни осуществлялись криминальные операции – самими ли англичанами или американцами, или какими-то полудикими племенами афганцев и т.п – они давно и прочно являются источником доходов англосаксонского и американского капитала. Деньги из человеческой жизни и крови – устойчивый компонент этой культурной традиции. В этой связи и доктрина Монро, и ее современная эволюция – лишь еще одно закономерное развитие американской субкультуры, реализация ее культурно-исторических корней. Потому никакого «перерождения» от этой культуры ждать не нужно, для этого нет никаких видимых оснований.

Таким образом, эта относительно небольшая, но непомерно наглая, нахрапистая, агрессивная и главное ненасытная нация готова уничтожить и поглотить весь мир, не стесняясь в средствах. В этой связи мировое сообщество должно иметь мощные инструменты противодействия такой политике в интересах защиты своих традиций, своих стран и экономик. Поэтому вполне закономерно, что сегодня ставится вопрос о создании постоянного Международного трибунала для рассмотрения дел, связанных с совершением актов международного терроризма, требование, чтобы Совет Безопасности ООН действовал. Действительно необходимо в целом новое доктринальное закрепление и организационное оформление в системе международного право принципа неприменения силы или угрозы силой, нейтрализация и профилактика.  Это – очень верные и актуальные предложения.

Однако, на наш взгляд, даже этого совершенно недостаточно в противодействии американской культуре. Необходимы еще более широкие и комплексные правовые решения и политические действия, а также действия организационно-управленческого и идеологического типов. Противовесом американской политике может быть только комплекс мер, способный дать ей действительно эффективный ответ и он должен быть специфическим, как специфична американская культура и международная политика, которая и в дальнейшем будет всегда политикой демонстрации силы и применения силы. Ей можно противопоставить только постоянное доказательство и демонстрацию наличия другой силы, такого эффективного оружия и такого умения «первым выхватить кольт», которое точно способно нанести США неприемлемый ущерб. Только это будет восприниматься американцами как «аргумент», который способен быть фактором сдерживания американской нации и американских элит. Существующие законы, в том числе международное право, да и законы вообще не являются действенным средством для сдерживания США. Они должны подкрепляться организованными международными усилиями, направленными на постоянную демонстрацию наличия «кольта» и умения выхватить его раньше или не позже американцев. Мировому сообществу необходимо создать жесткие механизмы для того, чтобы постоянно держать «на коротком поводке» и англосаксов, и их всегда готового сорваться с поводка бойцового американского бультерьера. Это должен быть комплекс международного права, системы ООН как основы мирового порядка, активная и скоординированная деятельность межгосударственных союзов (БРИКС, ШОС, ЕврАзЭС, СНГ, ОДКБ) и активная международная политика наиболее авторитетных стран, включая Россию.

Можно согласиться с общей философской и культурологической оценкой перспектив США, которая дается в множестве работ, что в целом американский духовно-культурный проект внутренне обречен на деградацию и разложение, а проект США – обречен на провал. Однако необходимо понять, что это не произойдет мгновенно. Потому важно понять, что в ситуации доминирования США, их попытки вести мир в нужном им направлении – это губительная для человечества перспектива. Нельзя позволить США увлечь вместе с собой в пучину разрушения весь мир. И важно понять, что это не шутки.

Необходимо также четко понять необходимость и неизбежность в интересах мирового сообщества внутреннего демонтажа агрессивного американского либерального нацизма. Для этого необходимо последовательное проведение культурной политики, направленной на преодоление ими их собственной исключительности, избранности, величия, мирового господства. Политика денацизации в США столь же необходима и неизбежна, как политика послевоенной денацизации в Германии. В качестве элемента она должна включать и трансформацию доктринальных оснований и всей системы американского международного права. Такая политика рано или поздно будет осуществлена – либо добровольно, либо на основе нового Нюрнбергского трибунала, теперь уже в отношении США. Другим неотъемлемым компонентом такой политики на уровне мирового сообщества должно стать четкое осознание этого феномена и массированное идеологическое противостояние ему, введение в активный политический и информационный оборот словосочетаний, точно отражающих сущность этой культуры – либеральный нацизм, либеральный тоталитаризм, диктатура американской «свободы», тирания американской «демократии»,  насильственное принуждение к американскому образу жизни и тому подобного.

Позиция России, если отойти от долларовой зависимости от США части российских либеральных элит, в настоящее время должна являться неким уравновешивающим началом, сдерживающим агрессивную активность США. И у России есть для этого все культурно-цивилизационные, геополитические и военные основания, есть моральное право на это, обусловленное всей ее историей. На основе русской и советской традиции возможно и неизбежно формирование духовных оснований, противостоящих безумству, бездуховности и безнравственности субъективного идеализма, позитивизма и прагматизма, различным формам демонизма, сатанизма и прочим антигуманным метафизикам в их попытках «освоения» и конструирования мира. Это необходимо в том числе для того, чтобы спасти американскую нацию от полного саморазрушения в погоне за собственными экспансионистскими устремлениями и алчностью. И то, что у США уже начали «рваться штаны» от слишком широких шагов и замахов – очевидно. Нужно помочь Соединенным Штатам усмирить свою нахрапистость и пыл, войти в те рамки, которые может охватить американская культура, вернуть США – в Америку. Поэтому, быть может, новый президент США Дональд Трамп с его лозунгами обращения к внутренним проблемам США стал первым, пусть непоследовательным, провозвестником отрезвления американской нации и начала процесса деамериканизации мирового порядка.

Библиографический список

1. Белозеров В.К. Отечественная война как российский политический феномен// Военный академический журнал. 2017. № 4. С. 32-41.

2. Болховитинов Н. Н. Доктрина Монро: происхождение и характер. М., 1959. 337 с.

3. Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? М., 2016. 416 с.

4. Уэсселер Р. Война как услуга. М.: Столица-Принт, 2007. 320 с.

5. Фархутдинов И.З. Американская доктрина о превентивном военном ударе от Монро до Трампа: международно-правовые аспекты. М.: 2017. – 338 с.

6. Фархутдинов И.З. От Монро до Трампа: доктрина США о предвосхищающем военном ударе и международное право//Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу». №3. 2017. С. 36-51.

7. Хабибулин А.Г., Селиванов А.И. Стратегическая безопасность российского государства: политико-правовое исследование. 2-е изд., дополненное. М.: Формула права, 2011. 360 с.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.

Российский юридический журнал


Российский юридический журнал №3 2017

ОТ МОНРО ДО ТРАМПА:
ДОКТРИНА США О ПРЕДВОСХИЩАЮЩЕМ ВОЕННОМ УДАРЕ
И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Фархутдинов Инсур Забирович

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.