Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Защита прав национальных меньшинств: международный аспект

На сегодняшний день одними из основных признаков де­мократичности государства являются уважение и защита прав проживающих на его территории национальных меньшинств.

Проблема защиты национальных меньшинств, несмотря на то, что речь идет о меньшинствах в пределах отдельных госу­дарств, имеет глобальный характер. Она является актуальной, так как развивалась вместе со становлением самой системы международного права и продолжает влиять на ее форми­рование. Международная защита национальных меньшинств сыграла определяющую роль в становлении всей системы за­щиты прав человека в том виде, в котором она существует в со­временном международном праве. Особое значение проблема меньшинств приобрела в XX веке, и сохраняет его до настоя­щего времени. Усилия международного сообщества по улуч­шению ситуации направлены на интеграцию меньшинств в политические структуры, повышение безопасности, возвра­щение перемещенных лиц и беженцев на места прежнего проживания, восстановление и возврат незаконно занятой не­движимости, доступ к рабочим местам, образованию и здра­воохранению и, в то же время, на сохранение их как наций.

Прежде всего, определим, что такое национальные мень­шинства. Под национальными меньшинствами ученые «по­нимают часть представителей нации, проживающей в инона­циональной среде за пределами традиционного поселения, но продолжающей сохранять свою самобытность, язык и культуру».

Первые попытки создания международной системы за­щиты меньшинств потерпели неудачи. По причине того, что новые государства, после Первой мировой войны противо­стояли соглашениями по этому вопросу, данная система раз­валилась вместе с Лигой Нацией. С течением времени все более выдвигался вопрос о национальных меньшинствах на передний план, что требовало создания единого механизма решения проблем национальных меньшинств. Главную роль в этом процессе взяла на себя ООН. С созданием Организации Объединенных Наций был принят совершенно иной подход к вопросу прав национальных меньшинств - индивидуальные права человека и принцип недискриминации являются над­лежащими средствами защиты всех и каждого, включая пред­ставителей меньшинств.

Защита прав лиц, принадлежащих к меньшинствам, предусмотрена всеми известными международными доку­ментами. В частности, к таким можно причислить Всеобщую декларацию прав человека (1948), Международные пакты о правах человека (1966), Конвенцию о предупреждении пре­ступления геноцида и наказания за него (1948) и другие. Эти международные акты решают проблемы национальных мень­шинств либо в общем контексте прав человека, либо посред­ством признания специальных прав лиц, которые принадле­жат к национальным меньшинствам.

В начале 1990 гг. различными международными орга­низациями были снова приняты подробные положения по проблемам меньшинств в международных документах, в том числе Организацией по безопасности и сотрудничеству в Ев­ропе (ОБСЕ), Организацией Объединенных Наций и Советом Европы.

В этом отношении следует особо отметить принятие 18 декабря 1992 года Генеральной Ассамблеей ООН «Деклара­ции о правах лиц, принадлежащих к национальным или эт­ническим, религиозным и языковым меньшинствам». Как представляется, данный документ следует рассматривать как знаковый в процессе развития защиты прав меньшинств на универсальном уровне, своего рода связующее звено между механизмами защиты прав человека, существовавших до соз­дания ООН, положений о защите прав меньшинств, суще­ствующих в рамках ООН и положениями о защите индиви­дуальных прав. И сегодня декларация продолжает оставаться наиболее полным, всеобъемлющим международным доку­ментом в деле регламентации прав меньшинств и обязанности государств в их отношении.

1 февраля 1995 года Советом Европы была принята Ра­мочная Конвенция о защите прав национальных меньшинств. В ней защита национальных меньшинств относится к сфере международного сотрудничества, что, бесспорно, наложило особую ответственность на все государства, включая Россию, в силу многонациональности которой проблема прав наци­ональных меньшинств является наиболее актуальной. Кон­венция закрепляет политические, культурные, социальные и экономические права национальных меньшинств. Права меньшинств являются правами человека, доступными всем людям, которые принадлежат к этим меньшинствам. В Кон­венции запрещается дискриминация, гарантируется право на равенство перед законом, право поддержки и развития своей культуры, сохранения элементов своей самобытности, право свободы мирных собраний и свободы ассоциаций, свободы выражения мнений, свободы мысли, совести, религии и пр.

Надо сказать, что зарождение международной защиты национальных меньшинств произошло «с целью защиты дис­криминируемых групп, в частности, религиозных меньшинств, причем с упором на необходимость проявлять терпимость, а не выдвигать права». Тем не менее, первые международно­правовые нормы, направленные на защиту прав человека от­носились именно к защите прав национальных (религиозных) меньшинств и таким образом они имели фундаментальное значение не только для процесса становления международно­правовой защиты прав национальных меньшинств, но и для формирования современной концепции международно-пра­вовой защиты прав человека в целом.

В настоящее время созданы специальные международ­но-правовые механизмы защиты прав меньшинств и приняты необходимые меры для закрепления недискриминационного подхода к меньшинствам. Принцип недискриминационного подхода включен в основные международные документы, а особые права национальных меньшинств устанавливаются все новыми и новыми международно-правовыми инструментами.

Государства как основные субъекты международного пра­ва несут особую ответственность за предотвращение дискри­минации и защиту прав меньшинств.

Национальные меньшинства существенно ограничены в возможностях оказания влияния на политику своих госу­дарств как в смысле законодательного регулирования, так и в плане проведения фактической политики по отношению к ним, и их положение не должно целиком зависеть от доброй воли или же произвола соответствующих правительств. Этим и объясняется необходимость международно-правового регу­лирования вопросов национальных меньшинств; они должны иметь надежного защитника своих прав в лице международ­ного права и соответствующего его механизма, а если подойти шире - в лице международного правопорядка и мирового со­общества в целом. На сегодняшний день общепризнанно, что защита национальных меньшинств является неотъемлемым компонентом защиты прав человека и как таковая не может считаться исключительно внутренним делом соответствующе­го государства, а является предметом законной международ­ной озабоченности и сотрудничества государств.

Однако, по мнению А. К. Кадралиевой, с которой мы со­лидарны, «обеспечить защиту национальных меньшинств от дискриминации недостаточно. Меньшинства должны иметь средства и возможности для сохранения и развития своей этнической специфики. Более того, они должны иметь свою долю власти и должны принимать реальное участие в при­нятии решений на общегосударственном уровне». Каждая этническая группа уникальна по-своему и не может, да и не должна жить в условиях, навязываемых большинством.

Какова же ситуация с защитой прав национальных мень­шинств сегодня? События, происходящие в настоящее время в различных регионах мира, обнаруживают существование про­блем, затрагивающих права национальных меньшинств. Один из ключевых вопросов в сфере защиты прав меньшинств - со­отношение их прав и права народов на самоопределение. Ос­новной проблемой является нестыковка следующих правовых норм: констатация права каждой нации на самоопределение и гарантия каждому государству его целостности и недели­мости, что привело к множеству разногласий, обернувшихся кровавыми конфликтами. Общеизвестно, что конфликтные ситуации, касающиеся национальных интересов, проявились в таких государствах, как Руанда, Судан, бывшая Югославия, Южная Африканская Республика, Армения и Азербайджан.

Несмотря на то, что право народов на самоопределение считается императивным принципом международного права, касательно меньшинств его применение нередко ставят под сомнение. Признавая право народов на самоопределение и автономию, государства, тем не менее, весьма отрицательно относятся к праву на самоопределение меньшинств, потому, что оно может угрожать территориальной целостности и при­водить к внутренним и внешним конфликтам. Помимо этого, ни один международный документ непосредственно за мень­шинством это право не признает.

Согласно положениям Декларации о принципах между­народного права, Декларации принципов Заключительного

акта СБСЕ 1975 года, Парижской хартии для новой Европы, право на самоопределение принадлежит всем народам, кото­рые проживают под иностранным господством, а также не­зависимых суверенных государствах. В государствах, которые нарушают это право, народы имеют право на внешнее и на внутреннее самоопределение, а в суверенном демократиче­ском государстве - на внутреннее самоопределение, не на­рушающее территориальной целостности и политического единства государства, т.е. его конституции».

В то же время распространена позиция, согласно кото­рой «права лиц, принадлежащих к меньшинствам, отлича­ются от прав народов на самоопределение... Право на само­определение... не применяется к лицам, принадлежащим к меньшинствам».

Рассмотрим также право сохранения национальными меньшинствами своей самобытности. Надо подчеркнуть, что данное право является коллективным и не может быть реали­зовано одним человеком. К примеру, С. С. Юрьева подчерки­вает следующее: «многие обязанности государств направлены на поддержку культуры, религии, языка, т.е. таких форм про­явления самобытности, которые реализуются исключительно в относительно устойчивой социальной группе. В связи с этим представляется, что отсутствие в международных актах харак­теристики тех или иных прав как принадлежащих именно эт­нической общности, а не индивиду, обусловлено, скорее, по­литическими..., чем правовыми соображениями».

Почти во всех государствах в пределах их национальных границ проживает один или несколько этносов, характеризу­ющихся этнической, языковой или религиозной самобытно­стью, которая отличает их от большинства населения. Под­держание гармоничных отношений между меньшинствами, а также между меньшинствами и большинством населения, уважение самобытности каждой группы имеют важное зна­чение для развития этнического и культурного многообразия международного сообщества.

Рамочная конвенция Совета Европы способствует сохра­нению меньшинствами своей самобытности. В соответствии с данным актом отношение к чужой культуре должно быть хотя бы терпимым. Также Конвенция закрепляет право поль­зования языком меньшинства. Как представляется, это право является как одним из самых охраняемых прав, так и самых на­рушаемых. Лицам, которые принадлежат к этническим мень­шинствам, разрешено изучение языка своей национальности и получение образования на этом языке. Однако данная норма является декларативной. Существует множество примеров ее нарушения, и, подчеркнем, что практически все страны не не­сут ответственности за них (в частности, события в Литве, Укра­ине, Казахстане).

Существующий на сегодняшний день механизм регу­лирования недостаточен для полного разрешения данного вопроса. Это обусловлено тем, что не существует и не может существовать типичных общественных отношений, подлежа­щих урегулированию.

Таким образом, международное право не только призна­ет факт наличия разных национальных, этнических и языковых меньшинств, но и осуществляет активные действия по обеспе­чению недискриминации и защиты этих групп, сохранению их самобытности. Целями разработки международных норм в сфере регулирования прав национальных меньшинств являются следующие: обеспечить надлежащие условия проживания мень­шинств в каждой стране, совершенствовать демократические ин­ституты государства и общества, расширить права человека. Од­нако, несмотря на существование международных документов, в которых действительно на достаточно высоком уровне закрепле­ны права национальных меньшинств, они все равно нарушаются на практике, а к ответственности государства и их представители привлекаются редко. Поэтому, на наш взгляд, необходимо до­работать механизм контроля над исполнением предписанных норм, а также выработать надежный, крепкий и всесторонний механизм защиты прав национальных меньшинств со стороны международного сообщества.

ШАМСУТДИНОВ Магомед Каландарович
магистрант кафедры конституционного и международного права Юридического факультета Дагестанского государственного университета


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.