Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Современное международное право и его основные принципы

Современное международное право и его основные принципы.

За последние годы усилились нападки на основные прин­ципы и нормы международного права. Это связано, главным образом, с резким обострением межгосударственных отноше­ний и попытками оправдать нарушения действующего меж­дународного права.

Современное международное право, провозглашенное Уставом ООН, на протяжении более чем 70 лет после его при­нятия проходило через многие кризисы и испытания. Однако каждый раз, преодолев очередной кризис, оно укреплялось и развивалось. Тем не менее, некоторые государственные деяте­ли и ученые неизменно пишут о кризисе международного пра­ва и даже предрекают его гибель. Этот кризис они связывают, главным образом, с нарушением Устава ООН, закрепленных в нем принципов и норм. Другие авторы считают ключевой причиной такого кризиса «неравнозначность» общепризнан­ных принципов, предлагают выстроить иерархию между ними или, вообще, отказаться от некоторых из них. Более того, они предлагают начать процесс «формирования нового международного права».

Наряду с подобными высказываниями раздаются и со­вершенно парадоксальные утверждения. Так, профессор Томсинов В.А. пишет, что «сложившаяся система норм, принци­пов и доктрин международного права, а также процедур и механизмов, обеспечивающих его функционирование, пред­полагает стабильное состояние международных отношений, она совершенно не приспособлена для использования в ус­ловиях геополитических конфликтов». Поэтому он считает, что «наряду с ординарным международным правом» должно существовать «экстраординарное международное публичное право». Он фактически оправдывает произвол в междуна­родных отношениях, заявляя, что «полного соответствия той или иной ситуации или какого-либо действия государства конкретным нормам международного права чаще всего не бы­вает. А это значит, что не бывает в международном праве и в полной мере законных действий».

Совершенно очевидно, что «слабость» международного права объясняется не недостатками Устава ООН или противо­речивостью его основных принципов, а отказом ряда стран в целях навязывания мировому сообществу своих геополитиче­ских, национальных и иных интересов соблюдать существую­щие договоренности.

В современном термоядерном мире особо важно строго придерживаться Устава ООН, общепризнанных принципов и норм, пресекать преступные нарушения международного права, а не оправдывать их под любыми предлогами, способ­ствуя, тем самым, разрушению достигнутых договоренностей.

Современное международное право непрерывно разви­вается, обогащаясь все новыми межгосударственными дого­воренностями, содержащими различные принципы и нормы. Это - функционирующая система, основанная не на застыв­ших понятиях и нормах, а на постоянном их совершенствова­нии, которая определяется рядом факторов, получивших свое воплощение в середине XX века.

Окончание Второй мировой войны, принятие Устава ООН, распад колониальной системы и резкое увеличение субъектов международного права привели к созданию факти­чески нового современного международного права.

В противовес старому международному праву, которое базировалось, главным образом, на обычаях и оправдывало применение вооруженной силы в межгосударственных от­ношениях, оно носит, в основном, договорный характер и отличается системой и содержанием его принципов и норм, которые являются общепризнанными и запрещают угрозу си­лой или ее применение. Несмотря на происходящие кризи­сы, временные осложнения межгосударственных отношений, международное право после принятия Устава ООН непрерыв­но развивается, его принципы и нормы наполняются прогрес­сивным содержанием.

Особо важное значение для соблюдения международного права имеют его основные принципы. Они устанавливают об­щие основы поведения государств на международной арене, которые конкретизируются в договорных нормах междуна­родного права. Именно общепризнанные основные принци­пы, как высшие и императивные, являются критерием закон­ности других норм международного права.

Они состоят из целой системы норм международного права, каждая из которых носит императивный характер и со­держит обязательства erga omnes, то есть обязательства отно­сительно всех членов международного сообщества.

Основные принципы всегда нормативны, поскольку они налагают на государства обязательные правила поведения бо­лее общего характера по сравнению с обыкновенными норма­ми.

Каждый из основных принципов состоит из различных норм. Так, например, принцип мирного разрешения между­народных споров требует от государств разрешать свои споры «путем переговоров, обследования, посредничества, примире­ния, арбитража, судебного разбирательства, обращения к ре­гиональным органам или соглашениям или иными мирными спорами средствами по своему выбору» (ст. 33 Устава ООН).

Как следует из содержания названного принципа, он со­стоит из системы норм, относящихся к различным средствам урегулирования разногласий между государствами. Это не означает, что нормы международного права обязательно от­носятся к тем или иным принципам. Многие из них имеют са­мостоятельное значение и к принципам не относятся. Они - в отличие от основных принципов - более конкретны. Каждый принцип международного права состоит из системы как об­щих, так и конкретных норм, объединенных в единое целое. Принцип является как бы каркасом международного права, на котором нанизаны те или иные отдельные нормы.

Любая норма международного права образуется в ре­зультате согласования позиций двух или более государств, которые либо участвовали в переговорном процессе по ее соз­данию, либо признали ее позднее. В отличие от норм между­народного права его основные принципы всегда универсальны и их обязательная сила распространяется на все государства. Они устанавливают общие основы поведения государств на международной арене, которые конкретизируются в договор­ных нормах международного права. Именно общепризнанные принципы как высшие и императивные являются критерием законности других норм международного права.

Ни один двусторонний или многосторонний договор не может отменить или даже поставить под сомнение всеобщую обязательность основных принципов международного права. Здесь не действует правило, согласно которому специальный закон отменяет общий закон.

В международном договоре могут содержаться принци­пы и нормы, источником которых является не только данный договор, но и заключенные ранее международные соглаше­ния. В случае прекращения или денонсации данного договора, его участники обязаны выполнять любые зафиксированные в договоре обязательства, которые возлагают на них общепри­знанные принципы международного права.

Следует иметь в виду, что любой международный дого­вор является ничтожным, если он противоречит общепри­знанным принципам международного права.

Иногда ставится знак равенства между принципом и нор­мой, а также высказывается мнение, что «принципы между­народного права - общепризнанные нормы международно­го права наиболее важного и общего характера». При этом общепризнанные нормы характеризуются «как понятие более широкое, чем общепризнанные принципы международного права».

В данном случае происходит смещение понятий «прин­цип» и «норма», причем понятие «норма» автоматически переносится из внутригосударственного права. «Как и любая правовая норма, - подчеркивается в одном из учебников меж­дународного права, - норма международного права состоит из трех элементов, образующих ее структуру: гипотеза (указание на условия, при которых она применяется), диспозиция (опре­деление поведения участников межгосударственных отноше­ний, которым она адресована в соответствующих условиях) и санкции (указание на меру ответственности участников межго­сударственных отношений, поведение которых не будет соот­ветствовать предусмотренному в диспозиции)».

Специфика норм международного права (в отличие от внутригосударственного права) состоит в том, что его нормы обычно не имеют указаний на санкции. Что же касается прин­ципов международного права, то все они состоят только из диспозиции и гипотез.

Основные принципы международного права были пер­воначально зафиксированы в Уставе ООН, а затем развиты во многих международных документах. Именно с принятием Устава ООН начался новый этап в развитии международного права, его принципов и норм.

Принятие Устава ООН свидетельствовало о тех громадных изменениях, которые произошли в международном праве. За весьма короткий отрезок времени коренным образом измени­лось содержание международного права, складывающегося в течение многовековой истории человеческого общества.

Старое международное право, в силу взаимопротиворе­чащего толкования его обычных принципов и норм, не пред­ставляло собой согласованную единую систему, а сфера его действия была ограничена небольшой группой государств, принадлежащих, к так называемым, «цивилизованным наро­дам».

Устав ООН фактически создал современное новое меж­дународное право, которое из обычного превращается в до­говорное, а после ликвидации колониальной системы стано­вится всеобщим. Устав ООН явился первым международным договором, содержащим принципы международного права, которые стали обязательными для всех государств мира (п. 6 ст. 2 Устава ООН). Более того, обязательства государств по Уставу ООН имеют преимущественную силу перед всеми дру­гими международными соглашениями (ст. 103 Устава ООН).

Принципы, закрепленные в Уставе ООН, по своему со­держанию и обязательной силе коренным образом отлича­ются от тех из них, которые ранее провозглашались в старом международном праве. Устав ООН дал ясное и четкое изло­жение принципов международного права, сформулировав их содержание, исключил или сузил возможность их различных толкований, содействовал единообразному применению в международных отношениях.

Кодификация обычных норм международного права всегда сталкивалась со значительными трудностями, которые состояли в необходимости устранять расхождения по вопросу существования тех или иных норм, их различных формулиро­вок и толкования, неспособности участников переговорного процесса добиться согласования позиций по обсуждаемым вопросам.

Даже после устранения всех этих расхождений точное изложение содержания обычной нормы исключительно за­труднялось, поскольку государства продолжают толковать по-своему такую норму для обоснования своей внешнеполи­тической позиции. Договорное же изложение норм придает им более ясное и четкое выражение.

Любой международный договор, содержащий соответ­ствующие принципы и нормы, заменяет ранее существовав­шие обычные нормы ограниченного действия, включенные в данный договор и трансформирует их в договорные. Они ста­новятся в этом качестве обязательными для всех государств- участников.

Что же касается других государств, не ставших участни­ками данного договора, то указанные нормы не могут рассма­триваться как обычные и обязательные, распространявшиеся на все государства.

Противоположная точка зрения, высказываемая некото­рыми учеными, противоречит ст. 34-35 Венской конферен­ции о праве международных договоров (1969 г.) о том, что письменное согласие государства необходимо во всех случаях, когда оно желает быть обязанным по договору, участником ко­торого не является.

Международное право должно четко и ясно отражать по­требности быстро меняющихся международных отношений. Для этого требуется постоянное его развитие, адаптация су­ществующих принципов и норм к новым реалиям, их измене­ние и, при необходимости, замену, фиксирование новых пра­вил поведения. Совершенно очевидно, что обычные нормы не отвечают таким потребностям.

Устав ООН, запретив угрозу силой и ее применение, принципиальным образом изменил характер и содержание таких «старых» принципов, как:

  • принцип уважения государственного суверенитета;
  • принцип равноправия государств;
  • принцип невмешательства во внутренние дела госу­дарств.

Указанные принципы по своему юридическому содержа­нию стали совершенно новыми, приобрели универсальный и императивный характер. На основе принципов, зафиксиро­ванных в Уставе ООН, разрабатывались и совершенствовались нормы международного права, которые не могли уклониться от их предписаний.

По своему содержанию Устав ООН представлял собой кодификацию принципов и норм международного права с учетом опыта второй мировой войны и необходимости про­грессивного развития международного права.

Нельзя согласиться с теми учеными, которые утвержда­ют, что Устав ООН только кодифицировал международное право путем «письменного изложения уже существовавших норм», не принеся ничего нового в этом отношении.

Этот основополагающий международный договор не только кодифицировал существовавшие обычаи и договорные положения, но и фактически создал современное междуна­родное право, зафиксировав новые принципы и нормы, при­дав ранее действующим иное прогрессивное содержание.

С принятием Устава ООН обычное право постепенно от­мирает, а кодификация и прогрессивное развитие междуна­родного права приобретает особое значение в деятельности Организации Объединенных Наций и многочисленных меж­дународных конференций. Тем самым международное право постоянно развивается, способствуя более полноценному осу­ществлению целей и принципов Устава ООН, его основных положений, создавая и совершенствуя новые отрасли права.

Принципы международного права обычно создаются до­говорным путем. Однако, нельзя исключать их принятие и в результате одобрения определенных резолюций Генеральной Ассамблеи ООН.

В литературе по международному праву уже длитель­ное время ведутся споры по вопросу юридической силы резо­люций Генеральной Ассамблеи ООН. Согласно ст. 10 Устава ООН, резолюции Генеральной Ассамблеи имеют характер рекомендаций и не являются обязательными для государств. Однако, многие ученые считают, что подобные резолюции, толкующие Устав ООН и принятые голосами всех членов ООН, являются обязательными. Такая точка зрения наиболее четко выражена в «Курсе международного права», в котором отмечается, что имеются «такие резолюции Генеральной Ас­самблеи ООН, которые подтверждают те или иные положе­ния Устава ООН, иные общепризнанные принципы и нормы международного права или дают им толкование, развивают их. Эти резолюции выходят за рамки обыкновенных рекомен­даций и приобретают обязательную силу для членов ООН».

К ним обычно относят Всеобщую декларацию прав чело­века (1948 г.). Однако, надо четко различать, что принципы и нормы, содержащиеся в названной Декларации, стали обяза­тельными не в результате одобрения резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, а в силу договорной практики государств и принятия Пактов о правах человека и других международных соглашений в этой сфере.

Профессор А. П. Мовчан к числу обязательных резолю­ций Генеральной Ассамблеи ООН относит Декларацию о принципах международного права, касающихся дружествен­ных отношений и сотрудничества между государствами. «Эта декларация, - пишет он, - представляет собой толкование со­временных принципов Устава ООН и поэтому обязательна в силу юридического характера этих принципов и общепри­знанного толкования их содержания в свете развития между­народных отношений и международного права».

Анализируя подобные высказывания, профессор Г. И. Тункин справедливо приходит к выводу, что по «внутреннему праву» Организации Объединенных Наций (прием правил процедуры, утверждение бюджета и другие) Генеральная Ас­самблея принимает обязательные постановления.

«Однако по основным вопросам своей деятельности, - подытоживает он, - которые касаются отношений государств с ООН или государств между собой, Генеральная Ассам­блея, как это предусмотрено ст. 10 Устава, принимает только рекомендации».

С этим выводом можно в целом согласиться, но с одним важным уточнением. Речь идет о практике государств, кото­рые самостоятельно могут определить отношение к резолю­циям Генеральной Ассамблеи ООН и придать некоторым их положениям обязательный к исполнению характер.

К таким решениям можно отнести резолюцию Генераль­ной Ассамблеи ООН 60/251 от 15 марта 2006 г. «Совет по пра­вам человека». Согласно данной резолюции создавался меха­низм универсального периодического обзора (далее - УПО).

Как подчеркивалось в резолюции Генеральной Ассам­блеи 60/251, Совет «на основе объективной и достоверной ин­формации должен проводить всеобъемлющие периодические обзоры выполнения каждым государством его обязательств и обязанности в области прав человека, таким образом, который обеспечивает универсальность охвата и одинаковое отноше­ние ко всем государствам; такой обзор должен быть механиз­мом сотрудничества, основанном на интерактивном диалоге с соответствующей страной и при ее активном участии и учете ее потребностей в создании потенциала; такой обзор должен дополнять, а не дублировать работу договорных органов».

Отныне 193 государства-члены ООН, а не только участ­ники основных международных соглашений, в соответствии с которыми созданы конвенционные контрольные органы, про­ходят такой контроль в виде обзора в Совете по правам челове­ка. Следовательно, резолюцией Генеральной Ассамблеи был провозглашен новый принцип современного международно­го права - принцип всеобщего контроля над соблюдением го­сударствами основных прав и свобод человека.

Характерно, что за указанную резолюцию проголосовали 170 государств, т.е. подавляющее большинство стран-членов ООН. Ряд государств голосовали против: США, Израиль, Па­лау, Маршалловы Острова; воздержались Беларусь, Венесуэла и Иран. Объясняя мотивы голосования, они указывали, что целый ряд положений, принятой резолюции, не в полной мере учитывали их пожелания. Однако, все названные ранее государства участвуют в УПО, признав, таким образом, обяза­тельность рассматриваемой резолюции в этой части и всеобщ­ность принципа универсального контроля над соблюдением основных прав и свобод человека.

К обязательным положениям ряда резолюций Генераль­ной Ассамблеи следует отнести ее толкование Устава ООН, принципов и норм международного права, если принятое толкование является общепризнанным и признается в прак­тической деятельности государств. Такая обязательность не­которых положений резолюций Генеральной Ассамблеи не отменяет их в целом рекомендательный характер, как это и предусмотрено Уставом ООН.

Мнение ряда ученых о том, что для признания каких-ли­бо принципов и норм международного права в качестве обще­признанных и обязательных требуется всеобщее признание их всеми государствами мира, опровергается практикой между­народных отношений.

Мир сегодня исключительно сложен и противоречив. В международных отношениях участвуют почти две сотни го­сударств с различными геополитическими, экономическим, торговыми и иными интересами.

Добиться в таких условиях «поголовного» признания все­ми государствами принципа или даже отдельной нормы не всегда представляется возможным. Между тем, многие из них имеют существенное значение для поддержания междуна­родного мира и развития добрососедского и взаимовыгодного сотрудничества между государствами. Поэтому совершенно очевидно, что согласие с определенными принципами и нор­мами подавляющего большинства стран мира придают им общепризнанный и обязательный характер.

Можно смело утверждать, что современное международ­ное право не сможет развиваться, если добиваться признания его принципов и норм всеми государствами мира, включая страны-изгои, и теми из них, в которых господствуют дикта­торские режимы власти.

В доктрине международного права, длительное время отстаивалась точка зрения, согласно которой страна, освобо­дившаяся от колониальной зависимости, не связана с действу­ющим международным правом. Более того, высказывалось предположение, что возникающие новые государства могут даже требовать изменения и пересмотра многих положений международного права, сложившихся до их появления и не отвечающих их интересам.

Однако, практика международных отношений сложилась по-иному. Подавляющее большинство развивающихся стран с первых же дней своего существования признали Устав ООН, действующие принципы и нормы международного права. Они выступали за дальнейшее развитие международного пра­ва, его кодификацию и прогрессивное развитие. Именно раз­вивающиеся страны внесли значительный вклад в разработку и принятие Венской Конвенции о праве международных до­говоров, Пактов о правах человека и других международных соглашений, значительно улучшив их содержание.

Устав ООН перечисляет как те принципы международно­го права, которые складывались задолго до его принятия, так и те, которые получили всеобщее признание только в связи с принятием этого основополагающего межгосударственно­го договора. При этом следует учитывать, что такие принци­пы международного права, как принцип невмешательства или принцип суверенного равенства государств до принятия Устава ООН носили, в основном, обычный характер, и закреплялись в различных договорах, которые, однако, и не имели всеобщего и однозначного значения. Лишь Устав ООН обязал все государства мира действовать в соответствии с перечислен­ными им принципами и придал последним качественно иной договорный и обязательный характер.

Ни в коем случае нельзя отождествлять принцип госу­дарственного суверенитета или принцип невмешательства в трактовке международных документов XVIII-XIX в.в. с одно­именными принципами, существующими в современном международном праве, которое предоставляет каждому госу­дарству определенные юридические гарантии их соблюдения. В отличие от Устава ООН старое международное право про­возглашало указанные принципы (которые не признавались всеми участниками межгосударственных отношений), одно­временно не запрещая любые формы принуждения, в том числе и агрессивные войны, объявленные вне закона только Уставом ООН.

Перечень основных принципов международного права, зафиксированных в Уставе ООН, не является исчерпываю­щим. С развитием современного международного права не только изменяется их содержание, но и происходит формиро­вание новых принципов.

В литературе по международному праву дается различ­ный перечень основных принципов. Большинство авторов от­носят к их числу принципы, содержащиеся в Уставе ООН. Некоторые из них добавляют к ним принцип территориаль­ной целостности и принцип нерушимости границ, которые вытекают из принципа, обязывающего государства «воздер­живаться от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций» (п. 4 ст. 2 Устава ООН).

Известно, что советские ученые подразделяли междуна­родное право на общее и социалистическое. Исходя из такой трактовки, они к принципам международного права причис­ляли принципы социалистического интернационализма, дей­ствующие, якобы, между социалистическими странами. К ос­новным принципам международного права указанные ученые относили также принцип мирного сосуществования, принци­пы разоружения и ненападения и ряд других. Центральным принципом в этой системе, по их мнению, являлся принцип мирного сосуществования, который включал в себя обязатель­ства государств признавать существование государств с раз­личными социальными системами

Как эти, так и некоторые другие высказывания советских ученых во многом диктовались «холодной войной», которая проходила во второй половине XX века между социалисти­ческими и капиталистическими странами, и идеологической борьбой на внешнеполитической арене. Однако постепенно по многим вопросам точки зрения советских и западных ученых сближаются, исчезают ссылки на существование социалисти­ческого международного права, получает всеобщее признание точка зрения о существовании общего международного пра­ва, которое применяется всеми государствами мира. Этому во многом способствовала ликвидация колониальной системы и появление на мировой арене новых развивающихся стран. Именно в тот период происходит бурный процесс кодифика­ции и прогрессивного развития международного права.

Тем не менее, в литературе по международному праву и в настоящее время иногда высказываются теории, отражающие сущность международных отношений периода «холодной во­йны». Так, профессор Б.М. Аршавский считает, что «основные принципы международного права, по существу, представляют со­бой принципы мирного сосуществования, за укрепление которых вело борьбу Советское государство, и Декрет о мире был их исход­ным документом... Мирное сосуществование государств, незави­симо от их политических и социально-экономических различий, стало центральным принципом общего международного права после Второй мировой войны. Именно в это время оно нашло от­ражение в Уставе Организации Объединенных Наций».

Совершенно очевидно, что Устав ООН не мог содержать принципы и нормы, отражающие позицию одного или несколь­ких государств, которые базировались на социалистической иде­ологии. Устав ООН создал фактически новое международное право, которое отражало позицию государств, принадлежащих к различным социально-экономическим системам.

Среди западных ученых широко распространена точка зрения, согласно которой основные принципы международ­ного права носят не договорный, а обычный характер. После принятия Устава ООН они длительное время отстаивали кон­цепцию о существовании особого права Организации Объеди­ненных Наций и общего международного права, которые, по их мнению, существуют одновременно и, зачастую, противоречат друг другу. В основу такой теории была положена концепция, согласно которой международное право является, в основном, обычным, а не договорным. Более того, преобладало мнение, что обычай является обязательным и для государств, которые в момент его возникновения еще не существовали.

За последние годы позиция многих западных ученых в данном отношении существенным образом изменилась, и они стали признавать важную роль не только обычая, но и до­говора в современных международных отношениях. Тем не менее, обычаю все еще иногда отводится приоритет в между­народных отношениях. Этот приоритет признается и некото­рыми российскими авторами. Они исходят из того, что в ряде конкретных международно-правовых ситуациях применение обычая вместо существующего договора отвечает интересам России.

Некоторые из них видят «преимущества» обычая по срав­нению с договором, в частности, в том, что «он более прямо выражает интересы государств: участвуя в соответствующей практике, государства руководствуются только своими инте­ресами и могут не учитывать интересы других».

В отличие от внутреннего права, которое создается каж­дым государством для защиты существующей политической и социально-экономической системы, международное право может развиваться лишь путем согласования позиций боль­шинства членов международного сообщества, а не отдельных его участников. Признание «приоритета» или «преимуще­ства» обычая перед международным договором в целях за­щиты интересов того или государства может привести лишь к кризису международного права и его разрушению.

Многие российские ученые, признавая преобладающую роль договора в развитии международного права, считают, что обычай до настоящего времени играет важную роль в международном праве.

Признавая его «стихийность и неустойчивость» они, тем не менее, полагают, что обычаи составляют «значительную часть» современного международного права. Нельзя согла­ситься с утверждениями о какой-либо значительной роли обычая в современном международном праве.

Согласно ст. 38 Статута Международного Суда ООН для признания обычая требуется «доказательство всеобщей прак­тики, признанной в качестве правовой нормы». Это означает, во-первых, что обычай должен быть признан всеми государ­ствами или подавляющим большинством из них; во-вторых, обычай должен рассматриваться ими в качестве обязательной правовой нормы.

Трудно представить существование какого-либо значи­тельного числа обычаев в современном международном пра­ве, отвечающим двум вышеупомянутым критериям. Между­народные отношения, которые, как правило, характеризуются наличием серьезных противоречий между его участниками и различным подходом к решению тех или иных вопросов, вряд ли могут базироваться на обычных нормах. Согласовать про­тиворечивые позиции государств на основе неясного и шатко­го обычая практически невозможно.

Ни мнения ученых, ни судебные решения, о которых говорится в ст. 38 Статута Международного Суда, не могут изменить устоявшую позицию государств в отношении не­признания приоритета обычая или его роли в современном международном мире. При этом особо следует иметь в виду, что частые ссылки ученых на решения Международного Суда по поводу признания того или иного обычая в качестве источ­ника права, следует оценивать в контексте содержания ст. 59 его Статута, которая гласит: «Решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу».

Во второй половине XX века международное право стано­вится, главным образом, договорным, а к обычаю в межгосу­дарственных отношениях стали обращаться редко.

Как справедливо пишет профессор Дж. Старк, «преобла­дание обычных норм по сравнению с прошлым уменьшилось в результате заключения «создающих право» договоров и бу­дет прогрессивно уменьшаться до незначительной пропорции в результате происходящего процесса кодификации».

Как было отмечено, Устав ООН фактически создал но­вое международное право, которое стало вытеснять обычай из практики межгосударственных отношений. После его приня­тия происходит ускоренный процесс кодификации и прогрес­сивного развития международного права. Принимаются сотни многосторонних договоров, которые трансформируют обычные нормы в договорные. Они утрачивают свой обычный характер вследствие ратификации этих договоров и вступления их в силу. Многие принципы и нормы вступивших в силу договоров ста­новятся постепенно общепризнанными, создаются новые отрас­ли международного права, целиком являющиеся договорными. Указанные процессы особенно интенсивно происходят в сфере прав человека. К таким договорам можно отнести ключевые кон­венции по правам человека. Договорные нормы постепенно ста­новятся преобладающими в международном праве, а обычные нормы исчезают из его содержания.

При оценке происходящего процесса следует учитывать то немаловажное обстоятельство, что межгосударственные отноше­ния во второй половине XX века и в текущем столетии значитель­но осложнились. Государства, исходя из своих геополитических и других интересов, и пытаясь оправдать свои противоправные действия, зачастую извращенно толкуют даже те или иные до­говорные нормы. Они значительно реже стали ссылаться на обычные нормы, существование которых часто ставится под со­мнение. Когда возникает необходимость сослаться на обычай, необходимо доказывать не только его существование, но и кон­кретное содержание. Поэтому при отсылке к обычаям, как пра­вило, возникают споры относительно их толкования. Можно смело утверждать, что в XXI веке обычай постепенно исчезает из государственной лексики, а международное право, в основном, становится договорным. Ссылки на обычай, зачастую, употре­бляются лишь в международных судебных органах.

Следует особо подчеркнуть, что все основные принципы носят договорный характер и развиваются в резолюциях Ге­неральной Ассамблеи ООН. Трудно представить их общепри­знанность, нормативность, обязательный характер и общее толкование, если бы они носили обычный характер.

Многие основные принципы современного международ­ного права зафиксированы в Уставе ООН или вытекают из его содержания. Некоторые из них, как было отмечено, начали скла­дываться задолго до принятия Устава Организации Объединен­ных Наций, но получили всеобщее признание только после его одобрения. Кардинально изменилось и их содержание.

К числу основных принципов, зафиксированных в Уставе ООН, следует относить следующие:

  • принцип суверенного равенства государств (п. 1 ст. 2);
  • принцип добросовестного выполнения обязательств (п. 2 ст. 2);
  • принцип мирного разрешения международных спо­ров (п. 3 ст. 2);
  • принцип воздержания от угрозы силой или ее приме­нения (п. 4 ст. 2);
  • принцип, обязывающий государства сотрудничать и ока­зывать помощь Организации Объединенных Наций (п. 5 ст. 2);
  • принцип, обязывающий все государства мира действо­вать в соответствии с принципами ООН (п. 6 ст. 2);
  • принцип невмешательства (п. 7 ст. 2);
  • принцип самоопределения народов (п. 2 ст. 1);
  • принцип уважения прав человека (п. 1 ст. 3).

Последние два принципа провозглашаются в Уставе ООН

в качестве цели Организации и стали общепризнанными по­сле закрепления в договорной практике государств.

Все эти принципы не остаются статичными, а постоянно изменяются. Наряду с ними происходит становление и созда­ние новых основных принципов современного международно­го права.

К ним следует отнести принцип территориальной це­лостности, принцип нерушимости границ, принцип демокра­тии, принцип индивидуальной уголовной ответственности за международные преступления и др. Эти принципы следует рассматривать как основные принципы современного между­народного права.

В отличие от основных принципов после принятия Уста­ва ООН широкое развитие получило создание новых отрас­лей права. Каждая из этих отраслей состоит из системы от­раслевых принципов. При этом некоторые из этих отраслевых принципов получили «всеобщее» значение и действуют во всех отраслях международного права. Другие отраслевые принципы действуют лишь в каждой определенной отрасли права.

К всеобщим принципам можно отнести, например, принцип недискриминации. Указанный принцип фактически стал и основным принципом современного международного права. В этой связи следует отметить, что между основными и отраслевыми принципами существует тонкая грань. По мере всеобщего признания отраслевых принципов, многие из них превращаются в основные, действующие во всех отраслях международного права.

Все принципы современного международного права сле­дует подразделять на:

основные принципы, закрепленные в Уставе ООН;

новые принципы, сложившиеся после принятия этого ос­новополагающего международного договора;

отраслевые принципы, закрепленные в многосторонних межгосударственных соглашениях.

Указанные принципы составляют существо современного международного права и на их основе происходит его разви­тие.

КАРТАШКИН Владимир Алексеевич
доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник Института государства и права РАН, заслуженный юрист Российской Федерации


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.