Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

К вопросу о цифровых доказательствах в гражданском и арбитражном процессах

Активный процесс цифровизации предполагает вне­дрение изменений во все сферы деятельности человека, не обходя стороной и судебную систему.

Благодаря развитию информационно-технических средств, искусственного ин­теллекта и самому цифровому пространству, люди стали воспринимать дигитальный мир как часть реального. Эти процессы предполагают должное и своевременное законода­тельное регулирование.

Изучив ст. 55 ГПК РФ авторы рассматривают понятие доказательства, в том смысле, в котором его преподносит законодатель. Так, доказательствами являются какие-либо сведения о фактах, полученные законным путем, и позволя­ющие установить имели ли место быть обстоятельства, мо­тивирующие требования и возражения участников процесса [1, c. 215].

Судебная система активно развивается, внедряя в свою деятельность новые технологии, позволяющие не только совершенствовать, ускорять и упрощать процесс рассмотрения дела судьями, но и расширять сам перечень средств доказывания, благодаря чему участники процесса получают больше возможностей для защиты своих прав [2, с. 135].

Подтверждение этому мы можем найти в позиции ува­жаемого доктора юридических наук В. В. Яркова, отмечаю­щего большое количество значимых преимуществ исполь­зования системы электронного правосудия как повышение управляемости, улучшение организации работы судов, по­вышение качества осуществляемого правосудия [3, с. 44].

На данный момент в гражданском процессе допустимы­ми являются такие виды доказательств как:

  • Описанное в ст. 68 ГПК РФ объяснение сторон и тре­тьих лиц;
  • Предусмотренные ст. 69 ГПК РФ свидетельские пока­зания;
  • Указанные в ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства;
  • Установленные ст. 73 ГПК РФ вещественные доказа­тельства;
  • Растолкованные в ст. 77 ГПКРФ аудио- и видеозаписи;
  • Изложенное в ст. 86 ГПКРФ заключение эксперта.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ устанавлива­ет такие виды доказательств как:

  • ст. 81 АПК РФ объяснение сторон и третьих лиц;
  • ст. 88 АПК РФ свидетельские показания;
  • ст. 75 АПК РФ письменные доказательства;
  • ст. 76 АПК РФ вещественные доказательства;
  • ст. 86 АПКРФ заключение эксперта;
  • ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы.

Описанный ранее процесс цифровизации и инфор­матизации привел к появлению в судопроизводстве такого явления как электронные доказательства в форме файлов определенного типа, например, электронного документа, ау­дио- или видеозаписи какого-то факта [4].

Изучив отечественные нормативные правовые акты, ре­гулирующие судопроизводство по гражданским делам и ар­битражного суда, мы приходим к выводу, что, несмотря на увеличение дел, при рассмотрении которых используется данный вид доказательств, полученный в установленном за­коне порядке, они не содержат четкого определения понятия «электронные доказательства». Пример HTML-страницы

Поэтому материалы и доку­менты выполненные, например, в форме графической запи­си законодатель на данный момент относит к письменным доказательствам и регулирует их ст. 75 АПК РФ и ст. 71 ГПК РФ [5], материалы, предоставленные в форме аудио- или ви­деозаписи события - ч. 2 ст. 64 АПК РФ и ст. 77 ГПК РФ. При этом законодательство предусматривает в ч. 2 ст. 89 АПК РФ возможность приобщения непосредственно электронных до­казательств как иных документов и материалов, благодаря чему у участвующих в процессе сторон и третьих лиц появ­ляются вопросы о представлении данных доказательств.

Отечественные ученые придерживаются разных точек зрений по данному факту. Например, С. П. Ворожбит при рассуждении на данную тему пояснила, что, не смотря на необходимость применения для анализа электронного до­кумента специальных технических средств, данный факт не дает право выделять его как отдельный вид, так как воспри­ятие его содержания происходит посредством понимания письменных знаков, которые используются в обычных пись­менных документах [6, с. 15].

Иной точки зрения придерживается А. Т. Боннер, ко­торый относит цифровые документы к вещественным дока­зательствам, указывая на положения ст. 76 АПК РФ и ст. 73 ГПК РФ, содержащих в себе формулировку понятия веще­ственные доказательства, и на их основании делая вывод, что электронное пространство, не имея физически ощущаемой материальной формы, представляет собой материальное яв­ление.

Другая группа ученых считает, что электронные доказа­тельства недооценены и их необходимо дополнительно регу­лировать законодательством [7].

Так, М. В. Жижина в своей известной работе указывает, что из-за неспецифичной структуры цифрового документа как доказательства анализ должен производить не сам суд, например, получая на руки копии данного документа или заверенные нотариусом изображения в бумажном варианте, а привлеченный эксперт непосредственно в электронном ис­точнике или используя специальные технические средства [8, с. 43].

Так мы можем сделать вывод о том, что данная фор­ма доказательства является сложной для определения ее к какой-то одной группе доказательств, так как кроме того, что получена она должна быть законным путем, отличительной особенностью является именно то, что существует она имен­но на электронном носителе, и для анализа содержания не­обходимо использование технических средств. Решение дан­ной проблемы может состоять в устранении законодателем выявленных проблем.

Во-первых, необходимо закрепить определение поня­тия цифровое доказательство, которое бы не противоречил положениям действующих гражданского процессуального и арбитражного процессуального кодексов, позволяющее охватить существующие на данный момент возможности сохранения и передачи информации. Например, цифровое доказательство представляет собой полученную в установ­ленном законом порядке собирания доказательств и перене­сенную на подходящий для должного хранения и передачи с использования специальных средств, содержащую опреде­ленные постоянные признаки, благодаря которым можно ее идентифицировать, информацию, подлежащую установле­нию по делу.

Во-вторых, выделить электронные (цифровые) доказа­тельства в перечень доказательств как самостоятельную еди­ницу. А также предусмотреть в данном случае обязательное участие специалиста для их анализа. Так как, проанализиро­вав судебную практику по данным делам, можно увидеть, что стороны не всегда пользуются право привлечения специали­ста, что препятствует качественному исследованию представ­ленных доводов.

КИТАЕВА Алина Владимировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры профессиональных дисциплин Самарского юридического института ФСИН России

ПОЛИВЦЕВА Алевтина Андреевна
студент 3 курса Самарского юридического института

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика