Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Принцип неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами и его соотношение с принципом самоопределения народов в международном праве

В течение нескольких последних десятилетий попытки различных народов реализовать свое право на самоопреде­ление широко освещаются в мировом сообществе и при­влекают к себе повышенное внимание.

Это, в свою очередь, повлекло за собой углубленное изучение принципа само­определения народов, его тщательный анализ со стороны юристов и экспертов в области международного права, а также детальный разбор взаимосвязи указанного принципа с иными принципами международного права и его отрас­лей.

Международное экономическое право, как отрасль международного публичного права, в своей основе содер­жит принцип неотъемлемого суверенитета над природ­ными ресурсами. Связь данного принципа с принципом самоопределения народов не так очевидна, как в случае с принципом территориальной целостности государства. Однако при более скрупулезном изучении становится по­нятным тот факт, что принцип неотъемлемого суверени­тета над природными ресурсами не только неразрывно связан с принципом самоопределения народов, но и само его появление в рамках международно-правовых отноше­ний произошло благодаря указанному принципу.

  1. Принцип неотъемлемого суверенитета над природны­ми ресурсами и его закрепление в международном праве.

Для начала определим, какой смысл заложен в принцип неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами и каков его статус в теории международного права.

Принцип неотъемлемого суверенитета над естественными ресурсами в первую очередь означает свободное распоряжение народов своими природными богатствами в своих национальных интересах. Рассматриваемый принцип инкорпорирован в много­численные международно-правовые инструменты различных уровней. Самыми распространенными из них являются Резолю­ции Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, в частности, Резолюция 1803 (XVII) от 14 декабря 1962 года «Неотъ­емлемый суверенитет над естественными ресурсами», Резолюция 3016 (XVII) от 18 декабря 1972 года «Неотъемлемый суверенитет развивающихся стран над своими природными ресурсами», а так­же Резолюция 3171 от 17 декабря 1973 года «Неотъемлемый суве­ренитет над природными ресурсами».

Что касается первичных источников международного пу­бличного права, то, в первую очередь необходимо отметить за­крепление права на суверенитет над природными ресурсами в обоих международных пактах о правах человека, в пункте 2 статьи 1, в соответствии с которой каждый народ для достиже­ния своих целей может свободно распоряжаться своими есте­ственными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существова­ния. Более того, данный принцип также представляет собой уже сформировавшуюся норму международного обычного права, что подтверждается выводами Международного Суда Организа­ции Объединенных Наций, также решениями иных судов.

Таким образом, принцип неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами был концептуализирован как ин­струмент, который должен оказывать помощь государствам и народам в достижении ими экономического развития, а через это развитие - самоопределения.

  1. Принцип самоопределения народов и его роль в реали­зации принципа неотъемлемого суверенитета над природны­ми ресурсами.

Принцип неотъемлемого суверенитета над природными ре­сурсами является одним из самых важных инструментов реализа­ции народом своего права на самоопределение. При этом вопрос о том, кто является субъектом рассматриваемого принципа, на данный момент не имеет четкого ответа и также зависит от трак­товки и определения субъекта реализации права на самоопреде­ление. Чаще всего субъектами указанных принципов называют население государства целиком или же народы, проживающие на его территории. При этом в отдельную категорию выделяются так называемые «коренные народы» - народы, чья связь с территорией, на которой они проживают, обусловлена культурой и временем. Однако с учетом рассматриваемой связи между суверенитетом над природными ресурсами и принципом самоопределения на­родов, логично предположить, что субъект у двух данных принци­пов один и тот же. Более того, согласно резолюциям Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных наций, принцип неотъ­емлемого суверенитета является основной составной частью прин­ципа самоопределения народов. Также формулировка статьи 1 в обоих Пактах о правах человека непосредственно указывает на то, что субъектом права на неотъемлемый суверенитет над естествен­ными ресурсами являются народ в том понимании, в котором данный термин используется в контексте принципа самоопреде­ления народов. Подтверждение данной позиции можно найти также и в Докладе Собрания экспертов ЮНЕСКО 1998 года: «... народы тоже могут получать свою духовную, культурную или эко­номическую силу и жизнеспособность от земли и ее природных ресурсов. Важность этого аспекта становится особенно очевидной, когда народам отказывают в праве контролировать свою землю и природные ресурсы государства. Это, как правило, случай, когда эти ресурсы имеют большое экономическое значение. Затем они эксплуатируются доминирующими группами населения или элитами в своих интересах, в интересах государства в целом или на пользу иностранным транснациональным корпорациям. Эта эксплуатация, как правило, приводит к значительным изменени­ям в среде проживания народов, чьи территории используются. Иногда священные места оскверняются, девственные леса унич­тожаются, плодородные земли разоряются, целые деревни или города пустеют, и общины больше не в состоянии поддерживать свой образ жизни. Иными словами, право людей на самоопреде­ление нарушается коренным образом, а иногда и необратимо».

Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод том, что боль­шая часть мирового сообщества позиционирует именно народ как субъект права на неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами.

Таким образом, в случае, когда народу или государству препятствуют в реализации суверенитета над природными ре­сурсами, их право на самоопределение нарушается. Данная не­разрывная связь была отмечена в Резолюции 1314 Генеральной Ассамблеи ООН (XIII). Способность государства или народа за­ниматься международной торговой деятельностью, а также эко­номическими операциями в отношении их природных ресурсов в системе, основанной на равенстве, справедливости и взаимной выгоде, являются решающими для полного осуществления само­определения. Следовательно, политический суверенитет и эконо­мический суверенитет зависят друг от друга.

Теперь рассмотрим подробнее принцип самоопределения народов. Общепризнанным является тот факт, что принцип само­определения народов является одним из фундаментальных прин­ципов международного права, закрепленным в самом важном из документов, которые данное международное право формируют - в Уставе Организации Объединенных Наций. Принцип само­определения народов прошел долгий путь от абстрактной идеи в умах нескольких лидеров стран ХХ века до своего нынешнего ста­туса и реформировал мир в течение прошлого столетия.

Суть принципа самоопределения народов заключается в идее о том, что все народы имеют право свободно определять свой политический статус и свободно осуществлять свое эко­номическое, социальное и культурное развитие. То есть можно утверждать, что принцип самоопределения - это коллективное право, применимое к народам, независимо от того, являются ли они населением независимого государства целиком, или же от­носятся к меньшинствам на территориях иных государств.

Первоначально включенный в Устав ООН как инструмент борьбы колониализмом, со временем принцип самоопределе­ния народов в связи с постепенным исчезновением колоний и подконтрольных территорий начал трансформироваться в не­что большее. Спустя несколько десятилетий принцип модерни­зировался и поменял вектор своего развития, превратившись в норму, позволяющую реализовать право на самоопределение любому народу, а не исключительно колониальному. Более того, со временем принцип самоопределения народов приобрел мно­гоступенчатый характер, включая в себя возможность его реали­зации как внутренним, так и внешним путем.

Понятие самоопределения содержит несколько аспектов. Оно влечет за собой свободное определение народом своего поли­тического статуса, свободное использование своих экономические ресурсов, а также возможность реализовывать социальное и куль­турное развитие без вмешательства извне. Таким образом, можно выделить четыре элемента рассматриваемого принципа: полити­ческий, экономический, социальный и культурный.

Что касается политического аспекта самоопределения, то его трактовка зависит того, реализуется ли самоопределе­ние внешним или внутренним путем. Если первый вариант самоопределения относится к праву народов выбирать свой международный статус (независимость, свободная связь с дру­гими государствами, отделение и формирование своего госу­дарства), то последний часто понимается как право на само­управление, то есть автономию в рамках уже существующего государства.

В контексте политического самоопределения, внутреннее самоопределение определяется правом народов осуществлять фактическое самоуправление[10]. Как неотъемлемое право наро­дов, оно позволяет им свободно выбирать свои политические и экономические режимы и лидера, пользоваться правами, такими как право голоса, право на мирные собрания, свобода ассоциаций и свобода самовыражения. Таким образом, это не просто право особых групп на автономию и самоуправле­ние, но и общее право населения на демократическое прави­тельство. Стоит отметить, что, реализация данного права, а также права религиозных или языковых групп в государстве в контексте самоопределения часто не получала поддержки на международном уровне. Это происходило потому, что с одной стороны, государства часто придерживаются политики невме­шательства во внутренние дела других государств (данная нор­ма также является одним из общих принципов международ­ного права), а с другой стороны, вышеперечисленные группы чаще всего подпадают под регулирование международного или национального законодательства о меньшинствах.

Из этого следует, что в тех случаях, когда народ дискри­минируется или не представлен справедливо в правительстве, он может претендовать на реализацию своего права на вну­треннее самоопределение. И лишь в исключительных случаях намеренного неисполнения предписаний международного права, грубого или систематического нарушения основных прав и свобод таких категорий населения, при отсутствии возможности разрешить конфликт мирным путем возможна реализация права на внешнее самоопределение. Для данных целей в международных инструментах сформулирована так называемая «защитная оговорка», устанавливающая изложен­ное выше правило.

Помимо политической сферы самоопределение народов ре­ализуется и в рамках иных аспектов. В частности, имеется ввиду экономический аспект данного права. Его в своих трудах очень точно охарактеризовал В. М. Шумилов: «Принцип равноправия и самоопределения народов направлен, среди прочего, на сво­бодное определение своего экономического развития, на запрет колониализма, иностранного гнета. Преобладающая часть наро­дов уже произвела свое самоопределение в составе федеративных государств или путем создания национальных государств. Путь и средства экономического развития народов в рамках сложивших­ся государств определяются процедурами и законодательством этих государств, при том что ни один народ не должен подвергать­ся дискриминации». И именно экономический аспект интересу­ет нас с точки зрения темы исследования.

Экономический аспект права на самоопределение обязатель­но влечет за собой способность правообладателя контролировать свои собственные природные ресурсы. Кроме того, право на экономическое самоопределение также включает регулирование справедливых экономических и торговых отношений и общие цели экономического процветания и роста на международной арене. Если принимать во внимание все многообразие подходов к трактовке принципа самоопределения народов, в частности, в отношении возможности и необходимых условий для реализа­ции внешнего аспекта самоопределения, а также проанализи­ровать все указанные выше документы и акты, то можно сделать следующий вывод: приоритетным вариантом реализации права на самоопределение является внутреннее самоопределение, за­ключающее в себе целый комплекс различных прав, значительная доля которых является экономическими. Таким образом, под­тверждается рассмотренная выше теория о том, что предоставле­ние народам права осуществлять суверенитет над природными ресурсами является неотъемлемой частью реализации ими своего права на самоопределение.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что принцип не­отъемлемого суверенитета над природными ресурсами является одним из базовых принципов, закрепленных в обычном междуна­родном праве и обретшим статус нормы международного обыч­ного права. Так же как и право на самоопределение, суверенитет над природными ресурсами осуществляется народом. При этом рассматриваемый принцип одновременно является произво­дным от принципа самоопределения народов, в частности, его экономического аспекта. Реализация принципа самоопределе­ния народов не может осуществляться без одновременной реали­зации принципа неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами. Именно это является одной из первостепенных задач государства, желающего обеспечить имплементацию принципа самоопределения народов на своей территории, не допустить на­рушения «защитной оговорки» и, как следствие, нарушения сво­ей территориальной целостности после осуществления народом права на внешнее самоопределение.

ЧИЛИНГАРЯН Павел Вячеславович
аспирант Всероссийской академии внешней торговли Министерства экономического развития России, консультант Правового департамента Министерства экономического развития России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.