Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Штраф как вид наказания за преступления в сфере предпринимательской деятельности по уголовному кодексу Республики Таджикистан

Одной из важных проблем, возникающих при назначе­нии наказаний за преступления в сфере предприниматель­ской деятельности, является выбор меры, соответствующей ха­рактеру и степени общественной опасности рассматриваемых преступлений.

В отношении преступлений против личности сложно ставить вопрос о соответствии уголовного наказания совершенному общественно опасному деянию, т.к. невоз­можно измерить причиненный вред жизни, здоровью, чести, достоинству и другим охраняемым личностным благам. Что касается рассматриваемых преступлений, то достаточно оче­видным «мерилом» наказания за их совершение может высту­пать величина материального ущерба.

Мы приветствуем решения нашего законодателя относи­тельно расширения пределов назначения штрафа и других на­казаний, не связанных с лишением свободы, по так называемым «преступлениям экономического характера». В соответствии с ч.  6 ст. 49 Уголовного кодекса Республики Таджикистан (далее - УК РТ), в случае совершении лицом преступлений, предус­мотренных статями 245, 246, 247, 251, 253, 255, 256, 257, 258, 259, 259, 260, 263, 264, 265, 266, 268, 270, 271, 273, 274, 276, 277, 278, 285, 286, 287, 291, 292, 293, 295, 340, части 1 ст. 289, частями 1 и 2 ст. 388, ему назначается наказание в виде штрафа или другое наказание, не связанное с лишением свободы, предусмотрен­ное в санкциях указанных статей, если в действиях виновного лица отсутствуют некоторые отягчающие признаки составов преступлений (как опасный рецидив, особо опасный рецидив, применение насилия или угроза применении насилия, при­чинение смерти или тяжкого вреда здоровью человека и т.д.) и если виновный до вынесения судебного приговора полностью возместит материальный ущерб.

В ч. 7 ст. 49 УК РТ в случае совершения лицом преступле­ний, предусмотренных статьями 314 (за исключением случаев, повлекших за собой смерть или причинения тяжкого вреда здоровью человека), 315, 316 (за исключением пунктов «а» и «б» части 3 и случаев, повлекших за собой смерть или при­чинения тяжкого вреда здоровью человека), 318, 322 (за исклю­чением случаев, повлекших за собой смерть или причинения тяжкого вреда здоровью человека), 323, 340, ч. 1 и 2 и 391 части 1 УК РТ, если они связаны с совершением преступлений, пред­усмотренных частью 6 настоящей статьи, наказание назначает­ся в порядке, установленном частью 6 настоящей статьи.

В соответствии с ч. 8 ст. 49 УК РТ, в случае полного возме­щения осужденным материального ущерба после вынесения судебного приговора за совершение преступлений, предусмо­тренных, частями 6 и (или) 7 настоящей статьи, назначенное наказание в виде лишения свободы, заменяется судом, вынес­шим приговор, или судом по месту исполнения наказания или вышестоящим судом на наказание в виде штрафа.

В п. 9 ст. 49 УК РТ определено, что в случае злостного уклонения от уплаты штрафа или невозможности уплатить штраф, наложенный виде основного наказания или изменен­ный на этот вид наказания в порядке, предусмотренном частя­ми 6,7 и (или) 8 настоящей статьи, суд заменяет наказание в виде штрафа (или его неоплаченную часть) на наказание в виде лишения свободы. В случае замены наказания в виде штрафа на наказание в виде лишения свободы или наказание в виде лишения свободы на наказание в виде штрафа, сроки и раз­мер данных видов наказания не должны быть выше или ниже максимального или минимального пределов, установленных соответствующими статьями особенной части УК РТ с учетом выполненной части отбытого наказания.

Следует согласиться с Б. С. Кадниковым и Б. Н. Коробец в том, что «...в целом штраф как вид наказания, безусловно является необходимым и достаточно мощным инструментом с точки зрения видов наказания, в том числе, уголовного». Во-первых, штраф как вид наказания является показателем гуманизации законодательства, влияет, в частности, на умень­шение числа лиц, находящихся в местах лишения свободы, и соответственно, позволяет исключить в определенных случа­ях необходимость для лиц, осужденных, в частности, за пре­ступления, совершенные впервые, отбывать наказание в виде лишения свободы с лицами, осужденными соответственно за тяжкие и особо тяжкие преступления. Во-вторых, за счет штрафов определенным образом происходит пополнение бюджета, средства из которого могут быть направлены на раз­личные нужды. В-третьих, очень большое значение штрафа в качестве вида наказания имеет и с точки зрения погашения судимости. Исходя из этого, можно заключить что штраф как вид наказания, при продуманном подходе для возможности и целесообразности его применения, является вполне эффек­тивным инструментом, положительно влияющим на самые разные сферы жизни общества и государства.

Таким образом, если виновный до вынесения судебного приговора полностью возместить материальный ущерб, при­чиненный в ходе совершения преступления в сфере предпри­нимательской деятельности, ему назначается наказание в виде штрафа или другое наказание, не связанное с лишением сво­боды. Однако, кроме штрафа в санкциях норм об уголовной ответственности за рассматриваемые преступления законода­тель не предусматривает другого альтернативного лишению свободы вида наказания, что вызывает ряд вопросов.

Следует отметить, что между штрафом и лишением сво­боды в системе наказаний (ст. 47 УК РТ) располагаются меры, не связанные с лишением свободы: лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной де­ятельностью, лишение воинских званий, дипломатических рангов, званий, специальных чинов, государственных наград и почетных званий Таджикистана, обязательные работы, испра­вительные работы и ограничение свободы.

Возьмем к примеру ч. 1 ст. 258 УК РТ «Воспрепятствова­ние законной предпринимательской деятельности», предус­матривающую безальтернативную санкцию - данное престу­пление наказывается только штрафом в размере от двухсот пятидесяти, до трехсот шестидесяти пяти показателей для расчетов. При уклонении от уплаты штрафа или невозмож­ности его уплаты возникают определенные сложности, т.к. в случае замены наказания в виде штрафа на наказание в виде лишения свободы, исходя из ч. 9 ст. 49 УК РТ, сроки лишения свободы не должны быть выше или ниже максимального или минимального пределов, установленных соответствующими статьями особенной части настоящего Кодекса, т.е. такая за­мена возможна только в случаях присутствия лишения сво­боды в санкциях нормы. Санкция ч. 1 ст.258 УК РТ не пред­усматривает лишения свободы, поэтому при уклонении от уплаты штрафа оно заменяется в соответствии ч. 5 ст. 49 УК РТ исправительными работами или ограничением свободы в соответствии размеру назначенного штрафа в пределах, пред­усмотренных УК РТ для этих видов наказания. Полагаю, что отсутствие в санкциях норм промежуточных по строгости на­казаний препятствует определению судом конкретного вида наказания с учётом принципов справедливости и индивиду­ализации. Как отмечает Т. В. Непомнящая, любое преступле­ние обладает типовой общественной опасностью, и она не мо­жет «расползаться» от штрафа (наименее сурового наказания) до лишения свободы (наиболее сурового наказания).

Карательный элемент штрафа как вида наказания заклю­чается в имущественном воздействии на преступника, при этом штраф - самое мягкое в системе наказаний, предусмо­тренной ст. 47 УК РТ. Мы не можем согласиться с высказыва­нием И. А. Нечаевой о том, что «.преобладание штрафов в санкциях УК может привести к тому, что богатые люди будут избегать заслуженных наказаний». Напротив, на наш взгляд, за преступления в сфере экономической деятельности штраф должен применяться шире, как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания. В. Н. Бурлаков и Н. И. Пряхина считают, что «.к «белому воротничку», в первую очередь, применяют экономические санкции, поскольку он к ним более чувствителен, ведь для него экономическое цен­ности становится мерилом других жизненных благ, включая личную свободу, которую он рискует потерять ради облада­ния незаконной имущественной выгодой».

Однако, в главе 27 УК РТ мы сталкиваемся с совершенно необоснованно низкими размерами штрафа, установленного законодателем за совершение преступлений в сфере предпри­нимательской деятельности: от ста шестидесяти до пятисот сорока семи (ч. 2. ст. 258 УК РТ), от трехсот шестидесяти пяти до пятисот сорока семи (ч. 1 ст. 259 УК РТ), от пятисот сорока семи до девятисот (ч. 2 ст. 259), от двухсот пятидесяти до трех­сот шестидесяти пяти показателей для расчётов (ч. 1 ст. 2591 УК РТ) и т.д. Указанная проблема обостряется в связи с бур­ным развитием экономических отношений в нашем обществе и в связи с тем, что преступления в сфере предприниматель­ской деятельности наносят огромный вред, как отдельным хо­зяйствующим субъектам, так и повлиять на работу предпри­ятий государственного сектора. Очевидно, что ущерб, который может быть причинен в результате совершения рассматрива­емых преступлений, явно не соответствует размеру штрафа. В соответствии с примечанием к ст. 259 УК РТ, в статьях 258, 259 и 2591 УК РТ под понятиями дохода или ущерба в крупном размере понимается доход или ущерб, который превышает одну тысячу показателей для расчетов, и под понятием дохода в особо крупном размере понимается доход, сумма которого превышает две тысячи показателей для расчетов. Так, напри­мер, в соответствии с ч. 1 ст. 259 УК РТ в случае извлечения до­хода в крупном размере (т.е. если он превышает одну тысячу показателей для расчетов, это 50000 сомони) штраф установ­лен в размере до пятисот сорока семи показателей для расчё­тов до 27350 сомони. На основании ч. 1 ст. 2591 УК РТ, в случае причинения крупного ущерба (т.е. если он превышает 50000 сомони) штраф установлен в размере до 18250 сомони и т.д.

На наш взгляд, размеры штрафа за совершение престу­плений в сфере экономической деятельности явно занижены. Как правильно отмечает Т. В. Непомнящая, «...штраф как вид наказания, имеющий чисто экономическое содержание, дол­жен делать совершение преступлений в сфере экономической деятельности невыгодным». Для этого необходимо внести изменения в ст. 49 УК РТ и установить штраф за совершение преступлений в сфере экономической деятельности в размере, кратном причиненному преступлением ущербу. При этом в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он должен заменяться иным наказанием, в том числе и лишением свободы, только для того, чтобы стимулировать осужденных оплачивать штраф во­время.

Использование такой конструкции наказания, как крат­ный штраф, вызывает споры в науке уголовного права, в первую очередь, это аргументы о неисполнимости такого наказания. В случае злостного неисполнения кратный штраф заменяется более строгим видом наказания из санкции соответствующей статьи, также может быть применено лишение свободы. Исхо­дя из этого, вполне справедливым станет решение о наличии в качестве альтернативы кратному штрафу в санкциях престу­пления в сфере предпринимательской деятельности лишения свободы и о замене на него наказания в виде штрафа в случаях злостного уклонения от его уплаты.

Таким образом, в целях реализации принципа справед­ливости при назначении наказания за преступления в сфере предпринимательской деятельности в Республике Таджики­стан приоритет следует отдавать штрафу, размер которого должен быть увеличен и установлен с учетом кратности при­чиненному преступлением ущербу. Кроме того, санкции за совершение рассмотренных преступлений должны быть аль­тернативными и кумулятивными.

САФАРЗОДА Анвар Ислом
кандидат юридических наук, заведующий кафедрой уголовного права юридического факультета Таджикского национального университета, доцент


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.