Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Процесс допуска и предоставление заинтересованным лицам доступа к информации, составляющей коммерческую тайну

В правовых положениях Федерального закона «О коммерческой тайне» отсутствует понятие «допуск к информации, составляющей коммерческую тайну».

Та­кую ситуацию нельзя считать противозаконной, так как в правовых положениях Федерального закона «Об ин­формации, информационных технологиях и о защите информации» (далее - Федеральный закон об инфор­мации), который в соответствии с пунктом 3 Постанов­ления Конституционного суда Российской Федерации от 26 октября 2017 г. № 25-П является базовым законом, устанавливающим правовые основы осуществления права на поиск, получение, передачу, производство и распро­странение информации, применения информационных технологий, обеспечения защиты информации, так же отсутствует понятие «допуск к информации».

Однако следует понимать, что процессу предостав­ления заинтересованным лицам доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, должен предшество­вать процесс допуска таких лиц к такой информации. В деле организации охраны конфиденциальности инфор­мации при обеспечении коммерческой тайны не может быть одного процесса без другого. Эти процессы взаимос­вязаны и взаимообусловлены между собой. Дело в том, что не может быть предоставление определенным лицам конфиденциальной информации (процесс доступа) без соответствующей процедуры оформления им права на такой доступ к этой информации (процедура допуска). Такая логика вещей основывается на том, что не каждый человек способен хранить тайну, работать в условиях конфиденциальности (негласности). Процедура допуска лица к конфиденциальной информации, прежде всего, предполагает осуществление со стороны обладателя та­кой информации проверочных мероприятий в отноше­нии конкретного лица, которому намечается оформление права на доступ к сведениям конфиденциального харак­тера.

Необходимо отметить, что отсутствие на законода­тельном уровне такой правовой категории, как допуск к информации, составляющей коммерческую тайну, приво­дит к уменьшению, а порой и пренебрежению значения в организации охраны конфиденциальности информации процесса доступа лиц к такой информации. Обладателю информации, составляющей коммерческую тайну, важно знать, что процедура допуска лица к конфиденциальной информации должна состоять из следующих стадий (эта­пов):

  • стадия проведения в отношении конкретного лица проверочных мероприятий в целях выяснения наличия у него необходимых умений, способностей, личных и дело­вых качеств работать с конфиденциальной информацией;
  • стадия оформления права лиц на доступ к инфор­мации, составляющей коммерческую тайну.

Следует отметить, что понятие «допуск к информа­ции (сведениям, сообщениям, данным)» встречается на законодательном уровне только в правовых положениях Федерального закона «О государственной тайне»[4].

Наряду с понятием «допуск к государственной тай­не» в правовых положениях указанного Федерального за­кона дается юридическое определение понятия «доступ к сведениям, составляющим государственную тайну», под которым подразумевается санкционированное полно­мочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну. В вопросе о государственной тайне законодатель логично и четко разграничил два процесса (процедуры):

  • процедура допуска к государственной тайне;
  • процесс доступа к сведениям, составляющим госу­дарственную тайну.

Что касается вопроса о процедуре допуска лиц к другим видам тайн, то здесь законодатель ограничился лишь указанием на процесс доступа таких лиц к конфи­денциальной информации. Так, в статье 2 Федерального закона об информации дается юридическое определение понятия «доступ к информации», под которым понима­ется возможность получения информации и ее использо­вания. Если обратиться к словарю русского языка С. И. Ожегова, то под понятием «возможность» следует пони­мать средство, условие, необходимое для осуществления чего-нибудь, возможное обстоятельство [1]. Следователь­но, по мнению законодателя, процесс доступа лица к конфиденциальной информации обусловлен определен­ными средствами и условиями, под которыми, на наш взгляд, необходимо понимать процедуру допуска этого лица к такой информации.

Содержание процедуры допуска лиц и граждан к го­сударственной тайне регламентирована в статье 21 Закона РФ «О государственной тайне». Проведем сравнительный анализ правовых положений законодательства о государ­ственной и коммерческой тайнах в целях раскрытия со­держательной стороны процедуры допуска лиц к интере­сующей информации.

В целом можно констатировать, что правовые положе­ния анализируемых законодательных актов, регламенти­рующих вопросы процесса допуска и процедуры доступа лица к сведениям, составляющим государственную и ком­мерческую тайны, во многом перекликаются между собой. Важно понимать, что допуск лиц к конфиденциальной ин­формации определяет не просто процедуру оформления им права на доступ к таким сведениям, а характеризует само это право, которое может быть у лица (предприятия, учреждения, организации) или не быть, в связи с отсут­ствием или прекращением данных правоотношений. На­пример, в статье 23 Закона РФ «О государственной тайне» определены условия прекращения допуска должностного лица или гражданина к государственной тайне. Допуск должностного лица или гражданина к государственной тайне может быть прекращен по решению руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации в следующих случаях: Пример HTML-страницы

  • расторжения с ним трудового договора (контракта) в связи с проведением организационных и (или) штатных мероприятий;
  • однократного нарушения им взятых на себя пред­усмотренных трудовым договором (контрактом) обяза­тельств, связанных с защитой государственной тайны;
  • возникновения обстоятельств, являющихся основа­нием для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне.

В данной ситуации, по нашему мнению, речь идет не о прекращении «процедуры оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну ...», так как логично предположить, что эта проце­дура давно уже была проведена со стороны «руководите­ля органа государственной власти, предприятия, учреж­дения или организации», а именно о прекращении права лица на его доступ к соответствующим сведениям, т. е. прекращение установленных ранее с этим лицом право­отношений доступа к государственной тайне.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что до­пуск к конфиденциальной информации - это процесс установления правоотношений лица (физического, юри­дического) по поводу его доступа к конфиденциальной информации, а доступ к конфиденциальной информа­ции - это процедура непосредственной реализации дан­ных правоотношений в целях получения и использования конфиденциальной информации. Допуск к конфиденци­альной информации является первичной субстанцией, а доступ к конфиденциальной информации - вторичной. Так, при прекращении допуска лица к конфиденциаль­ной информации «автоматически» прекращается его до­ступ к такой информации. Однако прекращение доступа лица к конфиденциальной информации не всегда может «автоматически» вести к прекращению его допуска к этой информации (например, доступ к конфиденциальной ин­формации ограничивается временем ознакомления с ней в специальной библиотеке учреждения, организации). Необходимо отметить, что процесса доступа лица к кон­фиденциальной информации не может существовать без процедуры допуска его к такой информации, и когда в правовых положениях Федерального закона «О коммер­ческой тайне» законодатель упоминает процесс доступа, то тем самым он одновременно подразумевает наличие процедуры допуска лица к информации, составляющей коммерческую тайну. Нельзя отождествлять между собой рассматриваемые понятия, так как такое отождествление данных понятий не ведет к положительным результатам в деле организации системы охраны конфиденциальной информации в компании.

Принцип добровольности лица в его работе с соот­ветствующей информацией в условиях конфиденциаль­ности (негласности) является важным обстоятельством в деле организации системы охраны конфиденциальной информации. Добровольность лица, его добрая воля и согласие работать в указанных условиях ко многому его обязывает. Однако, если речь идет о государственной тайне, то добровольность лица, его согласие на работу в соответствующих условиях оформляется на стадии про­цедуры его допуска к соответствующим сведениям, и это положение является правильным и логичным. Но если речь идет о коммерческой тайне, то добровольность лица, его согласие на работу в условиях конфиденциальности (негласности) оформляется на стадии процесса его до­ступа к соответствующей информации. Данное положе­ние не является однозначно верным и логичным, так как законодатель здесь о допуске не говорит, можно лишь предположить, что он включает эту процедуру в процесс доступа лица к конфиденциальной информации. Добро­вольность лица, его согласие работать в условиях конфи­денциальности (негласности) должны быть определены и оформлены соответствующим образом не на стадии не­посредственного «ознакомления определенных лиц с ин­формацией, составляющей коммерческую тайну...» (ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне»), а на более ранней стадии - процедуры оформления права граждан на доступ к кон­фиденциальной информации, т.е. процедуры допуска.

Прежде чем допустить лицо к ознакомлению с содер­жанием конфиденциальной информации, первоначально компетентным должностным лицам компании (фирмы) надо удостовериться в наличии у интересующего лица соответствующего права на такой доступ, т. е. наличие у него допуска к определенной тайне. Данное положение достаточно ясно и четко регламентировано в статье 53.1 Трудового кодекса Российской Федерации, где определя­ется порядок участия представителей работников в засе­даниях коллегиального органа управления организации с правом совещательного голоса. Так, в указанной статье определено, что, если для участия в заседании коллеги­ального органа управления организации требуется нали­чие допуска к соответствующей тайне, указанные пред­ставители работников должны получить такой допуск в порядке, установленном законодательством Российской Федерации[5].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что до­пуск к конфиденциальной информации - это процесс установления правоотношений лица (физического, юри­дического) в части его доступа к конфиденциальной ин­формации, а доступ к конфиденциальной информации - это процедура непосредственной реализации данных правоотношений в целях получения и использования конфиденциальной информации.

МАЛЫШЕВ Сергей Яковлевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры экономики предпринимательства Уфимского государственного авиационного технического университета

КИСЕЛЕВ Николай Николаевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры оперативно-разыскной деятельности ОВД Уфимского юридического института МВД России

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика