Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Система договоров энергоснабжения

Значимость и актуальность исследования системы до­говоров энергоснабжения обусловлены объективной необ­ходимостью использования человеком энергии как главного компонента поддержания жизнедеятельности всей нашей планеты и множества ее отдельных субъектов.

Глобальное понятие энергии связывает воедино неопределенное мно­жество всех природных и материальных явлений развития живых существ в силу различных форм движения материи, которые перетекают друг в друга и образуют соответствую­щие взаимосвязанные виды энергии: химическую, внутрен­нюю, механическую, электромагнитную, ядерную, тепловую, кинетическую, воздушную, молекулярную и др. [13]. Исходя из ключевой значимости энергии, актуальность постоянного исследования правовых аспектов интеграции элементов си­стемы договоров энергоснабжения определяется специфи­кой формирования, применения, контроля, динамического развития энергоресурсов, которая характеризуется: объек­тивным системным содержанием сферы энергоснабжения с использованием договоров с признаками купли-продажи, присоединения, передачи и управления энергопотоками; публичным, массовым характером повсеместного приме­нения договорных энергетических отношений различного уровня и содержания [3, с. 13]; специфическими правовыми механизмами ответственности за нарушение договорных обязательств по различным видам договоров энергетической сферы [1] и т.д.

Рассматривая содержание системы договоров энергос­набжения, сперва целесообразно обобщить правовые при­знаки энергии, затем обозначить правовую характеристику договоров сферы энергоснабжения, с помощью которых формируется система исследуемых договоров.

Правовые признаки энергии систематизированы в раз­личных правовых концепциях, подходах к пониманию энер­гии. Наиболее распространенными считаются вещественно­имущественная, нематериально-имущественная, товарная, индивидуально-неимущественная концепции рассмотрения правовой характеристики энергии [3, с. 80].

Вещественно-имущественный подход к правовым при­знакам энергии характеризуется пониманием энергии ве­щью, имуществом особой категории, правовые аспекты которой отмечены рядом российских правоведов в виде самостоятельной ценности в обороте ключевых элементов правового режима телесной вещи, родовых признаков ис­пользования вещи, измеряемой абсолютными параметрами [11, с. 86].

Нематериально-имущественный подход к правовому содержанию энергии отражает ее как «бестелесное имуще­ство», лишённое материальной внешней оболочки и обла­дающее специфическими признаками, не позволяющим ис­пользовать в полной мере энергию в гражданско-правовом обороте [2, с. 93].

Индивидуально-неимущественная концепция рассмо­трения правовой характеристики энергии определяется от­казом отнесения энергии к вещи и к праву.

Обозначенные концепции правовой характеристики энергии вещественно-имущественного, товарного, нематери­ально-имущественного, индивидуально-неимущественного характера затрагивают лишь краткосрочные потребитель­ские интересы, связанные с возможностями гражданско-пра­вового оборота энергии, которые не учитывают фундамен­тального свойства энергии в ее сохранении путем перехода из одного вида в другой. Из постулата сохранения энергии следует, что использование потребителем какого-либо вида энергии должно сопровождаться адекватным восполнением источника энергии, которым выступает экология или внеш­няя среда обитания человека.

Следовательно, представленные концепции правовой характеристики энергии отличаются в целом потребитель­ским характером, поскольку не отражают ущерба от со­временного порядка использования энергии, наносимого природе и популяции всех живых организмов планеты, ми­нимизация которого осуществляется различными правовы­ми средствами, не включающими какие-либо гражданско­правовые механизмы сохранения энергии, используемой человеком.

Непонимание важности соблюдения фундаментально­го свойства сохранения энергии привело к различным гло­бальным изменениям экологии, которые сопровождаются реальными угрозами для жизни человечества. Однако до настоящего времени социально-правовая концепция пони­мания энергии, учитывающая обязательное восстановление источника энергии в рамках гражданско-правового оборота энергии четко не озвучена и формирует потенциальный век­тор самостоятельных цивилистических исследований.

Поэтому представляется логичным добавить к четырем указанным концепциям социально-правовой подход к пони­манию правовых признаков энергии, который в определен­ной мере отражен в работах С. А. Свиркова [12, с. 31]. С точки зрения фундаментального свойства сохранения энергии со­циально-правовую концепцию С. А. Свиркова целесообраз­но дополнить элементом обязательного восстановления ис­точника энергии в рамках гражданско-правового оборота энергии, формирующим потенциальное направление по­следующих цивилистических исследований.

Таким образом, правовая характеристика энергии как ключевого предмета правоотношений системы договоров энергоснабжения определяется реализацией в том или ином договоре концепций понимания энергии вещественно-иму­щественного, товарного, нематериально-имущественного, индивидуально-неимущественного, социально-правового со­держания.

Следует полагать, что обозначенные концепции соот­носятся с основными закономерностями правового развития всей сферы энергетический правоотношений и, в частности, с содержанием системы договоров энергоснабжения.

Рассматривая правовую характеристику системы до­говоров энергоснабжения, следует обратить внимание на различные ее элементы имущественного, публичного (со­циального), коммерческого, технологического, системного и пр. характера, особенности которых исследованы в 21 веке российскими правоведами и обобщены в соответствующих комплексных, монографических исследованиях. Пример HTML-страницы

Так в диссертации Н. М Зайченко [4, с. 16] отмечаются правовые особенности договора энергоснабжения электри­ческой энергией имущественного, технологического, систем­ного, публичного, классификационного и пр. содержания. При этом основные виды договорных отношений по произ­водству, обороту электроэнергии строятся по двум моделям: договора купли-продажи энергии с элементами возмездного предоставления услуг в рамках исполнения обязательствен­ных отношений по отчуждению, приобретению электро­энергии как особой категории имущества; договора возмезд­ного оказания услуг передачи энергии в рамках исполнения технологических обязательств потребителя по использова­нию электрических сетей третьих лиц.

Из содержания тезисов другого комплексного исследо­вания, проведенного С. Г. Ксиропулосом [5, с. 17] можно обоб­щить выводы о компонентах договоров энергоснабжения с применением возобновляемых энергетических источников, которые характеризуются имущественным, публичным, коммерческим, технологическим, системным содержанием.

Из выводов И. А. Лукьянцевой [6, с. 18] также можно вы­делить указанные выше элементы системы договора энергос­набжения:

  • правовая конструкция анализируемого договора энергоснабжения позволяет передать обязательства переда­чи электроэнергии от энергоснабжающей компании третье­му лицу при отказе от публичных обязательств и наличии технологического присоединения энергопринимающего устройства к сети такой энергоснабжающей компании, что указывает на публичное, коммерческое, технологическое со­держание договора энергоснабжения;
  • для эффективного регулирования условий договора о снабжении электроэнергией с помощью присоединен­ной сети целесообразно закрепить публичные принципы договорных обязательств присоединения в положениях 6 параграфа ГК РФ, это позволит обобщить отношения, пред­усмотренные отраслевым законодательством, что отражает важность социального и системного элементов исследуемого договора; и т.д.

Из положений комплексного исследования Е. Б. Огирен- ко [7, с. 16] следуют схожие выводы о коммерческих и прочих элементах договора энергоснабжения. В частности, автором обоснованы уровни правового регулирования коммерческих отношений сферы снабжения электроэнергией: на общем уровне норм ГК РФ следует регулировать понятие, предмет, статус субъектов договора энергоснабжения; на отраслевом уровне федеральных законов - специфику такого договора; на уровне подзаконных актов - специфику технических тре­бований снабжения электроэнергией. Представленные Е. Б. Огиренко классификация иерархии правового регулирова­ния договорных коммерческих отношений по энергоснаб­жению, публичные ограничения и поэтапное заключение договора характеризуют социально-экономическое, коммер­ческое, публичное, технологическое, системное содержание системы договора энергоснабжения.

В исследовании Е. Л. Осипчук [9, с. 17] обобщены ком­плексные аспекты договора энергоснабжения. В частности, договор энергоснабжения определен договорными отноше­ниями в условиях функционирования розничных и оптово­го рынков электроэнергии с целью возмездной реализации энергии по сети присоединения и обеспечения розничного оборота энергии между потребителем и энергоснабжающей организацией, а также отношениями двустороннего догово­ра, который заключается по условиям оптового рынка меж­ду крупным потребителем и поставщиком электроэнергии. При этом договор энергоснабжения с публичным содержа­нием следует отделять от коммерческого договора поставки между субъектами электроэнергетики, опосредующего по­купку электроэнергии для ее перепродажи [8, с. 43].

Это авторское понятие Е. Л. Осипчук отражает коммер­ческое, рыночное, публичное, технологическое, системное содержание договора энергоснабжения с акцентом на систе­му различных договорных отношений в рамках общего до­говора энергоснабжения.

Сабирова Т. Р. в своей работе [10, с. 18] расширяет ком­плексный подход к пониманию договора энергоснабжения в объемной системе российских гражданско-правовых дого­воров. Так, автором было обозначено место анализируемого договора энергоснабжения в гражданско-правовой системе договоров, которое характеризуется сущностными и диф­ференцирующими признаками договора энергоснабжения внедоговорного и внутридоговорного содержания. В рамках общего подхода Т. Р. Сабировой выявлен ряд согласованных элементов договора энергоснабжения с условиями родового договора купли-продажи и с учетом общих признаков обо­сновано отнесение исследуемого договора к группе догово­ров «купля-продажа», что представляется некорректным, поскольку все элементы анализируемой системы договора обладают объективной и важной ролью. Отсутствие элемен­тов присоединения, передачи, управления в системе догово­ра энергоснабжения делает невозможным его реализацию, поскольку не обеспечены доставка, получение, использова­ние потребителем соответствующего энергоресурса.

Обоснованная Т. Р. Сабировой позиция характери­зует смешанное, коммерческое, рыночное, публичное, технологическое, системное содержание договора энер­госнабжения. При этом характерные сущностные, диффе­ренцирующие признаки места анализируемого договора по Т. Р. Сабировой целесообразно дополнить общими признаками, которые позволяют в текущий момент вре­мени отнести договор энергоснабжения к договорной группе купли-продажи и отражают его интегративную связь с договорами различных видов.

То есть, правовое содержание системы договоров энер­госнабжения формируется нормами (элементами) имуще­ственного, публичного (социального), коммерческого, тех­нологического, системно-интеграционного и пр. характера, которые регулируют комплекс действий с конечной целью использования потребителем энергии по условиям догово­ров с признаками купли-продажи, присоединения, переда­чи и управления энергоресурсом.

При этом системно-интеграционные нормы (элементы), определяющие место и связь договора энергоснабжения с другими видами родственных и прочих договоров, характе­ризуются сущностными, дифференцирующими и общими договорными признаками.

Рассматривая основные закономерности формирова­ния, развития системы договоров энергоснабжения, следует дополнительно отметить нивелирование, минимальное при­сутствие в договорах энергоснабжения социально-правовых норм, несмотря на публичный характер большинства видов таких договоров.

Указанные современные аспекты научно-прикладных исследований и направления развития позволяют сформу­лировать общее понятие системы договоров энергоснабже­ния - это совокупность взаимосвязанных видов договоров, содержание которой:

  • формируется нормами (элементами) имуществен­ного, публичного (социального), коммерческого, техноло­гического, системного и пр. характера, которые регулируют комплекс действий по генерации, передаче, управлению, ку­пле-продаже, использованию энергии на основе различных правовых источников, в основном, императивного содержа­ния;
  • образует систему родственных и прочих договоров с признаками купли-продажи энергоресурса, технологическо­го присоединения, передачи и управления энергоресурсом, интеграция (взаимодействие) которых характеризуются сущ­ностными, дифференцирующими и общими договорными признаками;
  • регулируется и совершенствуется на основе избранных регулятором концепций понимания энергии (вещественно­имущественного, товарного, нематериально-имуществен­ного, индивидуально-неимущественного и пр. характера) и критериев интеграции элементов системы договоров энер­госнабжения;
  • в идеале обеспечивает приоритет концепции социаль­но-правового содержания, предусматривающей реализацию принципов восстановления источников энергии, рачитель­ного производства и оборота энергии, обеспечения безопас­ности на основе комплексных мер понуждения потребите­лей к сокращению потребления энергии, стимулирования энергосберегающих технологий, развития ВИЭ, управления рисками и т.д.

ПОРФИРЬЕВ Алексей Анатольевич
аспирант Ульяновского государственного университета

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика