Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Унификация правового регулирования в сфере использования цифровых технологий в Европейском союзе: блажь или необходимость?

Мы живем в мире цифровых технологий. В мире, в ко­тором цифровые технологии могут как ускорить экономи­ческий рост, улучшить систему здравоохранения, облегчить повседневную жизнь людей, сократить выбросы загрязняю­щих веществ в атмосферу и принести много другой пользы всему мировому сообществу, так и стать причиной наруше­ния свобод граждан, источником ограничения конкуренции и орудием в кибервойне.

Между этими кардинально проти­воположными последствиями цифровизации стоит сбалан­сированное правовое регулирование, которое, не подавляя инновационный прогресс, защищает общество от возможно­го вреда и вредных последствий «цифрового развития».

На сегодняшний день правовое регулирование в области цифровых технологий еще только формируется. Его форми­рование осложняется, в первую очередь, тем, что технологии постоянно развиваются, и правовое регулирование находит­ся в «догоняющем» положении по отношению к такому раз­витию. В связи с этим ключевой целью каждого государства становится формирование быстро адаптируемого, в какой-то степени даже «каучукового», правового регулирования.

Однако государства не могут существовать в отрыве от мирового сообщества. Для повышения эффективности правового регулирования в области цифровых технологий каждого отдельного государства, их действия между собой должны быть скооперированы, хотя бы в рамках тех между­народных региональных интеграционных объединений, членами которых они являются. Подобная кооперация воз­можна благодаря унификации правового регулирования ис­пользования цифровых технологий.

Унификация правового регулирования - это «процесс создания и санкционирования единообразных правил по­ведения, происходящий на межгосударственном и нацио­нальном уровнях в правовых рамках, установленных между­народными и национальными нормами права» [1, с. 31]. При этом результатом процесса унификации права могут стать не только полностью аутентичные тексты норм, действую­щих в разных правопорядках, но и приведение этих норм к различной степени единообразия - от сходства в основе или в деталях до полной словесной идентичности [2, с. 3].

Основным же преимуществом региональной унифи­кации является то, что унифицированные акты изначально предоставляют национальным законодателям готовую мо­дель продуманного и действенного правового регулирования для решения конкретной проблемы. Вызвано это неспособ­ностью большинства национальных законодателей соответ­ствовать ожидаемому международному уровню качества за­конотворчества. Как, например, отмечает профессор права Калифорнийского университета А. Розетт: «Немногие из крупнейших штатов в США имеют профессионально уком­плектованный законодательный орган, способный разраба­тывать хорошо продуманные законы по вопросам частного права» [7, с. 690].

Как было уже отмечено ранее, правовое регулирование в области цифровых технологий должно быть максимально адаптивным, а на международном уровне это достигается по­средством формирования основных рамок, демократических начал и принципов правового регулирования использования цифровых технологий. Особенно активно политика по фор­мированию сбалансированного подхода к правовому регу­лированию процессов цифровизации ведется Европейским союзом.

В данном контексте стоит отметить, что Европейский союз часто критикуют за то, что он является достаточно медленной «политической машиной» в силу значитель­ной разветвленности и разрозненности своих институтов. Но когда дело доходит до правового регулирования тех­нологий, все институты вступают в стабильную и устой­чивую кооперацию. Этому способствует и содействие со стороны государств - членов Европейского союза, кото­рые также выступают за ужесточение правового регули­рования в данной области. Подобное многоуровневое вза­имодействие существенно облегчает и ускоряет правовые процессы в данной области. А «подгоняют» эти процессы в том числе и требования граждан, чья обеспокоенность по поводу защиты своих данных в сети, после многочис­ленных непрекращающихся скандалов, возрастает с каж­дым годом.

Несмотря на общую скорость развития, данный процесс все равно является постепенным и планомерным. Его начало было ознаменовано принятием Общего регламента по за­щите данных [6], который преследовал две основные задачи: во-первых, предоставить гражданам контроль над собствен­ными персональными данными; во-вторых, упростить пра­вовую базу для международных экономических отношений путем унификации регулирования в рамках Европейского союза.

В дальнейшем фокус внимания Европейского союза был смещен на правовое регулирование в области искусственного интеллекта. Сперва Европейской комиссией, в феврале 2020 года, была опубликована Белая книга по искусственному ин­теллекту [9], в которой были аккумулированы предложения по формированию политики, ориентированной на содей­ствие внедрению технологий искусственного интеллекта и предотвращение рисков, возникающих в связи с использова­нием таких технологий. Пример HTML-страницы

Результатом работы в данной области в апреле 2021 года стали Предложения Европейской комиссии к Регла­менту, устанавливающему согласованные правила в области искусственного интеллекта [5]. Предложения стали логич­ным продолжением Белой книги и частично поддержали те опасения, которые были обозначены в ней ранее. Ключевой целью этого документа стало формирование единого ско­ординированного европейского подхода к гуманитарным и этическим последствиям развития технологии искусственно­го интеллекта.

Европейская комиссия ключевой целью в данной сфере видит именно нахождение баланса между гарантией без­опасности и соблюдения основных прав человека и стиму­лированием распространения искусственного интеллекта и инвестирования в область искусственного интеллекта в госу­дарствах - членах Европейского союза [8, с. 671].

Следующим последовательным этапом развития пра­вового регулирования использования цифровых техноло­гий в рамках Европейского союза становится разработка проектов Закона о цифровых услугах и Закона о цифровых рынках. Основной их миссией является обеспечение спра­ведливой конкуренции на рынке, учитывающее доминиру­ющее положение ряда компаний, что, в конечном итоге, должно дать небольшим компаниям больше возможно­стей конкурировать с крупными технологическими плат­формами, и определение субъекта ответственности (тех­нологические гиганты - интернет-платформы с более чем 45 миллионами пользователей) за контент, публикуемый на интернет-платформах («с большой силой приходит большая ответственность»). При этом стоит отметить, что вопрос распределения ответственности за методы обра­ботки данных и антиконкурентное поведение подвергался многочисленным обсуждениям на протяжении последних нескольких лет и повергался серьезной критике, что может быть обусловлено, в том числе, и достаточно серьезным лоббированием интересов в данной сфере.

Почему же именно Европейский союз видит своей за­дачей унификацию правового регулирования в сфере ис­пользования цифровых технологий? Причин может быть несколько.

Несмотря на международное значение Европейского со­юза и его государств - членов в регионе нет по-настоящему глобального технологического гиганта. Среди отдельных цифровых платформ можно привести, например, Spotify, Zalando или Skype, но они не пользуются таким же домини­рующем положением на рынке, как американские компании Apple или Amazon. В связи с этим перед Европейским сою­зом стоит задача по выяснению причин такого положения на рынке и определению возможных путей стимулирования и поощрения развития европейских цифровых платформ. Об­условлено это тем, что доминирующее положение каждой отдельной европейской цифровой платформы будет иметь не только позитивное значение для экономики, но и будет способствовать усилению геополитической роли Европей­ского союза в целом.

Кроме того, существующая правовая база, как уже гово­рилось ранее, имеет ряд пробелов и рисков, которые негатив­но влияют на предоставление цифровых услуг на внутреннем рынке Европейского союза [3, с. 79]. Среди таких проблем можно выделить, например:

  • фрагментацию национального регулирования внутри Европейского союза;
  • противоречивое и непоследовательное правопримене­ние;
  • недостаточная степень сотрудничества между государ­ствами - членами Европейского союза;
  • различные правила государств - членов Европейского союза по защите прав потребителей и предприятий, исполь­зующих цифровые услуги;
  • правовые барьеры для «входа» на рынок [4].

Не улучшает ситуацию и то, что работа по обеспечению баланса между фундаментальными правами, принципами и свободами единого рынка часто возлагается на националь­ные суды, что в конечном итоге только множит число диффе­ренцированных и фрагментарных решений.

Европейской парламентской исследовательской служ­бой в 2020 году была проанализирована потенциальная до­бавленная стоимость, которая может быть достигнута путем совершенствования действующей нормативно-правовой базы Европейского союза в области цифровых услуг. В резуль­тате проведенного исследования были сделаны следующие выводы: «Результаты макроэкономического моделирования для двух из четырех пакетов мер политики свидетельствуют о том, что принятие общих мер Европейского союза по усиле­нию защиты прав потребителей и единых правил электрон­ной коммерции, а также по созданию структуры управления и курирования контента, гарантирующей конкурентоспособ­ность бизнеса и защиту прав и свобод, потенциально доба­вит не менее 76 млрд евро к валовому внутреннему продукту Европейского союза в период с 2020 по 2030 год. Поэтому общая европейская добавленная стоимость от улучшения функционирования единого рынка и адаптации норм ком­мерческого и гражданского права для коммерческих орга­низаций, работающих онлайн, как показывает качественный анализ, будет значительно выше» [4].

Столь высокий рост рыночной стоимости произведен­ных в Европейском союзе товаров и услуг для конечного использования может быть обеспечен за счет достижения следующих факторов: (1) согласованность европейской пра­вовой базы приведет к (2) юридической ясности, следствием чего станет (3) более эффективное и действенное правопри­менение, а соответственно, будет (4) отлажено функциони­рование единого цифрового рынка, что в конечном итоге приведет к (5) снижению фрагментации единого цифрового рынка.

В связи с изложенным, отвечая на вопрос о том, является ли унификация правового регулирования в сфере использо­вания цифровых технологий в Европейском союзе блажью или все же необходимостью, можно сделать однозначный вывод в пользу второго варианта. Европейский союз стре­мится к унификации в данной области для решения про­блем влияния цифровизации как на общество, так и на кон­куренцию. Унификация правового регулирования в сфере использования цифровых технологий в Европейском союзе - это возможность сформировать и развить согласованную и единообразную европейскую правовую базу, продолжить работу по гармонизации смежных областей европейского рынка и сделать применение парового регулирования более эффективным и действенным, что в конечном итоге благо­приятно скажется на функционировании всего цифрового рынка в целом.

БЕРМАН Алиса Михайловна
ассистент кафедры гражданского права и процесса и международного частного права Юридического института Российского университета дружбы народов

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика