Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Модели расчетного правоотношения с использованием цифрового рубля в режимах онлайн и офлайн

Масштабная трансформация классических форм обще­ственных отношений в цифровые, связанная с националь­ными целями развития Российской Федерации, а также задачи по максимальной интеграции важнейших отраслей экономики, социальной сферы, государственного управ­ления в цифровую среду, обусловили поиск и появление цифровых решений в сфере новых форм расчетов и средств платежа.

Именно таковым средством, циркулирующим в цифровой среде, является цифровая валюта Центрального банка. Позиция Банка России в отношении вопроса циф­ровой валюты Центрального банка Российской Федерации представлена, в частности, в докладе для общественных кон­сультаций «Цифровой рубль», где цифровая национальная валюта определяется как еще одна форма денег, приравнен­ная к наличным и безналичным деньгам2. Анализ понятия цифровой валюты Центрального банка не ставился в качестве цели настоящей статьи, в связи с этим, автор не останавли­вается на данном вопросе. Рассмотрению подлежит модель расчетного правоотношения, возникающего в цифровой сре­де с использованием цифрового рубля.

Банк России3 предлагает реализовать двухуровневую розничную модель цифрового рубля. Ключевые особенно­сти данной модели состоят в том, что эмитентом цифрово­го рубля выступает Банк России, при этом цифровой рубль является безусловным обязательством Банка России. Именно это условие будет отличать цифровой рубль, например, от криптовалюты.

В настоящее время Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»[1] не содержит положений, которые предусматривали бы правила и пред­ставляли возможность Центральному банку создавать обя­зательств в виде цифровых валют[2]. Вместе с тем, Федераль­ный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» закрепляет положение о том, что валютой Российской Федерации (официальной денежной единицей) является рубль[3]. Таким образом, в Российской Федерации в настоящее время статус валюты закреплен за банкнотами и монетами, эмитированными Банком России. При этом, рос­сийская валюта выражена в официальной денежной едини­це, наделенной статусом «законного платежного средства». Данное обстоятельство является ключевым фактором валю­ты, а именно дает право должнику исполнять денежные обя­зательства, передавая валюту кредитору.

Функционирование цифрового рубля планируется с ис­пользованием платформы цифрового рубля в двух режимах: онлайн и офлайн. При этом, использование режима онлайн предполагается в случаях открытия и пополнения кошель­ка клиентом (физическим или юридическим лицом)[4], при необходимости доступа клиента к цифровому кошельку, а также перевода средств между кошельками клиентов, при расчете цифровыми рублями при покупке товаров, в случа­ях перевода цифровых рублей с онлайн кошелька на офлайн кошелек. Режим офлайн предполагает платежи цифровыми рублями, когда отсутствует доступ к сети интернет.

Кошельки клиентов в цифровых рублях размещаются на специальной платформе цифрового рубля, на которой может быть открыт один кошелек одному клиенту. Доступ к цифровому кошельку может быть осуществлен клиентом через приложение кредитной организации, в которой у него открыт счет.

Зачисление цифровых рублей на кошелек клиента будет являться результатом списания безналичных средств со счета клиента в соотношении один к одному.

Рассмотрев техническую сторону функционирования цифрового рубля, перейдем непосредственно к описанию новых механизмов оборота цифровых рублей, которые так­же требуют осмысления.

Следует различать два режима циркуляции цифрового рубля. Это расчет цифровыми рублями при совершении по­купок с использованием цифровых рублей онлайн и офлайн. Пример HTML-страницы

В случае совершения платежей цифровыми рублями онлайн происходит следующий механизм их оборота. У субъекта хозяйственной деятельности на платформе циф­рового рубля открыт цифровой кошелек. Для совершения платежа клиенту в рамках мобильного приложения кредит­ной организации, в которой у него открыт счет, необходи­мо считать QR-код или иной идентификатор, содержащий информацию о платеже. После подтверждения клиентом (должником) своего распоряжения на совершение платежа (списания цифровых рублей) осуществляется перевод циф­ровых рублей на платформе цифрового рубля и зачисление их на цифровой кошелек клиента-кредитора. Таким обра­зом, циркуляция цифровых рублей происходит исключи­тельно на платформе цифрового рубля, информация о запи­сях остатков цифровых рублей содержится исключительно на цифровом кошельке клиента-должника и цифровом ко­шельке клиента-кредитора, при этом, балансы кредитных организаций остаются прежними.

Возникает проблема определения правовой природы такого расчетного правоотношения, поскольку расчет осу­ществляется в виде транзакции, совершенной на платформе цифрового рубля. С одной стороны, можно сделать вывод о том, что расчет цифровым рублем можно отнести к безна­личным расчетам. Однако, целью безналичных расчетов яв­ляется перераспределение долгов между кредитными орга­низациями, которые образовались у них перед клиентами в силу договоров банковского счета. В рамках осуществления перевода цифровых рублей на платформе цифрового рубля, представляется, что договором банковского счета действия кредитной организации ограничены открытием цифрового кошелька на платформе цифрового рубля, конвертацией безналичных денежных средств в цифровые рубли, отправле­нием уведомлений о списании цифровых рублей с цифрово­го кошелька, а также обеспечением работы мобильного при­ложения, посредством которого клиент-должник дает банку распоряжение на осуществление перевода цифровых рублей на платформе цифрового рубля. Сам же перевод цифровых рублей происходит исключительно в рамках специальной платформы цифрового рубля. С другой стороны, Л. Ново­селова отмечает, что следует учитывать тот факт, что «циф­ровой рубль не является вещью, материальным объектом, он может быть отнесен к безналичным деньгам. Последнее по­нятие используется в законодательстве, но нигде не раскры­вается. Содержание понятия безналичных денег сформиро­вано в юридической литературе и может быть расширено с учетом появления новых технологий, обеспечивающих про­ведение платежей» [1].

В этой связи, учитывая цифровой базис рассматриваемых правоотношений, можно предположить, что правовая приро­да расчетов цифровыми рублями онлайн может иметь в своей основе безналичный расчет, но с оговоркой на цифровой эле­мент. Кредитная организация клиента-должника (плательщи­ка) осуществляет перевод цифровых рублей с его кошелька на кошелек клиента-кредитора (получателя). В юридическом смысле уменьшение цифровых рублей на цифровом кошель­ке клиента-должника и увеличение цифровых рублей на циф­ровом кошельке клиента-кредитора является юридическим механизмом изменения правового состояния двух кредиторов (клиента-должника и клиента-кредитора), когда по отношению к одному из них объем прав требования к кредитной органи­зации увеличивается, а по отношению к другому объем прав требования уменьшается. Здесь необходимо сделать оговорку, что под объемом права требования имеется ввиду обязанность кредитной организации по конвертации цифровых рублей в безналичные денежные средства. Можно предположить, что моментом исполнения обязательства является момент зачисле­ния цифровых рублей на онлайн кошелек клиента-кредитора.

Платежи цифровыми рублями офлайн осуществляются без доступа к сети интернет, при помощи заранее созданно­го плательщиком и получателем цифровых кошельков, раз­мещенных на мобильном устройстве. Перемещение цифро­вых рублей между онлайн кошельком (расположенном на специальной платформе цифрового рубля) и кошельком на мобильном устройстве будет происходить при подключении к сети интернет. Таким образом, для совершения платежей цифровыми рублями офлайн, плательщик заранее должен перевести цифровые рубли между кошельками. Офлайн переводы будут доступны для расчетов между физическими лицами, между физическими и юридическими лицами.

Сама процедура офлайн перевода планируется выпол­няться при помощи беспроводной передачи данных неболь­шого радиуса действия, например, по каналу Bluetooth. В случае достаточного количества цифровых рублей в кошель­ке плательщика осуществляется перевод необходимой сум­мы на офлайн кошелек получателя. В этом контексте можно вести речь о том, что моментом исполнения обязательства при расчете цифровыми рублями с использованием офлайн перевода является момент зачисления цифровых рублей на офлайн кошелек получателя.

Возникает проблема определения правовой природы расчетного правоотношения, когда расчет осуществляется между плательщиком и получателем цифровыми рублями офлайн. Значимым является вопрос аналогии офлайн пла­тежей цифровыми рублями и платежам наличными деньга­ми. Полагаем, что говорить о полном сходстве расчетов циф­ровыми рублями офлайн с наличными деньгами не совсем представляется возможным. Во-первых, в офлайн платежах цифровым рублем присутствует технологический элемент перевода. Расчет наличными напоминает только «передача» цифровых рублей (имеется в виду перевод платежа напря­мую получателю, без посредника, по каналу Bluetooth). Во- вторых, при совершении таких платежей можно говорить об относительной конфиденциальности расчетов, поскольку ввиду отсутствия интернет соединения передача данных о транзакциях третьей стороне не осуществляется.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что в случае совершения платежей с использованием цифровой валюты Центрального банка - цифрового рубля, изменяется модель расчетных правоотношений, направленная на исполнение обязательства должника перед кредитором. Это выражается в следующем:

  1. Появляется платежная услуга, осуществляемая в фор­ме цифровых платежей.
  2. Механизм осуществления платежей онлайн и плате­жей офлайн различается. В основе онлайн платежей цифро­выми рублями лежит базис безналичного расчета, но с ого­воркой на цифровой элемент и права требования, которые выражены в обязательстве кредитной организации перед клиентом по конвертации цифровых рублей в безналичные денежные средства. В основе офлайн платежей цифровыми рублями лежит процедура их перевода между кошельками на мобильных устройствах при помощи беспроводной пере­дачи данных небольшого радиуса действия, напоминающая платеж наличными деньгами, но таковой не являющаяся.
  3. Возникает новый объект расчетного правоотношения - цифровой рубль.

ШИЛЬДИНА Мария Васильевна
преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Российского экономического университета имени Г. в. Плеханова

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика