Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Временный запрет деятельности и административное приостановление деятельности: проблемы правоприменения в отношении опасных производственных объектов

Административное приостановление деятельности как вид административного наказания было впервые введено принятым в 2001 году Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) в ответ на бурно развивающуюся рыночную экономику и как рычаг воздействия на юридических лиц, не соблюдающих установленные законом запреты при ведении предпринима­тельской или иной экономической деятельности.

Сущностью административного приостановления де­ятельности является временное прекращение деятельности юридического лица (его филиалов, представительств, струк­турных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказа­ния услуг) путем опломбирования и опечатывания помеще­ний и имущества, находящегося в них, и которое, в контексте нашего исследования, налагается судьей или руководящими должностными лицами Ростехнадзора при угрозе жизни или здоровью людей, а также наступлении радиационной аварии или техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды [1]. Адми­нистративное приостановление деятельности являет собой весьма суровое наказание, влекущее крайне неблагоприят­ные последствия для хозяйствующего субъекта. Не случайно в правоприменительной практике сложилось устойчивое мнение о возможности назначения данного вида наказания при наличии отягчающих обстоятельств. Так, Калтанский районный суд Кемеровского области, назначая организации в качестве наказания административное приостановление деятельности, отметил, что, ввиду совершения данным юри­дическим лицом повторно однородного административного правонарушения, что является обстоятельством, отягчаю­щим административную ответственность, справедливым бу­дет назначить административное наказание в виде админи­стративного приостановления деятельности [2].

Как известно, процессуальные действия, принимаемые судами и иными уполномоченными органами при произ­водстве по различным категориям дел, нередко способству­ют исполнению судебных актов (например, заключение под стражу при производстве по уголовному делу, наложение ареста на имущество ответчика как обеспечительная мера в гражданском или арбитражном процессе). Не исключени­ем является и производство по делам об административных правонарушениях.

Сущностью и качественными характеристиками, как административного приостановления деятельности, так и временного запрета деятельности, являются прекращение деятельности юридического лица (его филиалов, предста­вительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятель­ности (работ), оказания услуг), путем опломбирования и опечатывания помещений и имущества, находящегося в них. Роднит их и то, что их применение должно быть обязательно обусловлено наличием угрозы жизни или здоровью людей, а также наступлением аварии или катастрофы, причинением существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды (в контексте освещаемой нами темы). Кроме того, вре­менный запрет деятельности может применять лишь тогда, когда в санкции статьи КоАП РФ закреплен такой вид адми­нистративного наказания как административное приостанов­ление деятельности. Все эти положения КоАП РФ указывают на неразрывную связь между данными мерой обеспечения и административным наказанием.

В судебной практике существуют случаи, когда отказ от назначения административного наказания в виде админи­стративного приостановления деятельности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.1 КоАП РФ, обосновывается затруднительностью исполне­ния данного вида наказания. Так, Находкинский городской суд Приморского края счел нецелесообразным назначение наказания в виде административного приостановления дея­тельности в отношении одного из филиалов юридического лица ввиду «значительных временных и финансовых затрат на исполнение наказания и устранение выявленных нару­шений», назначив в качестве наказания административный штраф [3]. Из этого примера следует, что некоторые суды не рискуют назначать должное наказание, ввиду отсутствия необходимого обеспечения такого наказания на стадии про­изводства по делу, что в последующем может привести к не­гативным последствиям. Пример HTML-страницы

В связи с этим авторами акцентируется внимание на необходимости активизации работы органов Ростехнадзо­ра в направлении применения должных мер обеспечения при производстве по делам об административных правона­рушениях, предусмотренных ст. 9.1 КоАП РФ. Необходим комплексный подход к оценке ситуации и всех рисков при обнаружении признаков данного административного право­нарушения и принятии законного и обоснованного решения о применении мер обеспечения. Неясности при решении вопроса о необходимости применения мер по временному запрету деятельности устранил бы внутриведомственный акт Ростехнадзора информационного характера, посвященный организации работы при производстве по таким категори­ям дел. Целью данного предложения является установление последовательности, чтобы временный запрет (как мера обе­спечения) преобразовывался в приостановление деятельно­сти (как наказание) на основании акта, разрешающего дело по существу, а у правоприменителя не оставалось сомнений в затруднительности исполнения наказания, так как оно, по сути, переносится на стадию производства по делу об адми­нистративном правонарушении (для соблюдения данной по­следовательности представляется необходимым указывать о законности и обоснованности применения временного за­прета деятельности в итоговом постановлении по делу). Кро­ме того, внутриведомственный акт позволил бы инспекторам качественно и быстро реагировать на выявляемые наруше­ния. Таким образом будет достигнут баланс между интере­сами юридического лица и соблюдением прав граждан на жизнь, здоровье и благоприятную окружающую среду.

Немаловажным средством достижения указанной выше цели, а также качественного производства по делам об админи­стративных правонарушениях, предусмотренных ст. 9.1 КоАП РФ, в том числе и решения при этом вопроса о необходимо­сти применения временного запрета деятельности, является административное расследование, призванное как раз способ­ствовать установлению всех обстоятельств правонарушения и осуществлению всех необходимых процессуальных действий. Согласно ч. 1 ст. 28.7 КоАП РФ, в случае обнаружения призна­ков правонарушения, предусмотренного ст. 9.1. КоАП РФ мо­жет быть возбуждено административное расследование. Пред­ставляется, что вынесение законного и обоснованного итогового постановления по данным категориям дел без данной проце­дуры невозможно. Процессуальные возможности и адекватные сроки, предоставляемые административным расследованием, являются незаменимым инструментом для достижения объек­тивной оценки возможности применения мер по временному запрету деятельности, ввиду сложности этого вопроса в данных категориях административных правонарушений.

Кроме всего прочего, представляется справедливым оставить правомочие наложения наказания в виде адми­нистративного приостановления деятельности лишь за су­дьями. По нашему мнению, это обуславливают различные нормы КоАП РФ, дающие при системном анализе основание выдвигать такое предложение, прежде всего это положения ст. 27.16 и 28.7 КоАП РФ, которые предоставляют возмож­ность без итогового акта приостановить деятельность без наступления общественно опасных последствий ввиду про­медления. Это будет способствовать более качественному исследованию всех материалов и сведений в условиях состя­зательности и независимости органа (суда), принимающего решение по существу, при этом не скованного рамками сроч­ности, ведь, как мы уже говорили ранее, суровость наказания и заблаговременный запрет деятельности как мера обеспече­ния устраняют срочность в решении вопроса, так как суд, по сути, лишь «узаконивает» уже приостановленную деятель­ность, облачая это в административное наказание. Данное предложение находит поддержку среди ученых [4, с. 198].

В заключение отметим несколько важных вопросов, ко­торые могут вытекать из высказанных нами предложений, и дадим на них ответы.

Возможно, главным вопросом по итогам исследования может послужить наличие возможности снятия временного запрета деятельности до вынесения итогового акта по резуль­татам рассмотрения дела по существу. На наш взгляд, спра­ведливым будет являться наличие возможности досрочной отмены данной меры обеспечения, путем вынесения опреде­ления об отмене меры обеспечения в случае, если необходи­мость в ней устранена хозяйствующим субъектом или отпала по независящим от него обстоятельствам. Для этого необхо­димо внести соответствующие изменения в ст. 27.16 КоАП РФ.

Вопрос о признании несоразмерности применения вре­менного запрета деятельности на стадии производства по делу в итоговом постановлении и правовых последствиях такового, по нашему мнению, также является краеугольным. Считаем, что несоразмерность меры обеспечения предопределяет ее незаконность и необоснованность. Таким образом, если по­становлением о назначении наказания будет установлена не­соразмерность примененного временного запрета деятельно­сти, то организация приобретет право требовать возмещения вреда, причинного незаконными действиями органа власти, в соответствии с гражданским законодательством.

ПОГОМИЙ Илья Николаевич
магистрант Высшей школы юриспруденции и судебно-технической экспертизы Гуманитарного института Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого

ЕРМОЛИНА Марина Анатольевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, доцент Высшей школы юриспруденции и судебно-технической экспертизы Гуманитарного института Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика