Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

О формах непосредственного участия населения в осуществлении местного самоуправления (на примере Кабардино-Балкарской Республики)

Успешному социально-экономическому развитию стра­ны, ее регионов и муниципальных образований способству­ет совершенствование местного самоуправления в контексте гармоничного сочетания публичной власти и современного гражданского общества, осуществляемого в рамках конститу­ционного принципа самостоятельного решения гражданами вопросов местного значения.

Выступая одним из значимых компонентов народовластия, местное самоуправление фор­мируется из общности граждан, проживающих в границах соответствующего муниципального образования.

Между органами публичной власти и обществом дол­жен быть выстроен долгосрочный диалог с вовлечением граждан в процесс выработки и принятия решений по во­просам определения стратегии развития муниципального образования. Такая концепция является залогом формирова­ния полноценного, самостоятельного и ответственного граж­данского общества. Однако, на современном этапе мы имеем дело с недостаточно высоким уровнем гражданской инициа­тивы, который становится значительной помехой в развитии местного самоуправления [4], [8].

Институт местного самоуправления в представлении россиян чаще всего фигурирует в качестве низового уровня государственной власти, но не как форма народовластия. Во­обще многими специалистами местное самоуправление рас­сматривается как составная часть государственной власти, ко­торое они так и называют - местные органы государственной власти. Есть и другая категория специалистов - противники первой теории, которые считают местное самоуправление формой организации догосударственного общества, которое появилось до образования государства. Отсюда, опроверга­ется идея об исключительно государственной природе мест­ного самоуправления. Так, формируется мнение о том, что в основе идеи местного самоуправления лежит демократи­зация власти в государстве, ее децентрализация в разумных пределах.

Среди зарубежных авторов часто можно встретить мне­ние о местном самоуправлении, как органе, возлагающем на себя часть административных функций в целях уменьшения нагрузки на органы государственной власти, с тем, чтобы дать последним возможность сосредоточить усилия на стратеги­ческих задачах общенационального значения и обеспечении условий для их решения.

По нашему мнению, более точным определением мест­ного самоуправления будет его дефиниция в качестве формы народовластия, с решающим участием населения городов и сел в организации местной жизни, т.е. так называемая про­лонгация государственной деятельности на местах.

Местное самоуправление, как форму народовластия, в нашей стране гарантируется Конституцией РФ, федеральны­ми законами и законами субъектов РФ, в которых излагается: самостоятельное и под свою ответственность решение насе­лением непосредственно и (или) через органы местного само­управления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций [1], [2]. Вследствие этого можно заключить, что местное само­управление является наиболее приближенным к населению муниципального образования уровнем публичной власти. Иными словами, это осознанно и самостоятельно созданный жителями муниципального образования народный орган для решения вопросов местного значения при реализации их активного участия.

Формы реализации местного самоуправления в качестве деятельности граждан по осуществлению народовластия от­ражены в Законе «Об общих принципах организации мест­ного самоуправления в РФ» [2]. Этот перечень носит откры­тый характер, и закон допускает применение и других форм непосредственного участия граждан в осуществлении мест­ного самоуправления. Пример HTML-страницы

Следует обратить внимание, что большая часть пере­численных форм осуществления местного самоуправления подразумевает высокий уровень гражданской активности социальной направленности в решении местных проблем. Если брать в сравнение активность граждан в процессе из­бирательных кампаний в 2019 и 2020 гг., то можно увидеть значительное снижение. Объяснением этому является небла­гоприятная эпидемиологическая обстановка, не располага­ющая к публичным мероприятиям. В целом же некоторые формы осуществления местного самоуправления в 2020-2021 гг. ни разу не применялись (например, отзыв депутатов вы­борных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления) [3], [8].

Если говорить о востребованности, то чаще всего при решении вопросов местного самоуправления использова­лись такие формы, как территориальное общественное са­моуправление и сельские старосты, роль которых с каждым годом только возрастает.

Выше мы отмечали о необходимости роста гражданской инициативы. Это необходимо для обеспечения потребно­стей и интересов населения. Низкая социальная активность граждан приводит к тому, что местное самоуправление де­терминируется в управление, осуществляемое с низкой эф­фективностью и самостоятельностью. В то же время муни­ципалитеты также не готовы делать обращения к населению как к равноправному партнеру, с их стороны не оказывается достаточная поддержка гражданских инициатив, а вместе с тем, не изъявляется желание оказать должное содействие ин­ститутам гражданского общества.

Однако, в ряде субъектов РФ и муниципальных образо­ваниях сегодня мы можем наблюдать некоторую тенденцию роста социальной активности граждан. Например, в Кабар­дино-Балкарской Республике одной из популярных форм непосредственного осуществления населением местного самоуправления является сход граждан, который на уровне подсознания воспринимается гражданами в качестве наи­более традиционной формы непосредственной демократии, уходящей своими корнями в глубину традиций титульных народов данной территории. Посредством схода граждан реализуется возможность коллективного обсуждения вопро­сов местного значения и принятия решений с личной актив­ностью граждан. На сходах чаще всего решаются назревшие проблемы, а также проводятся отчетные мероприятия о вы­полненной работе и достигнутых результатах местных орга­нов исполнительной власти и полиции [5].

Еще одной формой, пользующейся популярностью у жителей Кабардино-Балкарской Республики, является обра­щение граждан в органы местного самоуправления. Основ­ные вопросы обращений касаются социального обеспечения, предоставления жилищно-коммунальных услуг, здравоохра­нения и т.п.

Со своей стороны хотим отметить, что рассмотренная нами выше территориальное общественное самоуправление как одна из форм участия населения в осуществлении мест­ного самоуправления выступает способом самоорганизации граждан по месту их жительства для реализации собствен­ных инициатив по местным вопросам, не получившим до­статочного развития в Республике. Причиной тому служит недооцененность данной формы населением, а там, где мест­ное население проявляет должную активность при не мень­шей активной поддержке со стороны региональных органов власти и должностных лиц местного самоуправления, тер­риториальное общественное самоуправление развивается. Особенно это касается грантовых программ поддержки со­циальных проектов и предпринимательства на основе мест­ных инициатив. На наш взгляд расширение возможностей данного вида поддержки станет еще одной ступенью успеш­ной практики участия населения в местном самоуправлении.

Еще одной формой, подтвердившей свою эффектив­ность и жизнеспособность, является институт сельских старост. Роль сельского старосты сложно переоценить для общественной жизни поселений, поскольку они выполняют функции посредника между населением и органами местно­го самоуправления.

Таким образом, эффективное взаимодействие между органами публичной власти и обществом возможно только на основе вовлечения граждан в процесс выработки и приня­тия решений по вопросам определения стратегии развития муниципального образования.

В целом обобщая наше исследование, отметим, что местное самоуправление призвано для осуществления части административных функций в целях уменьшения нагрузки на органы государственной власти, с тем, чтобы дать послед­ним возможность сосредоточить усилия на стратегических задачах общенационального значения и обеспечении усло­вий для их решения. Улучшение качества жизни населения муниципальной территории является главной целью уча­стия граждан в осуществлении местного самоуправления. Для достижения указанной цели на законных основаниях могут применяться самые различные способы и формы уча­стия граждан. Конечно, уровень гражданской инициативы в нашей стране еще не достиг тех показателей, которые по­зволят говорить об их эффективности. Как отмечают сами граждане, проблема в данном случае заключается в новеллах Закона «Об общих принципах организации местного само­управления в РФ», лишь формально создающих условия для участия граждан в местном самоуправлении. Проанализиро­вав ситуацию в Кабардино-Балкарской Республике, мы уста­новили наиболее востребованные формы непосредственного народовластия, и пришли к выводу: для реализации форм непосредственной демократии требуется дальнейшее совер­шенствование муниципально-территориального устройства, нормативно-правового закрепления компетенций местного самоуправления и расширение форм взаимодействия с орга­нами государственной власти.

АБАЗОВ Андемиркан Борисович
кандидат юридических наук, доцент кафедры деятельности органов внутренних дел в особых условиях Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиала) Краснодарского университета МВД России, полковник полиции

ФАЙРУШИН Тимур Аликович
старший преподаватель кафедры огневой и тактико-специальной подготовки Уфимского юридического института МВД России, капитан полиции

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика