Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Роль международных организаций в осуществлении сотрудничества по регулированию иностранных инвестиций в разработку и внедрение инноваций

Начиная со второй половины XX века возрастает роль межгосударственных организаций в международно-право­вом регулировании инвестиционных отношений, в том числе в разработку и внедрение инноваций. По мнению В. С. Ива­ненко, «международное право стало основываться уже на двух «китах»: нормативно-правовом (договоры и обычаи) и новом - организационно-правовом (международные организации и органы)».

Принятая в рамках Семидесятой сессии Генераль­ной Ассамблеи ООН Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года (далее - Повестка) призва­на стимулировать деятельность, в том числе международных организаций, для достижения семнадцати целей в области устойчивого развития. Содействие всеохватной и устойчивой индустриализации и инновациям провозглашается девятой целью Повестки для дальнейшего стимулирования междуна­родного сотрудничества в целях увеличения технологического потенциала промышленных секторов, поддержки индустриа­лизации развивающихся стран. Достижение указанной цели не представляется возможным без инвестиционного сотруд­ничества государств, которое играет значимую роль в органи­зации процесса развития инновационной сферы и привлече­ния в эту сферу иностранного капитала.

Поскольку современный этап развития международно­правового регулирования инвестиционной деятельности в разработку и внедрение инноваций характеризуется возрас­тающим масштабом сотрудничества международных органи­заций, предлагается в рамках настоящей статьи определить формы и проблемы взаимодействия международных органи­заций в указанной сфере.

Межгосударственная организация осуществляет свою де­ятельность в рамках прав, закрепленных за ней в ее учреди­тельном акте, которые зависят от целей создания международ­ной организации и ее функций. Международная организация создается для выполнения конкретных задач, для чего наделя­ется государствами-учредителями определенной компетенци­ей. «Необходимо различать два аспекта компетенции между­народной организации и ее органов, - отмечает Г. И. Тункин, - предметную компетенцию, определяющую сферу вопросов, подлежащих ведению организации, и юрисдикционную ком­петенцию, определяющую юридическую силу актов организации по отдельным вопросам, входящим в ее предметную компетенцию». Иными словами, под компетенцией следует понимать круг проблем, для разрешения которых создана международная организация, и способность того или иного ее органа принимать решения, обладающие соответствующей юридической силой по вопросам, входящим в предметную сферу деятельности международной организации.

Компетенция международной организации предопреде­ляет формы её деятельности в рамках тех целей, для дости­жения которых она учреждена. Международные организации участвуют в разнообразных видах деятельности. Наиболее типичными формами деятельности международных органи­заций являются: участие в разработке проектов международ­ных договоров, выработка и принятие резолюций, участие в качестве стороны международных договоров, содействие го­сударствам по обмену опытом и информацией в рамках реа­лизации отдельных и совместных программ международных организаций.

Международное регулирование инвестиционной дея­тельности в инновационную сферу на универсальном уровне в основном осуществляется органами и специализированны­ми учреждениями ООН. В то время как организации общей компетенции, в частности, ООН, в своей деятельности по во­просам регулирования инвестиционной деятельности и науч­но-технического сотрудничества ограничиваются преимуще­ственно общими формулировками в своих актах3, организации специальной компетенции занимаются именно вопросами промышленного развития, среди последних - Организация Объединенных Наций по промышленному развитию, специ­ализирующаяся на привлечении инвестиций в инновации, повышении инновационного потенциала государств.

Деятельность ЮНИДО, согласно положениям ее Уста­ва, заключается в разработке концепций индустриализации развивающихся стран, расширении международного про­мышленного сотрудничества, предоставлении услуг по регу­лированию, консультированию и техническому развитию в промышленности. Для правосубъектности ЮНИДО характер­ны полномочия публично-правового характера, в частности, Генеральный директор организации наделен полномочиями по заключению соглашений с иными международными орга­низациями (ст. 19 Устава), а Генеральная Конференция ЮНИ­ДО имеет полномочия утверждать тексты конвенций или соглашений по любому вопросу, входящему в компетенцию Организации (ст. 8.3 (d) Устава).

В рамках ЮНИДО разрабатываются программы разви­тия и технического сотрудничества в целях повышения инно­вационного потенциала и обеспечения доступа к передовым технологиям, в которых уделяется особое внимание вопросам инвестиций, технологий и инноваций. Лимская декларация, принятая государствами-членами ЮНИДО 2 декабря 2013 года, заложила основу для нового этапа всеобъемлющего и устойчивого промышленного развития (ISID) и подчеркнула роль индустриализации в качестве движущей силы развития. Для привлечения дополнительных инвестиций в отдельные приоритетные секторы в ЮНИДО разработаны программы партнерства стран. Одним из примеров является созданный в 2013 году в поддержку научно-технического сотрудничества между странами БРИКС проект «Промышленный инноваци­онный клуб» на период 2015-2020 годы, задача которого заклю­чается в содействии внедрению инновационных технологий в деятельность малых и средних предприятий в целях обеспе­чения устойчивого экономического роста в странах БРИКС путем создания условий для формирования технологического партнерства при поддержке ЮНИДО. Промышленный инно­вационный клуб является институцией Центра ЮНИДО в РФ. В рамках поддержки Декларации Саммита БРИКС 2013 года по партнерству БРИКС/Африка для промышленного разви­тия формируются региональные программы Промышленного инновационного клуба, в том числе - привлечение предпри­ятий БРИКС к участию в проектах промышленного развития стран Африки в приоритетных промышленных кластерах: аг­ропромышленность и перерабатывающее производство, «зе­леная экономика» (экотехнологии, изменение климата) и др.

Возможны и иные формы осуществления деятельности межгосударственными организациями. Так, заключение со­глашений международными организациями, а также при­нятие решений по основным вопросам деятельности орга­низации, определяющих поведение ее государств-членов, выделяют в качестве такой формы деятельности международ­ной организации как участие в правотворческом процессе. Н. Б. Крылов в качестве форм правотворческой деятельности международных организаций выделяет: участие в качестве стороны международных договоров, развитие внутреннего права международных организаций, выработку стандартов, обязательных для государств, участие международных орга­низаций в развитии новых форм обычного права. В качестве примера соглашений, заключаемых международными орга­низациями, следует выделить соглашения, затрагивающие вопросы сотрудничества по регулированию передачи техно­логий. Так, Соглашение между ООН и ЮНИДО провозгла­шает сотрудничество ЮНИДО с Конференцией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию и Программой развития Организации Объединенных Наций в содействии и облегчении передачи технологии развивающимся странам и между ними (ст. 10). В 2004 году было заключено Соглашение о сотрудничестве между ЮНИДО и ПРООН, направленное на разработку совместных программ технического сотрудни­чества в области развития частного сектора. Вместе с тем, ко­нечная цель данного соглашения не была достигнута: данная программа утратила свою актуальность ввиду осуществления более перспективных проектов в рамках экспериментального проекта «Единство действий Организации Объединенных На­ций» на страновом уровне.

Отдельного внимания заслуживает принятие междуна­родными организациями актов как способ участия в между­народной правотворческой деятельности. Международные межгосударственные организации принимают акты, реализа­ция которых вытекает из международной правосубъектности, признанной и закрепленной государствами-учредителями в их учредительных актах, - резолюции, рекомендации, адми­нистративные регламенты.

Следует согласиться с В. П. Талимончик о том, что «при­нятие резолюции международной организации (даже еди­ногласное) не обязательно свидетельствует о признании го­сударствами обязательности резолюции в качестве правовой нормы». Так, согласно п. а, b ст. 5 Конвенции об Организации экономического сотрудничества и развития[9] (далее - ОЭСР) к актам организации относятся решения, являющиеся обяза­тельными для государств-членов, и рекомендации. Решения ОЭСР носят юридически обязывающий характер для всех стран - членов, за исключением тех, которые воздержались от их принятия (п. 2 ст. 6 Конвенции). В частности, Решением Совета ОЭСР от 12 декабря 1961 года приняты Кодекс либе­рализации текущих невидимых операций и Кодекс либера­лизации движения капиталов, регулирующие, в том числе, вопросы прямых иностранных инвестиций и являющиеся обя­зательными для государств - членов ОЭСР. Напротив, Руко­водство по многонациональным предприятиям, принятое 21 июня 1976 года в качестве Приложения к Декларации ОЭСР о международных инвестициях и многонациональных предпри­ятиях, является рекомендацией и содержит необязательные положения, о чем прямо указано во введении к Руководству.

Таким образом, деятельность международных органи­заций определяется ее правосубъектностью, носящей про­изводный от воли их государств-членов характер. Ни одно международно-правовое нормоустановление не может быть учреждено без согласия государств, так как международные организации создаются на основе волеизъявления государств, и международная организация не может выйти за рамки того, на что ее уполномочили государства. Иными словами, для формирования правила поведения международной организа­цией необходимо последующее волеизъявление государств на установление его в качестве международно-правовой нормы.

В подтверждение вышеизложенного можно привести подготовленный Конференцией ООН по торговле и развитию (далее - ЮНКТАД) проект Международного кодекса поведе­ния в области передачи технологий (далее - Кодекс), который определял средства государственного регулирования между­народной передачи технологий, включал положения, которые могут и не должны включаться в договоры о передачи техно­логий[11]. В конечном счете, Кодекс так и остался в статусе про­екта, поскольку не получил поддержки со стороны государств, хотя и сыграл существенную роль в формировании единоо­бразного национального законодательства многих развиваю­щихся государств.

Между тем следует признать, что международные ор­ганизации оказывают значительное влияние на содержание формирующихся норм права и на регулирование инвестици­онных отношений в инновационную деятельность и промыш­ленное развитие государств.

Важно подчеркнуть, что международные межгосудар­ственные организации, выступая в качестве субъектов между­народного права, осуществляют также свою деятельность, вступая в правоотношения с другими международными орга­низациями и интеграционными объединениями государств.

В рамках своей деятельности международные межгосу­дарственные организации сотрудничают по вопросам, вхо­дящим в их компетенцию. Деятельность данного механизма, по мнению Е. А. Шибаевой, «имеет две сферы: внутреннюю и внешнюю». Внутренняя сфера направлена непосредственно на регулирование внутреннего механизма организации, в то время как внешняя сфера представляет собой сотрудничество международных организаций.

Установление взаимоотношений между организациями может основываться, в частности, в таких актах как Меморан­думы о сотрудничестве, Совместные заявления, комплексные обзоры инновационного развития, Международные органи­зации также могут создавать совместно финансируемые пред­приятия.

30 октября 2014 года было подписано Совместное заявле­ние о сотрудничестве между Евразийской экономической ко­миссией (далее - ЕЭК) и Организацией Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО), согласно которо­му одним из направлений деятельности является сотрудни­чество в области инноваций, передачи технологий и обмена знаниями. В настоящий момент в целях реализации Совмест­ного заявления разрабатывается программа инновационно­го развития, трансфера технологий, повышения потенциала поддержки деловой инфраструктуры, промышленных парков и кластеров, а также торгового потенциала и поддержки экс­порта.

Предполагается заключение Меморандума о взаимо­пониманиях между ЮНИДО и ОЭСР в целях изучения по­литики и инструментов инновационного развития в регионе Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) для поддержки Секретариата АСЕАН в осуществлении Стратеги­ческого плана по развитию малых и средних предприятий на период до 2025 года.

Обмен опытом и использование одной международной организацией разработанных в рамках другой организации программ также свидетельствует о тесном сотрудничестве международных организаций по вопросам развития иннова­ций и технологического потенциала государств. Так, Комис­сия Организации Объединенных Наций по праву между­народной торговли (далее - ЮНСИТРАЛ) при разработке Руководства для законодательных органов по проектам в об­ласти инфраструктуры, финансируемых из частных источни­ков, принятого 29 июня 2000 г. (далее - Руководство), исполь­зовала материалы Руководящих принципов соглашений по оценке и передаче технологий, принятые в рамках ЮНИДО, о чем неоднократно упоминает в Руководстве и отсылает к Ру­ководящим принципам для ознакомления в целях избегания дублирования регулирования.

В этой связи нельзя не отметить проблему параллельного осуществления деятельности международных организаций по сходным вопросам регулирования инвестиционной деятель­ности в разработку и внедрение инноваций, что при отсут­ствии единой стратегии по содействию регулирования такой деятельности приводит к конкуренции компетенции между­народных организаций. Показательна концепция Дж. Галларотти о том, что международные организации в настоящее время «разрослись», и поэтому приносят больше вреда, чем пользы, что обусловливается как объективными закономер­ностями, заложенными в самой сущности таких организаций, так и конкретными ошибками в управлении ими. Междуна­родные организации, по мнению Дж. Галларотти, часто ока­зываются неспособными регулировать сложные системы и в ряде случаев препятствуют поиску конструктивных решений международных проблем.

Следует согласиться с Дж. Галаротти, что отчасти пробле­ма параллелизма объясняется увеличением числа междуна­родных организаций, включающих в свои повестки дня вопро­сы, касающиеся в той или иной степени создания устойчивой инновационной деятельности и вопросы ее инвестиционной поддержки. В то же время, ограничение деятельности каждой международных организаций в рассматриваемой сфере в рам­ках своей компетенции, разработка совместных программ на базе одной международной организации с привлечением фи­нансирования и консультационной помощи других организа­ций может привести к положительному результату. В качестве международной организации, на базе которой представляется возможным разрабатывать и приводить в действие програм­мы инновационного развития и привлечения иностранных инвестиций, видится ЮНИДО, тогда как в вопросах финанси­рования программ и привлечения иностранных инвестиций в промышленный сектор очевидна роль ОЭСР.

Таким образом, представляется, что сотрудничество го­сударств в области инновационной деятельности следует от­носить к одному из ключевых направлений сотрудничества государств, что способствует экономическому и промышлен­ному развитию. Взаимоотношения государств по вопросам регулирования инвестиций в инновационную деятельность и научно-техническое сотрудничество реализуются посредством деятельности международных организаций, роль которых является неоспоримо значимой. В целом международные ор­ганизации уделяют внимание ряду аспектов промышленного развития государств, включая передачу технологий, инвести­ции в инновации, обмен знаниями.

Представляется, что международные организации явля­ются единственными акторами, которые обеспечивают раз­витие регулирования сотрудничества в области иностранных инвестиций в разработку и внедрение инноваций. При этом в области регламентации инвестиционной и инновационной деятельности международные организации выработали свои специфические формы деятельности, присущие только дан­ной области: принятие программ в рамках своей компетенции. В силу тесных связей, международные организации сотруд­ничают для совместного регулирования вопросов, имеющих приоритетное значение в области иностранных инвестиций в разработку и внедрение инноваций. В тоже время, нельзя не отметить проблему параллелизма, с которой сталкиваются международные организации при совместном регулирова­нии инвестиционной деятельности в разработку и внедрение инноваций. Решение данной проблемы видится в разработ­ке и реализации совместных программ в области промыш­ленного развития с применением подходов, направленных на обеспечение согласованности действий международных организаций, а также заключении соглашений и меморанду­мов о взаимопонимании. Совместная слаженная деятельность международных организаций по вопросу регулирования ино­странных инвестиций в разработку и внедрение инноваций позволяет реализовывать интересы государств в инновацион­ной сфере и содействует экономической интеграции.

АФАНАСЬЕВА Мария Александровна,
аспирант кафедры международного права Санкт-Петербургского государственного университета


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.