Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Комплаенс и юридические уловки в исламском праве

Деятельность человека в эпоху Средневековья пред­принималась в русле религиозных представлений.

Неуди­вительно, что в то время юриспруденция стала выполнять служебную функцию по отношению к теологии. Однако при­менительно к Исламу такого жесткого подчинения не наблю­дается: как отмечают Craig R. Nethercott и David M. Eisenberg, Ислам развивался в достаточно «коммерциализированном» обществе: пророк Мухаммед был торговцем, как и четыре его непосредственных «праведных» преемника (Абу Бакр, Умар, Усман и Али) - все вместе они сформировали то, что стало считаться «идеальным исламским обществом». Кроме того, на протяжении веков основные торговые пути находились под контролем Ислама; купцы играли центральную роль в распространении ислама в различных частях мира [6, р. 28].

Именно поэтому в исламском праве были разработаны юридические конструкции, которые позволяли удовлетво­рять экономические нужды, но в то же время обеспечивать соответствие требованиям Шариата. Эти конструкции стали именоваться «юридическими уловками» (hiyal). Первые упо­минания о таких уловках содержатся в трудах аш-Шайбани (749-805) и аль-Хассафа (800-874) [7, р. 510-513]. В качестве примера такой уловки можно привести конструкцию «двой­ной продажи» (bay'atayn fi bay'a).

Как известно, в исламском праве установлен запрет на проценты (riba) и рискованные сделки (harar). Однако разви­тый экономический обмен требует накопления капитала в инвестиционных целях. А капитал, не приносящий процен­ты, вряд ли достигнет серьезного объема. Поэтому исламски­ми правоведами была предложена конструкция «двойной продажи»: покупатель получает предмет, который он через согласованный срок продаст тому, у кого изначально купил, но дороже. В действительности за этим скрывается займ под процент; процентная ставка рассчитывается в зависимости от времени, прошедшего между первым и вторым заключе­нием договора, исходя из разницы между второй и первой ценой. Одновременно первоначальный покупатель получает в качестве функционального заемщика «предмет продажи» как гарантию [3, с. 137].

К сожалению, отношение научного сообщества к ис­ламскому праву сегодня остается довольно скептичным и даже подозрительным. Вероятно, это связано с негативным восприятием Ислама как религии. Однако, как правильно отмечает Л. Р. Сюкияйнен, политика, право, социальные ин­ституты выступают интегральной частью ислама, отражают его природу, но они не носят непосредственно религиозного характера: «Исламский взгляд на неразделенность религии и политики (точнее — всего нерелигиозного) следует понимать как представление о том, что данные сферы не должны рас­ходиться, хотя на самом деле и существуют нередко отдельно друг от друга. В то же время исламское восприятие слитно­сти религиозного и мирского, по сути, означает, что ислам вмещает в себя обе эти стороны жизни и равным образом предлагает человеку рамки поведения в каждой из них» [4, с. 14]. Таким образом, отождествлять исламское право и Ислам как религию в корне неверно. Сам факт строгости запретов в Исламе не отменяет гибких разработок исламского право­ведения.

На наш взгляд, юридические уловки, с точки зрения категориального аппарата современной западной юриспру­денции, можно представить как частный случай компла­енс-практик. Так, Международная Ассоциация Комплаенса (ICA) предлагает понимать под комплаенсом «способность действовать в соответствии с порядком, набором правил или запросом» [8]. Аналогично и юридические уловки направле­ны на обеспечение соответствия нормам Шариата.

Пример HTML-страницы

Исламские правоведы, по сути, стали первыми в Евра­зии, кто поставил проблему разумности (целесообразности) действий субъектов предпринимательской деятельности. С одной стороны, если коммерсанты будут исходить из сле­пого конформизма, исполнять все предписания и соблю­дать запреты, то они могут попросту проиграть своим более «гибким» конкурентам в борьбе за рынки сбыта. С другой стороны, если коммерсанты будут руководствоваться исклю­чительно оппортунизмом, нарушая правовые нормы, они рискуют быть привлеченными к юридической ответствен­ности. Данное диалектическое противоречие между чрез­мерным конформизмом и оппортунизмом преодолевается с помощью юридических уловок, и современные комплаенс­практики, несомненно, можно отнести к их числу. Сказанное позволяет утверждать, что комплаенс (а значит, и юридиче­ские уловки), является примером реализации одного из ос­новополагающих принципов права - принципа разумности (целесообразности).

Как указывает С. Н. Бизюков, юридические уловки при­менялись на протяжении многих веков во всех сферах жизни общества, начиная от исполнения религиозных обязанно­стей, брачно-семейных отношений и наследования, и закан­чивая сделками. Наиболее известной уловкой, описанной во многих классических трудах по исламскому праву, является так называемый освобождающий брак, который использо­вался в случае окончательного (троекратного) развода с же­ной, когда отвергнутая жена могла вернуться к мужу только после того, как выйдет замуж за другого мужчину и разве­дется с ним. Так, муж, который хотел вернуть отвергнутую жену и избежать обязательного в этом случае ее замужества с другим мужчиной, после развода с которым она вправе воз­вратиться к нему, договаривается (зачастую — за деньги) с человеком о формальном заключении брака и немедленном разводе со своей женой.

Особенно интересным представляется и такой пример, основанный на комбинации коммерческого и семейного права: обход запрета прибытка путем женитьбы опекуна на находящейся под его покровительством девушке-сироте с це­лью уплаты выкупа в уменьшенном размере [1, с. 31-54].

Важно учитывать, что С. Н. Бизюков предлагает ква­лифицировать юридические уловки как фикции. Однако с такой позицией нельзя согласиться ввиду следующего. Фик­ция устанавливается законодателем (субъектом правотвор­чества), а не субъектом права. Механизм действия фикции состоит в приравнивании по правовым последствиям пред­полагаемых или желаемых событий (действий) к аналогич­ным реальным событиям (действиям) [2, с. 148]. По меткому выражению А. М. Ширвиндта, фикция - это «способ преодо­леть зависимость субъекта правотворчества от объективной нормативной реальности» [5, с. 220]. Поэтому предлагается исходить из того, что в основе юридических уловок лежит не фикция, а демонстрация субъектом права своего добросо­вестного (правомерного) или разумного поведения.

Таким образом, можно прийти к следующему выводу. Комплаенс - это констатация соответствия нормативным требованиям, а юридические уловки - это один из способов обеспечения подобного соответствия. Именно такое соотно­шение рассмотренных категорий и предлагается использо­вать юридической науке.

Итак, в исследовании выяснена природа, сущность и осо­бенности юридических уловок в исламском праве; доказано, что нельзя отождествлять категории юридической уловки и фикции. Это совершенно разные по своему правовому значе­нию категории. Только через призму категории комплаенса возможно осмысление юридических уловок.

АЛЛАХВЕРДИЕВ Арман Хатаи оглы
магистр юриспруденции, аспирант кафедры коммерческого права Юридического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика