Новости

Новости от наших партнеров

Профессору Игорю Михайловичу Мацкевичу посвящается

Вехи судьбы. Профессору Игорю Михайловичу Мацкевичу посвящается

Жизнь человека - это не отдельные события, связывающиеся в незакономерную последовательность, а своего рода организм, «биографическое целое».

№ 1 (68) 2014г.

   Поступки и события - звенья цепи, имеющей свою форму, свою одухотворенность и свою индивидуальность...

      Академик Д. Лихачев Res ipsa loquitur

Профессор И.М. МацкевичПрофессор И.М. Мацкевич, юбиляр, организатор науки, ученый-криминолог, много внимания уделяет особенностям современной российской преступности, считая, что между тенденциями преступности и социально-экономического раз­вития в науке в целом и в отдельно взятой стране нет скрытых, жестких, однозначных и прямых корреляций.

Professor I.M. Matskevich, a prominent scientist in the field of criminology, focuses his attention on the peculiarities of crime growth in modern Russia, considering that there are no hidden, direct, univalent correlations between the crime growth tendencies and the tendencies of social-economic development in science in general, as well as in any country.

Судьбы людей существуют в истории - историей опреде­ляются беды и радости, успехи и скорби любого из нас, каж­дой конкретной судьбы, короткий миг земного бытия которой вмещает в себя безмерность мироздания в его индивидуаль­ном воплощении - считает Игорь Михайлович Мацкевич, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки России, Почетный работник высшего профессиональ­ного образования, Почетный работник прокуратуры, ученый- правовед, специалист в сфере криминологии, уголовного пра­ва и процесса, военного права и юридической психологии. Он утверждает, что внутренняя интеллектуальная жизнь чело­века образует его ум, но только практическая жизнь сердца и воли образует характер, который так необходим для научной и педагогической деятельности. Ученый воспитывал себя сам с юных лет, он человек совести, чести и высокой морали. О та­ких говорят: «Nul n'a droit qu'a faire son devoir».

Л. Фейербах как-то заметил, что чистая совесть есть не что иное, как радость по поводу радости, причиненной другому человеку; нечистая совесть есть не что иное, как страдание и боль по поводу боли, причиненной другому человеку по недо­разумению, по оплошности или в силу страсти.

По мнению Игоря Михайловича, совесть человека - это ощущение красоты межличностных отношений, и формиру­ется она у человека в детстве. В формировании совести и мора­ли существенную роль играет воспитание, особенно в детском возрасте, и это главный тезис Игоря Михайловича.

Но проверяется реальное этическое богатство человека в зрелом возрасте, в условиях высокой остроты межличностных отношений, доминирования в его поведении морали, а мо­раль же - это крайне важное понятие, которое тяжелым прес­сом лежит на сознании многих динамичных натур и отверга­ется ими, как некий анахронизм, мешающий их развитию и ограничивающий их свободу.

    Всякие попытки разрушить мораль дорого обходятся странам, которые пытаются это сделать. Так, талантливая по­пытка разрушения и отторжения морали, предпринятая в на­чале века Ницше и глубоко воспринятая элитой России и Германии, повлекла за собой тяжелые последствия для народов и истории наших стран, да и для истории всей Европы XX века, фактически став идеологическим оправ­данием разрушительного поведения фашизма.

   Прав был А. Барбюс, который считал, что «шко­ла, особенно высшая школа, это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать ее в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее».

И.М. Мацкевич как ученый-криминолог много внимания уделяет особенностям современной российской преступно­сти, считая, что тенденции преступности и социально-эконо­мического развития в мире в целом и в отдельно взятой стране нельзя связать непосредственно и однозначно. Можно сказать, что этот вывод очень важен для понимания сложной причин­ности в криминологии в современных условиях.

Вопрос окончательно запутывается, если реальные кри­миногенные процессы в обществе и фактический контроль преступности ни с чем и ни кем не соотносятся и не согласо­вываются. В связи с этим на законодательном и управленче­ском уровнях они нередко формируются не только и не столь­ко в интересах безопасности народа, общества и государства, сколько для демонстрации демократизма, а также по законам «купли-продажи», теневого лоббизма, корпоративной выго­ды, личностного, должностного (депутатского) самоутвержде­ния.

Действительно, конкретные реалии российской преступ­ности и борьбы с ней имеют ряд характерных неблагоприятных криминологических особенностей, а именно, в стране идет со­циально-психологический процесс интенсивного привыкания населения к растущей преступности, в том числе и к ее относи­тельно новым и особо опасным формам: организованной, тер­рористической и коррупционной. Два десятка лет тому назад череда организованного кровавого терроризма, массовых захва­тов заложников, работорговли, непрекращающихся публичных заказных убийств, многомиллионных мошенничеств и откры­тая беспрецедентная и циничная коррумпированность высших государственных должностных лиц глубоко шокировали бы россиян. Ныне они видят это почти ежедневно и воспринима­ют как данность. Вспышки возмущения в СМИ по резонансным преступлениям мимолетны, лишены серьезных выводов и уж тем более без реальных мер и последствий. Преступность, по мнению Игоря Михайловича, приводит в негодование многих только тогда, когда они оказываются в потерпевших. Осознание обыденности криминала порождает безысходность и понима­ние бесполезности борьбы с ним.

   Более того, значительное число людей воспринимают криминальный путь решения жизненных проблем почти нормальным. Иначе не выжить - убеждены они. На эту по­зицию прямо или косвенно становятся даже некоторые пред­ставители власти. Всем думающим людям понятно, что без преодоления криминала полноценные реформы в стране не­осуществимы. Поставленные руководством страны серьезные задачи (программы) не будут выполнены, если не будет эф­фективной борьбы с криминалом. Здесь следует особо отме­тить не уличную общеуголовную преступность, пускай даже опасную, а институциональную, экономическую, организо­ванную, коррупционную. Поскольку ныне даже самые крова­вые преступления, как бы цинично это ни звучало, являются всего лишь «пеной» на этой преступности. Причин может быть несколько: желание выглядеть либеральными, правовое бессилие, отсутствие политической воли, «боязнь, что ничего не получится» и привыкание к преступности. Последний фак­тор наиболее понятный и самый разрушительный. Привыка­ние к преступности деморализует и народ, и власть, снижает реальные возможности противодействия криминалу. В вирту­альном кино-, телемире, прессе, а сейчас и в интернет-мире непрерывно идущих криминальных картин, шоу-представле­ний и журналистских смакований подробностей показывается и рассказывается то же и даже страшнее того, что существует в реальной действительности, и это вызывает у раскрепостив­шегося народа массовый интерес. Популярность бандитских боевиков, «мокрухи», «чернухи» и «порнухи» стоит на одном из первых мест. И этому есть некоторое социально-психологи­ческое объяснение.

Американский писатель Джон Стейнбек в «Путешествии с Чарли в поисках Америки» пишет, что «мы любим добро­детель, но нас больше интересует не честный бухгалтер, верная жена или серьезный ученый, а бродяга, шарлатан, растратчик, преступник, бандит...».

А.И. Герцен писал Георгу Гервегу: «У меня сжимается сердце при виде того, что происходит вокруг изо дня в день... Homo sapiens - лишь озорная выдумка Линнея!». Может быть, поэтому великая литература и высокое искусство прошлого пытались из homo homini lupus est (человек человеку - волк) и homo homini monstrum (человек человеку чудовище) форми­ровать homo novus (человек новый) и homo sapiens (человек разумный). Но в наш безумный век об этом забыто.

Современные пресса, кино, телевидение, поп-музыка и на­бирающий огромное влияние интернет умышленно или по не­ведению пытаются (особенно в России) вернуть человека к при­митивному исходному состоянию. А поскольку это может быть близко к его исходной природе, он к этому тянется. Аудитория, имеющая такие интересы, огромна. Основным же критерием успешности кино и телевидения являются не ближайшие и отдаленные криминальные и аморальные разрушительные по­следствия, но рейтинг, а с ним прибыль, сверхприбыль. «Самый кассовый фильм» - высший критерий современного киноискус­ства. А он прямо и непосредственно зависит от уровня «балде­ния» систематически зомбируемых масс.

Российская газета под заголовком «Назад, в Средневеко­вье!» жалуется: «Когда эфир заполняют сплошные боевики, страшилки, сериалы, реальные шоу..., так и хочется призвать на помощь матушку-природу, чтоб она пощадила нас греш­ных, и вразумила не портить человеческий разум некоторыми зрелищами». В нашей стране в последние десятилетия «Все разрешено, что не запрещено», а запреты считаются возвра­том к тоталитаризму. Круг замыкается.

Таким образом, можно сделать вывод о том, заключа­ет Игорь Михайлович, что и объект, и субъект легко находят себя в этом порочном круге. А российские власти, несмотря на требования истинной отечественной интеллигенции и поло­жительный опыт в этом деле многих европейских стран, боясь упреков в ущемлении «свободы криминала», практически без­действуют. Лишь в последнее время сообществами самих жур­налистов, кинематографистов и телевизионщиков робко ста­ли вырабатываться нравственные антикриминогенные нормы.

Доминирующая мотивация различных видов преступно­го поведения утилитарна: корысть, различные формы личной выгоды, власть, месть, секс и т.д. Суть побуждений не измени­лась с библейских времен, только чрезвычайно упростилась и усилилась. Согласно предсказаниям французского историка Эрнеста Де-Саси Ренана, сделанным более ста лет тому назад, тенденция предстоящей эпохи будет стремиться к тому, «что­бы заместить во всем моральные двигатели материальными».

     И если этими мотивами руководствуются бизнесмены от куль­туры, то было бы наивно ждать иного от преступников.

Что касается процесса адаптации нашего уголовного за­конодательства к меняющейся криминологической обстанов­ке, если оно научно обосновано и юридически проработа­но, а не исходит от ситуационных интересов криминальных кругов, - то он естественен. Но даже при такой оговорке это требует серьезного криминологического осмысления. Ныне в сферу преступного осмысления часто зачисляются малозна­чимые угрозы и исключаются особо значимые. В этих услови­ях государственным органам не под силу взять под контроль беспредельно расширяющуюся сферу уголовно наказуемого поведения. В данном случае вряд ли можно оспорить слова древнекитайского философа Лао-Цзы: «Когда множатся за­коны и приказы, растет число воров и разбойников» (III век до н. э.) и Ж.-Ж. Руссо: «Чем больше размножаете вы законы, тем презреннее вы их делаете» (18 век н.э.). Эти давние прогно­стические констатации очень точно отражают положение дел с уголовным законодательством и законотворческой деятель­ностью в России. Расширяющаяся безнаказанность связана и с этой особенностью.

Сфера уголовно наказуемого поведения должна быть ограничена наиболее опасными деяниями. Конкретный кри­минологический анализ показывает, что российская система уголовной юстиции плохо перерабатывает даже выборочно регистрируемую преступность. И если она сегодня с трудом справляется с расследованием выборочно учтенных 1,8 млн преступлений (в значительной части совершенных в условиях очевидности) и около одного млн подсудимых, то эта система совсем рухнет под грудой около двадцати пяти млн реально совершаемых деяний (уголовных дел), более или менее охва­тывающих ежегодный фактический российский криминал. Отечественные правоохранительные органы вынужденно, но целенаправленно учитывают не более четвертой - пятой части реальной преступности, выявляют менее половины виновных по зарегистрированным деяниям и доводят до суда не более одного из пятидесяти фактических преступников. Нужны другие подходы, другие стратегии в борьбе с преступностью, но их, к сожалению, нет. Стратегия предупреждения преступ­ности, по мнению Игоря Михайловича, фактически перестала существовать в процессе перестройки и рыночных реформ, федеральные программы по усилению борьбы с преступно­стью, которые, хотя и формально, но принимались в прежние годы, также прекратили свое существование. Осталась одна стратегия: опора на уголовное и административное наказание с одновременным снижением реальной борьбы с преступно­стью.

Интересно, кто же эти пойманные преступники? По данным МВД России за прошлые годы, в числе 1,3 млн. вы­явленных правонарушителей находились: 60,3% - лиц, не имеющих постоянного источника дохода, 21,7% - совершив­ших преступление в состоянии алкогольного или наркотиче­ского опьянения, 28,8% - ранее совершавших преступления, 13,8% - женщин (идет процесс феминизации преступности), 11,6% - несовершеннолетних и только 3,4% - совершивших преступления в составе организованных групп или преступ­ных сообществ. Они были таковыми и пять, и десять лет назад. Подобные данные регистрируются все последние годы.

Таким образом, система уголовной юстиции в основном нацелена на бедные, низшие, слабо адаптированные, дегради­ровавшие и маргинальные слои населения, склонного к алко­гольной зависимости, совершающие традиционные уголов­ные деяния. Они должны нести уголовную ответственность за совершенное. И такая статистика при внедренной в сознание масс декларации «все равны перед законом и судом» кого-то удовлетворяет. «Выборочная» статистика дает возможность абсолютному большинству «латентных преступников», осо­бенно из правящей, политической и экономической элиты, чувствовать себя порядочными людьми (хотя их коррупцион­ная и иная криминальная «повязанность» достигла предела). А ныне, как и в советское время, делается все, чтобы «высоко­поставленные» преступники попадались как можно реже.

Следует обратить особое внимание законодателя на раз­дел XVII нового УПК РФ, где предусмотрены особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц. Согласно предусмотренной в нем до предела усложненной процедуре от возможной уголовной ответствен­ности фактически освобождены: члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы; депутаты представительных и члены иных выборных органов вплоть до местного само­управления; судьи всех уровней; аудиторы Счетной палаты, ее председатель и его заместители; Уполномоченный по правам человека; прекративший исполнение своих полномочий Пре­зидент РФ и кандидаты в президенты; прокуроры всех уров­ней; следователи всех уровней; адвокаты; члены избиратель­ной комиссии, комиссии референдума.

Такого безобразия и безграничного иммунитета нет в демократических странах. Общее число «неприкасаемых» со­ставляет более ста тысяч человек. Но именно они во многом определяют доминирующую (если можно так сказать, офи­циальную) нравственность в стране. Именно эта привилегия (а также большие возможности в решении своих предприни­мательских дел, поскольку запреты на них существуют лишь на бумаге) влекут предприимчивых преступников в предста­вительные органы власти. Министры и другие должностные лица федерального уровня исполнительной власти в России не имеют законного иммунитета, однако привлечение их к уголовной ответственности сопряжено с большими трудно­стями, сегодня есть и такие примеры.

Поэтому к уголовной ответственности привлекаются в основном те, кто совершил примитивное и очевидное деяние; кто не смог замести свои следы; кто неспособен квалифициро­ванно защищаться (кто не умеет врать); кто не прикрыт депу­татской и иной должностной неприкосновенностью; у кого нет защиты «наверху»; кто плохо понимает презумпцию невино­вности; у кого нет оснований блефовать, что его преследуют по политическим мотивам; у кого нет средств на известного адвоката; кто не может внести залог и выйти на свободу до суда для заметания следов; кто не может сфабриковать или добыть необходимый компромат на своих преследователей; кто не может просто откупиться от них и т.д. и т. п. Такая практика серьезно подрывает конституционный принцип - «все равны перед законом и судом» - и является особо криминогенным обстоятельством.

Преступления особой тяжести, как правило, совершают и богатые, и образованные, и высокопоставленные; правящая, политическая, экономическая элита; президенты, премьер- министры, министры и губернаторы. Коэффициент поражае- мости реальной преступностью элитарных групп (как отноше­ние преступников из этих групп к общему числу лиц данных групп) не ниже (или не намного ниже), чем самых неблаго­получных слоев населения. Другой вопрос, говорит Игорь Михайлович, что каждый слой общества совершает «свои» преступления, образованные и высокопоставленные лица - интеллектуальные и трудно раскрываемые деяния, а низы об­щества - насильственные и нередко совершаемые в условиях очевидности. Но и у тех, и других доминирует мотив корысти.

Высокопоставленному должностному лицу ничего не надо делать самому, ему достаточно лишь намекнуть о своих потребностях; государственному чиновнику нет нужды совер­шать грабежи, он многократно может обогатиться от продажи конфиденциальной информации и т.д. А ответственность на­ступает по-разному. Преступления нищеты, бедности и слабо адаптированных к жизни людей легко попадают в жернова си­стемы уголовной юстиции, а преступность власти, богатства и интеллекта почти не значится в орбите деятельности правоох­ранительных органов. Хотя именно в этой сфере причиняется колоссальный материальный, физический и моральный вред, рушится вера в демократию, проводимые экономические и политические реформы, подрывается доверие к власти и госу­дарству. Сложилась ситуация, давно описанная в литературе: если ты украл булку хлеба пойдешь в тюрьму, а если желез­ную дорогу - будешь сенатором. Свою выгоду преступники от власти и бизнеса умеют находить всюду. Будучи составной частью государства, они оказались проворнее, профессиональ­нее, умнее, богаче и защищеннее его.

Прав был Калвин Кулидж, сказавший, что нет ничего лег­че, чем тратить бюджетные деньги. Кажется, что они не при­надлежат никому. Искушение слишком велико, чтобы кто- либо мог перед ним устоять.

Общим трендом этой борьбы и главной проблемой яв­ляется заметное снижение социально-правового контроля преступности в силу социально-правовой беспомощности перед криминалом и непродуманной гуманности перед опас­ными российскими преступниками. Это снижение в нашей стране сопровождается искусственным уменьшением числа регистрируемых деяний, проведением систематических и массовых амнистий, сокращением возможностей системы уго­ловной юстиции в условиях неадекватного процессуального режима и другими «показушными» обстоятельствами.

Под святым знаменем демократии, а это любимые слова власть предержащих, свободы и прав человека стали решать­ся главным образом узкопартийные и своекорыстные задачи. Достаточно вспомнить неоднократное вето, наложенное на за­коны о борьбе с организованной преступностью, коррупцией и контроле за доходами должностных лиц под надуманным предлогом, что их применение якобы нарушает права на не­прикосновенность частной жизни чиновников и их семей. Или исключение из УК конфискации, которая есть во всех УК европейских стран международных конвенциях, которые мы подписали и ратифицировали, только исключив ст. 20 (неза­конное обогащение). Что это значит?

Во-первых, реализацию этой нормы предусматривают конфискация «in rem» применяется в случаях, когда лицо не­возможно по тем или иным основаниям привлечь к уголовной ответственности, но при этом имеются доказательства того, что имущество данного лица приобретено в результате кор­рупционных действий.

Во-вторых, конфискация «in rem» возлагает бремя дока­зывания законности приобретения имущества на его владель­ца и позволяет изымать имущество в случаях, когда его размер явно не соответствует законным источникам доходов собствен­ности.

В-третьих, имплементация в российское законодатель­ство требований статье 20 Конвенции ООН против корруп­ции позволит ввести в законодательство норму, обязывающую должностных лиц отчитываться за свои расходы.

Опыт демократических западноевропейских стран, за­ключает Игорь Михайлович, где установлен строгий государ­ственный и гражданский контроль за соблюдением законов должностными лицами, был полностью проигнорирован. Ре­алистический научный подход должен исходить из того, что контроль над преступностью является целью системы уголов­ной юстиции, а соблюдение прав личности - одним из самых важных средств его достижения. Но без контроля над пре­ступностью, которая в нашей криминальной стране является самой грубой и крайней формой нарушения прав человека, успешная реализация защиты прав личности вообще невоз­можна.

Для криминологии и социологии права, на основе кото­рого организуется борьба с преступностью, более важны не идеологические догмы, а фактические криминальные реалии. С этой точки зрения общество нуждается в непрерывном си­стемном изучении этих реалий, их тенденций и закономер­ностей, которые складываются на основе существующего про­бельного или криминогенного законодательства.

Сегодня необходим серьезный критический и продуктив­ный анализ существующих криминологических и правовых реалий, угроз и возможностей. Реалистичный выход из создав­шегося положения лежит в гармонизации эффективности и гуманности, результативности борьбы с интенсивно растущей преступностью и строжайшим соблюдением фундаменталь­ных прав человека в каждой стране и в мире в целом. И в этом плане совершенствование уголовного, уголовно-процессуаль­ного и иного законодательства, на основе которого осущест­вляется борьба с преступностью, на базе глубокого изучения реалий и прогноза их возможного развития в ближайшем будущем, является стратегической задачей юридической нау­ки уголовно-правового цикла и сама реформа всей уголовной юстиции России.

За четверть века своей деятельности Игорь Михайлович внес весомый вклад в развитие российской криминологиче­ской и правовой науки.

Его перу принадлежит более двухсот научных работ и художественных произведений, в том числе опубликованных за последние годы: «Криминология» - учебник; «Военно-уго­ловное законодательство» - учебник; «Наркотики в России и во всем мире» - монография; «Коррупционная преступность и борьба с ней» - монография; «Портреты знаменитых пре­ступников» - монография, где Игорь Михайлович исследует генезис научных представлений о вине этих преступников, показывает, что современные взгляды о внутреннем (психоло­гическом) элементе совершенных ими преступлений имеют глубокие корни в почве философских и юридических дискус­сий о природе самого человека, его сознания, свободы и воли действия. Если вспомнить историю, то И. Кант, а также Ге­гель признавали свободу воли. Еще тогда Гегель в обоснование понятия свободы и воли смог сформулировать понятие вины, которое до сих пор существует в доктрине уголовного права. К сожалению, сегодня в учебных заведениях больше изучают­ся нормы права, которые постоянно меняются, следовало бы больше внимания уделять философии права. Все его учебники имеют гриф Министерства образования, широко используют­ся в учебном процессе большинства юридических вузов Рос­сийской Федерации.

Приоритетным направлением в исследованиях И.М. Мацкевича являются проблемы совершенствования борьбы с преступностью, а результаты исследований внедрены в прак­тику работы Главной военной прокуратуры РФ, обсуждались на заседаниях Государственной Думы. Разработанные им ме­тодические указания по борьбе с армейской «дедовщиной» используются Главным управлением по воспитательной рабо­те в Вооруженных силах.

С начала девяностых по настоящее время свою пре­подавательскую деятельность он совмещает с работой на различных административных должностях в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Многие годы он был первым проректором, проректором по научной работе. За это вре­мя под его руководством были созданы общественные ор­ганизации: Совет молодых ученых; Студенческое научное общество; Содружество выпускников МГЮА; федеральная правовая газета «Юридическая Россия»; создан первый в России электронный правовой журнал «Российское право в интернете»; журналы «Lex russia» (Научные труды МГЮА) и «Актуальные проблемы Российского права» включены в Перечень ВАК.

Кроме того, Игорь Михайлович успешно руководит аспи­рантами и докторантами. Под его руководством было подго­товлено и защищено более десяти кандидатских и докторских диссертаций. В настоящее время он является научным кон­сультантом и научным руководителем докторских и канди­датских диссертаций, создавая таким образом свою научную школу. Игорь Михайлович говорит своим ученикам: умный ученый определяется по поведению в науке, по тому, что он знает истинную цену своим открытиям, своей методике, сво­ему положению в науке, своим публикациям. Известно, что научная школа заставляет изучать, прежде всего, философию права, формирует и закладывает основы исследовательской деятельности. Это весьма признаваемо не только со времен древних греков, но, пожалуй, даже раньше. То, что не приви­то, упущено в высшей школе, позднее наверстать и исправить очень трудно. Это прописная истина, но ее очень часто при­знают, но не осознают.

Свое отношение к научному наставнику и другу выража­ет Виктор Викторович Астанин - доктор юридических наук, профессор, проректор-директор НИИ РПА Минюста России. С Игорем Михайловичем судьба его свела в далекие девяно­стые годы. Тогда он начал свое обучение в очной аспиранту­ре НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ и «в нагрузку» исполнял общественную работу в Российской криминологической ассо­циации. Организация и проведение конференций и научно­практических семинаров, издание литературы проходили с участием Игоря Михайловича - на тот момент молодого док­тора юридических наук, директора Института прокуратуры МГЮА и деятельного члена Ассоциации.

Именно на тех мероприятиях проявились редко совме­щающиеся качества ученого, не утраченные им до сих пор: интеллигентность и настойчивость в выступлениях, интерес к новым проблемам, основанный на базовых классических началах криминологической науки. В то время Игорь Ми­хайлович отходил от занимавшей его темы преступности в вооруженных силах (относительно которой он поставил ос­новательную точку в докторской диссертации), и горизон­ты его научного интереса заметно расширялись. Особенно это было заметно по его многочисленным ученикам-аспи- рантам (он всегда их приводил на конференции), которые разрабатывали действительно актуальные криминологиче­ски значимые проблемы: борьба с заказными убийствами, предупреждение преступности в сопредельных с Россией странах и т.д.

Именно в начале двухтысячных стала заметна зарож­дающаяся научная школа учеников И.М. Мацкевича. Изда­вались учебники, учебные пособия, по инициативе Игоря Михайловича и при поддержке Е.В. Эминова возрождался «Союз криминалистов и криминологов», кроме того, были учреждены периодические издания. Практически это была научная «воронка», которая не могла не привлечь. Хочется пожелать любимому юбиляру, прежде всего, крепкого здо­ровья, успехов в творчестве, новых учебников и книг, талант­ливых учеников. Действительно, всякой истине суждено одно мгновение торжества между бесконечностью, когда ее считают неверной, и бесконечностью, когда ее считают три­виальной.

По мнению члена экспертного совета ВАК Леонарда Ми­хайловича Колодкина, И.М. Мацкевич - человек одаренный. Являясь председателем экспертного совета ВАК по праву, Ми­нистерства образования и науки РФ, он умело организовал работу Совета, подобрал ученых-экспертов, четко определил цели и задачи, но главное - сформулировал тезис о том, что наука - это не предмет чистого мышления, а предмет мышле­ния, постоянно вовлекаемого в практику и непрестанно под­крепляемого практикой. Вот почему все наши заседания про­ходили исключительно под этим главным лозунгом - наука не может изучаться в отрыве от социального и технологического процесса России. Под этим углом зрения рассматривались диссертационные исследования и приглашались их авторы, которые участвовали в этих дискуссиях. Игорь Михайлович - блестящий полемист, эрудит, интеллектуал и интеллигент в подлинном смысле слова. Он является ценителем научной зрелости и новизны в своих изысканиях, остается ему поже­лать не терять этих качеств на трудном пути развития россий­ской юриспруденции.

Особо хочется отметить, что Игорь Михайлович актив­но участвует в жизни Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Он в течение ряда лет активно участвует в обществен­ной и законотворческой деятельности, входит в состав редак­ционных коллегий пяти российских юридических журналов: «Евразийский юридический журнал», «Информационное право», «Российское право в Интернете», «Lex russica» (Науч­ные труды МГЮА), «Актуальные проблемы российского пра­ва». Является главным редактором (на общественных началах) журнала «Юридическое образование и наука» и федеральной правовой газеты «Юридическая Россия», а также экспертом и членом научно-методического совета Министерства обра­зования и науки Российской Федерации. Активно участвует в организации всех научно-практических конференций, прово­димых Московским государственным юридическим универ­ситетом имени О.Е. Кутафина, и входит в состав президиума Российской ассоциации криминологов, является экспертом Комитета Государственной Думы по безопасности и борьбе с коррупцией. Он член научно-консультативного совета при Министерстве юстиции РФ, а также возглавил общественную организацию «Союз криминалистов и криминологов», объ­единяющей видных специалистов в области уголовного права, криминологии, криминалистики, уголовно-исполнительного права и судебной экспертизы.

В течение последних десяти лет Игорь Михайлович вы­ступал с докладами более чем на двадцати международных и всероссийских научных конференциях, в частности таких как: Всероссийская конференция «Дальнейшее совершенствова­ние уголовного законодательства»; Международная конферен­ция «Проблемы совершенствования законодательства России в XXI веке»; круглый стол «Проблемы криминализации и де­криминализации»; круглый стол «Теоретические проблемы понятия преступности и проблемы его операционализации» (основной доклад); международная конференция «Проблемы борьбы с международной организованной преступностью», Гонконг; круглый стол «Развитие юридического образования в России», Тайвань и др.

Сегодня российская наука, как и образование, испытыва­ет тяготы прошлого и действие рыночной морали настоящего, с этим трудно не согласиться. Возникает извечный русский во­прос «Что делать»? Семьдесят семь лет назад Норберт Винер сказал, что когда наука была уделом избранных, в науке цари­ла мораль избранных. Когда наука стала массовым явлением и в нее пришли биржевые маклеры, то они принесли в науку нравы биржи.

И все же следует уточнить, что если говорить об истинных ученых, можно сказать, что любая наука изучает реальность, которая существует объективно вне сознания исследователя. Фактические данные об исследуемой реальности, по выраже­нию И.П. Павлова, - это воздух ученого. На основании полу­чаемых фактов и развивается наука, как фундаментальная, так и прикладная. Наука не просто использует имеющиеся «сти­хийные» сведения об изучаемой реальности, что само по себе очень важно, но и предпринимает самые разные меры (при­меняет способы, опыты, эксперименты, модели, устройства и т.д.) для получения новых, более адекватных и точных данных об объекте исследования. Опираясь на них, наука продвигает­ся в познании реальности, не прекращая искать все новые и объективные индикаторы ее внутренних и внешних связей и закономерностей.

По мнению Игоря Михайловича, нужна более совре­менная подготовка юристов высшей квалификации. Главное в учебном процессе - это мониторинг в отраслевом учреж­дении, применение социологических, юридических, психо­логических и педагогических методов диагностики. Однако обычно (традиционно) преобладают зачеты, экзамены, пись­менные и дипломные работы, в том числе при выпуске. Они нужны, но недостаточны. Готовим практика, а проверяем по умению говорить и писать. Сегодня научно-социальное по­нимание образования связано с его социальной функцией в государстве и обществе, выраженной в ответственности за всестороннюю и качественную подготовку граждан, моло­дого поколения, которые могут укреплять, развивать их и обеспечивать переход к более благополучному будущему. Такие граждане и молодежь должны знать, уметь, хотеть и быть способным к этому, а образование - просвещать (фор­мировать научную картину мира), обучать, воспитывать и развивать. Все эти компоненты образования взаимосвязаны и усиливают друг друга в ходе образования и способствуют формированию нравственных, жизненно важных и профес­сионально значимых факторов.

Для этого недостаточно быть только профессионалом в узком смысле слова. Его отличительной чертой должны стать широкое значение во всех областях и, как говорил Демокрит, чтобы превратить знания в силу, нельзя ничего брать на веру, без проверки, без доказательства, ибо каждая мысль, каждый тезис должен быть доказательным, сегодня надо уметь пости­гать суть событий, их вынужденную логику, закономерности развития.

Сегодня дело не в полноте разумения, надо также пом­нить, что полузнание хуже полного незнания. Там, где нет знаний, действует догадка, а из десяти догадок девять - оши­бочны. Поэтому для юриста, который берет на себя весь груз ответственности, так важны профессионализм, способность проникать в глубинную суть общественно-политических про­цессов, умение вскрывать их причины и условия, вырабаты­вать эффективные меры влияния на негативные явления и их последствия.

Вообще трудно писать о знаменательных датах на жиз­ненном пути своих друзей, родных, близких тебе людей, ведь:

Вся наша жизнь составлена из дат,

Великих, скромных, радостных, печальных.

И каждая из них нам дорога,

Как веха наших жизненных дерзаний.

Мы пишем свои автобиографии, стремимся быть объ­ективными и правдивыми, хотя Джордж Бернард Шоу заме­тил, что все автобиографии лживы. Ни один человек не может быть плох настолько, чтобы рассказать о себе при жизни прав­ду, втянуть в это дело, как того и требует правда, свою семью, друзей, коллег. Однако с этим тезисом можно поспорить, хотя истина где-то посередине. Лично мне по духу тезис: «Arbor e fructu cognoscitur». Так и мой юбиляр - Мацкевич Игорь Ми­хайлович, которому исполняется только пятьдесят!

Для ученого это не возраст, а только расцвет, как сказал наш большой друг - Лауреат Государственной Премии, про­фессор Виктор Васильевич Лунеев по поводу юбилея Игоря Михайловича, выразивший свое приветствие в стихах:

 И вот тебе сегодня пятьдесят,

Ты тот же Игорь, что и десять лет назад,

      Ты свой средь молодых и стариков Растет число твоих учеников ...

       И пусть тебе сегодня пятьдесят Мы в день рожденья твой кричим тебе - VTVAT!

Действительно, говоря об Игоре Михайловиче как об ученом, можно еще раз повторить прописную истину, что в любой научной деятельности есть два взаимосвязанных на­правления: фундаментальные инновационные исследования и прикладные разработки по практической реализации фунда­ментальных достижений. Между ними нет «китайской стены», они взаимосвязаны и взаимно проникают друг в друга. Резуль­таты фундаментальных исследований могут иметь приклад­ное применение, а прикладные разработки деть толчок новым изысканиям и их уточнениям, поэтому хочется пожелать Иго­рю Михайловичу больших творческих успехов в развитии на­уки криминологии.

«С Игорем Михайловичем - говорит Е.Л. Максимов, - меня связывает десятилетняя дружба. Можно сказать, что И.М.Мацкевич талантлив во всем, а это - единственное в этом человеке, что всегда работает на своем уровне, как в науке, спорте или музыке», - так выразил свое отношение к Игорю Михайловичу его давнишний друг. Мало кто знает, но Игорь Михайлович еще во время студенческих дет в МГУ создал му­зыкальную группу «Робинзон Крузо», с которой выступал как гитарист и певец, он написал несколько музыкальных произ­ведений и выпустил несколько альбомов.

По моему глубокому убеждению, Игорь Михайлович - интеллигент в лучших традициях, а это повышенная воспри­имчивость к культуре, к искусству, деликатность в отношении других людей, принципиальность в сложных вопросах, но главное, что он еще и интернационалист. Я убежден, что на­циональное в его лучших проявлениях сохраняется всегда. Хочется от всего сердца пожелать Игорю Михайловичу в его юбилей, прежде всего, крепкого здоровья и больших творче­ских успехов в научной работе, талантливых аспирантов и док­торантов, а главное - счастья в личной жизни.

Со слов Игоря Михайловича известно, что родился он в Замоскворечье, недалеко от легендарного когда-то завода «ЗИЛ», в дружной, интеллигентной семье. Его отец Миха­ил Петрович был офицером, возглавлял одно из московских подразделений ГАИ органов внутренних дел, благодаря своей работоспособности и энергии без отрыва от службы окончил ВЮЗИ. Как вспоминает юбиляр, «он говорил, что человека делает образованным лишь его собственная внутренняя рабо­та, иначе говоря, собственное, самостоятельное обдумывание, переживание, «перечувствование» того, что человек узнает от других людей или из книг. Он много читал, любил театр, осо­бенно музыкальный, музыку, что, собственно и прививал нам. Мать, Зинаида Викторовна, занималась воспитанием детей и работала в детских учреждениях, она была человеком очень добрым, отзывчивым, прощала нам все шалости. Мама меня и сестру учила многому, но главное - это выбирать друзей, она говорила, что неверные друзья - это ласточки, которые встре­чаешь только летом; это солнечные часы, польза от которых лишь до тех пор, пока светит солнце, она была мудрым чело­веком!».

    В школе учился хорошо, любимые предметы: история, литература, география. Много читал, любил детективный жанр, особенно книги Чарльза П. Сноу, Дика Френсиса, Джо­на Ле Каре, Дороти Сайера, Эрла Стэнли, также отечествен­ные детективы. Считал, что разоблачение преступника так же нравственно в своей основе, как защита невинных и справедли­вое возмездие за нарушение норм человеческого общежития. Знаменитая фраза Эркюля Пуаро из романа А. Кристи «Я не одобряю убийства» на его языке означает: преступник должен быть разоблачен и наказан. Все эти произведения увлекают молодого Игоря Мацкевича, как увлекает решение шахмат­ной задачи, головоломки или математического уравнения. Читая детективы, ты становишься не сторонним наблюдателем, переживающим за героев, а полноправным участником расследования.

Успешно закончив школу, поступил на юридический факультет МГУ, вступительные экзамены сдал на «отлично»; сегодня можно с теплотой вспомнить о том, какие замечатель­ные педагоги работали в московских школах.

Как говорит сам юбиляр, «учился с большим желанием, участвовал в научных кружках, продолжая заниматься спор­том. В университете придавали этим направлениям большое значение, готовили юристов высшей квалификации. В универ­ситете нам читали лекции ведущие профессора: Лахно, Ябло- ков, Кригер, Грибанов, Бабаев, Занкин, Витушкин и другие». Завершив учебу в университете, как и многие выпускники, был призван на военную службу, затем направлен на работу в военную прокуратуру военного гарнизона г. Тамбова в звании лейтенанта юстиции, где работал в должности следователя. Работы было много - трудились с большим желанием, прак­тически без выходных. С большой теплотой Игорь Михайло­вич всегда вспоминает всех своих сослуживцев, коллег, друзей, которые учили его уму-разуму: Рагозина, Калиниченко, Ло- паткова, Белова и других.

Действительно, прав был Р. Эмерсон, сказавший, что «друг есть такое лицо, с которым я могу быть искренним. В его присутствии я могу мыслить вслух». Эту мысль поддержал друг и научный наставник Игоря Михайловича Мацкевича - Владимир Евгеньевич Эминов. Их добрые отношения с этим талантливым человеком продолжаются уже четверть века.

У Игоря Михайловича надежный семейный тыл - люби­мая жена Оксана Валерьевна, сын Севастьян и сестра Варвара Михайловна. Семья живет дружно, во взаимном согласии.

Игорь Михайлович - человек широкого кругозора, демо­кратических взглядов и убеждений, талантливый, трудолю­бивый и очень скромный, большой жизнелюб и патриот Рос­сии, о таких говорят: «Altissima quaeque flumina minimo sono labuntur». Его научное кредо состоит в том, что «наука явля­ется самой лучшей, прочной, самой светлой опорой в жизни, каковы бы ни были ее превратности».

Дорогие читатели! В № 2, 2014 можете ознакомиться с Ак­туальным интервью доктора юридических наук, профессора Мацкевича Игоря Михайловича.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Интервью


Интервью Председателя Международного общественного движения
«Российская служба мира», руководителя  Центра культур народов БРИКС
 Шуванова Станислава Александровича газете «ЗАВТРА»
«Латинская Америка и Россия»
 №32    11 августа 2016  г.

Российский юридический журнал


Российский юридический журнал №3 2017

ОТ МОНРО ДО ТРАМПА:
ДОКТРИНА США О ПРЕДВОСХИЩАЮЩЕМ ВОЕННОМ УДАРЕ
И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Фархутдинов Инсур Забирович

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.