Новости

Новости от наших партнеров

Российская служба мира представляет собой общественную организацию

Российская служба мира

Российская служба мира как достойный конкурент институтам американской публичной дипломатии

№ 2 (57) 2013г.

В ходе процесса глобализации и становления глобального информационного общества увеличивается значимость на международной арене некоммерческих организаций как институтов публичной дипломатии. В современной действительности общественные организации могут не просто участвовать в международной повестке дня, но могут и формировать её. Такие организации создаются, прежде всего, для оздоровления международной атмосферы, для содействия формированию общественного мнения в пользу преодоления конфронтационной парадигмы, а так же для содействия государственным и межправительственным организациям в решении международных конфликтов без применения насилия.

   Являясь институтами публичной дипломатии, такие некоммерческие организации параллельно с органами государственной дипломатии формируют международные отношения, отвечающие современному уровню человеческой цивилизации.

   Именно поэтому публичная дипломатия преподносится как система диалога с зарубежными обществами, реализуемая институтами гражданского общества. В международных отношениях термин «публичная дипломатия» возник для обозначения аспектов международной дипломатии, не относящихся к взаимодействию между государственными структурами.

    Профессор Филипп Тейлор определяет публичную дипломатию как «действия, направленные на строительство долгосрочных отношений, защиту целей национальной внешней политики и лучшее понимание ценностей и институтов собственного государства за рубежом». Публичная дипломатия, по мнению профессора Тейлора, «продвигает национальные интересы и обеспечивает национальную безопасность путем изучения настроений иностранного общественного мнения, информирования его и воздействия на тех, кто это мнение формирует».

   Начиная с 2012 г., в России действует сильнейший конструктивный институт публичной дипломатии, способный достойно конкурировать с западными институтами публичной дипломатии. Этим институтом является Российская служба мира (РОСМИР). Российская служба мира представляет собой общественную организацию, действующую в различных регионах и странах ближнего и дальнего зарубежья, имеющих важное для России значение. Свою деятельность организация акцентирует на развитии и укреплении культурного, информационного, гуманитарного, правового и иного международного сотрудничества. И, конечно же, считает своим долгом приложить все усилия для обеспечения необходимой защиты находящихся за рубежом российских граждан и русскоязычных общин, действуя в соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации.

   Российская служба мира организована группой единомышленников во главе со Станиславом Александровичем Шувановым – ветераном отечественной дипломатической службы, а также ведущими специалистами в области международного права и международных отношений (в их число входит ведущий российский учёный в области международного экономического права Инсур Забирович Фархутдинов) и представляет по своей структуре масштабную организацию, не имеющую строгой иерархии, построенную на принципах открытой системы, матричного взаимодействия и горизонтальных связей.

   РОСМИР зарекомендовала себя как достаточно современный и продуктивный тип сотрудничества, ориентированный на укрепление информационных связей и координационную деятельность в сфере публичной дипломатии посредством взаимопомощи между организациями-партнёрами. В ходе своей работы она получила признание органов государственной власти и общественных организаций.

   Для России это в целом новый тип организации, о которой нельзя сказать, что всё новое – это хорошо забытое старое. В нашем государстве институты публичной дипломатии, к сожалению, ранее не функционировали. Мы не имеем своего богатого опыта общественной дипломатии во внешнеполитическом курсе, однако видны достаточно яркие примеры деятельности наших американских коллег в этой сфере. Видны их начинания и достижения, победы и поражения. Это положительный опыт для отечественной структуры. Исходя из этого, с уверенностью можно заявить, что публичная дипломатия распространяется не только на внешнеполитическую деятельность, но и охватывает внутренние процессы государства. Поэтому РОСМИР уделяет огромное внимание как объединению российской общественности для защиты нравственных, духовных и культурных ценностей человечества, так и установлению сотрудничества со специализированными органами ООН и международными общественными объединениями. Такого рода государственно-общественное взаимодействие – это хорошая возможность не только для обмена мнениями, но и для «сверки часов» в отношении приоритетов совместной работы на перспективу.

    Российская служба мира выбрала нелёгкий путь, но, как говорил Шарль де Голь, «всегда выбирайте трудный путь – на нём вы не встретите конкурентов». Будучи первопроходцем, в представленной отрасли, РОСМИР осуществляет экспертное сопровождение внешней политики, а это, по существу, является дополнительным полем для поиска решений внешнеполитических задач.

   С каждым годом поле деятельности российской общественной дипломатии становится всё шире. И подтверждением тому служит выступление 15 июня 2008 г. тогда ещё президента Дмитрия Медведева перед сотрудниками Министерства иностранных дел Российской Федерации. В своей речи президент определил векторы совместной работы государственных органов и институтов гражданского общества по реализации целей и задач внешней политики. А 7 мая 2012 г. был принят Указ Президента РФ № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», в котором основной акцент ставится на развитие публичной дипломатии, на увеличение использования ресурсов публичной дипломатии во внешнеполитическом процессе.

  Произошедшие за последнее десятилетие политико-правовые преобразования свидетельствуют о том, что границы между дипломатией классической и дипломатией публичной с каждым годом значительно сокращаются. Появляется всё больше точек пересечения между ними. Наверняка каждый замечал, что культура и внешняя политика очень тесно переплетаются и деятели культуры используют свой талант в дипломатической деятельности. К примеру, послом Киргизии во Франции был Чингиз Айтматов. Послом Азербайджана в России был известный певец Полад Бюльбюль оглы. В свою очередь, министром культуры России в недалеком прошлом был известный российский дипломат А.А. Авдеев. Также в Афганистане министр информации и культуры Саид Махдум Рахин был назначен послом в Индию.

   Культурный сегмент в публичной дипломатии играет весомую роль. Ведь не зря главной целью ЮНЕСКО является поддержание международного мира и всеобщего процветания через культурное сотрудничество.

   Сохранение не только материального, но и духовного культурного наследия, установление межкультурного диалога способствует стабилизации межконфессиональных и межэтнических взаимоотношений не только на международной арене, но и во внутреннем пространстве нашей страны.

   Отсутствие межкультурной идентичности, межкультурного диалога создаёт реальную угрозу воздействия на общественное сознание путём дезинформации и провокации, что в конечном итоге создаёт платформу для запуска «цветных революций». Об этом говорится в Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации. В ней указано, что межэтнические и межконфессиональные противоречия являются основными факторами, обуславливающими возникновение и распространение терроризма. В Конвенции акцентируется внимание на противодействии внешним факторам, способствующим распространению терроризма на территории Российской Федерации, посредством скоординированной работы органов государственной власти с общественными организациями и иными институтами гражданского общества, что само по себе говорит о высокой значимости публичной (культурной) дипломатии в обеспечении безопасности Российской Федерации.

   Британский дипломат Шон Риордан при решении проблемы преодоления исламского терроризма делал основной акцент на культурном диалоге в сфере публичной дипломатии. Как всем прекрасно известно, любое навязывание идей и ценностей вызывает обратный эффект. Исходя из этого, господин Риордан пришёл к выводу о необходимости ведения конструктивного диалога с мусульманской аудиторией. Для успешности и результативности диалога необходимо, чтобы его участники пользовались доверием у мусульманской аудитории, и, следовательно, были привлечены из неправительственных организаций западных стран. Ш. Риордан предполагал использование некоммерческих организаций, мусульманских сообществ западных стран, университетов, которые предусматривают обменные программы с местными университетами, а также развитие малых предприятий и торговых палат.

     Профессор Гарвардского университета, автор концепции «мягкой силы» Джозеф Най определил публичную дипломатию как наиболее эффективный метод наращивания потенциала «мягкой силы». Как и Ш. Риордан, в качестве ключевого звена публичной дипломатии он выделил долговременные культурные взаимоотношения, поддерживаемые вкладом непосредственной правительственной информации. Тем самым он показал неразрывную взаимодополняющую связь между институтами гражданского общества и правительственными организациями.

    На этом же вопросе акцентируется внимание и в Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», в котором идёт речь как о расширении российского культурного присутствия за рубежом, укреплении позиций русского языка в мире, так и о защите российских соотечественников за рубежом посредством взаимодействия органов государственной власти с институтами гражданского общества, чему непосредственно и способствует Российская служба мира.

   После событий 11 сентября 2001 г. США уделило огромное внимание программам публичной дипломатии, направленным на работу со странами Ближнего Востока. Программы были посвящены развитию культуры, образования, продвижению демократии и созданию прослойки граждан в арабских странах, ориентированных на ценностные ориентиры США. Все эти проекты были консолидированы в один масштабный проект под названием «Инициатива поддержки партнёрства на Ближнем Востоке». Указанные проекты затрагивали определенную часть населения государств, которая проходила обучение как в США, так и у себя на родине, и вела работу по созданию политических движений, профсоюзов, всевозможных женских организаций. Тактика функционирования программ была несколько модифицирована – вместо поддержки политических режимов и армии, США стали создавать альтернативные партии, некоммерческие организации, реформировать систему образования. Целевая аудитория программ обучения распространению принципов либеральной демократии была переориентирована в большей степени на женщин и молодёжь до 25 лет и акцентировалась на обучении молодежи методам ведения цивилизованной политической борьбы, создании арабских неправительственных организаций, которые были бы втянуты в борьбу за права человека, создании гражданского общества и эмансипации и обучении женщин в области политики и бизнеса.

  В отличие от американских стандартов, к обучению принималась молодёжь не элитного происхождения – представители не самых обеспеченных слоев общества (так называемой группы риска), что позволило создать прослойку молодёжи, ориентированной на демократические ценности, и внести огромный вклад в развитие оппозиционного движения в странах Ближнего Востока.

   Умелая организация публичной дипломатии США обеспечила проведение парламентских выборов в Ливане и Кувейте, президентских выборов в Египте и победу на них умеренных и профессиональных политиков. Перед проведением парламентских выборов в Ливане институты публичной дипломатии США обучили весь персонал мониторинговых организаций и распространили в Ливане информацию о правах избирателей. Публичная дипломатия делала акцент на становление демократии, укрепление прав и свобод, распространение норм современного общества путём ведения политики «изменения изнутри». Инициатива изменения и преобразования политической атмосферы, защиты прав и улучшения жизни исходила от граждан этих стран осознанно, с пониманием и сознанием всей сущности ситуации. Институты публичной дипломатии лишь подсказали им путь и представили им их жизнь в лучших красках. Стратегию политики публичной дипломатии США можно сравнить с легендой Платона о пещере, «в которой сидят прикованные узники. Свет огня освещает вход в пещеру. Перед ней какие-то существа носят на длинных палках чучела зверей, птиц, людей, различные изображения. Узники не видят ни этих существ, ни манекенов. Они не могут повернуть головы, и лишь тени, рождённые в мерцающем огне, скользят перед их глазами. Узники не знают другого мира, кроме мира теней. Если кому-нибудь из этих узников посчастливится в дальнейшем освободиться от оков и заглянуть в мир действительных явлений, они будут несколько поражены его богатством и разнообразием. И если в дальнейшем узнику придётся снова быть в этой пещере, он будет жить в мечтах о реальном красочном мире».

   У граждан стран Ближнего Востока, получивших американское образование (пусть даже на своей родине), познавших высокий уровень развитости прав и свобод, предоставляемых правительством США, появляется провокационный предмет для сравнения. Народ уже не устраивает ситуация, царящая в его государстве, ему не хочется возвращаться в мир реальной действительности – в мир «теней». Такая стратегия позволяет институтам публичной дипломатии США моделировать будущее народа его же руками.

    Официально же термин «публичная дипломатия» появился на конгрессе США в 1977 г. в докладе Комиссии Мэрфи по организации внешнеполитического аппарата. Ранее это понятие определялось в законодательном органе Соединенных Штатов как «культурная дипломатия», «новая дипломатия» или «четвертое измерение внешней политики». Как отмечал на слушаниях в американском Конгрессе в 1986 г. председатель комитета по иностранным делам Д. Фоссэл, «публичная дипломатия» присутствовала в международных отношениях во все времена, «мы только дали этому явлению новое имя из-за недостатка лучшего описания».

   В отличие от официальной государственной дипломатии, дипломатия публичная не ограничена чёткими политическими установками и имеет возможность творчески подходить к содействию в решении тех или иных международных проблем. В западных странах уделяется огромное внимание публичной дипломатии. В США, например, после терактов 11 сентября 2001 г. в Государственном Департаменте была учреждена должность заместителя государственного секретаря по публичной дипломатии. А уже в 2006 г. США определило национальную стратегию публичной дипломатии, включающую в себя основные пути развития. Первый путь предполагал стабилизацию и распространение в глобальных процессах позитивного видения американских ценностей. Второй путь заключался в развитии общих интересов и укреплении наднациональной идентичности США с народами, культурами и конфессиями во всём мире. Третий путь представлял стремление общественности изолировать и маргенализировать экстремистов, которые угрожают свободе и миру.
С целью благоприятной реализации поставленных путей развития в США был создан Корпус мира, действующий даже в самых отдалённых точках планеты. Корпус мира представляет собой слаженную систему добровольческого движения. Американские представители направлялись в другие страны для установления сотрудничества с правительственными учреждениями, школами, некоммерческими организациями, образовательными и промышленными организациями, чтобы помочь людям этих стран удовлетворить их потребность в обученном персонале и способствовать лучшему пониманию других наций со стороны американцев.

    Американская публичная дипломатия имеет тенденцию варьироваться в двух основных задачах. Одна из них заключается в информировании иностранных граждан о политике США и ее основах, внушении доверия к Америке и ее политике. Другая задача заключается в информировании иностранных граждан об американском стиле жизни, о том, как он сформировался под давлением американской формы правления, и способствовании широкому восприятию этого образа жизни. Общественная поддержка американской политики позволяет получить содействие при проведении определенных экономических или военных программ, а также является частью здоровой экономики и способом обеспечения безопасности. Согласно правительственной оценке, «публичная дипломатия США вносит существенный вклад в достижение основополагающих целей и повышение эффективности внешней политики и создает атмосферу наибольшего благоприятствования». Специалисты акцентируют своё внимание на том, что в мире, где люди обладают большим влиянием, привлечение нужной аудитории в нужный момент может разрешить конфликты, способные привести к войне, создать рынки для выгодной торговли и решить проблемы терроризма, наркотиков, иммиграции и окружающей среды.     Публичная дипломатия не заменяет собой традиционную дипломатию, а помогает подготовить благодатную почву для проведения официальных мероприятий на внешнеполитической арене. Это направление дипломатии способно убеждать, опираясь на имеющуюся репутацию, а также на идеологическую, культурную и институциональную привлекательность. Публичная дипломатия плодотворно используется американским правительством за рубежом наряду с традиционной дипломатией, экономическими мероприятиями и вооруженными силами. Сегодня это направление внешнеполитической деятельности рассматривается руководством и общественностью США как сравнительно недорогой, но достаточно эффективный способ продвижения американской внешней политики и государственных интересов по всему миру. Об этом свидетельствует тот факт, что только на программы публичной дипломатии Государственного департамента было выделено 594 млн. долларов в 2003 г., а Совет управляющих вещанием получил в 2003 г. 540 млн. долларов. Однако помимо Госдепартамента и Совета управляющих вещанием, в разработке и осуществлении публичной дипломатии задействованы Агентство международного развития, Отдел глобального вещания при Белом Доме, Министерство обороны, Корпус мира США, а также ряд независимых федеральных агентств и неправительственных организаций.

   В глобальных процессах межгосударственных отношений протекает «битва за умы и сердца». Существует здоровая конкуренция между сферами и полем деятельности институтов публичной дипломатии различных государств. С появлением Российской службы мира у Американского Корпуса мира появился достойный конкурент, способный вести свою обособленную политику и представлять действительность в том ракурсе, в котором она находится на самом деле.

    Усиление влияния на зарубежную аудиторию позволит Российской службе мира установить более глубокое понимание между народами и представить российские ценности зарубежной аудитории в их первоначальном, неискажённом виде. Повышение привлекательности имиджа страны расширит диалог с зарубежным обществом и увеличит число российских партнеров. Обеспечение понимания иностранной аудиторией политики в том виде, как она есть, а не как о ней говорят или думают другие, положительно скажется на взаимодействии с иностранными партнёрами (инвесторами), охватывая новых представителей целевой аудитории: частного сектора, некоммерческих организаций и общин.

   Однажды один достаточно известный государственный деятель в ответ на обвинение Организации Объединённых Наций в том, что она мало что делает и не в силах предотвратить постоянно возникающие где-нибудь конфликты, сказал, что ООН создана не для того, чтобы создавать на Земле рай, а для того, чтобы человечество не оказалось в аду. И действительно, если бы не было ООН, мир бы был куда более хаотичен и беспорядочен. То же самое вполне можно сказать и о публичной дипломатии, которая не вправе быть «кричащей» и «обречена» выполнять консолидирующие, информационные и связующие функции. Публичная дипломатия – «боец невидимого фронта» в глобальных процессах мировой политики – является неотъемлемой частью политики «мягкой силы». Поэтому публичная дипломатия идёт параллельно государственной и в необходимые моменты пересекается для наиболее продуктивного решения тех или иных проблем.
Можно сказать, мы стоим в преддверии наднациональной глобализации в период, когда общественная дипломатия способна конкурировать с государственной дипломатией. Это великая сила великой эпохи. Эпохи, о которой так много писали и к которой так долго стремились.

Пристатейный библиографический список
1. Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. N 605 «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2012. – №19. – Ст. 2342.
2. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации 5 октября 2009 г. // Российская газета. – 2009. – 20 октября.
3. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законов РФ. – 2009. – № 20. – Ст. 2444.
4. Лукашук И.И. Современное право международных договоров. – М., 2006. – Т. 2.
5. Карташова Л.А.. В таинственной стране Мадагаскар. – М., 2009.
6. Платон Государство. – М., 2005.
7. Taylor Ph.M. What is Public Diplomacy Accessed October 31, 2009. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ics.leeds.ac.uk/papers/vp01.cfm?out$t=pmt&requesttimeout=500& folder=25&paper=626what_is_Public_Diplomacy_(2009-10).ppt.
8. Trapp K. N. State responsibility for international terrorism. – Oxford, 2011.
9. Махмуд Ш. Потенциал общественной дипломатии Афганистана как важная составляющая формирования имиджа страны в современных международных условиях [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://afghandiaspora.ru/admin/FCKeditor/userfiles/file/potencial_obschestvennoy.pdf.
10. Манжулина О.А. Публичная дипломатия США: Дис ... канд. политических наук. – Санкт-Петербург, 2005.
11. Riordan S. Dialogue-based Public Diplomacy: a New Foreign Policy Paradigm? // The New Public Diplomacy: Soft Power in the Information Age / ed. by Jan Melissen. – New York, 2005.
12. Report of the US Advisory Group on Public Diplomacy for the Arab and Muslim World (October 1, 2003) «Changing Minds Winning Peace: A New Strategic Direction for U.S. Public Diplomacy in the Arab & Muslim World», p. 13 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.state.gov/documents/organization/24882.pdf
13. Рогозин Д.О. Россия перед вызовом «публичной дипломатии» Запада // Международная жизнь. – 2010. – № 8.


Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.

Российский юридический журнал


Российский юридический журнал №3 2017

ОТ МОНРО ДО ТРАМПА:
ДОКТРИНА США О ПРЕДВОСХИЩАЮЩЕМ ВОЕННОМ УДАРЕ
И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Фархутдинов Инсур Забирович

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.