Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Обеспечение судебного сотрудничества по противодействию транснациональным финансовым преступлениям в Европейском Союзе в свете современных вызовов и угроз

Глобальная пандемия COVID-19 вызвала всплеск транснациональной финансовой преступности и негативно сказалась на эффективности судебного сотрудничества по уголовным делам государств-членов Европейского Союза.

В статье проведен анализ практической деятельности Агентства ЕС по сотрудничеству в области уголовного правосудия и Европейской судебной сети по уголовным делам в период пандемии COVID-19. Выявлены особенности применения механизмов взаимной правовой помощи и взаимного признания ЕС в новых реалиях. Рассмотрены направления модернизации судебного сотрудничества государств-членов ЕС по делам о транснациональных финансовых преступлениях.

Ключевые слова: финансовые преступления, Европейский Союз, ЕС, Евроюст, Европейская судебная сеть, цифровизация, судебное сотрудничество, Европейский ордер на арест, Европейский следственный ордер.

VODYANOV Andrey Viktorovich
Ph.D. in Law, Human rights and international law sub-faculty of the V. Ya. Kikot Moscow University of the MIA of Russia

ENSURING JUDICIAL COOPERATION IN COMBATING TRANSNATIONAL FINANCIAL CRIMES IN THE EUROPEAN UNION IN THE LIGHT OF MODERN CHALLENGES AND THREATS

The global COVID-19 pandemic has caused a surge in transnational financial crime and has had a negative impact on the effectiveness of judicial cooperation in criminal matters between the Member States of the European Union. The article analyzes the practical activities of the EU Agency for Criminal Justice Cooperation and the European Judicial Network in criminal matters during the COVID-19 pandemic. There are revealed the specifics of the application of the EU mechanisms of mutual legal assistance and mutual recognition in the new realities. The directions of modernization of the judicial cooperation of the EU member states in cases of transnational financial crimes are considered.

Keywords: financial crimes, European Union, EU, Eurojust, European Judicial Network, digitalization, judicial cooperation, European arrest warrant, European Investigation Order.

В период пандемии COVID-19 практическая деятель­ность Евроюста и Европейской судебной сети (далее - ЕСС) показала, что компетентные органы из государств-членов Европейского Союза (далее - Евросоюз, ЕС) сталкиваются с рядом трудностей при осуществлении судебного сотрудни­чества по уголовным делам. Эти проблемы стали следствием мер, принятых государствами-членами ЕС в целях борьбы с распространением COVID-19, и затронули применение всех правовых инструментов взаимного признания и взаимной правовой помощи по уголовным делам. Кроме того, беспре­цедентные социальные изменения, вызванные пандемией, создали для организованных преступных групп новые воз­можности для получения незаконной финансовой прибыли.

Новые правила, касающиеся применения строгих гиги­енических мер, принятые государствами-членами ЕС, соз­дали высокий уровень спроса на дезинфицирующие гели, защитные медицинские маски и перчатки. В этой связи из проанализированных дел были выявлены два наиболее ча­стых метода совершения преступлений, применяемых ор­ганизованными преступными группами. Во-первых, созда­вались веб-сайты фиктивных предприятий, предлагающих средства защиты для продажи и доставки. Перед отправкой заказанного товара запрашивался авансовый платеж, в ре­зультате клиенты отправляли платежи на банковские счета, контролируемые преступниками. Второй метод преступной деятельности заключался в краже информации о существу­ющих производителях средств защиты. Злоумышленники связывались с аптеками под видом представителей извест­ных производителей или создавали веб-сайты, похожие на веб-сайты таких производителей, затем потерпевшие разме­щали заказы и отправляли платежи преступникам [12, с. 21].

Мошенничество в отношении государственных субси­дий, выделенных на борьбу с COVID-19, осуществлялось в основном посредством попыток перенаправить деньги, пред­назначенные для поддержки и компенсаций людям, постра­давшим от пандемии, на банковские счета преступников. Подозреваемые создавали мошеннические веб-сайты, ими­тирующие порталы, через которые заявители могли запра­шивать соответствующие средства. Основная цель состояла в том, чтобы получить доступ к данным для входа в систему и учетным данным заявителей, которые впоследствии исполь­зовались для перенаправления субсидий на подставные бан­ковские счета [12, с. 22].

В 2021 г. Евроюст в практической деятельности также столкнулось со значительным количеством преступлений, затрагивающих финансовые интересы ЕС, мошенничества в отношении налогов на добавленную стоимость и инвести­ций, отмывания денег, коррупции, а также преступлений против интеллектуальной собственности [11, c. 42].

Пандемия создала определенные препятствия для су­дебного сотрудничества государств-членов ЕС по делам о транснациональных финансовых преступлениях.

В рамках применения Европейского ордера на арест (далее - ЕОА) дела Евроюста и ЕСС можно разделить на три основные категории, в зависимости от того, какое положение Рамочного решения Совета ЕС от 13 июня 2002 г. «Об Евро­пейском ордере на арест и последующих процедурах между государствами-членами ЕС» применяется. В частности, эти дела касались применения п. 2 ст. 15, ст. 17 и ст. 23 соответ­ствующего инструмента [3].

Во-первых, меры, связанные с пандемией, и общая не­определенность в отношении функционирования судебных систем в государствах-членах ЕС привели к тому, что испол­нительным органам пришлось чаще связываться с органами, выдающими ЕОА, для запроса дополнительной информа­ции (п. 2 ст. 15). Запросы исполнительных органов чаще всего касались подробностей, касающихся ситуации с пандемией в государстве выдачи и ее влияния на процедуру выдачи, а так­же мер, применяемых в отношении возможного карантина и медицинского обслуживания запрашиваемого лица после его/ее ареста.

Во-вторых, практика Евроюста и ЕСС выявила, что су­дебные органы, исполняющие запросы, ввиду осведомленно­сти о препятствиях, связанных с пандемией, стремились ин­формировать органы, выдавшие решения об ЕОА, о том, что сроки, предусмотренные Рамочным решением об ЕОА, не могут быть соблюдены (ст. 17). В ряде случаев исполнитель­ные органы объясняли, что загруженность судебных органов в сочетании с ограничительными мерами приведет к тому, что окончательное решение об исполнении ЕОА не может быть принято вовремя. Пример HTML-страницы

В-третьих, соответствующий анализ практической де­ятельности отразил, что пандемия, особенно на начальных стадиях, оказала серьезное влияние на заключительный этап процедуры ЕОА - физическое доставление запрашиваемого лица в государство-член ЕС, выдавшее ЕОА. В связи с тем, что процедуры доставления были невозможны, органы выдачи и исполнения зачастую вели переговоры с целью установления новых дат доставления в соответствии с правилами, изло­женными в ст. 23 Рамочного решения об ЕОА. Однако такие переговоры часто были громоздкими и выявляли отсутствие единого толкования права ЕС в отношении применимости п. 3 ст. 23 (отложенная передача в связи с форс-мажорными обстоятельствами) и п. 4 ст. 23 (отсрочка выдачи по гумани­тарным соображениям). Другой проблемный аспект заклю­чался в отсутствии общего понимания взаимосвязи между этими двумя пунктами ст. 23.

Правовая неопределенность в отношении мер, связан­ных с пандемией, вызвала дополнительные вопросы относи­тельно того, обеспечивает ли ст. 23 надлежащую правовую основу для содержания запрашиваемого лица под стражей в возникших условиях, а также в отношении применения п. 5 ст. 23, который предусматривает, что запрошенное лицо должно быть освобождено из-под стражи в течение десяти дней с даты отложенной выдачи. Несмотря на препятствия, механизм ЕОА оставался эффективным и в большинстве слу­чаев выдача запрашиваемого лица осуществлялась после со­гласования новой даты [13].

Резкие изменения в повседневной работе судебных ор­ганов во всех государствах-членах ЕС из-за ограничительных мер, связанных с COVID-19, включая прекращение оказания государственных услуг и сокращение рабочего времени, вы­звали сомнения в эффективности выполнения Европейского следственного ордера (далее - ЕСО) [6] и запросов о взаим­ной правовой помощи [1; 7]. В большинстве случаев пробле­мы касались разъяснений относительно возможностей и ме­тодов проведения допросов свидетелей (включая слушания в режиме видеоконференции) или обысков домов испол­нительными органами. Хотя выполнение соответствующих инструментов все же было возможно, во многих случаях го­сударства-члены ЕС были готовы применять их только при срочных и чрезвычайных обстоятельствах.

Касаемо средств передачи ЕСО и запросов о правовой помощи, большинство государств используют электронную передачу запросов (т.е. по электронной почте) как наиболее эффективное средство в текущей ситуации. В одном случае сообщалось о большом количестве запросов на электрон­ные доказательства. На юридический процесс получения электронных доказательств также повлияли как введенные во время пандемии ограничения, так и факт удаленной рабо­ты, что привело к приоритизации таких запросов по прин­ципу срочности / тяжести преступления. Ситуация привела к выделению специального персонала и адреса электронной почты, позволяющего быстрее передавать соответствующие запросы электронных доказательств. Сотрудничество через Евроюст и ЕСС во многих случаях облегчило передачу ЕСО и запросов о правовой помощи, обмен информацией и опре­деление компетентного органа-исполнителя.

Хотя во многих государствах ситуация с ордерами на замораживание [4; 8] и конфискацию [5; 8] не изменилась, некоторые опирались на приоритетность при выдаче серти­фикатов о взаимном признании таких видов ордеров в экс­тренных случаях.

За последнее десятилетие совместные следственные группы [2] (далее - ССГ) стали часто используемым инстру­ментом судебного сотрудничества между государствами-чле­нами ЕС. Эффективное сотрудничество участников ССГ тре­бует частого взаимодействия и регулярных встреч с целью согласования общей стратегии расследования и планирова­ния дней совместных действий. Меры, связанные с COVID-19, негативно повлияли на сотрудничество ССГ и привели к задержкам в планировании и выполнении совместных опе­раций. По той же причине были отменены или перенесены встречи членов ССГ, которые были запланированы на ранних стадиях пандемии [14].

Несмотря на меры и ограничения, введенные в связи с пандемией COVID-19, агентство Евроюст продолжало функ­ционировать в полном объеме, перейдя на удаленную ра­боту в целях обеспечения своей основной деятельности. В результате координационные встречи и координационные центры, организованные Евроюстом, при необходимости проводились с использованием безопасной онлайн-комму- никационной платформы.

Таким образом, пандемия COVID-19 показала, что форс­мажорные обстоятельства могут серьезно повлиять на надле­жащее функционирование систем правосудия государств-членов ЕС, что обусловливает необходимость цифровизации международного судебного сотрудничества государств-чле­нов ЕС. В связи с чем Европейская комиссия 1 декабря 2021 г. инициировала предложение для принятия Регламента Европейского парламента и Совета о цифровизации судеб­ного сотрудничества и доступа к правосудию по трансгра­ничным гражданским, коммерческим и уголовным делам [9]. Инструмент позволит обеспечить судебное сотрудничество государств-членов ЕС посредством электронных инструмен­тов, включая использование видеоконференцсвязи на устных слушаниях по трансграничным уголовным делам, цифровой передачи запросов, документов и данных. Помимо того, бу­дет обеспечено цифровое сотрудничество Евроюста и наци­ональных компетентных органов посредством безопасных электронных каналов связи, что позволит Евроюсту устанав­ливать связи между делами о транснациональных финан­совых преступлениях и оперативно координировать необ­ходимые следственные действия и запросы. Также Евроюст сможет использовать систему цифрового обмена электрон­ными доказательствами (e-EDES) Европейской комиссии, которая позволит осуществлять эффективное исполнение ЕСО. Также Еврокомиссия инициировала предложение для принятия Регламента Европейского парламента и Совета ЕС для учреждения совместной Платформы для поддержки функционирования ССГ [10], что упростит деятельность ССГ и позволит быстро и безопасно обмениваться информацией и доказательствами посредством электронных каналов ком­муникации для совместного управления следственными дей­ствиями.

ВОДЯНОВ Андрей Викторович
кандидат юридических наук, кафедра прав человека и международного права Московского университета МВД России имени В. Я. Кикотя

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика