Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Вопросы совершенствования правовой системы мировой торговли энергетическими ресурсами

Энергетическая Стратегия России на период до 2030 года к основной цели современной энергетической политики России относит максимально эффективное использование природ­ных энергетических ресурсов, укреплению ее внешнеэкономи­ческих позиций.

Российская Федерация, как одно из ведущих энергетических государств мира, занимая первые места в мире по добыче газа и нефти, объему их экспортных поставок, за­интересована в совершенствовании единой правовой системы мировой торговли энергетическими ресурсами. В этих целях Россия осуществляет деятельность по разработке националь­ных нормативных правовых актов в сфере энергетики, активно участвует в совершенствовании международно-правовой базы осуществления международного энергетического сотрудниче­ства, обеспечении механизмов его реализации. Немаловажное значение для регламентации договоров в сфере международ­ного энергетического сотрудничества имеют федеральные за­коны и иные нормативные правовые акты Российской Феде­рации, обновление которых осуществляется с учетом мировой практики.

Например, в Федеральном законе 1992 г. «О недрах» (в новой редакции от 28.12.2013 г.) широко использован зару­бежный опыт регулирования недропользования, при котором взаимоотношения между государством и недропользователя­ми, из административных, доминирующих ранее, становятся гражданско-правовыми.

Важнейшее место в системе нормативных правовых ак­тов, определяющих основу правовой регламентации между­народной купли-продажи газа, нефти и нефтепродуктов, за­нимает Федеральный закон РФ от 21 ноября 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». Посредством указанного закона российское за­конодательство увязывается с положениями более чем 50 со­глашений, входящих в «пакет ГАТТ-ВТО», посредством чего интегрируется в правовую систему ВТО. Закон определяет основы государственного регулирования внешнеторговой де­ятельности, полномочия Российской Федерации, ее субъектов в области внешней торговли в целях обеспечения благоприят­ных условий для данной сферы деятельности и защиты эконо­мических и политических интересов государства.

В целях защиты интересов Российской Федерации при осуществлении внешнеэкономической деятельности Прези­дентом России был принят Указ от 11 сентября 2012 г. № 1285 « О мерах по защите интересов Российской Федерации при осуществлении российскими юридическими лицами внеш­неэкономической деятельности». Основанием для принятия данного акта явилось инициированное Еврокомиссией в 2012 г. формальное антимонопольное расследование деятельности Группы Газпром на рынке «импортных поставок» в восьми государствах Центральной и Восточной Европы (Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Словакия, Чехия, Эстония), подозреваемой в злоупотреблении доминирующим положе­нием в форме раздела рынков, их закрытия и применения не­справедливых цен.

Указ Президента № 1285 обязал Газпром получать пред­варительное согласие Минэнерго России на выполнение тре­бований иностранных органов власти о предоставлении ин­формации, изменения условий коммерческой деятельности по отчуждению активов. В согласии должно быть отказано, если указанные действия нарушают экономические интересы Российской Федерации.

Федеральным законом РФ от 18 июля 1999 г. № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» предусмотрен комплексе мер, обеспе­чивающих реализацию установленного настоящим Законом, другими Федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, порядка осуществления внешнеэкономи­ческой деятельности в отношении экспортируемых россий­ских товаров. Основными целями экспортного контроля явля­ются: защита интересов Российской Федерации; реализация требований международных договоров РФ, и самое важное - создание условий для интеграции экономики РФ в мировую экономику.

Для осуществления деятельности по экспорту газа не­маловажное значение имеет Федеральный закон от 18.07.2006 № 117-ФЗ «Об экспорте газа», которым определены основы государственного регулирования экспорта газа исходя из не­обходимости защиты экономических интересов Российской Федерации, исполнения международных обязательств по экс­порту газа.

Важнейшее значение для правового регулирования от­ношений по экспорту энергоресурсов имеют международные договоры, заключаемые с соответствующими государствами.

Большинство заключенных двусторонних договоров о сотрудничестве, например, с США, Германией, Италией,

Францией, Швецией, Китаем, Республикой Корея, Грецией, Венесуэлой и др., зачастую носят рамочный характер и закре­пляют направления, сферы и формы энергетического сотрудничества. Указанные договоры, как правило, не направлены на обеспечение осуществления конкретных взаимоотношений, а служат основой формирования конкретных энергетических проектов. Однако в отдельных случаях рамочные соглашения послужили основой для дальнейшей детализации взаимоот­ношений в областях топливно-энергетического комплекса, на­пример, международные соглашения, заключенные с Венесу­элой в 2004 и 2008 г.

Международные договоры в нефтегазовой сфере заклю­чены с государствами Содружества Независимых Государств. Так, на поставку газа международные договоры заключены с Белорусью, Киргизией, Молдовой, Арменией; в газовой сфере - с Казахстаном, Украиной, Туркменистаном, и др.

Указанный процесс продолжается, как по пути заклю­чения общих международных договоров рамочного характе­ра (например, с Индией в 2010г.), так и предусматривающих конкретные энергетические проекты (например, с Австрией в 2010 г.).

Следует отметить, что энергетическое законодательство предусматривает возможность совершения внешнеторговых сделок не только в нефтегазовой сфере. Например, анализ действующих нормативных правовых актов в сфере электро­энергетики позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время не существует ограничений для совершения любыми юридическими лицами (российским и иностранным) опера­ций по экспорту и импорту электрической энергии.

Стремление ряда развивающихся нефтедобывающих стран получить контроль над своими ресурсами и их экс­плуатацией с учётом национальных интересов привело к созданию в 1960г. межправительственной организации стран- экспортёров нефти ОПЕК (Organization Exporting Countries - OPEC). В настоящее время она включает 12 нефтедобывающих стран - участников, на долю которых приходится 40% мирово­го производства этого сырья (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Ливия, Объединённые Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Ангола). Целью ОПЕК является путём выработки общей политики в отношении до­бычи нефти поддержать стабильные цены на нефть и обеспе­чить поставки на зарубежные рынки. Решения об изменениях объёма добычи нефти в соответствии с изменением спроса на рынке принимаются на конференциях ОПЕК. Инновацион­ный ценовой механизм ОПЕК - цена «корзины ОПЕК», опре­деляется как средний арифметический показатель физиче­ских цен 12 сортов нефти, добываемых странами картеля.

Определенную значимость для международно-правового регулирования торговли и транзита энергоресурсов из Рос­сии, а также трансграничных инвестиций из России в энер­гетику других стран, имеет Договор к Энергетической хартии (в дальнейшем - ДЭХ), целью которого является установление правовых рамок для оказания содействия долгосрочному со­трудничеству в области энергетики на основе взаимодопол­няемости и взаимной выгоды, в соответствии с принципами Хартии. В 1994 г. Российской Федерации подписала Договор к Энергетической хартии, который был призван служить меж­дународно-правовой основой для энергетического сотрудни­чества Востока и Запада. Однако ею, также как рядом иных, подписавших ДЭХ государств, она ратифицирована не была, поэтому ее применение осуществляется на временной основе. В настоящее время, как показывает практика международно­го сотрудничества, среди государств, подписавших ДЭХ (госу­дарства - члены Европейского Союза, включая Россию) стали возникать расхождения в подходах к регулированию энерге­тических взаимоотношений и применению положений ДЭХ.

Субъекты внешнеторговых сделок по снабжению энер­горесурсами в своих взаимоотношениях должны учитывать общепризнанные принципы и нормы международного пра­ва. Унификацией права международной торговли занимается специально учрежденная в 1966 г. ООН Комиссия по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Принятая в 1980 г. Венская Конвенция ООН о договорах международной купли- продажи представляет собой международную унификацию правовых норм, регулирующих самый распространенный вид договоров - куплю-продажу (и как ее разновидность - по­ставку). Именно этот договор имеет специфику, отражающую особенности социально-экономического развития того или иного государства. Международная унификация правового регулирования торговых сделок купли-продажи (поставки) способствует разрешению этого объективного противоречия между национальным регулированием и международным характером внешнеторговых контрактов. Значение Венской Конвенции состоит в том, что ее участниками являются мно­гие государства (более 60), значительное их число - основные торговые партнёры Российской Федерации по нефтегазовому бизнесу.

В правовую основу обеспечения международного энер­гетического сотрудничества входят также Принципы между­народных коммерческих договоров (одобренные УНИДРУА в 1994г.), которые содержат свод правил, применимых во всём мире независимо от правовых традиций, а также экономи­ческих и политических условий государств. При этом важно, что какого-либо приоритета той или иной правовой системе в данном документе не было отдано, поскольку разрабатыва­лись в целях сближения национальных правовых систем го­сударств в сфере международного торгового сотрудничества. Содержащиеся в Принципах УНИДРУА положения не носят юридически обязательного значения для сторон по междуна­родным коммерческим контрактам, т.е. имеют для них реко­мендательный характер.

Принципы международных коммерческих договоров включают в себя развернутые положения, касающиеся ве­дения переговоров, формирования содержания контрактов, могут иметь решающее значение при рассмотрении возника­ющих между сторонами споров. Отмечается, что сфера охва­тываемых Принципами вопросов регулирования договорных отношений шире, чем в Венской Конвенции, при этом данный документ включает в себя положения по вопросам, которые были предметом обсуждения при разработке Венской конвен­ции, но не нашли в ней отражения. В этой связи на практике рекомендуется включать в договор условия о том, что Прин­ципы будут применяться по вопросам, которые не нашли от­ражения в Конвенции..

Принципы достаточно гибки для того, чтобы учитывать постоянные изменения в практике международной торгов­ли. В 2010 г. вышла третья редакция Принципов УНИДРУА, раскрывающая современные тенденции выявления противо­речий условий договоров основным принципам и императив­ным нормам права (гл. 3), обязательств под условием (гл. 5), реституции неисполненных договоров (гл. 7), множественно­сти лиц на стороне должника и кредитора (гл. 11) и др. Особое внимание в новом издании Принципов УНИДРУА уделено со­держанию понятия «императивная норма», которое «должно пониматься в широком смысле и охватывать как специальные нормативные положения, так и общие принципы публично­го порядка». Принципы УНИДРУА имеют неформальный характер и не являются источником права в традиционном смысле, поскольку не представляют собой непосредственно­го проявления воли государства, хотя данный документ при­нят международной правительственной организацией. Опу­бликованные практически на всех языках мира, Принципы приобретают всё большую популярность среди профессио­нальных участников мирового торгового оборота, позволяя преодолеть языковый барьер, сориентироваться в основных правовых вопросах, пользоваться ими в качестве модели при разработке отдельных положений международного догово­ра. Принципы УНИДРУА часто рассматривают как обычаи делового оборота, оказывающие существенное влияние на гармонизацию и сближение национального законодательства стран, относящихся к разным правовым системам. А. С. Кома­ров, оценивая Принципы УНИДРУА, подчёркивает, что они «имеют неформальный характер и не являются источником права в традиционном смысле, поскольку не представляют собой непосредственного проявления воли государства, хотя данный документ принят международной правительственной организацией».

Наряду с традиционными методами правового регулиро­вания международных экономических отношений в послед­ние десятилетия разрабатываются новые, так называемые не­формальные (негосударственные) правовые формы и способы унификации. К ним относятся Принципы международных коммерческих договоров (одобренные УНИДРУА в 1994г.) и Принципы европейского договорного права (Европейские принципы). Содержащиеся в них положения взаимосвязаны с действующими унифицированными актами, но охватывают, как правило, более широкий круг вопросов. Не являясь юри­дически обязательными для сторон по международному дого­вору и имея рекомендательный характер, Принципы создают более развёрнутую правовую базу и могут иметь решающее значение при рассмотрении возможных споров, «они пред­ставляют собой руководство при составлении контрактов, что особенно полезно при ведении переговоров партнёрами, говорящими на разных языках; на Принципы стороны могут ссылаться при переговорах в ходе исполнения контрактов при возникновении спорных вопросов или взаимных претензий». Опубликованные практически на всех языках мира, Принци­пы приобретают всё большую популярность среди професси­ональных участников мирового торгового оборота, позволяя преодолеть языковый барьер, сориентироваться в основных правовых вопросах, пользоваться ими в качестве модели при разработке отдельных положений международного договора. Принципы УНИДРУА часто рассматривают как обычаи дело­вого оборота, оказывающие существенное влияние на гармо­низацию и сближение национального законодательства стран, относящихся к разным правовым системам. А.С.Комаров, оценивая Принципы УНИДРУА, подчёркивает, что они «име­ют неформальный характер и не являются источником права в традиционном смысле, поскольку не представляют собой непосредственного проявления воли государства, хотя дан­ный документ принят международной правительственной организацией».

Принципы УНИДРУА и Европейские принципы, содер­жащие элементы договорных норм, международного обычая, совпадающих норм и принципов национального законода­тельства, обыкновений, типовых контрактов и общих условий и, наконец, арбитражной практики, не сводимы ни к одной из этих субстанций. Считается, что в ходе развития унифи­кационного процесса и поиска его оптимальных форм эмпи­рическим путём был найден особый механизм обеспечения единообразного регулирования международных торгово-эко­номических отношений.

В практике международной торговли сложился ряд обы­чаев, регулирующих вопросы доставки товара от продавца к покупателю, его погрузке, страхованию, оплате таможен­ных пошлин и т.п. Сложившиеся и широко применяемые на практике обычаи выражены определенными терминами, уни­фицированные правила толкования которых, даны Междуна­родной торговой палатой в документе «Инкотермс». Основу «Инкотермс» составил свод международных правил в толкова­нии торговых терминов, принятых Международной Торговой Палатой в 1936 г. с дальнейшими дополнениями и уточнени­ями в 1953, 1967, 1976, 1980, 1990, 2000 и 2010. Действующий в настоящее время «Инкотермс» 2010 года, вступил в силу с 1 января 2011 г. Основная цель принятия «Инкотермс» в послед­ней редакции состоит в необходимости избежания разногла­сий и разночтений при заключении международных торговых контрактов с учётом современных условий международного торгового оборота.

Базисные условия договора внешнеторговой купли-про­дажи имеют большое значение, т.к. вместе с определением обязанностей продавца и покупателя по доставке товара уста­навливается момент перехода права собственности на товар от продавца к покупателю, а также риска его случайной гибели и повреждения. От базисного условия в целом зависит конкрет­ная цена контракта.

Действующая редакция «Инкотермс» 2010 г. содержит­ся 11 торговых терминов, которые разделены на две группы. Первая группа - термины, применяемые при доставках това­ров любым видом транспорта (EXW, FCA, CPT, CIP, DAP, DAT и DDP); вторая группа - термины, используемые при достав­ках морским или речным транспортом (FAS, FOB, CFR и CIF). Указанная редакция «Инкотермса» включает два новых по­ложения: DAP (delivered at place) - поставка до пункта; DAT (delivered at terminal) - поставка до терминала. Четыре наи­менее используемых на практике термина (DAF, DES, DEQ, DDU) отменены. Термин DAT заменяет собой термин DEQ: товар предоставляется в распоряжение покупателя неразгру­женным с прибывшего транспортного средства. Термин DAP является общим положением, при котором важно точно ука­зать место назначения. Указанный термин заменяет собой три термина: DAF, DES, DDU и предусматривает, что товар предо­ставляется покупателю уже готовым для разгрузки, перегруз­ки или растаможивания Новые расходы и риски появились в условиях FOB, CFR, CIF. В «Инкотермс» 2000 г. при этих трёх условиях поставки риск переходил после доставки до борта судна, в «Инкотермс» 2010 переход рисков осуществляется по­сле полной погрузки груза на борт судна. Следует отметить, что на практике отсутствие ссылки на действующую редакцию «Инкотермс» может привести к разногласиям и спорам меж­ду участниками, во избежании таких последствий в контракте рекомендуют делать ссылку на «Инкотермса» 2010 г.

К международным правовым договорам в сфере по снаб­жению энергоресурсами можно также отнести Международ­ную конвенцию о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью (1992 г.), участниками которой являются 130 государств, предусматривающую гражданскую ответствен­ность судовладельца за загрязнение моря, в целях обеспечения надлежащей компенсации ущерба от танкеров, перевозящих нефть. Конвенция распространяет свое действие на инциден­ты, повлекшие ущерб на территории государства - участника Конвенции, включая территориальное море.

Таким образом, отношения России в сфере междуна­родного энергетического сотрудничества обеспечивается ком­плексом нормативных правовых актов национального зна­чения, нормами международного права, международными договорами, обычаями.

Вместе с тем, как отмечено в Концептуальных подходах к новой правовой базе международного энергетического со­трудничества в сфере энергетики (цели и принципы) суще­ствующие двусторонние договоренности и многосторонние юридически обязательные нормы в области международных энергетических отношений оказались не способны пред­упреждать и разрешать конфликтные ситуации. В этих усло­виях целесообразно создание нового универсального между­народного юридически обязывающего документа, сторонами которого, в отличие от существующей системы, построенной вокруг Энергетической хартии, станут все основные страны- производители (экспортеры), транзитеры и потребители (импортеры) энергоресурсов, и который будет охватывать все аспекты глобального энергетического взаимодействия.

Дальнейшее совершенствование системы правовых ак­тов в сфере международного энергетического сотрудничества должно осуществляться на основе следующих принципов: универсальности - применимости к отношениям между лю­быми странами; открытости - возможности присоединения к ней любых третьих стран; всесторонности - охватывать все аспекты энергетического взаимодействия; согласованности - не противоречить соответствующим обязательствам, содер­жащимся в иных международных документах и соглашениях; эффективности - должна включать действенный общий меха­низм реализации.

ГУЛИЕВ Игбал Адиль оглы
кандидат экономических наук, заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО (У) МИД России

ШЕВЧЕНКО Любовь Ивановна
доктор юридических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой правового регулирования ТЭК Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО (У) МИД России, Заслуженный юрист РФ России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.