Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Договор о Евразийском экономическом союзе 26 сентя­бря 2014 г. ратифицировала Государственная Дума Россий­ской Федерации. Он вступит в силу с 1 января 2015 г.

ЕАЭС: международная (межгосударственная) организация или международное (межгосударственное) интеграционное объединение?

№ 11 (78) 2014г.
Бекяшев К. А.

  1. 29 мая 2014 г. в г. Астане президенты Белоруссии, Казахстана и России подписали Договор о Евразийском экономическом союзе.

Событие это является всемирно историческим.

После подписания Договора президенты трех стран вы­ступили с программными заявлениями, которые характери­зуют отношение их стран к международной организации.

Н. А. Назарбаев заявил: «Я поздравляю народы наших стран с подписанием Договора. Мы объединяем свои эко­номические потенциалы во благо процветания наших на­родов».

В. В. Путин отметил, что подписанный Договор имеет «действительно эпохальное историческое значение, откры­вает самые широкие перспективы для развития экономики и повышения благосостояния граждан наших стран.

На мировой арене появилась новая экономическая орга­низация, обладающая в полной мере международной право­субъектностью и действующая на основе принципов ВТО».

А. Г. Лукашенко заявил следующее: «Мы верим, что эко­номический союз станет в будущем основой нашего полити­ческого, военного и гуманитарного единства».

Об экономике ни слова. В. В. Путин назвал ЕАЭС орга­низацией, А. Г. Лукашенко — союзом, а Н. А. Назарбаев — никак не назвал.

Договор о Евразийском экономическом союзе 26 сентя­бря 2014 г. ратифицировала Государственная Дума Россий­ской Федерации. Он вступит в силу с 1 января 2015 г.

Договор содержит правила иные, чем те, которые при­меняются в законодательстве РФ, предусматривает передачу осуществления части полномочий Российской Федерации на наднациональный уровень, а также устанавливает юри­дическую обязательность решений органов Союза для Рос­сийской Федерации. На основании пп. «а» и «д» п. 1 ст. 15 ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» Договор о ЕАЭС подлежит ратификации. Так определил В. В. Путин в своей пояснительной записке.

Вероятно, Договор будет подписан Арменией.

Договор состоит из 97 статей и 33 приложений.

Наша кафедра неоднократно по просьбе федеральных органов подготавливала юридические заключения по отдель­ным статьям. Но в переговорах мы участия не принимали.

С моим коллегой Е. Г. Моисеевым я подготовил учеб­ное пособие «Право ЕАЭС», которое выйдет в свет в начале декабря. У нас будет читаться спецкурс для магистрантов «Право ЕАЭС». Этот курс будет одним из ведущих и скоро станет общеуниверситетским курсом. Он должен быть цен­тральным.

  1. Ознакомление с Договором от 29 мая 2014 г. вызы­вает много вопросов теоретического и практического плана.

Важнейшими из них являются такие вопросы:

  1. Является ли ЕАЭС международной организацией или международным интеграционным объединением?
  2. Является ли ЕАЭС наднациональной организацией?
  3. Каковы особенности права Союза и структура этого права?

Напомню, что целью Союза является устранение барье­ров для свободного движения товаров, услуг, капитала и ра­бочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в ключевых отраслях экономики. До­говор фиксирует переход к следующей после Таможенного союза и Единого экономического пространства стадии ин­теграции.

Согласно п. 2 ст. 1 Договора Союз является международ­ной организацией региональной экономической интегра­ции, обладающей международной правосубъектностью.

Из этого пункта и других статей Договора вытекает сле­дующее:

Союз является международной (т.е. межгосударствен­ной) организацией. Иными словами, он является субъектом международного права, поскольку осуществляет свою дея­тельность, в частности, на основе уважения общепризнанных принципов международного права, включая принципы суве­ренного равенства государств-членов и их территориальной целостности, сотрудничества, равноправия и учета нацио­нальных интересов сторон.

Следовательно, Союз является субъектом международно­го публичного права, соответствует шести признанным при­знакам международных организаций, создан для управления деятельностью государств в формировании единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. Кроме того, Союз способствует всесторонней модернизации, кооперации и повышению конкурентоспособности национальных эконо­мик в условиях глобальной экономики.

Будучи межгосударственной организацией, Союз не мо­жет обладать качествами наднациональности, поскольку он не может возвышаться над своими учредителями, командо­вать ими. Поэтому в ст. 38 Договора справедливо указывает­ся на то, что Союз не имеет наднациональную компетенцию в сфере торговли услугами (это международно-правовые отношения).

  1. Однако В. В. Путин неоднократно заявлял, что Союз является наднациональной организацией. Что имеется ввиду? Для этого мы должны исходить из компе­тенции Союза.

В ст. 7 Договора говорится о том, что Союз имеет право осуществлять международное сотрудничество с государства­ми, международными организациями и международными интеграционными объединениями. Об этих объединениях упоминается и во многих других статьях Договора.

Какова юридическая природа международных интегра­ционных объединений? Являются ли они международными организациями? Является ли Союз таковым?

Эти и многие другие вопросы уже были предметом об­стоятельного исследования в монографии «Правовые про­блемы формирования межгосударственных объединений», изданной ИЗиСП в 2012 г., в учебнике В. М. Шумилова, а так­же в статьях Л. И. Воловой, И. Р. Султанова, В. Б. Рыжова, A. Я. Капустина, М. Л. Энтина, Е. Б. Ганюшкиной и других ученых.

Пожалуй, соглашусь с И. Р. Султановым в том, что меж­дународные интеграционные объединения не являются простым инструментом государств-учредителей. Своими интеграционными концепциями, юридической теорией, договорной практикой они вносят собственную инерцию в процессы международного взаимодействия, свои новше­ства в международное право, которые порой даже не всегда прописаны в учредительных договорах. Интеграционный альянс носит не политический, а технический характер. Од­нако деятельность международных интеграционных объеди­нений строится на принципах международного общения. Так пишет И. Р. Султанов.

В литературе высказаны различные суждения о сущно­сти международного интеграционного права. По мнению B. Б. Рыжова, «формируется подотрасль права международ­ных организаций — право регионального интеграционного объединения».

Л. И. Волова считает, что согласиться с этим нельзя по причине того, что региональные интеграционные объеди­нения обладают определенной спецификой, выделяющей их в самостоятельную группу участников международных отношений.

По моему мнению, главная задача международных ин­теграционных объединений — создание единого правового пространства в технических и экономических областях. Го­сударства-члены или их органы должны имплементировать нормы, принимаемые объединением, в национальное право, и таким образом создается единое правовое пространство в технической (стандарты), таможенной и иных сферах.

Л. И. Волова полагает, что международные договоры об экономической интеграции государств имеют свои осо­бенности по сравнению с другими международными до­говорами по форме, структуре и содержанию. Наиболее существенной особенностью данных договоров является то, что они затрагивают и интересы третьих государств. Именно таким путем постепенно формируется правовое простран­ство интеграционного объединения. Я бы уточнил — только с согласия таких (т. е. третьих) государств, оформленного в установленном порядке. Такая практика существует в ЕС и других интеграционных объединениях.

Договор от 29 мая 2014 г. в приложениях содержит тех­нические регламенты по экономической интеграции в наи­более важных областях жизни.

Итак, является ли Союз интеграционным объединением и является ли он наднациональным органом?

О том, что Евразийский экономический союз является наднациональным органом, уверенно заявляет в своей статье В.   В. Свинарев.

Интеграционные нормы Договора о ЕАЭС касаются как государств, так и юридических и физических лиц. Иными словами, субъектами международного интеграционного пра­ва являются не только государства и другие субъекты между­народного права, но также публичная власть и их граждане. В такой ситуации регламенты международной интеграцион­ной организации являются обязательными для государств. Они должны быть имплементированы в национальное за­конодательство. В Договоре 2014 г. это называется «согла­сованная политика» в соответствующей области. Согласно ст. 25 Договора в рамках Таможенного союза применяется Единый таможенный тариф и единые меры регулирования внешней торговли товарами. По ст. 51 Договора техническое регулирование осуществляется на основе установления обя­зательных (подчеркиваю) требований к продукции, вклю­ченной в единый перечень продукции, в отношении которой установлены обязательные требования в рамках Союза.

Такого рода технические требования являются обязатель­ными для государственных органов и граждан.

  1. Наднациональность, отмечает ряд авторов, воз­никает тогда, когда некое образование получает воз­можность обязывать своими конкретными действи­ями стоящие у его истоков государства, не заручаясь их согласием на это в каждом отдельно взятом случае, т.е. приобретает в отношении них определенный объ­ем самостоятельных распорядительных полномочий и за счет этого как бы «возносится» над ними. Такого нет даже в ЕС. Но так понимают наднациональность авторы нового учебника Дипломатической академии «Между­народное право» (М., 2014, с. 857).

Такое понимание наднациональности ничего не имеет об­щего с наднациональностью всей ЕАЭС. Союз — публичная межправительственная (межгосударственная) организация и является вторичным субъектом международного права. Добровольное ограничение прав государств в технической области не имеет ничего общего с наднациональностью в пу­блично-правовом понимании. Такое наднациональное каче­ство не противоречит принципу уважения государственного суверенитета членов ЕАЭС, и она может быть определена как функциональная наднациональность.

  1. И в заключение о главном: является ли ЕАЭС меж­дународной организацией или международным инте­грационным объединением? Ответ мы находим в п. 2 ст. 1 Договора от 29 мая 2014 г.: Союз является международной организацией региональной экономической интеграции — подчеркиваю: интеграции, а не международным интеграци­онным объединением, как об этом пишут многие.

Специалист из Казахстана Б. К. Азанов определяет ЕАЭС как конфедеративное государство с наднациональными чер­тами (качествами). Я не хотел бы подвергать анализу это мнение в силу его абсолютной необоснованности.

По аналогии с правом ЕС или иного межгосударствен­ного интеграционного объединения допустимы следующие подходы к прогнозированию права ЕАЭС, а именно:

Во-первых, право ЕАЭС — часть международного права, поскольку учредительный договор ЕАЭС квалифицируется как международный договор. Касаясь юридической природы Договора о создании ЕС, Я. Клабберс (Великобритания) от­мечает, что различие между договорами как инструментами создания международных организаций и договорами, нала­гающими обязательства на его участников, не объясняется правом договоров. Венская конвенция об этом умалчивает. Право ЕС находится в пределах общего международного права.

Во-вторых, право ЕАЭС обладает четами международ­ного права и национального права, что позволяет говорить о его двойственной природе. Двойственный характер права ЕС Д. Д. Ландо и В. И. Самарин обосновывают следующим образом: соотношение национального права государств-чле­нов и права ЕС базируется на двух основных принципах — принципе верховенства права ЕС и принципе прямого дей­ствия права ЕС. В силу принципа верховенства права нормы права ЕС имеют большую юридическую силу по сравнению с нормами права государств-членов. Принцип прямого дей­ствия предполагает, что нормы права ЕС наделяют частных лиц субъективными правами и обязанностями, защита и ис­полнение которых обеспечивается в судебном порядке.

В-третьих, ЕАЭС — надгосударственное интеграционное образование — и его право обладает чертами наднацио­нального права. Суд Европейских сообществ неоднократно отмечал, что Договор о ЕС не ограничен созданием взаимных обязательств между различными физическими и юридиче­скими лицами, к которым он применяется, а устанавлива­ет новый правопорядок, который определяет полномочия, права и обязанности указанных лиц, а также необходимые процедуры для осуществления компетенции и установления санкций за его нарушение.

В-четвертых, право ЕАЭС является автономной право­вой системой. Применительно к праву ЕС Суд Европейских сообществ обосновал автономность следующим образом: ЕС представляет собой новый правопорядок, в интересах которого, хотя и в ограниченных пределах, государства-чле­ны ограничивали свои суверенные права, правопорядок, субъектами которого являются не только государства-члены, но и индивиды.

Анализ Договора о создании ЕАЭС позволяет заявить, что право ЕАЭС состоит из двух частей: институционального права и материального права. Первую часть условно можно назвать международным правом Союза (или первичным правом), нормы которого закреплены в Договоре о создании ЕАЭС (в статьях 1-93). Эти нормы определяют правовой ста­тус ЕАЭС как межгосударственной организации.

Вторую часть права ЕАЭС можно отнести к международ­ному интеграционному праву. Оно формируется (создается) соответствующими органами Союза, например, Евразийской экономической комиссией.

  1. На мой взгляд, основными чертами права ЕАЭС являет­ся автономность, верховенство, ограничение национального права правом ЕАЭС (например, обязательность судебного прецедента решений суда ЕАЭС)

Источниками права ЕАЭС являются:

— общие принципы права;

— общепризнанные принципы международного права;

— договор о создании ЕАЭС;

— договоры с другими организациями;

— обязательные решения органов ЕАЭС (регламенты).

Президент Российской Федерации В. В. Путин неодно­кратно заявлял о том, что ЕАЭС соединит Атлантический океан с Тихим океаном. Такое мнение является обоснован­ным. Нам, юристам-международникам, следует тщательно определить правовой статус этого «моста» от Европы до Ти­хоокеанского региона.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.