Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Принцип добросовестности в поведенческом надзоре Банка России: проблемы и пути развития

В статье исследованы цели появления поведенческого надзора Центрального банка Российской Федерации.

Рассмотрены основные направления и проблемы осуществления поведенческого надзора Банка России. Выявлена проблема недостаточности правового регулирования в области противодействия недобросовестным практикам. Автором предложены пути развития в указанном направлении в виде закрепления принципа добросовестности на финансовом рынке, а также приведены доводы о необходимости разработки стандартов, устанавливающих нормы поведения субъектов финансового рынка.

Ключевые слова: Центральный банк Российской Федерации, Банк России. Поведенческий надзор, принцип добросовестности, стандарты поведения на финансовом рынке.

ЛИТОВКО Андрей Сергеевич
аспирант департамента международного и публичного права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

LITOVKO Andrey Sergeevich
postgraduate student of the International and Public Law Department of the Financial University under the Government of the Russian Federation

THE PRINCIPLE OF GOOD FAITH IN THE BEHAVIORAL SUPERVISION OF THE BANK OF RUSSIA: PROBLEMS AND WAYS OF DEVELOPMENT

The article examines the objectives of the emergence of behavioral supervision of the Central Bank of the Russian Federation. The main directions and problems of behavioral supervision of the Bank of Russia are considered. The problem of insufficiency of legal regulation in the field of countering inequitable practices is revealed. The author proposes ways of development in this direction in the form of consolidating the principle of good faith in the financial market and provides argumentation about the necessity of developing standards which establish behavioral regulation of financial market entities.

Keywords: the Central Bank of the Russian Federation, the Bank of Russia, behavioral supervision, the principle of good faith, the standards of behavior in the financial market.

Банк России, проводя политику по обеспечению до­ступности финансовых услуг для населения и субъектов малого и среднего предпринимательства, многократно отмечал, что активное участие честного капитала в эко­номике - это основа развития финансового рынка. Дан­ный подход подтверждается перуанским экономистом исследователем теневой экономики Эрнандо де Сото [1], но несмотря на четкое представление о необходимости указанного мы наблюдаем низкую активность физиче­ских лиц, колоссальное недоверие к финансовым инсти­тутам [2]. Одной из причин, на наш взгляд и на взгляд отдельных исследователей, является слабый уровень до­верия к участникам финансового рынка в связи с частыми нарушениями и злоупотреблениями профессиональных участников рынка. Например, в 2021 году в Банк России направлено 250,5 тысяч жалоб[1] на действия субъектов фи­нансового рынка.

Укрепление законности и доверия потребителей на финансовом рынке одна из основных задач по развитию финансового рынка[2] [3]. Необходимость совершенствования конкуренции на финансовом рынке, обеспечения защиты прав потребителей финансовых услуг, укрепления дове­рия к финансовому рынку обусловили становление ин­ститута поведенческого надзора.

Поведенческий надзор - это новелла в деятельно­сти Банка России. Поведенческий надзор направлен на создание условий, в которых участники финансового рынка будут вынуждены предоставлять потребителю ис­черпывающую информацию о приобретаемом продук­те и предлагать потребителю те продукты, которые ему действительно нужны и которыми они смогут правильно пользоваться. Иными словами - не навязывать потреби­телю то, что создает для него повышенные риски. Пове­денческий надзор призван не только повысить удовлетво­ренность потребителя финансового сектора, но и помочь потребителю сделать правильный конкурентный выбор в пользу наилучшего предложения продукта [3].

Таким образом, поведенческий надзор направлен на то, чтобы при регулировании отношений в случае откло­нения участников рынка от ожидаемых добросовестных правовых практик их поведение могло быть скорректиро­вано Банком России.

Поведенческий надзор осуществляется в двух направ­ления деятельности:

  • первая группа связана с нарушением законода­тельства Российской Федерации - неправомерное исполь­зование персональных данных, мошенничество, продажа одних финансовых продуктов под видом других и др.;
  • вторая группа отношений состоит из недобросо­вестных практик - недобросовестное убеждение, сокры­тие необходимых сведений, навязывание необязательных услуг. К примеру - связывание условий получения фи­нансовой услуги с дополнительными условиями, пред­ложение финансовых продуктов заведомо сложных для потребителя, при этом исключается ответственность про­фессионального участника рынка.

Первая группа отношений в процессе осуществления надзора требует применения юридической ответствен­ности к нарушителям законодательства, так как данные отношения нарушают специальные нормы о финансовых институтах и в случае их нарушения возможно использо­вание объективного вменения нарушений (без вины).

При этом вторая группа более сложная в правовом регулировании, в связи с тем, что складывающиеся обще­ственные отношения формально соответствуют действу­ющим нормам права, но в то же время фактически при­чиняют вред общественным отношениям на финансовом рынке.

Два направления деятельности в своей сущности об­разуют компоненты поведенческого надзора банка Рос­сии: проактивную и реактивную компоненты. Реактивная компонента - это, прежде всего, работа с жалобами, в то время как проактивная - это установление правил того, как и кому продаются финансовые инструменты и как за­щищаются интересы гражданина на финансовом рынке. Базой для поведенческого надзора является постоянный анализ различных данных, полученных из жалоб.

Реагируя на нарушения в рамках поведенческого над­зора, Банк России улучшает качество финансового рын­ка, устраняет с рынка недобросовестные бизнес-модели, которые лишают гражданина его средств или загоняют человека в долговую кабалу. Пример HTML-страницы

Таким образом, в первой группе отношений для при­влечения к ответственности Банк России руководствуется уже закрепленными нормами, предусматривающими конкретные санкции за нарушения на финансовом рын­ке. В то время как во второй группе противодействия не­добросовестным практикам на финансовом рынке отсут­ствует нормативная база для оценки законности действий профессиональных участников финансового рынка.

Подход в правовом регулировании, когда сложно от­личить добросовестное поведение от недобросовестного, создает предпосылки для нарушений прав потребителей финансовых услуг, поэтому необходимо сформировать основу правого регулирования прав потребителей фи­нансовых услуг.

Банк России и профессиональные участники рынка подтверждают необходимость принятия актов, оформля­ющих деятельность профессиональных участников рынка с потребителями финансовых услуг3.

Кроме того, профессиональными участниками рын­ка были предприняты попытки принять акты, аккумули­рующие существующие отношения в нормативную базу.

Так, были предложены следующие принципиальные требования:

  • профессиональность, добросовестность, руковод­ство в своей деятельности высоким морально-этическим нормам[4];
  • честность, справедливость, открытость, забота о клиенте, безопасность, профессионализм, ответствен­ность, целостность[5];
  • добросовестность[6].

Мы наблюдаем, что все участники рынка предлагают формат мягкого регулирования указанной сферы путем создания стандартов поведения на финансовом рынке. Ассоциацией банков сформированы стандарты базового поведения, Московской Биржей и Банком России разра­ботан проект кодекса добросовестного поведения на Мо­сковской бирже. Министерством финансов Российской Федерации и Банком России разработана «дорожная кар­та» по развитию финансового рынка Российской Федера­ции[7].

При этом мы можем констатировать отсутствие еди­ного подхода в указанной сфере регулирования. На наш взгляд, Банк России должен выступить инициатором соз­дания обязательных стандартов поведения на рынке фи­нансовых услуг с закреплением во главе регулирования принципа добросовестности, который позволит нивели­ровать повышенную конфликтность отношений на фи­нансовом рынке в связи с диаметрально противополож­ными интересами сторон

Принцип добросовестности будет воплощать в себе нравственные качества и сформированное правосознание участников финансового рынка. В основе добросовест­ности будет лежать действие в интересах потребителя в отсутствие двусмысленности предоставляемых услуг со стороны профессиональных участниками финансового рынка [4]. В то же время со стороны потребителя прин­цип добросовестности будет отражать отсутствие злоупо­требления своим статусом.

В связи с тем, что мы имеем дело с глубинной мораль­но-правовой категорией, для ее практического приме­нения она требует объективизации. Наличие принципа добросовестности необходимо для оформления отношений, выходящих за пределы прямого правового регули­рования, которые требуют оперативного вмешательства.

В науке также поддерживают точку зрения о целесоо­бразности введения подвидов принципа добросовестности [5], а также говорят о целесообразности разработки стандар­тов защиты прав потребителей финансовых услуг в зависи­мости от типа деятельности финансовой организации.

Кроме того, поскольку добросовестность является соби­рательной категорией, и является более широким понятием в сравнении со справедливостью [6] необходимо закрепить данную категорию в широком трактовке в отношении оказы­ваемых финансовых услуг в следующей форме: «добросовест­ность выражается в следовании стандартам оказания финан­совых услуг, а также принципам: открытости, доступности информации и презумпции правоты потребителя, в целях достижения ожидаемого правового результата».

Одновременное закрепление с принципом добросо­вестности стандартов поведения на финансовых рынках позволит сформировать дополнительные обязанности субъектов финансового рынка, призванные определить образ поведения сторон с соблюдением интересов друг друга, который будет выступать примером надлежащего поведения на финансовом рынке.

Дополнительные обязанности в стандартах могут быть самыми разными, например обязанности по изве­щению, разъяснению, консультированию, информирова­нию, предоставлению отчета, а также по заботе, охране в отношении имущества, учету прав и интересов другой стороны, обязанности по содействию другой стороне, о воздержании от определенных действий и т.п. Такие обязанности могут возникать до появления основного обязательства, могут существовать во время исполнения основного обязательства, а также после основного обя­зательства. Общим для всех такого рода обязанностей выступает то, что они не являются основными обязанно­стями, а призваны лишь их дополнять, поэтому характе­ризовать их следует как дополнительные.

Кроме того, если осуществление того или иного субъ­ективного права формально соответствует имеющемуся законодательному регулированию, но при этом проти­воречит принципу добросовестности, то оно подлежит ограничению.

На основании вышеизложенного, можем сделать вы­вод, что закрепление принципа добросовестности - это современная необходимость формального определения требуемых от всех субъектов моделей поведения [7]. По­этому в связи с публичным характером формируемых от­ношений, руководствуясь императивными принципами в закреплении принципа добросовестности, необходимо принять стандарты поведения на финансовом рынке, ко­торые будут отражать ориентиры должного поведения.

В стандартах прав потребителей возможно отраз­ить: общие положения, используемые понятия для целей рекомендаций и стандартов, принципы, используемые в потреблении финансовых услуг, правила поведения, а также меры ответственности, которые будут относить на­рушения прав потребителей финансовых услуг к граж­данско-правовому деликту, последствия которого могут освобождать потребителя от финансовых неблагоприят­ных последствий (ответственности).

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика