Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Правовая природа негосударственных пенсионных фондов

Правовая природа - это «юридическая характеристика явления, выражающая его специфику, место и функции среди правовых явлений в соответствии с его социальной природой».

Осмысление правовой природы негосударственных пенсионных фондов является одной из актуальных задач, от решения которой зависит развитие регулирования данного правового института. В статье рассматриваются дискуссионные вопросы в отношении правовой природы негосударственных пенсионных фондов. Сделан вывод об отнесении негосударственных пенсионных фондов к комплексному институту, являющемуся предметом финансового права и права социального обеспечения.

Ключевые слова: негосударственные пенсионные фонды, правовая природа НПФ, предмет финансового права, предмет права социального обеспечения, децентрализованные денежные фонды, пенсионное обеспечение.

ПАНКРАТОВ Дмитрий Владимирович
начальник отдела Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Центрального банка Российской Федерации

PANKRATOV Dmitriy Vladimirovich
Head of Department of Service for consumer protection and financial inclusion of the Central Bank of the Russian Federation

LEGAL NATURE OF NON-STATE PENSION FUNDS

The legal nature is a legal characteristic of a phenomenon expressing its specificity, place and functions among legal phenomena in accordance with its social nature [1, с. 227]. Understanding the legal nature of non-state pension funds is one of the urgent tasks on which the development of regulation of this legal institution depends. The article discusses controversial issues regarding the legal nature of non-state pension funds. It is concluded that non-state pension funds are classified as a complex institution, which is the subject of financial law and social security law.

Keywords: non-state pension funds, the legal nature of NPFs, the subject of financial law, the subject of social security law, decentralized monetary funds, pension provision.

Первый негосударственный пенсионный фонд (далее - НПФ) в России был создан в 1991 году[1], однако за 30 лет су­ществования данного правового института не выработаны единые подходы к определению его правовой природы. При изучении научных трудов можно встретиться с весьма широ­ким разнообразием подходов к рассмотрению существенных особенностей НПФ. Абстрагируясь от множества нюансов и обобщив взгляды разных авторов можно выделить два основ­ных концептуальных подхода к определению правовой при­роды НПФ:

  • НПФ является исключительно финансовой организа­цией, представляющей один из видов коллективного инве­стирования, и как правовой институт относится к предмету финансового права,
  • НПФ является финансово-социальной организацией, и как правовой институт является комплексным институтом законодательства, относящимся к предмету финансового права, права социального обеспечения, гражданского права и других отраслей права.

Рассмотрим подробнее указанные подходы.

Предметом финансового права являются «обществен­ные отношения, возникающие в процессе финансовой де­ятельности государства и муниципальных образований, для обеспечения бесперебойного осуществления их задач и функций для реализации общесоциальных потребностей» [2, с. 10-24]. В свою очередь, под финансовой деятельностью понимается «организационная деятельность уполномочен­ных органов и субъектов по образованию и использованию централизованных и децентрализованных фондов денежных средств в целях эффективного функционирования государ­ства и муниципальных образований и выполнения ими стоя­щих перед ними задач» [2, с. 10-24].

В науке выделяют два подхода к рассмотрению предме­та финансового права:

  • «узкий», основанный на традиционном подходе к предмету отрасли права и предусматривающий отнесе­ние к предмету финансового права публичных финансов и публичной финансовой деятельности государства и муни­ципальных образований, то есть организационной деятель­ности государства и муниципальных образований по образо­ванию, распределению и использованию централизованных денежных фондов, непосредственно обеспечивающих их бес­перебойное функционирование;
  • «широкой», основанный на публичном интересе, охва­тывающем и частные финансы, то есть предусматривающий организационную деятельность государства и муниципаль­ных образований по созданию оптимальных условий, побуж­дающих в нужном для государства направлении к образова­нию, распределению и использованию децентрализованных денежных фондов (государственных и частных в зависимости от субъекта, имеющего на них право собственности), способ­ствующих обеспечению бесперебойного функционирования государства и муниципальных образований [3 ; 4].

В то же время критики «широкого» подхода указывают, что данное направление несет риски «размывания предмета отрасли финансового права, его последующей дефрагмента­ции на отдельные комплексные отрасли законодательства», что характерно для англосаксонской системы права [4]. По­добное размывание предмета финансового права возвращает к дискуссии о самостоятельности отрасли финансового пра­ва, в результате чего отдельными учеными финансовое право рассматривается как совокупность институтов гражданского права [5]. Однако подобные взгляды на отрасль и предмет финансового права являются спорными по следующим ос­нованиям.

Финансовые организации аккумулируют значительные объемы денежных средств. Например, по итогам 2020 года суммарный объем пенсионных накоплений, сформирован­ных в НПФ в рамках обязательного пенсионного страхования (далее также - ОПС), составил 2,97 трлн рублей, а суммарный объем пенсионных резервов НПФ в рамках негосударствен­ного пенсионного обеспечения (далее также - НПО) - 1,49 трлн рублей.

Необходимо учитывать, что финансовые организации, аккумулируя у себя подобные объемы денежных средств, осуществляют их инвестирование, что приводит к участию финансовых организаций в перераспределении финансовых потоков между разными секторами экономики или между разными группами людей, тем самым данные организации оказывают существенное влияние на функционирование всей финансовой системы.

Таким образом, в устойчивости финансовых организа­ций проявляются не только их собственные частные инте­ресы и интересы их клиентов, но и большой общественный (публичный) интерес, поскольку стабильность функциони­рования финансовых организаций имеет существенное зна­чение для экономики страны.

Наличие общественного (публичного) интереса в об­разовании, распределении и использовании децентрализо­ванных денежных фондов требует организации тщательного регулирования деятельности финансовых организаций, что и отражено в действующем законодательстве. Например, применительно к НПФ нормативными актами установлены требования к величине и учету собственных средств НПФ, учету и порядку инвестирования пенсионных накоплений и пенсионных резервов, в том числе определены требования к составу и структуре активов, в которые могут инвестировать­ся пенсионные накопления и пенсионные резервы. Приме­нительно к деятельности других финансовых организаций применяются схожие методы - на законодательном уровне определяются требования к составу и структуре активов[2], в которые могут размещаться денежные средства, находящие­ся у финансовых организаций.

Приведенные доводы указывают, что финансовая де­ятельность финансовых организаций и складывающиеся в связи с этим правоотношения непосредственно относятся к предмету финансового права. Многообразие существую­щих в настоящее время видов финансовых организаций ус­ложняет структуру финансового права, но ни в коем случае не влечет разделение данной отрасли права на отдельные комплексные отрасли законодательства, так как к регулиро­ванию деятельности финансовых организаций применяются единые методы и подходы, отличие составляют только про­цессуальные аспекты, связанные с особенностью каждого вида деятельности. В рассматриваемом случае не имеет су­щественного значения в государственной или частной соб­ственности находятся децентрализованные денежные фонды, главным признаком выступает их размер и способность вли­ять на финансовую систему страны.

Стоит отметить, что в научных исследованиях [6, с. 3-23; 7, с. 14-36] и в правоприменительной практике[3], рассматри­вая финансовую природу НПФ, относят данные организации к одному из видов коллективного инвестирования. Однако подобный подход является спорным.

В российском законодательстве отсутствует раскрытие содержания терминов «коллективное инвестирование» и «субъекты коллективных инвестиций». Вместе с тем в науке определены признаки, характеризующие коллективное ин­вестирование. Например, Сафрай М.А. при исследовании сущности понятия института коллективного инвестирования выделил следующие его признаки:

  • главная цель функционирования - инвестирование денежных средств физических и юридических лиц;
  • привлечение денежных средств на добровольной ос­нове;
  • наличие специальной правоспособности, характери­зуемой правом на осуществление деятельности исключи­тельно по инвестированию денежных средств инвесторов; Пример HTML-страницы
  • получение основной прибыли от сделок с финансовы­ми активами;
  • распределение прибыли и убытков, полученных от инвестирования, между участниками коллективного инве­стирования, что подразумевает принятие инвесторами риска получения убытка, а также отсутствие заранее оговоренных фиксированных выплат;
  • объединение и обезличивание взносов многих лиц в едином денежном пуле и усреднение рисков инвестирования для участников коллективной инвестиционной схемы;
  • инвестор, участвующий в коллективных инвестицион­ных схемах, осведомлен о направлении вложения собранных средств и имеет в связи с этим возможность выбрать ту схему (форму) инвестирования, которая в наибольшей степени со­ответствует его предпочтениям [6, с. 21-22].

С приведенными признаками коллективного инвести­рования можно согласиться. Вместе с тем НПФ характеризу­ется иными признаками.

Предметом договоров, заключаемых с негосударствен­ными пенсионными фондами (как в рамках ОПС, так и в рамках НПО), является пенсионное обеспечение физических лиц. Клиенты НПФ при заключении с данными организаци­ями соответствующих договоров преследуют не инвестици­онную цель, а цель защиты от риска ухудшения финансового положения физических лиц (застрахованных лиц в рамках ОПС и участников в рамках НПО) при наступлении пенси­онных оснований. Выплачиваемые НПФ денежные средства направлены на компенсацию физическим лицам негативных последствий в виде утраты ими заработка при выходе на пен­сию, в результате чего и создается защитный механизм.

Денежные средства, получаемые негосударственными пенсионными фондами в рамках договоров по обязательно­му пенсионному страхованию и негосударственному пенси­онному обеспечению, аккумулируются в специализирован­ные фонды:

на основе средств, поступающих по договорам об обяза­тельном пенсионном страховании, формируются «пенсион­ные накопления НПФ»,

на основе средств, поступающих по договорам негосу­дарственного пенсионного обеспечения, формируются «пен­сионные резервы НПФ»[4].

Формирование и управление пенсионными накоплени­ями и пенсионными резервами осуществляется негосудар­ственными пенсионными фондами не ради инвестиционной деятельности как таковой, а для сохранения своей финансо­вой устойчивости и платежеспособности по обязательствам

- «Издания Банка России» - «Основные направления развития фи­нансового рынка Российской Федерации». [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cbr.ru/about_br/publ/onfinmarket/).

  • Статья 18 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ «О негосу­дарственных пенсионных фондах».

перед своими клиентами в рамках ОПС и НПО. НПФ осу­ществляют инвестирование свободных денежных средств, чтобы за счет полученного дохода покрыть свои расходы на операционную деятельность, и сохранить сформированные пенсионные накопления и пенсионные резервы.

Анализируя правовую природу деятельности негосу­дарственных пенсионных фондов необходимо отметить, что указанные признаки функционирования НПФ в науке выде­ляются в качестве признаков, характеризующих страхование [8, с. 18-21].

Деятельность НПФ по негосударственному пенсионному обеспечению схожа с деятельностью страховых организаций по пенсионному страхованию. Однако на законодательном уровне данные виды деятельности различаются, что требует выделения и рассмотрения признаков, на которых основыва­ется данное разделение.

Страховые организации при осуществлении пенсион­ного страхования могут устанавливать определенные тре­бования к состоянию здоровья застрахованного, его про­фессиональной деятельности, образу жизни, в том числе к увлечениям, а также возрастные ограничения, которые могут оказывать влияние на уровень риска, принимаемого страховой организацией. От указанных параметров будет зависеть согласие страховой организации на заключение со­ответствующего договора страхования, на возможность при­менения повышающих или понижающих коэффициентов к базовым тарифам, либо на порядок расчета и осуществле­ния страховой выплаты. Кроме того, возраст, до которого за­страхованному лицу необходимо дожить, чтобы страховая организация приступила к выполнению своих обязательств по осуществлению страховых выплат, устанавливается дого­вором и не связан с пенсионным возрастом, установленным законодательством в качестве условия назначения необходи­мого вида пенсии.

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод, что пенсионное страхование через страховые организации не об­ладает всеобщностью и не взаимосвязано с пенсионной си­стемой страны. Таким образом, данный вид деятельности яв­ляется исключительно финансовой услугой, как и иные виды добровольного страхования.

В свою очередь анализ пенсионных правил НПФ пока­зывает, что данные организации не ставят возможность осу­ществления негосударственного пенсионного обеспечения в зависимость от обстоятельств, связанных с личностью вклад­чика или участника, что указывает на всеобщий характер данного вида деятельности. Что касается возраста, с которого НПФ вправе назначать негосударственную пению, то поря­док его определения установлен законодательством (статьей 10 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах») и он взаимосвязан с условиями назначения пенси­онных выплат в рамках обязательного пенсионного страхова­ния или государственного пенсионного обеспечения.

Приведенные обстоятельства указывают, что негосудар­ственное пенсионное обеспечение является частью пенсион­ной системы страны и относится к социальному страхова­нию.

Что касается второго вида деятельности НПФ - в сфере обязательного пенсионного страхования, то данный вид дея­тельности также является элементом пенсионной системы и относится к социальному страхованию согласно Федерально­му закону от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсион­ном страховании в Российской Федерации».

Таким образом негосударственные пенсионные фонды являются социальным институтом, чья деятельность отно­сится к предмету права социального обеспечения [9, с. 35]. Именно данное обстоятельство, указывающее на социальную значимость деятельности НПФ и предполагающее всеобщ­ность и доступность их услуг, отличает НПФ от страховых ор­ганизаций, осуществляющих пенсионное страхование.

Исходя из изложенного можно сделать вывод, что НПФ действительно является комплексным институтом законода­тельства, но относящимся только к предмету финансового права и права социального обеспечения. При этом необхо­димо отметить равнозначность статуса НПФ как финансово­го института и как социального института.

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика