Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Особенности состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ

В статье с учетом материалов судебной практики, а также анализа теории уголовного права рассматриваются вопросы состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, основных его понятий, отражения в положениях Общей части УК РФ и совершенствования действующего уголовного законодательства.

Ключевые слова: «привилегированное» убийство, причинение смерти, «детоубийство», новорожденный, мать-роженица, психотравмирующая ситуация, примирение с потерпевшим.

БАБИЧЕВ Арсений Георгиевич
доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного права Казанского юридического института МВД России

BABICHEV Arseniy Georgievich

Ph.D. in Law, associate professor, professor of Criminal law sub-faculty of the Kazan Law Institute of the MIA of Russia

FEATURES OF THE CRIME PROVIDED BY ART. 106 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

In the article, taking into account the materials of judicial practice, as well as the analysis of the theory of criminal law, the issues of the corpus delicti under Art. 106 of the Criminal Code of the Russian Federation, its main concepts, reflection in the provisions of the General Part of the Criminal Code of the Russian Federation and improvement of the current criminal legislation.

Keywords: «privileged» murder, causing death, «infanticide», newborn, mother in childbirth, traumatic situation, reconciliation with the victim.

«Детоубийство» является специальным составом «при­вилегированного» убийства и характеризуется следующими особенностями: объект преступления - жизнь нарождающе­гося или новорожденного человека, потерпевшего от пре­ступления ребенка виновной, который на стадии родов на­ходился в положении «плода» будущего человека, или же после родов - в положении «новорожденного» ребенка; объ­ективная сторона преступления - убийство «нарождающего­ся» («во время родов») или «новорожденного» (вскоре «после родов») ребенка виновной; субъект преступления - мать- роженица, убивающая своего будущего или новорожденного ребенка «сразу же после родов» или в период его «новорож- денности»; субъективная сторона преступления - внезапный умысел, возникший в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, вызванного родами и усло­виями «психотравмирующей ситуации». Однако стержнем этой системы является психическое состояние виновной, вы­званное указанными в ст. 106 УК РФ [1, с. 71; 4, с. 209; 10, с. 132-133; 11, с. 473-474] «извинительными» обстоятельствами [3, с. 245].

Такая характеристика конструктивного признака соста­ва «детоубийства» и самого состава преступления, предусмо­тренного ст. 106 УК РФ, дает возможность правильно квали­фицировать и справедливо определить пределы уголовной ответственности виновной в случаях, когда специальный субъект «детоубийства» - мать-роженица достигла 14-лет­него, но не достигла 16-летнего возраста, или в тех случаях, когда убийство новорожденного совершает другое лицо по просьбе матери-роженицы. Полагаем, в первых случаях в действиях последней содержатся признаки убийства, пред­усмотренного только ст. 106 УК РФ, однако не достижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данное преступление, исключает уголовную ответственность виновной в таком убийстве. В последних случаях, когда из-за физического состояния или по другим причинам женщина- роженица сама не может убить своего нарождающегося или новорожденного ребенка и просит об этом отца ребенка, дру­гих близких или чужих людей, действия последних должны оцениваться как исполнение убийства, но не убийства, пред­усмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ [6, с. 471-473] (убийство... малолетнего), поскольку в буквальном смысле «новорожден­ный» это явно не «малолетний», тем более «нарождающий­ся» ребенок, а как исполнение «простого» убийства, если нет других квалифицирующих признаков убийства, а действия матери потерпевшего должны квалифицироваться с учетом того, что в ее действиях содержатся все признаки специаль­ного состава убийства, предусмотренного ст. 106 УК РФ, - по данной статье УК как посредственного исполнения именно этого «привилегированного» вида убийства [8, с. 63]. Пример HTML-страницы

Изучение судебной практики по делам о преступле­ниях, предусмотренных ст. 106 УК РФ, обнаруживает су­ществующую недооценку или ошибочную оценку всей системы обстоятельств, составляющих конструктивный признак этого вида «привилегированного» убийства, и частей этой системы, характеризующих специфические особенности элементов данного состава преступления, в процессе квалификации конкретных случаев убийства ма­терью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). Общим основанием уголовной ответственности по уголовному за­конодательству России является, как известно, совершение общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным за­коном (ст. 6 УК РФ). Однако при этом принцип вины или субъективного вменения содеянного лицу, его совершив­шему (ст. 5 УК РФ), указывает на то, что стержнем такой системы признаков (состава того или иного преступления) является психологическая деятельность лица, связанная с совершением преступления, или субъективная характери­стика деяния, а критерием дифференциации уголовной ответственности - субъективная опасность совершенного преступления.

В составе убийства, предусмотренного ст. 106 УК РФ, таким стержнем или критерием законодатель определя­ет (правда, недостаточно четко) состояние «оправданного» психического расстройства, не исключающего вменяемости и вызванного такими «извинительными» обстоятельствами, как роды и (или) иная психотравмирующая ситуация. При­чем последний психотравмирующий и криминогенный фак­тор может действовать, как до родов или во время родов, так и «сразу» после их окончания, и в более поздний послеродо­вой период (период «новорожденности» ребенка-потерпев- шего). Кроме того, в случае рождения близнецов, речь может идти об одном убийстве двух (или более) лиц, [2, с. 117] если оно совершалось по единому умыслу.

По делам рассматриваемой категории необходимо про­ведение судебно-психологической экспертизы, которая дает возможность суду правильно оценить и то, как прошедшие роды повлияли на психику виновной в сочетании с тяжелой жизненной обстановкой, сложившейся еще до родов в ее семье. Полагаем, не должно вызывать сомнения, что случаи «детоубийства» при обстоятельствах, когда виновная заранее к нему готовится, следует признавать убийством, совершен­ным при отягчающих ответственность обстоятельствах с уче­том при назначении виновной наказания таких, например, смягчающих обстоятельств, как «совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ) «явка с повинной» (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ) и т.п., а также с учетом обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ.

Отнесение законом рассматриваемого преступления к категории преступлений средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ) дает правоприменителю (по общим правилам) возможность освободить мать - убийцу от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ). Не­смотря на это, в судебной практике прекращение уголовного дела об убийстве, предусмотренном ст. 106 УК РФ, по ст. 25 УПК РФ («за примирением сторон») - скорее исключение, чем правило. Полагаем, что дела о таких преступлениях не должны подлежать прекращению в связи с примирением с потерпевшим по следующим основаниям:

  1. В результате убийства потерпевшим от преступле­ния является лишенный жизни новорожденный ребенок - по сути самый близкий субъекту преступления человек. Это тот «человек, которому в результате преступления при­чинен моральный, физический или имущественный вред» [7, с. 57]. В уголовном праве потерпевшим является чело­век или лицо, которому вред причиняется преступлением непосредственно. Это означает, что вредные последствия, входящие в объективную сторону преступления, являют­ся прямым следствием его совершения, непосредственным очевидным результатом взаимодействия преступника и жертвы, детерминирующего преступное деяние и его по­следствия, наступление которых означает превращение по­следней в потерпевшего. Если причиненный преступлением вред не есть необходимый первичный результат совершен­ного преступления, а есть его вторичное или многократное опосредованное и отдаленное следствие, то он не порождает потерпевшего, а его установление не служит процессуаль­ным основанием для признания жертвы потерпевшим [9, с. 39-40]. Близкие родственники лица, погибшего в результате преступного посягательства, в случае замены его в процессе, не становятся потерпевшими. Эти лица представляют инте­ресы потерпевшего, действуют его именем и могут быть при­знаны лишь его законными представителями [9, с. 39]. При этом, по справедливому замечанию Е.Е. Центрова, «сам факт причинения вреда лицу является основанием, чтобы считать его потерпевшим» [12, с. 33]. Иными словами, потерпевшим в составе убийства, предусмотренного ст. 106 УК РФ, является только новорожденный ребенок, т.е. только что родившийся человек, которого его мать умышленно лишает жизни после того, как она ему ее дала. О каких других потерпевших в уго­ловно-правовом смысле (а институт освобождения от уголов­ной ответственности в связи с примирением с потерпевшим является уголовно-правовым - ст. 76 УК РФ), можно еще го­ворить в таких случаях?!
  2. Любое убийство по своему характеру представляет собой особую опасность для общества в целом, а рассматри­ваемый его вид - также будущему человеческого общества, поскольку связан с его воспроизводством и охраной будущих членов общества;
  3. В ст. 76 УК РФ говорится об освобождении от уголов­ной ответственности в связи с примирением виновного с по­терпевшим. При этом необходимо, чтобы первый загладил вред, причиненный последнему. Но возможно ли все это в случаях оконченного убийства любого вида? Очевидно, нет.

«Примирение» означает «восстановление согласия мир­ных отношений между кем-нибудь» [7, с. 358]. Но, во-первых, «восстановление согласия» между убийцей и убитым невоз­можно изначально по известным причинам, а во-вторых, «восстановление согласия» между виновным и потерпевшим невозможно и потому, что оно наталкивается на невозмож­ность восстановления того невосполнимого и ничем не за­менимого блага, утраченного потерпевшим, - его жизни. В случае убийства, очевидно, можно лишь говорить не о при­мирении, ибо о каком примирении между живым и мертвым можно говорить, а о стремлении убийцы как-то «загладить причиненный вред». Иными словами, от всей конструкции основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренного ст. 76 УК РФ, остается лишь «заглажива­ние причиненного потерпевшим вреда», что само по себе, по вполне понятным причинам, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, освобождающего от уголовной от­ветственности. Это обстоятельство следует признавать лишь обстоятельством, смягчающим наказание, что и предусма­тривает законодатель в п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Высказанные нами соображения позволяют дать зако­нодателю следующие рекомендации по совершенствованию уголовного Законодательства РФ:

  1. Ст. 76 УК РФ целесообразно дополнить двумя приме­чаниями: в примечании 1 дать уголовно-правовое понятие потерпевшего как необходимой составной части системы со­става преступления с потерпевшим; в примечании 2 указать на недопустимость освобождения от уголовной ответствен­ности по данной уголовно-правовой норме лиц, совершив­ших убийство или иное умышленного посягательство на жизнь другого человека;
  2. Указанные примечания сформулировать в следующей редакции: «Примечание 1. Потерпевшим в уголовном пра­ве признается физическое лицо, которому непосредственно в результате совершения преступления причинен физиче­ский, имущественный или моральный вред.

Родственники потерпевшего и иные близкие ему лица могут быть признаны представителями потерпевшего от преступления в уголовном процессе»

«Примечание 2. Лицо, совершившее убийство или иное умышленное посягательство на жизнь другого человека, не может быть освобождено от уголовной ответственности по правилам, предусмотренным настоящей статьей».

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика