Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Международно-правовые механизмы защиты трудовых прав домашних работников

В настоящее время актуальным является вопрос о между­народно-правовом регулировании труда такой категории, как домашние работники.

Это - уязвимая группа работников, ко­торая, как правило, привлекается к работе без юридического оформления соответствующих трудовых отношений. По дан­ным Международной организации труда (МОТ), большинство случаев использования такой рабочей силы зафиксировано в Латинской Америке, Азии, Африки, России, Европе и араб­ских странах и превышает более 50 миллионов человек.

Следует отметить, что МОТ не оставляет без внимания труд домашних работников. Необходимость правового регу­лирования данного вопроса появилась еще в 2008 году, когда на своей очередной сессии Административный совет МОТ решил выделить данную проблему для трехстороннего об­суждения данного вопроса. Это были первые предпосылки к созданию единого документа, регулирующего труд и обеспе­чивающего права домашним работникам. Авторы первого ис­следования, проведенного в рамках МОТ, показали, что наем­ные работники, занятые домашним трудом, трудятся гораздо больше, чем их коллеги в других сферах, что негативно сказы­вается на их здоровье и качестве жизни. По словам сотрудника МОТ Мартина Олца, с середицы 90-х годов до 2010 года армия домашней прислуги увеличилась на 19 миллионов человек. Домашние работники ничем не отличаются от других работ­ников, но на практике являются уязвимой группой населения, так как помимо отсутствия у них каких-либо элементарных прав, они выходят за рамки социальных и пенсионных про­грамм. Сложность легализации таких трудовых отношений заключается в том, что для физического лица в качестве рабо­тодателя необходимо выступить официальным страхователем в социальной, пенсионной и медицинской сфере. То есть при заключении трудового договора необходимо производить от­числения для охраны труда таких работников. Такая уже исто­рически сложившаяся ситуация также устраивает некоторых домашних работников, так как доход, который они получают никак не облагается налогами. При этом, по словам главы Де­партамента социальной защиты МОТ Изабель Ортиз, труд таких работников недооценивается и лишен защиты, а когда домашний работник достигает преклонного возраста или по­лучает травму, его увольняют без права на пенсию или другой материальной поддержки . Труд в сфере оказания домашних услуг отличается также большей продолжительностью рабо­чего времени. Наиболее длительную рабочую неделю имеют домашние работники в странах Юго-Восточной Азии (напри­мер, в Малайзии - 66 часов, в Тайланде - 58 часов, в Индонезии и на Филиппинах - 52 часа) и Ближнего Востока - 64 часа. Вме­сте с тем, в большинстве развитых стран домашний персонал работает неполную рабочую неделю: 15 часов - в Австрии и Норвегии, 26-27 часов - в Испании, Италии.

Таким образом, в 2011 году на 100-ой сессии Междуна­родной конференции труда МОТ в Докладе IV (1) в трехсто­роннем порядке были предложены предполагаемые тексты новой Конвенции и комментарии правительств, работодате­лей и работников из 93 государств-членов, по итогам которой была принята Конвенция 189 о достойном труде домашних работников и Рекомендация 201 к ней. Принятие данных международных документов выступило в качестве правового катализатора, ведущего к большим изменениям. C помощью таких двух инструментов можно было улучшить правовое по­ложение домашних работников в большинстве стран и изме­нить подход работодателей к домашнему труду. Однако в 2013 году в рамках программы «Домашние работники, объеденяй- тесь» было выявлено, что домашние работники, как правило, не имеют четкого представления об условиях их трудоустрой­ства, не подвергаются какой-либо регистрации, работают в невыносимых для физического здоровья условиях работы и подвергаются трудовой эксплуатации. На момент проведения исследования всего лишь 10% от общей массы занятого до­машним трудом работников были трудоустроены, в соответ­ствии с законодательством их государств, а % полностью ис­ключены из национального трудового законодательства.

Конвенция 189 устанавливает минимальные нормы в отношении прав и механизмов защиты, которыми должны пользоваться домашние работники, признавая экономиче­скую и социальную ценность выполняемые ими работы, и подтверждая, что домашние работники имеют такое же право на достойный труд, как и все остальные трудящиеся. Государ­ственное регулирование рабочего времени, выходных дней, минимального размера оплаты труда и предоставление права на социальное обеспечение - все эти положения защищены данной Конвенцией, которая также включает меры по предот­вращению или прекращению злоупотребления и жестокого обращения с работниками. Конвенция предоставляет специ­альные механизмы защиты домашним работникам-мигрантам, домашним работникам, проживающим по месту работы, а также тем, кто оказался в капкане детского и принудительно­го труда. В настоящее время продвижением защиты прав до­машних работников и социального обеспечения занимается Международная федерация домашних работников, которая в 2014 году разработала Пятилетний стратегический план на период 2016-2020 гг. В соответствии с его целями, данная ор­ганизация намерена удвоить количество членов домашних работников, проводить различные кампании и мероприятия, призывающие ратифицировать Конвенцию 189, и установить международное представительство прав и интересов работников. На данный момент 22 государства ратифицировали Кон­венцию № 189, предусматривающий механизмы защиты уяз­вимой группы населения, провели соответствующие реформы в национальном трудовом законодательстве и утвердили госу­дарственную политику. Например, в США был принят Закон о домашних работниках в семи штатах: Нью-Йорк, Гавайи, Калифорния, Массачусетс, Орегон, Коннектикут и Иллинойс. В рамках данного закона домашним работникам предоставля­ются права по форме не отличающиеся от работников других категорий, которое включает право на минимальную оплату труда, право на оплату неотработанных часов, право на отдых в размере не менее одного выходного дня, также американские домашние работники защищаются от домогательств и при­теснений. Работающие на дому в Украине ожидают ратифи­кации данной Конвенции, включенной в план работы прави­тельства (Постановление Кабинета министров № 450-г (2015). В Верховной Раде зарегистрирован проект закона № 3734 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по регулированию и легализации занятости домашних работни­ков». В Доминиканской республике домашним работникам правительство предоставило право использования своего за­конного ежегодного двухнедельного отпуска, а также право на 13-ю зарплату. Что касается стран Европы, то в Испании Королевским указом 2012 года устанавливается типовой дого­вор найма, исключающий положения предоставления жилья и питания в форме оплаты труда. В Иордании правительство выработало определенную страховую схему, в соответствии с которой даже защищаются права работодателей (выплата компенсаций) в случае ухода от них домашних работников. Российская Федерация не является участницей данной Кон­венции, хотя Трудовой кодекс РФ включает в себя главу 48, где закреплены особенности регулирования труда домашних ра­ботников.

Принятие Конвенции 189 нацелено на то, чтобы защита трудовых прав домашних работников осуществлялась в рам­ках данного международного договора и входила в сферу тру­довых правоотношений. Термин, используемый в Конвенции, определяет домашний труд как работу, выполняемую в до­машнем хозяйстве или для домашнего хозяйства или домаш­них хозяйств. То есть очевидно, что все домашние работники вне зависимости от того работают они на индивидуальных предпринимателей или на организации обязаны пользоваться правовой защитой. Для того, чтобы трудовая деятельность ра­ботника включала в себя такие понятия как «домашний труд», «домашний работник», «трудовые правоотношения домаш­него работника» необходимо учитывать следующее: 1) место, где осуществляется данная работа; 2) характер предлагаемой работы; 3) домашняя работа не осуществляется с целью извле­чения прибыли; 4) правовой статус работодателя (является ли он частным нанимателем или организацией); 5) письменное подтверждение существующих правоотношений (договор); 6) труд домашних работников не должен регулироваться ка­кими-либо другими законодательными актами. Конвенция устанавливает термин "домашний работник" как любое лицо, занимающееся трудом в рамках трудового правоотношения. На территории РФ физические лица, не являющиеся индиви­дуальными предпринимателями могут вступать в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства. То есть можно утверждать, что понятие "домашний работник" фактически закреплено в рамках трудового законодательства Российской Федерации. Трудовая функция каждого домашнего работни­ка, как правило, зависит от потребностей работодателя, но, в соответствии с законодательством, при заключении письмен­ного трудового договора работодатель как физическое лицо, не являющееся ИП, обязан его зарегистрировать в органе местного самоуправления, а работник обязуется выполнять не запрещенную Кодексом работу. На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что нормы ТК РФ, определяющие понятие "домашний работник", вполне соответствуют поло­жениям Конвенции. Стоит также отметить, что физические лица имеют право привлекать к трудовой деятельности на основании трудового договора или гражданско-правового до­говора на выполнение работ (оказание услуг) для личных, до­машних или подобных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, иностранных граждан, законно находящихся на территории РФ. Сложность осущест­вления трудовой деятельности на таких условиях заключаются в том, что ввиду нежелания физического лица регистрировать такие договоровы и невозможности осуществления эффектив­ного контроля за работодателями - физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, часто нарушаются нормы трудового законодательства. В случаях на­рушения прав домашнего работника или умаления его право­вого положения ст. 3 предусматривает свободу объединения и действенного признания права на ведение коллективных переговоров, упразднение всех форм принудительного и обя­зательного труда, недопущения дискриминации в области труда и занятости. Необходимо отметить, что в Российской Федерации объединение работников в профессиональные со­юзы, осуществляющих трудовую функцию на основании до­говора, заключенного с физическим лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем, невозможно. Ведение коллективных переговоров и заключение коллективных дого­воров, право на забастовку, возмещение вреда, причиненного в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсация морального вреда также не предусмотрена российским тру­довым законодательством. Таким образом, на трудовые отно­шения домашних работников могут распространяться лишь общие запреты: запрет принудительного труда, дискримина­ция в сфере труда, запрет заключения трудовых договоров до достижения необходимого возраста.

По оценкам МОТ, во всем мире домашним трудом в боль­шей степени заняты дети в возрасте до 15 лет и их численность составляет уже более 7,4 миллиона детей. Поэтому определе­ние минимального возраста для приема детей на домашнюю работу является важной задачей для всех государств-участ- ников данной Конвенции. Согласно ст.4 минимальный воз­раст для приема на работу не должен быть ниже возрастного предела, установленного законодательством государства, а в случаях если ребенок занят домашним трудом до наступления совершеннолетия (18 лет), то такая работа не должна препят­ствовать получению образования на разных ступенях. В рос­сийском законодательстве приняты меры для защиты легкого безвредного для здоровья детей труда, достигших пятнадцати­летнего возраста, также установлен минимальный возраст для заключения трудовых договоров и предоставлены гарантии для получения основного образования.

Большинство домашних работников, которые трудятся за закрытыми дверями, подвергаются жестокому обращению. Подобные случаи являются доказательством того, что рабо­тодатели остаются безнаказанными, отсутствует какая-либо информированность общественности о случаях жестокого на­рушения прав и порой бездействие профсоюзов также нега­тивно отражается на создание механизмов защиты трудовых прав такой уязвимой категории работников. Поэтому согласно ст.5 Конвенции государство обязано предоставить домашним работникам действенную защиту от различных злоупотребле­ний, домогательств и насилия. Это возможно осуществить, если домашние работники будут трудоустроены через частные агенства занятости, и тем самым можно избежать мошенниче­ской и недобросовестной практики, к этому призывает также ст. 15. Как известно, правительства Индонезии и Филиппин все чаще содействует выездам женщин заграницу, предпочти­тельнее в Азию, для трудоустройства в качестве домработниц. Такими действиями они надеются предотвратить волну безра­ботицы и снизить показатели рождаемости. Численность до­мработниц с Филиппин в Гонконге составляет 51, 4% от их об­щего числа, а 46,3 % заняты домашним трудом из Индонезии. Несмотря на содействие выезжающим, в 2017 году президент Индонезии Джоко Видодо все-таки наложил запрет на мигра­цию женщин в Гонконг, ссылаясь на унизительное, а порой и жестокое обращение с домашними работниками. По данным профсоюзных организаций, 82% женщин признались, что подвергаются физическому и моральному насилию, а также сексуальным домогательствам. С 2016 года российскими рабо­тодателями, которые используют труд домашних работников, выступают частные агентства занятости по предоставлению труда работников, или персонала, и выступают регулятора­ми таких правоотношений. Осуществлением деятельности по предоставлению труда работников (персонала) будет счи­таться направление временно работодателем (направляющая сторона) своих работников с их согласия к физическому лицу или юридическому лицу, не являющимся работодателями данных работников (принимающая сторона), для выполнения данными работниками определенных их трудовыми догово­рами трудовых функций в интересах, под управлением и кон­тролем принимающей стороны. Таким образом, проведение проверок частных агентств занятости совершаются органами государственного контроля (надзора). Следует отметить, что Российская Федерация не ратифицировала Конвенцию № 181 «О частных агентствах занятости».

Домашние работники, как правило, трудятся в условиях, которые им предоставляют их работодатели. Такая категория трудящихся не имеет возможности выбирать место работы, распорядок их трудового дня, периоды отдыха, в большинстве случаев наниматель предлагает свое домохозяйство и свой режим работы. В реальной жизни представляется сложным проверить лицо, использующее домашний труд в личных целях, на соответствие рабочего места трудовым стандартам. Поэтому ст. 6 Конвенции 189 обязывает принимать меры для обеспечения работников справедливыми условиями занято­сти, достойными условиями труда и, в случае их проживания в домохозяйстве, достойными бытовыми условиями с соблю­дением неприкосновенности их частной жизни. Во многих странах мира, в том числе и в Российской Федерации, не осу­ществляется контроль за работодателем по вопросам соблю­дения законодательства, когда работник выполняет работу в домашних условиях. В соответствии со ст. 303 ТК РФ, которая регулирует трудовые отношения в случае когда работодатель физическое лицо, при заключении письменного трудового до­говора в обязательном порядке включаются все условия, суще­ственные для обеих сторон. В Конвенции содержится закры­тый перечень наиболее важных вопросов, которые должны устанавливаться в письменном договоре, а именно: вид рабо­ты, размер вознаграждения, периодичность оплаты, оплачи­ваемого ежегодного отпуска и ежедневных или еженедельных периодов отдыха, предоставление питания и жилья, если это необходимо, и, конечно, сроки уведомления о прекращении трудовых отношений и условия увольнения. Примером юри­дически правильного подхода к вопросу заключения трудовых договоров и внесения ясности в трудовые отношения можно назвать Филиппины, где с 2013 года принятем Закона о до­машних работниках устанавливается, что работодатель заклю­чает с работником письменный договор найма, составленного на языке понятном обеим сторонам в трех экземплярах для дальнейшей регистрации документа в органах местного само­управления. К сожалению, на практике работодатели не гото­вы заключать трудовые договоры с трудящимися в домашних условиях. На территории ряда стран действует «стандартный» или «типовой договор найма». Без сомнения такие трудовые договоры вносят ясность в условия работы и отношения работ­ника и работодателя. Но стоит отметить, что типовой договор найма закрепляет только те права работников, которые суще­ствуют в национальном трудовом законодательстве. В россий­ском законодательстве также установлено, что работодатель обязан зарегистрировать договор, затем органы местного са­моуправления после ознакомления с договором на наличие положений, умаляющих правовое положение домашних ра­ботников, обязуют работодателя устранить существующие нарушения. Однако отсутствие регистрации такого трудового договора не влечет за собой никаких правовых последствий, и при возникновении споров доказать существование трудо­вых правоотношений будет достаточно затруднительно. По статистике российские работодатели редко заключают и реги­стрируют договоры, а такие отношения выведены из правовой сферы.

По данным МОТ, в 2015 году было зафиксировано 11,5 миллионов домашних работников-мигрантов, которые просто вынуждены бежать из своих стран ввиду гендерной дискрими­нации или из-за материальной несостоятельности. Поскольку существует практика изъятия паспортов у таких работников их работодателями, то домашние работники-мигранты явля­ются особо уязвимыми и оказываются заключенными в при­нимающей стране. В соответствии со ст. 9, домашние работ­ники имеют право хранить у себя свои проездные документы и удостоверения личности. На Ближнем Востоке «кафла» (си­стема «покровительства») привязывает работников-мигран- тов к индивидуальным «спонсорам» на весь период договора; трудящиеся не могут расторгнуть договор найма, находятся изолированными от общества, не владеют языком страны. Как правило, в такой ловушке оказываются в основном женщины, по оценкам экспертов МОТ, численность таких «заключен­ных» составляет 73%. При этом Конвенция также устанав­ливает, что проживающие в домохозяйстве работодателя не обязаны оставаться по месту пребывания с членами домохо­зяйства на период своего отпуска. Данный вопрос возможно эффективно решить, если государства-члены Конвенции 189 будут проводить добросовестную государственную политику на установление норм, регулирующих наемный труд мигран­тов, в своих национальных законодательствах. В Российской Федерации подобные нормы содержатся в ст. 13 и 13.3 Феде­рального закона «О правовом положении иностранных граж­дан в Российской Федерации» № 115-ФЗ, где регулируется правовое положение иностранных граждан, осуществляющих трудовую деятельность на территории РФ.

Особо уязвимыми, в отличие от работников, занимаю­щихся другой трудовой деятельностью, являются домашние работники и по вопросам регулирования рабочего времени и отпусков. Данная проблема решается Конвенцией 189, ко­торая обязывает государства принять меры для обеспечения равного обращения с домашними работниками в отношении нормальной продолжительности рабочего времени, компен­сацией за сверхурочную работу, периодов ежедневного и еже­недельного отдыха и оплачиваемых ежегодных отпусков в со­ответствии с национальными законодательства. Некоторые государства теоретически регулируют продолжительность рабочего времени, но на практике от домашних работников часто ожидают, что они будут предоставлять свои услуги кру­глосуточно, особенно если работник занят и проживает в до­машнем хозяйстве работодателя. По этому поводу МОТ под­готовила Рекомендации по ограничению продолжительности рабочего времени домашних работников, проживающих по месту работы. Данный документ нацелен на ограничение про­извольного использования рабочего времени работников. Ре­комендации, в частности, призывают определить целесообраз­ное количество часов работы, установить перерывы в течение рабочего дня, определить ситуации в домашнем хозяйстве, которые предполагают использование труда домашних ра­ботников в ночное время, если это потребуется работодателю, составить рабочий график с указанием по часам сверхурочной работы. В сложившейся ситуации, помимо всех существенных условий для работника, также важно следить за продолжи­тельностью еженедельного отдыха, который согласно Конвен­ции составляет не менее 24 последовательных часов. В трудо­вом законодательстве РФ режим труда и отдых определяется на усмотрение сторон, то есть по соглашению между работ­ником и работодателем - физическим лицом. И поскольку в национальном законодательстве не существует специальных норм, регулирующих труд домашних работников, то в их от­ношении будут применяться общие правила и ограничения: продолжительность рабочего времени будет составлять до 40 часов в неделю, а отпуск будет равен 28 календарным дням.

Во многих странах мира вопрос об уровне оплаты труда домашних работников еще не урегулирован в законодатель­ном порядке. Домашние работники признаны самой низко­оплачиваемой категорией работников, если такие отчисления вообще поступают от работодателей. Согласно Конвенции, каждое государство обязано принять меры, чтобы обеспечить домашнего работника минимальным размером заработной платы, и выплаты должны производиться без гендерной дис­криминации. Как правило, национальное законодательство устанавливает минимальную заработную плату для всех ра­ботников, за исключением домашних. С точки зрения законо­дательства правительствам стран во всем мире, как правило, не удается признать домашнюю работу как «полноценный труд». Многие домашние работники продолжают бороться за право на минимальную заработную плату. В США Национальный альянс домашних работников (НАДР) добился законодатель­ных изменений на федеральном уровне, и принятый «Билль о правах» для домашних работников устанавливает размер оплаты труда не ниже минимальной и предусматривает опла­ту всех отработанных и сверхурочных часов. В Южной Африке кабинетом министров был одобрен «National Minimum Wage Bill», в соответствии с которым минимальный размер опла­ты труда для домашних работников был увеличен с 1 января 2018 года. Если работодатель оценивал труд наемного работ­ника ниже установленной законом суммой, то законодатели обязали повысить размер выплат. В результате внесенных по­правок домашних работников разделили на две категории: те, кто заняты домашним трудом в зоне А (городская часть) и работники, осуществляющие свою трудовую функцию в зоне B (все остальные районы). Ввиду такого деления на зоны ми­нимальный размер оплаты труда различен. Домашние работ­ники зоны А, занятые 27 часов в неделю, в качестве зарплаты обязаны получить сумму из расчета 13,05 южноафриканских рэндов в час, рабочая неделя, составляющая 45 часов будут воз­награждены в размере 2545, 22 рендов в месяц. Трудящиеся в остальных районах будут получать 11,89 и 2317,75 рендов со­ответственно. По мнению экспертов, в полном объеме уста­новленный Национальный минимальный размер заработной платы полностью начнет эффективно регулировать оплату труда домашних работников с 1 мая 2018 года. Российский за­конодатель также обеспечил работников минимальным раз­мером оплаты труда, который ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения. Категория работода­телей «другие работодатели», что по-видимому относится к тем, кто использует домашний труд, осуществляет выплаты за счет собственных средств. Также ст. 133 ТК РФ обеспечивает ра­ботнику месячную заработную плату, который полностью от­работал за этот период норму рабочего времени и выполнил нормы труда (трудовые обязанности).

Способам оплаты труда, с помощью которых домашний работник может реализовать свое право на достойное полу­чение вознаграждение за свои трудовые обязанности, посвя­щена ст. 12 Конвенции 189. В ней перечислены все законные средства денежной оплаты, которая должна производится раз в месяц. Положения Конвенции также не исключают возмож­ность получать заработную плату в натуральном выражении с согласия работника, и натуральные платежи должны быть направлены только лишь на личное пользование трудящегося. Домашние работники в России не могут получать заработную плату в предметах, которые имеют ограничения на свободный оборот. Однако по письменному заявлению работника оплата труда может производиться в неденежной форме, но с усло­вием, что она не должна превышать 20% от начисленной ме­сячной зарплаты. Таким образом, процентное соотношение натуральных выплат и денежных позволяет обезопасить ра­ботника от несправедливой оценки труда работодателем и его произвольных действий.

Специфика домашнего труда делает трудящегося уязви­мым в части безопасности и здоровых условий его трудовой деятельности. Ст. 13 Конвенции 189 обязывает работодателей обеспечить охрану и достойные условия домашней работы. В настоящее время в связи с высокой латентностью трудовых правоотношений невозможно говорить о том, что государ­ствами принимаются достаточные меры по обеспечению кон­троля условий труда домашних работников как в Российской Федерации, так и в других странах.

Что касается социальной защиты работников, то поло­жения Конвенции в ст. 14 регулируют охрану материнства че­рез национальные законодательства государств, при том что уязвимая категория работников должна быть включена в си­стему социальных выплат и страхования, то есть социального обеспечения. Некоторые промышленно развитые страны Ев­ропы включают домашних работников в отрасли социального законодательства. Австрия, Бельгия, Германия, Дания, Испа­ния, Италия, Португалия, Франция и Швейцария включили домашних работников в схемы компенсационных выплат тру­дящимся и пенсионного обеспечения. В соответствии с ТК РФ все работники, независимо от того, с каким работодателем они заключили трудовые договоры, имеют право на здоровье и безопасные условия труда. В случаях, когда трудовой до­говор с работником заключен работодателем, являющимся физическим лицом, на него в полной мере распространяются гарантии в части гарантий беременной женщине и лицам с се­мейными обязанностями, а также социальное страхование и обеспечение.

Помимо установления механизмов защиты трудовых прав работников, также необходимо предоставить доступ трудящихся к судебной защите. Законное письменное оформ­ление трудовых правоотношений работника и работодателя, установление минимальной заработной платы, учет рабочего времени, упрощенные системы выплат, отчисления в Фонд со­циального страхования - все это помогает рассматривать дела в судебном порядке в гражданско-правовой плоскости и упро­щает бремя доказывания факта нарушенного права домашне­го работника. Ст. 16 Конвенции 189 наделяет домашних ра­ботников правом на получения доступа к судам, трибуналам и другим механизмам разрешения споров. В настоящее время все основания и возможности для подачи иска в суд по фак­ту правонарушений работодателем существуют, однако таких обращений ничтожно мало. В связи с тем, что трудовые отно­шения с домашними работниками оформляют минимальное число работодателей, то и жалобы в государственную инспек­цию труда не поступает. Согласно ТК РФ индивидуальные трудовые споры, неурегулированные сторонами, в случае ког­да работодатель - физическое лицо, рассматриваются в суде в общем порядке.

Для того, чтобы все механизмы правовой защиты эффек­тивно действовали в отношении уязвимой группы населения в лице домашних работников, необходимо создание благопри­ятных и продуктивных условий для создания социальных пар­тнерств. Группы домашних работников имеют право на объ­единения, чтобы создавать влиятельные альянсы и вступать в ряды профсоюзов и создавать такие партнерства. Конвенция призывает государства создавать и проводить консультации с представительными организациями работодателей и работ­ников, что позволит повысить и укрепить уровень защиты та­кой категории трудящихся. В соответствии с нормами россий­ского законодательства, домашние работники имеют право вступать в профсоюзные органы, но создание первичной про­фсоюзной организации невозможно при условии что у рабо­тодателя - физического лица трудятся всего лишь несколько работников. Совместные усилия государств, реализованные через усовершенствование национальных законодательств, скоординированность действий поможет преодолеть право­вые проблемы и снизить степень уязвленности домашних ра­ботников в трудовой сфере.

На основании проведенного правового анализа, с уче­том актуальности проблемы и и существующей уязвимости домашних работников, можно сделать следующие выводы. В современном мире с возрастающим спросом на труд домаш­них работников повышается и необходимость в признании правовых механизмов защиты трудовых прав уязвимых групп населения. Основные трудовые права и защита домашних ра­ботников от произвола работодателей закреплены в Конвен­ции 189 о достойном труде домашних работников, которая в достаточной мере, на наш взгяд, содержанием своих положе­ний отражает социальную незащищенность и существующую действительность. На основе проведенного исследования, можно отметить, что легализация трудовых договоров, заклю­ченных сторонами трудовых правоотношений, представляет собой редкое правовое явление. Нежелание работодателей официально составлять и регистрировать договоры с трудя­щимися не позволяет последним находиться в социальной системе государства, достойно трудиться и жить в предлага­емых домохозяйственных условиях. Благодаря социальной активности некоторых организаций, которые целями своей деятельности ставят привлечение общественного внимания мировых государств к проблеме, немалое количество домаш­них работников получили новые права в национальном зако­нодательстве, включая право на минимальную оплату труда, доступ к социальной и судебной защите. Некоторые трудящи­еся в связи с принятием Конвенции официально оформили свою занятость и получили право на объединение и создание профсоюзов. Реформы трудового законодательства прошли более, чем в 48 странах по всему миру. Также, проведя сравни­тельно-правовой анализ нормам трудового права Российской Федерации и положений Конвенции, можно утверждать, что в целом российское законодательство соответствует данному международному договору. Таким образом, исходя из выше­изложенного, домашние работники на территории России нуждаются в правовой защите в полном объеме, и ратифика­ция Конвенции 189 о достойном труде домашних работников является целесообразной, поскольку домашних работников следует относить к слабозащищенной категории лиц и предо­ставить им больший объем трудовых прав.

МИКРИНА Валентина Геннадьевна
аспирант кафедры международного права МГИМО МИД России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.