Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Проблематика регулирования трудовых отношений преподавательского состава высшего учебного заведения

Либерализация экономических отношений, осущест­вленная при переходе к новому типу экономики, затронула и сферу трудовых правоотношений.

Многие вопросы, кото­рые при плановой экономике регулировались в централизо­ванном порядке, в настоящее время решаются работником и работодателем самостоятельно. Децентрализация регулиро­вания отношений в сфере труда обусловила и усиление роли локальных нормативных актов. Данная тенденция характер­на так же для высших учебных заведений. В рамках данной статьи хотелось бы остановиться на некоторых негативных аспектах, обусловленных значительной свободой, предостав­ленной вузам, для организации учебного процесса, для из­брания наиболее эффективной системы регулирования тру­довых отношений преподавательского состава на локальном уровне. Следует отметить, что предоставленные права вузам могут быть использованы не только для повышения эффек­тивности деятельности организации, но и для выстраивания определенных криминальных схем. В качестве примера мож­но сослаться на уголовное дело, которое было возбуждено по фактам выявленных злоупотреблений в московском фи­лиале РАНХиГС. Были обнаружены случаи фиктивного тру­доустройства преподавателей, заработная плата которым начислялась и присваивалась отдельными руководителями института. Сотрудники института участвовали в различных схемах по организации поборов в вузе, а лица отказывавши­еся принимать участие в этом подвергались административ­ному давлению1. Организации такой масштабной системы финансовых злоупотреблений, скорее всего, предшество­вали другие, более мелкие нарушения, выявление которых крайне затруднительно, поскольку сложившиеся реалии предопределяют их высокую степень латентности. К таким нарушениям можно отнести факты «откатов» премиального вознаграждения. Согласно статье 135 Трудового Кодекса РФ, системы оплаты труда организации устанавливают само­стоятельно, при этом данная система оплаты труда должна лишь учитывать те минимальные, базовые гарантии, уста­новленные статьей 130 ТК России. Во многих вузах и других организациях принятая на локальном уровне система пре­мирования позволяет руководителям структурных подраз­делений по своему усмотрению распределять премиальный фонд среди своих подчиненных. Предполагается, что данная система является эффективной и прогрессивной. Ведь прежде всего непосредственный руководитель в наибольшей степени осведомлен обо всех аспектах социальных, психо­логических и иных отношений, сложившихся в коллективе. На него возлагаются задачи по достижению необходимых показателей вверенной для руководства структуры. Следо­вательно, передача руководителю структурного подразде­ления всех полномочий для распределения премиального фонда между подчиненными сотрудниками является вер­ным управленческим решением. Однако, возникает вопрос, возможно ли построение таких схем, когда руководитель структурного подразделения был бы ориентирован на то, чтобы присвоить себе полностью или частично предназна­ченный для подчиненных премиальный фонд посредством выстраивания схем с «откатами»? Предпосылок для этого может быть много. Например, достижение приемлемых для структурного подразделения показателей возможно до­биться и без использования премиального стимулирования, наказание за недостижение запланированных показателей структурой не так значительно в сравнении с теми выгода­ми, которые лицо получит, выстраивая систему «откатов», вышестоящие руководители, оценивающие деятельность руководителя структурного подразделения, сами вовлече­ны в систему «откатов» и так далее. Следует отметить, что злоупотребления, связанные с распределением премиаль­ного фонда, наверняка являются чрезвычайно латентными в силу множества причин. Это и слабая заинтересованность правоохранительных органов в выявлении таких мелких на­рушений, трудность в доказывании факта злоупотребления, нежелание работника оказаться в центре разбирательства и др. Пример HTML-страницы

Однако, отсутствие реакции на малозначительное де­яние может привести к выстраиванию более масштабной криминальной схемы, как, например, в вышеприведенном факте о московском филиале РАНхИГС. Следует признать, что злоупотребления предоставленными правами в сфере регулирования трудовых отношений преподавательского состава могут возникнуть не только при распределении пре­миального вознаграждения, но и при распределении других ресурсов. Примером этому может служить получивший ши­рокую огласку конфликт в уральском филиале РАНхИГС в г. Екатеринбурге[1]. Вновь назначенный ректор филиала, пыта­ясь улучшить показатели организации, стал внедрять новые механизмы стимулирования преподавателей и других со­трудников, что вызвало сильное раздражение у значительной части работников. Внедрение иных показателей стимулиро­вания в рамках примерно одного бюджета организации не­избежно приводит к перераспределению ресурсов от одной группы работников к другой, что и явилось одной из причин конфликта. Специфика высшего учебного заведения заклю­чается в том, что значительную роль в управлении вуза игра­ют общественные организации, например ученый совет вуза. Как правило, туда избираются лица из преподавательского состава, которые занимают должности заведующих кафедр, профессоров и так далее. Очень часто, это люди, которые уже имеют определенные научные и административные до­стижения. Ученые советы многих вузов обладает высокой сте­пенью возможностей по влиянию не только на установление системы оплаты труда в организации, но и на распределение других ресурсов учебного заведения между сотрудниками. Например, определению трудоемкости того или иного вида учебной нагрузки. Речь идет о соотношении в часах таких разных видов нагрузки как лекции, семинарские и практиче­ские занятия, письменные контрольные и курсовые работы, дипломные проекты, практики, экзамены, зачеты и так да­лее. Так согласно п. 6.4 Приказа Министерства образования и науки Российской Федерации № 1601 от 22.12.2014 г. нормы времени по различным видам учебной деятельности высшее учебное заведение определяет самостоятельно в локальных нормативных актах. Есть основания предполагать, что чле­ны ученого совета могут участвовать в вынесении управлен­ческого решения по данным вопросам с учетом собственных интересов. Являясь руководителями структурных подраз­делений, например кафедры, члены ученого совета имеют возможность распределять нагрузку между сотрудниками кафедры с учетом возможности запланировать и себе лич­но удобную структуру нагрузки. Имеется в виду то, что один преподаватель в большей степени занят работой в аудито­рии читая лекции, проводя семинарские и практические за­нятия, а другой занят проверкой письменных работ, руково­дит различными видами практик, дипломными проектами и тому подобное. Кроме того, помимо возможности лично себе запланировать удобную нагрузку, определение структу­ры нагрузки сотрудникам кафедры является для руководи­теля, наряду с возможностью распределения премиального вознаграждения, инструментом по управлению сотрудника­ми данной структурной единицы.

Автор данной статьи анализировал все материалы по поводу конфликта между ректором и частью преподавате­лей в уральском филиале РАНхИГС, имевшиеся в сети ин­тернета, а также беседовал с преподавателями этого учебно­го заведения, имеющих противоположные точки зрения по данному вопросу. Если очень коротко охарактеризовать суть позиций, то они сводятся к следующему: сторонники рек­тора считают, что сложившаяся элита преподавательского состава проводят такие управленческие решения, которые позволяют им получать более высокую заработную плату и иметь более выгодную структуру нагрузки. Это достигается путем завышения роли прежних достижений и минимизи­рования роли текущих показателей. При этом другая часть преподавателей дискриминируется и теряет стимул к добро­совестному выполнению своих обязанностей. Негативным моментом является и то обстоятельство, что условная «эли­та» преподавательского состава заинтересована в том, чтобы остальные преподаватели не имели высоких научных дости­жений и заинтересованы в увольнении или не принятии на работу возможных конкурентов, имеющих высокий научный потенциал, но пока еще не успевших получить формальных научных регалий. Противники ректора считают, что увлече­ние текущими показателями, например количество научных публикаций за данный год, в ущерб тех показателей, кото­рые были достигнуты ранее, может привести лишь к дости­жению временного улучшения показателей организации, с тенденцией к развитию глубокого кризиса в вузе. По их мне­нию, теряется смысл достижения фундаментальных личных достижений, например защиты докторской диссертации, коль скоро впоследствии на статус преподавателя это будет влиять мало, а написание и защита такой диссертации ведет к потери временного ресурса и снижает текущие показатели. Предполагается, что факт защиты докторской диссертации или получение сопоставимого научного достижения в про­шлом, доказывает высокий уровень квалификации такого работника, его ценность для вуза. Следовательно, такой пре­подаватель должен иметь преференции перед другими со­трудниками в силу обладания научного потенциала, который не обязательно выражается в формальных показателях, а вы­ражается в способности дать консультацию менее опытному сотруднику, в способности принимать верные стратегические решения при участии в управлении вузом, в формировании микроклимата учебного заведения и так далее. Отмечая определенную правоту сторонников той или иной точки зре­ния, автор хотел бы отметить, что баланс между ними найти достаточно сложно. Следовательно, в зависимости от целого ряда субъективных обстоятельств, в том или ином вузе будет преобладать первая или вторая точка зрения, а игнорирова­ние позиции другой стороны приведет к снижению научного потенциала учебного заведения, поскольку в любом случае, какая-то категория преподавательского состава будет чув­ствовать себя ущемленными в своих правах. А, как следует из определенных научных исследований, если работник счи­тает, что его труд оценивается несправедливо, он начинает показывать более низкие производственные результаты[2]. По мнению автора, в большинстве высших учебных заведений, традиционно превалируют сторонники второй, «консерва­тивной», точки зрения. Ее противники могут проводить свои решения очевидно тогда, когда будут поддержаны ректором вуза, как в вышеприведенном примере. Возможно ли внутри вуза найти самостоятельно оптимальный баланс между по­зициями сторон в аналогичных вышеописанному конфлик­тах? При этом под оптимальным решением понималась бы такое, которое в наибольшей степени способствовало бы рас­крытию потенциала всего преподавательского состава вуза и как следствие достижение организацией максимально воз­можных результатов. Однозначного ответа на этот вопрос нет. По мнению автора данной статьи, можно лишь предпо­ложительно что-то утверждать исходя из определенных кос­венных данных. Например, по общему уровню правосозна­ния, терпимости к коррупции и так далее в нашем обществе. В России с этим не все благополучно. Существуют проблемы «серой зарплаты», уклонения от налогов. По оценке между­народной организации Transparency International Россия в 2018 году занимала 138 место в мире по уровню терпимости к коррупции [2]. Можно вспомнить о том, что в России вы­сокий уровень теневой экономики, низкая собираемость на­логов. Отмечалось, что по уровню теневой экономики Россия опережает даже ряд стран Африки [1]. Таким образом, мож­но предположить, что исходя из общего уровня правовой культуры, сторонники разных точек зрения на проблематику управления организацией будут исходить не из интересов данной организации, а исходя из собственных интересов. От­сюда можно сделать предположение, что высокий уровень самостоятельности вузов в вопросах нормирования труда может быть и не благом для системы высшего образования в целом. По мнению автора, хотя бы в государственных выс­ших учебных заведениях нормирование преподавательской нагрузки, то есть определение трудозатрат по различным ви­дам преподавательской деятельности, должно производить­ся в централизованном порядке. Это должно способствовать снижению уровня конфликтности между сотрудниками вуза, снижению возможностей по выстраиванию криминаль­ных схем, повышению показателей работы членов трудового коллектива из числа профессорско-преподавательского со­става. При положительной оценке данной новации, подоб­ную практику можно было бы распространить и на негосу­дарственные вузы.

МАЛКЕРОВ Виктор Борисович
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Уральского государственного экономического университета

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика