Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Историко-правовой анализ становления и формирования современной территории и границ Кыргызстана

Современные территориально-пограничные пробле­мы в Центральной Азии уходят своими корнями в период становления государственности и государственно-правового размежевания стран в рамках СССР. Невозможно рассма­тривать их отдельно от их историко-правового становления.

Как справедливо отмечает Плоских «сказывалось влия­ние сил и факторов, как противоборствовавших, так и спо­собствовавших естественно-историческим устремлениям кыргызского народа. К числу первых относились: велико­державная и унитаристская позиция части советских по­литических и государственных деятелей центра, прикрытая псевдореволюционной фразеологией; действия шовинисти­чески настроенной части общетуркестанских руководителей, не признававших самостоятельности отдельных малочислен­ных народов, в том числе и кыргызов; рецидивы трайбализ­ма, групповая борьба за власть среди кыргызских работни­ков».

По каким же объективным и субъективным причинам кыргызский народ, имея почти двухтысячный исторический опыт государственности, долгое время не мог получить при­знание своей автономности и суверенитета.

Рассмотрим историко-правовое становление границ Кыргызской Республики с союзными республиками. Совре­менные границы Кыргызской Республики с государствами Центральной Азии были установлены на основе норматив­ных актов СССР о национально-территориальном разме­жевании в Средней Азии 1924-1927 гг., решения совместной правительственной кыргызско-узбекской комиссии (1955 г.) и решения паритетной кыргызско-таджикской комиссии по земельным вопросам (1958-1959 гг.).

Впервые вопрос об образовании самостоятельной административной кыргызской области в составе Турке­станской АССР был поднят в 1921 г. Насущная необходи­мость создания автономии доказывалась несколькими ар­гументами. Во-первых, автономия будет способствовать социально-экономическому и культурному развитию кыргызского народа, так как территория кыргызов была поделена по областям и уездам Туркестанской республи­ки. Во-вторых, предоставление автономии кыргызскому народу завершило бы усиливающееся противостояние между казахскими и кыргызскими группами в системе органов управления Джетисуйской области. В-третьих, предполагалось, что предоставление автономии кыргыз­скому народу поможет ускорить ликвидации очагов бас­маческого движения на юге Кыргызстана.

В качестве верховного органа размежевания Централь­ной Азии Центральный комитет (ЦК) ВКП(б) определи­ло Среднеазиатское бюро ЦК ВКП(б) или Средазбюро ЦК ВКП(б), активная фаза деятельности которой приходится на период с 19 мая 1922 по 2 октября 1934 гг. В качестве основ­ной задачи бюро«было создание и руководство компартия­ми Туркестанской АССР, Бухарской и Хорезмской народных советских республик, а после образования в 1924 году Узбек­ской ССР, Туркменской ССР, Таджикской АССР и Киргиз­ской (Казахской) ССР - партийное и государственное строи­тельство в этих республиках».

28 апреля 1924 г. Постановлением о размежевании ре­гиона по национально-территориальному признаку Средне­азиатского бюро ЦК РКП(б) создаются временные террито­риальные комиссии (узбекская, туркменская, киргизская, казахская, таджикская).

В соответствии с постановлением ЦК РКП(б) «О на­ционально-территориальном размежевании республик Средней Азии» Среднеазиатское бюро ЦК РКП(б)11 мая 1924 г. считает необходимым произвести размежевание Туркестанской, Бухарской и Хорезмской республик по национально-территориальному признаку и образовать Узбекскую и Туркменскую союзные республики, Таджик­скую и Кара-Киргизскую автономные области, включить казахов, населяющих Туркестанскую Республику, в Кир­гизскую (Казахскую) АССР.

13 июня 1924 г. создается Среднеазиатская комиссия по районированию, которая должна была непосредственно заниматься подготовкой и проведением территориального размежевания новых государственных автономий. Как от­мечают Плоских В. М. и другиеосновным фактором того, что при проведении размежевании учитывались интересы, прежде всего, Узбекистана явилось то, что именно в Таш­кенте функционировали все представительные органы со­юзной власти в Средней Азии. Кроме того, союзная власть относилась к разграничению границ «не как к процессу, определяющему дальнейшие судьбы народов, а скорее, как к процессу административно-территориального райониро­вания региона единой страны с целью облегчения полити­ко-экономического управления».

В целом, в основу размежевания были положены спра­ведливые принципы, но они зачастую искажались в угоду «экономической целесообразности» и позволяли принимать конъюнктурные решения.

Так, при применении принципа определения грани­цы по национальному признаку не учитывался кочевой образ жизни кыргызов, которые в зависимости от време­ни года оказывались то в меньшинстве, то в большинстве. Как справедливо отмечает Ожукеева Т. О. «поскольку киргизы, как кочевой народ сезонно уходил на пастбищ­ные угодья, то за ними в основном закрепились терри­тории летовок, постоянных кочевий, а места их крупных оседлых поселений перешли к узбекам и таджикам». На­пример, согласно переписи на 1924 г. только в Андижа­не киргизов насчитывалось почти 60 % от общего числа населения данной области. Исключением являлся город Ош, который, «практически при голосовании в 1 голос удалось удержать в составе Кыргызстана».

В результате колонизаторской политики кокандского и царского режимов, когда та или иная территория кыргызов находилась в пользовании представителей этих режимов, принцип определения границы по признаку фактического пользования то же применялся в ущерб кыргызскому народу.

Принцип недопущения больших чересполосиц, т.е. расположение земельных участков одного хозяйства по­лосами вперемежку с чужими участками, а также че­ресчур кривых линий на границах, а также вкраплений в сопредельные территории использовался однобоко и в ущерб интересам Кыргызстана. Ни одна республика

Центральной Азии, кроме Кыргызстана, не получила в наследство такие кривые линии границ и чужие анклавы внутри, хотя регионы компактного проживания кыргызов имеются и в Узбекистане, и в Таджикистане. На се­годняшний день на территории Кыргызской Республики имеются узбекские анклавы Сох и Шахимардан, а также таджикский анклав Ворух.

Однако больше всего, территориальные интересы кыр- гызов, пострадали из-за принципа экономической целесо­образности, когда развитие хлопководства, которым тради­ционно занимались таджики и узбеки, провозглашалась в качестве приоритетной области развития народного хозяй­ства.

10 апреля 1925 года киргизская подкомиссия по уточне­нию границ Комиссии по районированию Кара-киргизской автономной области выносит решение с территориальными претензиями на Бакса-Сибиргеновскую, Исфанейскую, Чап- кулукскую, Ханабадскую волости, так как в этих волостях ос­новным населением являлясь кыргызы.

На часть Кыргын-Тепинской, Кара-Суйской, Чеми- онской, Манякской, Булак-Башинской, Мархаматской волостей, на угольнуюкопь Сулюкты, урочища Уруктая, Бетегелуу-Койташ, Аксай, Каланташ, Джелал-Тюбе, Улар- Ойнор, Кочкор-Ата, Мук-Су - частично по национальному признаку.

По принципу экономической целесообразности - на железнодорожные станции Уч-Курган и Кара-Су, селения - Чимион, Варзык, Вуадиль, Заркент.

Члены комиссии сослались на экономический прин­цип целесообразности и «оставили в Узбекистане такие ис­конно кыргызские территориииспользовавшееся как зимние пастбища, как урочищав верховьях реки Анрен Бетегулуу- Койташ и Уруктай. В то же время в пользу Кыргызстана был решен вопрос в отношении урочищ Ак-Сай, Каланташ, Джал-Тюбе, Улар-Ойнор и Кочкор-Ата, которые в ирригаци­онном плане не имели большого значения.

Несмотря на просьбы жителей Ханабадской волости (почти 50 % кыргызов, 36.5 %узбеков и др.) две трети во­лости были оставлены в Узбекистане из-за водораспреде­лителя Кампыр-Рабатской оросительной системы с двумя важнейшими для хлопководства оросительными каналами: Андижан-Сай и Шаарихан-Сай.

Комиссия также отклонила претензии на части, насе­ленные кыргызами Аимской, Карасуйской, Чимионской, Кургын-Тепинской Джала-Кудукской волостей потому, что «нерационально было бы в верхней части таких важ­нейших для хлопкового хозяйства Союза оросительных каналов, как Андижан-Сай и Шаарихан-Сай отдавать Кыргызской области «только потому, что кыргызское на­селение этого района исчисляется крупными цифрами - почти 24 789 чел...». За Кыргызстаном была оставлена лишь правобережная часть одной Аимской волости. Во всех остальных волостях выделять кыргызское селения не сочли нужным, чтобы не дробить экономически важней­ший хлопковый район».

Таким образом, в состав Кара-Киргизской автоном­ной области из Туркестанской АССР вошли: Пишпекский, Каракольский и Нарынский уезды Джети-Суйской (Семи- реченской) области, а также по десять волостей Андижан­ского и Наманганского уездов,из Кокандского уезда две волости,целиком Ошский уезд, пять волостей Ферганского уезда и из Аулие-Атинского уезда Сырдарьинской области четырнадцать волостей.

Следует отметить, что в период проведения наци­онально-территориального размежевания республик Центральной Азии образование в октябре 1924 г. Кара­Киргизской автономной области, а не республики связа­но было с незавершенностью процесса уточнения границ Кыргызстана и общей численности населения. Главной причиной которого была историческая путаница кыр- гызов и казахов. До 1925 г. киргизов называли кара-кир­гизами, а казахов кайсак-киргизами. В 1936 г. решением ВЦИК СССР Киргизская АССР была преобразована в Киргизскую ССР.

Закон «О проведении национально-государственного размежевания Туркестанской АССР» был принят 15 сен­тября 1924 г. третьей Чрезвычайной сессией ЦИК Турке­станской АССР.Согласн Конституции РСФСР такое реше­ние подлежало утверждению сессией ВЦИК. 14 октября 1924года сессия ВЦИК 11-го созыва утверждает его, а11 мая 1925 г. XII Всероссийский съезд Советов принимает специальное постановление, подтвердив «объединение частей территории Туркестана, населенных киргизами, с Киргизской автономной социалистической советской республикой».

17 марта 1925 г. Центральная территориальная комис­сия в составе полномочных представителей республик утвер­дила границы национальных образований в Средней Азии. Однако, Казахская АССР и Киргизская автономная область, в особенности, остались недовольными действиями, предпри­нятыми Центральной территориальной комиссией.

После утверждения границ между РСФСР и Узбекской ССР, Киргизская автономная область предъявила целый ряд территориальных претензий к Узбекской ССР в определении границ в районах волостей Баски-Себергенской, Чапкулук- ской, Чаткальской, Курган-Тепинской, Аимской, Сохской, Исфаринской и др. Узбекистан, в свою очередь, претендует на часть территории КиргизскогоАО, а именно на южную часть Аимской волости, город Ош и Ошскую волость, а также на Ляйлякскую волость.

Киргизский облисполком выступил против установ­ления границ, которые делили не только пограничные киргизские селения, но и смежные волости, населенные ис­ключительно кыргызами. В то же время, на юге границы Узбекистана выпрямлялись за счет киргизских площадей общего пользования.

Такие протесты не остались без внимания и в 1926 г. под руководством председателя ЦИК СССР Петровского Г. И была назначена новая комиссия.

Комиссия не восприняла претензии Узбекистана на г. Ош и Ошскую волость, мотивируя это тем, что г. Ош - един­ственный крупный торговый и административныйцентр ча­сти Ферганы, отошедший к Киргизской автономной области и исходный пункт гужевых путей в чисто киргизские районы. Ошская же волость неразрывно связана с городом и в боль­шей мере населена киргизами. Таким образом, по мнению комиссии Петровского Г.И. «г. Ош нельзя отделить от Ош­ской волости, этот город и волость необходимо оставить в со­ставе Киргизской автономной области».

Что касается вопроса об исправлении границы Ошского округа в пределах Ляйлякской, Нойгут-Кып- чакской, Яукенсек-Бостонской волостей в пользу Кир­гизской автономной области, так как, по мнению кир­гизских представителей, установленная граница этих волостей шла не по их окраинам, а на 10-15 верст южнее, чемзначительная часть киргизской территории отреза­ется в пользу Узбекской ССР, то комиссия Петровского Г. И. отказала в их удовлетворении.

Петровский Г. И. указал, что ввиду чересполосного зем­лепользования кочевыми киргизскими поселениями часть киргизов при размежевании неизбежно должна попасть на узбекскую территорию и обратно. Указание на то, что непра­вильно проведенной границей в юго-западной части Фер­ганской области, где в сторону Узбекистана отошло около 5 тысяч человек киргизского населения, комиссия считает не­верным, «ибо почти вся отрезанная Узбекским ССР террито­рия совершенно необитаема».

По мнению членов комиссии, «...организация какой-то новой комиссии для разрешения этих споров на месте или в центре ничего не может прибавить к делу внесения существа этих споров, так как собранные данные по ним исчерпывают­ся, и при этом комиссия окажется окруженной атмосферой неприязни к ней той из сторон, которая остается неудовлет­воренной ее решением».

Таким образом, национально-территориальное разме­жевание в Центральной Азии, было проведено без объектив­ного учета национального состава населения, исконных тер­риторий народа, мест хозяйствования.

Центральное руководство так и не смогло решить все по­граничные проблемы, которые возникли при определении границ новых республик и в мае 1927 г. ЦИК СССР выносит постановление, что до 1930 года ходатайства об изменении границ, определенных при размежевании, приниматься не будут. Это фактически означало, самоустранение центра от решения важнейших проблем административно-территори­альных границ республик.

Как пишет Ожукеева Т. «Болезнь загонялась внутрь. Но она постоянно напоминала о себе, что имело отзвук в событиях на границах, поднимались эти вопросы на сес­сиях, съездах и конференциях. История не простила этой ошибки, и прошлое с удесятеренной силой ударило по потомкам».

Полное и согласованное определение межреспубли­канских границ между Кыргызстаном и Узбекистаном было осуществлено совместной паритетной правительственной комиссией в 1955 г., а с Таджикистаном - в 1958-1959 гг.

Следует отметить, что в настоящее время на некоторых участках границы Кыргызстана со странами Центральной Азии бывшей административная граница, разделяющая ныне государства, образовавшаяся после распада СССР в целом ряде случаев несовпадает с линией реально сложив­шегося разграничения.

АБАКИРОВА Асель Мырзакановна
кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и административного права юридического факультета Кыргызского национального университета им. Ж. Баласагына

АМАНАЛИЕВ Урмат Олжобекович
доктор юридических наук, доцент кафедры конституционного и административного права юридического факультета КНУ им. Ж. Баласагына

АБАКИРОВ Кайсын Кадырович
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Кыргызского национального университета им. Ж. Баласагына


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.