Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Французская международно-правовая доктрина о разграничении морских пространств между Исландией и Норвегией

28 мая 1980 года правительствами Исландии и Норвегии был заключен двусторонний договор по вопросам рыболов­ства и континентального шельфа.

В соответствии с данным документом обе стороны обязались учредить согласитель­ную комиссию, на которую впоследствии будут возложены функции по делимитации континентального шельфа двух стран между Исландией и островом Ян-Майен. Комиссия фактически была учреждена 16 августа 1980 года. В июне 1981 года Комиссия прекратила свою деятельность, предоставив сторонам окончательный доклад по результатам своей рабо­ты. Данный доклад содержал предложение об установлении разграничительной линии, которая позволила бы Исландии и Норвегии осуществлять юрисдикцию над континенталь­ным шельфом, протяженностью до 200 и 92 морских миль от соответствующих береговых линий Исландии и Ян-Майена. Кроме этого, предлагалось создать зону равную 45 000 кв.км., которая находится за пределами указанных границ, и уста­новить в ней режим совместной разработки недр конти­нентального шельфа. Правительствами обеих стран данные предложения были приняты и в 1981 году было заключено соглашение, которое включало в себя данные предложения. Соглашение вступило в силу 2 июня 1982 года.

Ян-Майен представляет собой остров, который нахо­дится в 290 морских милях от территории Исландии, в 540 морских милях от континентальной части Норвегии. Общая площадь острова составляет 377 кв.км., большая часть терри­тории которого, примерно 1/3, покрыта льдами. Вплоть до начала 20 века Ян-Майен оставался terra nullis, т.е.- ничейной землей, до тех пор, пока Норвегия не установила на острове метеорологическую станцию и не объявила Ян-Майен своей территорией.

В 1963 году Норвегия объявила своим континентальный шельф, примыкающий к норвежской территории, включая территорию Ян-Майена, простирающимся на столько, «на сколько глубина покрывающих вод позволяет осуществлять эксплуатацию природных ресурсов, но в пределах средин­ной линии установленной государствами». В 1976 году нор­вежский парламент принял закон об установлении 200 миль­ной исключительной экономической зоны. Однако такая зона была установлена только вокруг континентальной части Норвегии и не распространялась на Ян-Майен.

Исландия в свою очередь установила 200 мильную ис­ключительную экономическую зону в 1979 году и обозначила на территории между Исландией и Ян-Майеном свой конти­нентальный шельф.

В 1978 году Ян-Майен стал объектом пристального вни­мания после того, как норвежские рыбаки, осуществлявшие рыбную ловлю в водах юго-западнее от острова, собрали зна­чительный улов мойвы в данных водах. Таким образом экс­перты убедились, что воды вокруг Ян-Майена богаты мор­скими ресурсами. Правительство Норвегии опубликовало декларацию, в которой еще раз подтвердило свое право на установление 200 мильной исключительной экономической зоны вокруг Ян-Майена. Исландия выступила решитель­но против такого намерения и утверждала, что исландские рыбаки осуществляют свою деятельность на данной терри­тории с 1960-х годов. Как указывает французская международно-правовая доктрина в юридическом смысле Ян-Майен представляет собой не остров, а скорее относится к скалам. В настоящее время Конвенция ООН 1982 года содержит в ста­тье 121 норму, в соответствии с которой «скалы, которые не пригодны для поддержания жизни человека или для само­стоятельной хозяйственной деятельности, не имеют ни ис­ключительной экономической зоны, ни континентального шельфа».

В 1980 году Исландия и Норвегия подписали Соглаше­ние по вопросам рыболовства и континентального шельфа. Соглашение стало решением ряда важнейших вопросов. Во- первых, было признано право Норвегии на осуществление ресурсодобывающей деятельности за пределами внешней границы территориального моря, таким образом опровер­гнув тезис о том, что Ян-Майен является скалой, а не остро­вом. Во-вторых, Соглашение установило границу, разграни­чивающую исключительную экономическую зону Исландии и зону, вокруг Ян-Майена, в которой Норвегия будет осу­ществлять право рыбной ловли. В-третьих, Соглашение уста­новило порядок управления рыбными запасами в зоне меж­ду Исландией и Ян-Майеном. Кроме этого, была учреждена Комиссия по рыболовству, которая издавала рекомендации по объемам вылова рыбы, распределения улова, учитывая «зависимость Исландии от рыбной ловли». И наконец, Со­глашение установило обязанность сторон учредить Согла­сительную комиссию. С самого начала переговоров стало очевидным, что Исландия намерена увязать вопросы рыбо­ловства в зоне вокруг Ян-Майена с вопросом разграничения континентального шельфа. И Исландия, и Норвегия при­держивались теории естественного продолжения континен­тального шельфа. Правительство Исландии утверждало, что с геологической точки зрения морское дно между Исландией и Ян-Майеном составляет часть Исладского континентально­го шельфа, в то время как правительство Норвегии настаи­вало, что оно является продолжением острова Ян-Майен. Областью континентального шельфа, представляющая инте­рес для будущей ресурсодобывающей деятельности являлся Хребет Ян-Майена.

Задачей Согласительной комиссии являлось издание ре­комендаций с целью решения спора по указанной части Ян- Майена. Комиссия состояла из трех членов, два их которых избирались от каждой стороны, а председатель избирался совместно. Не смотря на то, что решение Комиссии не яв­лялось для сторон обязательными, они согласились исполь­зовать данные рекомендации при проведении дальнейших переговоров.

Первое заседание Согласительной комиссии прошло в Вашингтоне в октябре 1980 года. Тогда было решено привлечь к участию независимых геологов для установление природы морского дна в зоне Ян-Майена и оценить возможные запа­сы углеводородов. Ученые обнаружили, что морфологически Хребет Ян-Майена может расцениваться как продолжение шельфа острова Ян-Майен. Однако геологически, Хребет не является продолжением ни Ян-Майена, ни Исландии, так как он предшествовал им. Что касается запасов углеводородов, то экспертами был сделан вывод о том, что такие запасы хоть и имеются в указанной области, но с коммерческой точки зрения их добыча не будет иметь выгоды. Тем не менее, экс­перты отметили, что такой вывод является не окончательным и в ходе последующего более глубокого изучения указанной области вывод в части запасов углеводородов может быть из­менен.

В 1981 году Комиссия издала доклад в котором указала, что концепция естественного продолжения континентально­го шельфа не является приемлемой правовой основой для делимитации континентального шельфа между Исландией и Ян-Майеном. Вместо этого, Комиссия предложила уста­новить линию разграничения таким образом, чтобы зоны континентального шельфа обеих сторон полностью совпа­дали с их исключительными экономическими зонами и ис­ключительными рыболовными зонами. Для урегулирования вопроса о будущей разведке и эксплуатации природных ресурсов континентального шельфа Комиссия предложила создать зону совместной разработки «joint development zone». Площадь указанной зоны составляет примерно 45 000 кв. км., 72% которой располагается на стороне Норвегии, а 28% на стороне Исландии.

На всей территории зоны совместной разработки любая деятельность по разведке и разработке нефтяных или газо­вых ресурсов должна проводиться на совместной основе.

В случае обнаружения запасов углеводородов на той ча­сти зоны совместной разработке, которая относится к Нор­вегии, Исландия имеет право на 25% указанных ресурсов в результате их добычи. Такое же правило устанавливается и для второй стороны. Вся деятельность в соответствующей ча­сти зоны совместной разработки регулируется только нацио­нальным законодательством каждой стороны.

Французская международно-правовая доктрина анали­зирует факторы, повлиявшие на такое решение Комиссии. Во-первых, установив, что Ян-Майен является не скалой, а островом, было признано его право иметь не только тер­риториальное море, но и исключительную экономическую зону и континентальный шельф. Во-вторых, Норвегия, согла­сившись с установлением Исландией 200 мильной исключи­тельной экономической зоны уже предоставила Исландии значительную зону за пределами срединной линии. Неопре­деленный ресурсный потенциал данной зоны требует про­должения научных исследований и разработки. Кроме этого, в Соглашении 1980 года Норвегия и Исландия подтвердили намерение сотрудничать в будущем с сохранением друже­ских отношений между странами. Также континентальный шельф Исландии не содержит значительных запасов углево­дородов. И наконец, Исландия испытывала острую зависи­мость от импорта углеводородов.

В 1981 году Исландия и Норвегия заключили Соглаше­ние по вопросам континентального шельфа между Исланди­ей и Ян-Майеном, которое учитывало все рекомендации Со­гласительной Комиссии. Соглашение вступило в силу 2 июня 1982 года.

Французская доктрина выделяет причины, по которым стороны решили учредить Согласительную комиссию для поиска решения спорных вопросов.

Не смотря на множество различных способов решения споров между государствами, Исландия и Норвегия приня­ли решение об учреждении Согласительной комиссии. На сегодняшний день существует множество прецедентов по делимитации морских пространств. Однако в конце 1970-х годов сложно было найти соответствующий прецедент для решения спора о Ян-Майене. Относительно применимых принципов делимитации на тот момент существовало ре­шение Международного суда ООН по делу о континенталь­ном шельфе Северного моря от 20 февраля 1969 года, так называемому The North Sea Continental Shelf Case. Суд вынес постановление по спору, связанному с делимитацией гра­ниц континентального шельфа между ФРГ и Данией с одной стороны, и между ФРГ и Нидерландами с другой. Стороны просили суд определить принципы и нормы международ­ного права, применимые к вопросам делимитации границ, на основе которых следует эту делимитацию провести. Суд отклонил утверждения Дании и Нидерландов, что делимита­ция, о которой идет речь, должна быть проведена на основе принципа равного отстояния, как он определен в статье 6 Же­невской конвенции 1958 года о континентальном шельфе, на том основании, что во-первых, ФРГ не ратифицировала эту конвенцию и таким образом не связана юридически с поло­жениями статьи 6, а во-вторых, что принцип равного отстоя­ния не является необходимым следствием общей концепции прав на континентальный шельф, а также нормой обычного международного права. В числе факторов, которые должны быть приняты во внимание, необходимо включить: общую конфигурацию побережья сторон, а также его особые или необычные признаки, характеристики физической или гео­логической структуры и природные ресурсы континенталь­ного шельфа, показатель какого-то разумного соответствия между размерами территорий континентального шельфа, принадлежащих каждому государству и диной побережья этого государства, измеренной по общему направлению береговой линии, с учетом уже имеющихся или будущих результатов любых других делимитаций границ континен­тального шельфа в данном регионе. Указанный прецедент вряд ли мог дать основания предполагать о конкретном ис­ходе спора вокруг Ян-Майена в случае обращения Исландии и Норвегии в Международный суд. По мнению французских правоведов, Исландия и Норвегия могли рассчитывать, что их взаимное признание Ян-Майена островом, а не скалой бу­дет учтено Согласительной Комиссией, хотя бы даже такое утверждение не имело правового основания в соответствии с международным правом. Во-вторых, Исландия и Норве­гия желали разрешить спор вокруг Ян-Майена без создания прецедента. Заключив в 1980 году Соглашение, Норвегия по сути отказалась от своей приверженности принципу равного отстояния в вопросах делимитации морских про­странств. Норвежцы понимали, что в случае, если будет на­значена третья сторона для решения спора о разграничении континентального шельфа между Исландией и Ян-Майена, она будет основывать свое решение на данном Соглашении. Избрав согласительную процедуру, а не арбитраж или су­дебное рассмотрение, Норвегия имела целью предотвратить возможность для других государств использовать аргумент удаленности Ян-Майена от территории Норвегии и таким образом утверждать, что Норвегия в любом споре, включа­ющем Ян-Майен не будет иметь право ссылаться на прин­цип срединной линии. Таким образом, если в случае спора с Исландией по вопросу Ян-Майена Норвегия отказалась от использования принципа срединной линии, исходя из осо­бых обстоятельств, таких как острая зависимость экономики Исландии от рыболовной деятельности, Норвегия не гото­ва была отказываться от данного принципа делимитации в спорах с другими государствами. Поскольку задача Согласи­тельной комиссии не ограничена лишь применением норм международного права, решение комиссии не будет являть­ся прецедентом в отличие от решения, выносимого между­народным судом. Данное обстоятельство объясняет решение Норвегии в пользу выбора согласительной процедуры реше­ния спора.

Таким образом, французские правоведы считают, что пример успешной делимитации морского пространства между Исландией и Норвегией подтверждает возможность государств решения территориальных споров в Арктике. Примечательно, что данный спор был разрешен в результате применения согласительной процедуры, без обращения сто­рон в судебные органы. Предполагается, что данный пример может использоваться для решения последующих террито­риальных споров в Арктическом регионе.

КОТЛОВА Анна Викторовна
преподаватель кафедры публичного права МГИМО (У) МИД России (Одинцовский филиал)


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.