Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Залог как способ обеспечения кредитных обязательств

В настоящей статье рассматривается такой институт гражданского права как залог.

В данной работе проанализирована судебная практика высшей судебной инстанции в части оценки добросовестности приобретателей заложенного имущества, поскольку установление данного факта влечет негативные последствия для кредитных организаций, связанных с невозможностью защитить свои интересы, обеспечить возврат просроченной задолженности путем обращения взыскания на заложенное имущество. Изучение такого основания прекращения залога, как его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать о наличии залога, позволит не только выработать предложения по защите интересов кредитных организаций, но и дать рекомендации по обеспечению прав приобретателей имущества, которые хотя и не являются стороной в кредитных отношениях, но максимально заинтересованы в исходе спора между должником и кредитором, например, в случаях, когда предметом залога выступает высоколиквидное имущество.

Ключевые слова: залог, добросовестный приобретатель, кредит, кредитное обязательство, прекращение залога, способы обеспечения.

ПАРДАЕВА Зулейха Шамильевна
магистрант Юридического института Дагестанского государственного университета

ШАХАЕВА Аминат Меджидовна
старший преподаватель Юридического института Дагестанского государственного университета

PARDAEVA Zuleykha Shamiljevna

magister student of the Institute of Law of the Dagestan State University

SHAKHAEVA Aminat Medzhidovna

senior lecturer of the Institute of Law of the Dagestan State University

COLLATERAL AS A WAY OF SECURING CREDIT OBLIGATIONS

This article examines such an institution of civil law as a pledge. This paper analyzes the judicial practice of the highest court in terms of assessing the conscientiousness of the purchasers of the pledged property, since the establishment of this fact entails negative consequences for credit institutions associated with the inability to protect their interests, to ensure the return of overdue debts by foreclosure on the pledged property. The study of such grounds for the termination of a pledge, such as its acquisition by a person who did not know and should not have known about the existence of a pledge, will make it possible not only to develop proposals for protecting the interests of credit institutions, but also to give recommendations to ensure the rights of purchasers of property, who, although they are not a party to credit relations, but are maximally interested in the outcome of the dispute between the debtor and the creditor, for example, in cases where the subject of pledge is highly liquid property.

Keywords: pledge, bona fide purchaser, credit, credit obligation, termination of pledge, security methods.

В условиях напряженной экономической и социальной обстановки, вызванной, в частности, распространением коро­навирусной инфекции (COVID-19) и введением режима по­вышенной готовности в субъектах Российской Федерации, в стране остро встает вопрос платежеспособности населения и повышаются риски неисполнения кредитных обязательств.

Исходя из статистических данных, размещенных на сайте Банка России, объем просроченной задолженности граждан по потребительским кредитам на 1 сентября 2021 года вырос поч­ти на 8 % и составляет 1 триллион рублей, при этом к началу года размер просроченной задолженности составлял менее 933 миллиардов рублей [1].

В связи с этим, с точки зрения защиты прав кредиторов, представляется весьма актуальным исследование способов обе­спечения исполнения кредитных обязательств, в частности си­туаций, когда кредитные организации лишаются возможности защитить свои интересы.

Анализ практики выдачи кредитов, позволяет сделать вы­вод о том, что наиболее предпочтительным способом защиты интересов банка, помимо прочего, выступает залог. Именно залог гарантирует банку получение суммы долга, процентов, неустойки за счет средств от реализации предмета залога, он является наиболее безопасным для займодавца способом ис­полнения обязательств по кредиту [2, с. 83]. Однако на практике нередки проблемы, связанные с реализацией такого института, как залог.

Одной из главных проблем залога, как способа защиты прав кредитора выступает закрепленная в ст. 352 ГК РФ возмож­ность его прекращения в случае отчуждения предмета залога лицу, которое не знало и не должно было знать, что оно высту­пает предметом залога [3]. Иными словами, при отчуждении добросовестному приобретателю.

Для эффективной реализации этих положений вводит­ся информационная система о залоге движимого имущества - специальный реестр, который будут вести нотариусы и из которого заинтересованные лица могут запрашивать информа­цию о наличии или отсутствии залога. Если стороны договора о залоге не внесут информацию о залоге в реестр (а это добро­вольная процедура), то они не могут ссылаться на право залога в отношениях с третьими лицами (п. 4 ст. 339.1 ГК РФ) [4, с.137].

В п.25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о зало­ге» для того, чтобы признать приобретателя добросовестным, суды должны установить, был ли вручен приобретателю перво­начальный экземпляр документа, свидетельствующего о пра­ве продавца на продаваемое имущество (например, паспорт транспортного средства), либо его дубликат; имелись ли на за­ложенном имуществе в момент его передачи приобретателю знаки о залоге [5].

Прекращение залога в связи с его добросовестным приоб­ретением выступает достаточно редким случаем и зачастую вы­зван ошибками в действиях самого кредитора.

Так, довольно интересным является Определение Судеб­ной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Россий­ской Федерации от 16.07.2019 № 18-КГ19-48. Суть дела состояла в том, что банк обратился с исковыми требованиями о взыска­нии суммы задолженности по кредиту и обращении взыскания на заложенное транспортное средство. Суд первой инстанции, удовлетворяя требование в части взыскания задолженности по кредиту, отказал банку реализовать предмет залога, поскольку автомобиль был отчужден добросовестному приобретателю: в паспорте транспортного средства отсутствовала отметка о на­личии залога, отсутствовали соответствующие сведения и в рее­стре уведомлений о залоге движимого имущества.

Решение было отменено в апелляционной инстанции, ссы­лаясь на то, что договор продажи добросовестному покупателю имел место до 1 июля 2014 г., когда начали действовать правила регистрации и учета залога, установленные статьей 339.1 ГК РФ. Верховный Суд Российской Федерации с этим не согласился, указав, что у кредитора была возможность разместить сведения о залоге транспортного средства в публичном доступе уже по­сле! июля 2014 г, однако он этого не сделал [6].

Вышеизложенная позиция высшей судебной инстанции не вызывает сомнений. Сотрудники кредитной организации, профессионального участника хозяйственного оборота, безус­ловно, должны не только отслеживать изменения в законода­тельстве, но и своевременно совершать действия во исполнение предписаний закона. Пример HTML-страницы

Что касается недвижимого имущества, то при оценке добросовестности приобретателей прав на недвижимое иму­щество следует исходить из того, что они могут полагаться на данные публичного реестра прав на недвижимое имущество [7]. Соответственно, отсутствие данных сведений выступает ос­нованием для прекращения залога.

В ряде случаев лицо может быть признано добросовест­ным приобретателем и тогда, когда ему в момент приобрете­ния имущество было известно то, что оно выступает предметом залога. Однако данное утверждение действует только в ситуа­циях, когда речь идет о процедурах несостоятельности (бан­кротства).

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.05.2016 № 308-ЭС16-1368 по делу № А53-13780/2015 было признано добросовестным при­обретателем лицо, которое приобрело с обременением квар­тиру с публичных торгов в рамках процедуры банкротства при следующих обстоятельствах. Изначально собственником квартиры выступал индивидуальный предприниматель Р., ко­торый приобрел ее в кредит под залог квартиры. В дальней­шем Р. был признан банкротом, однако в рамках процедуры банкротства банком не было заявлено о включении в реестр требований кредиторов. Путем продажи квартиры с публич­ных торгов квартиры была приобретена ООО «ТриС+», кото­рое также впоследствии было признано банкротом. Квартира была вновь реализована с публичных торгов, где ее приобрел конечный собственник индивидуальный предприниматель Я., обратившийся в суд с иском о снятии залога. Суды первой и апелляционной инстанции требования удовлетворили. Разре­шая спор, суды первой и апелляционной инстанций руковод­ствовались законодательством о банкротстве и, приняв во вни­мание разъяснения, содержащиеся в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлет­ворением требований залогодержателя при банкротстве зало­годателя» (далее - постановление № 58), исходили из того, что реализация заложенного имущества в рамках дела о банкрот­стве юридического лица влечет за собой прекращение ипотеки и в том случае, если залоговый кредитор не заявлял требования о включении в реестр.

В дальнейшем данное решение было отменено кассацион­ной инстанцией, однако Верховный суд РФ все же признал его верным, обосновав свою позицию тем, и законодательство, и сложившаяся правоприменительная практика исходят из того, что при реализации имущества на торгах в рамках дела о бан­кротстве организации происходит прекращение прав третьих лиц на данное имущество, и покупатель получает вещь свобод­ной от каких-либо правопритязаний [8].

Стоит отметить, что приобретателям имущества, кото­рое потенциально может оказаться предметом залога, следует проявлять максимально повышенный уровень заботливости и осмотрительности при проверке наличия залога в отношении покупаемой вещи. Анализ практики Верховного суда РФ по­зволяет нам наглядно увидеть, что же под собой подразумевает «должный уровень заботливости и осмотрительности».

В 2016 году заемщиком был получен займ на автомобиль, который был заложен в счет обеспечения обязательств по кредиту. В 2017 году транспортное средство было продано за­емщиком без уведомления об этом залогодержателя. Новый собственник в этом же году продал автомобиль третьему лицу (добросовестному приобретателю по мнению суда первой и кассационной инстанции), которое перед покупкой транспорт­ного средства обратилось к нотариусу с заявлением о получе­нии выписки из реестра уведомлений о залоге, согласно кото­рой наличие залога на имя покупателя отсутствовало.

Верховный суд не посчитал такие действия достаточно ос­мотрительными, а третье лицо добросовестным, так как при­обретатель запрашивал сведения о залоге на имя последнего собственника автомобиля, а не на лицо, которое приобретало транспортное за счет кредитных средств, хотя сведения о нем содержались в паспорте транспортного средства. [9].

Следует отметить, что судебная практика складывается исходя из принципа «перехода» добросовестности прежнего приобретателя ко всем последующим. Это означает, что если заложенное имущество перекупается дважды или даже триж­ды и более раз, то второй и последующие приобретатели ав­томатически считаются добросовестными, если первый при­обретатель действовал осмотрительно, получил сведения об отсутствии залога путем обращения к нотариусу, в подтвержде­ние чего были представлены соответствующие доказательства в материалы дела. В таком случае, на всех последующих приоб­ретателей действует принцип добросовестности [8].

В связи с этим, представляется важным внести в юридиче­скую терминологию принцип однократности добросовестного приобретения заложенного имущества, из которого следует, что залог как способ обеспечения кредитного обязательства бу­дет прекращен, если хотя бы один из приобретателей предмета залога действовал с должной степенью заботливости и осмо­трительности, независимо от добросовестности приобретения имущества последующим собственниками.

Анализ практики применения положений ст. 352 ГК РФ позволяет прийти к выводу о том, что систему предоставления сведений о залоге как движимого, так и недвижимого имуще­ства кредиторам необходимо автоматизировать. Своевременное направление информации о наличии залога в отношении иму­щества позволит исключить риск прекращения залога и сохра­нит возможность кредитору обеспечить исполнение кредитного обязательства независимо от ухудшения финансового состояния должника. С точки зрения защиты интересов кредиторов, све­дения о наличии залога транспортного средства должны предо­ставляться нотариусами не только на запрашиваемый период в отношении конкретных лиц, а за весь срок эксплуатации транс­портного средства на всех его собственников, включая бывших. Данные изменения позволят в большей степени защитить как интересы залогодержателя в целях обеспечения исполнения кредитных обязательств, так и интересы залогодателя.

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика