Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Информационная безопасность в системе национальной безопасности Кыргызской республики

Проблема обеспечения национальной безопасности является на сегодняшний день актуальной для Кыргызской Республики, особенно в контексте возникающих угроз и ри­сков, как с внешней, так и с внутренней стороны. Постоянно изменяющиеся условия геополитического окружения, кото­рое оказывает на Кыргызстан чрезвычайно большое влияние, требуют от руководства страны адекватных и оперативных мер, направленных на обеспечение безопасности общества и государства. Именно о такой комплексной безопасности, то есть защищенности интересов и каждого отдельно взято­го гражданина, и всего общества и государства в целом, мы говорим, когда рассматриваем структуру национальной без­опасности страны.

Следует отметить, что вопросы безопасности и их ре­шение предопределяются актуальными факторами, влия­ющими на формирование безопасной среды. В последнее время обеспечение безопасности во многом сместилось из правоохранительного и оборонного сектора в сектор ин­формационный. Это обусловлено тем, что информационное пространство постепенно захватывает все новые сферы и, по сути, становится единой площадкой для взаимодействия. Те информационные каналы и средства связи, которые были актуальны в 20-м веке, сегодня устарели и усовершенство­вались настолько, что их разновидности, система и формы использования составили совершенно новую информацион­ную среду, которая требует от ответственных государствен­ных органов не только тщательного изучения технических и технологических аспектов использования такой среды, но и разработки мер быстрого реагирования на любые нару­шения ее целостности. Реализация такой задачи требует от государства комплексного подхода, который немыслим без создания единого информационного поля и активного взаи­модействия в его пределах с другими странами по вопросам координации деятельности в сфере обеспечения информа­ционной безопасности.

В Кыргызской Республике в 2012 году была разработана и утверждена Концепция национальной безопасности Кыр­гызской Республики. Она представляет собой официально принятую систему взглядов, идей и принципов по защите личности, общества и государства от внешних и внутрен­них угроз безопасности во всех сферах жизнедеятельности на длительный период. Данная концепция в качестве одной из внутренних угроз национальной безопасности страны на­зывает недостаточное развитие информационно-коммуни­кационных технологий и слабую защиту информационного пространства страны.

Описывая суть угроз информационной безопасности, авторы Концепции указывают на то, что технологический прогресс и развитие информационно-коммуникативных технологий должны определять все сферы жизни общества в Кыргызстане, в том числе, должны быть задействованы в организации государственного управления, предоставлении государственных услуг, совершенствовании образовательной системы, системы здравоохранения, торговли и прочих сфе­рах жизнедеятельности в стране.

Нужно отметить, что подобный подход видится чрез­вычайно примитивным. На сегодняшний день, информа­ционные технологии развиваются такими темпами, что нет совершенно никакой необходимости в дополнительном под­тверждении значимости их использования в той или иной сфере жизни общества. Данное обстоятельство следует при­нять, как объективное и не выказывать в связи с ним удивле­ния, в том числе, той степени влияния, которое оказывают информационные технологии на повседневную жизнь граж­дан.

Другой вопрос заключается в том, что активное разви­тие и использование информационных технологий требует адекватной реакции со стороны государства. Такая реакция, как нам представляется, должна обеспечиваться в двух фор­мах:

  • во-первых, государству необходимо успевать корректи­ровать правовую и институциональную базы в соответствии с изменяющимися условиями информационного простран­ства;
  • во-вторых, государству необходимо инициировать дальнейшее развитие информационных технологий для це­лей, поставленных именно перед государственным аппара­том.

Рассмотрим подробнее указанные направления дея­тельности государства. Прежде всего, государство должно в полной мере осознавать, что информационные технологии вызывают к жизни явления, институты, которые в обязатель­ном порядке требуют законодательного закрепления или отражения. Как показывает практика, любые попытки адап­тировать имеющиеся законодательные акты под новые ин­формационные форматы, которые активно используются на практике, оказываются в лучшем случае неэффективными, а в худшем порождают совершенно некорректные с правовой точки зрения ситуации. Элементарное использование воз­можностей социальных сетей в последнее время становится проблемным с точки зрения, к примеру, защиты персональ­ных данных или оснований для компенсации морального вреда, поскольку соответствующее законодательство факти­чески не регулирует отношения, возникающие из публика­ций сведений, мнений и изображений в социальных сетях. И это только один из самых простых примеров неадаптированности законодательства к постоянно меняющимся и со­вершенствующимся информационным технологиям. Право­применителям в этом случае приходится сложнее всего, так как, применяя закон по аналогии, они постоянно находятся под угрозой некорректного обоснования выносимых реше­ний и неверного толкования правовой природы того или иного элемента информационного пространства.

Совершенно иным, но не менее важным компонентом является постоянная работа государства над дальнейшим развитием и внедрением информационных технологий. В данном случае, возможно, пойти двумя путями - первый за­ключается в том, чтобы адаптировать и применять информа­ционные технологии, разработанные в других странах, но в этом случае всегда существует угроза зависимости от страны- разработчика. Второй путь - создать собственную систему научно-прикладного характера, которая опосредовала бы ис­пользование информационных технологий для меняющихся условий жизни общества, то есть обеспечивала бы непосред­ственную техническую разработку программного обеспече­ния, компьютерного и иного оборудования, без которых не­возможен технический прогресс.

Нужно отметить, что и в первом, и во втором случае Кыргызстан, к сожалению, не в состоянии реализовать адек­ватную активную позицию для обеспечения соответствия собственной информационной инфраструктуры современ­ным реалиям. Пожалуй, на сегодняшний день одним из наи­более адаптированных механизмов взаимодействия с гло­бальной информационной средой со стороны Кыргызской Республики является деятельность, направленная на предот­вращение распространения экстремистских материалов по­средством сети Интернет. Об этом свидетельствует и Кон­цепция национальной безопасности, в которой говорится о том, что «информационные технологии порождают новые вызовы государству и гражданскому обществу в виде запре­щенной к распространению информации и противоправных действий, совершенных с их использованием». То есть на сегодняшний день внедряются новые способы и меры опе­ративно-розыскной деятельности, в том числе, с использова­нием информационных ресурсов глобальной сети Интернет. Оперативное реагирование и эффективное противодействие противоправным действиям требует, по мнению разработ­чиков Концепции, развития сети центров реагирования на компьютерные инциденты и организации их взаимодей­ствия с правоохранительными органами.

Однако, совершенно очевидно, что данная сфера яв­ляется одной из немногих сфер, освоенных отечественны­ми правоохранительными органами, в том числе, судами, которые выносят соответствующие решения и обязыва­ют операторов связи ограничить доступ пользователей к сайтам, имеющим незаконное содержание. Тем не менее, следует отметить, что подобными угрозами общее состо­яние информационной безопасности республики, разуме­ется, не ограничивается. К примеру, преступления против собственности и в сфере экономической деятельности, которые все чаще совершаются с использованием инфор­мационно-компьютерных технологий, не всегда расследу­ются на надлежащем уровне, хотя бы просто потому, что сотрудники правоохранительных органов не имеют ква­лификации, необходимой для выявления, пресечения и расследования подобных преступных деяний. Между тем, очевидно, что с ростом объемов электронной торговли, увеличением оборота безналичных расчетов, активного ис­пользования потенциала платежных систем и электронных кошельков, интернет и мобильного банкинга, способы со­вершения экономических преступлений становятся гораз­до более нетипичными. Кроме того, нельзя не упомянуть о том, что Центральноазиатский регион и, в частности, Кыргызстан, исторически является центром пересечения геополитических интересов различных мировых держав, в частности, КНР, РФ, США. При этом информационная политика играет далеко не последнюю роль в формирова­нии вектора внешней политики нашего государства. Здесь нельзя недооценивать, насколько информационное поле, сформированное под влиянием тех или иных политиче­ских сил, может спровоцировать принятие определенных решений со стороны уполномоченных государственных органов. Эти же угрозы отмечены и в Концепции нацио­нальной безопасности, где указано, что «существующие и потенциальные угрозы в сфере информационной безопас­ности относятся к числу наиболее серьезных вызовов XXI века...».

Кроме того, интересно, что в республике наблюдаются и проблемы в обеспечении информационной безопасности чисто технического свойства, в частности, речь идет о ненад­лежащем таможенном контроле за ввозом несертифициро­ванного (зачастую контрафактного) телекоммуникационного оборудования, оргтехники, средств связи, программного обе­спечения, специальных технических средств съема информа­ции, а также ее защиты.

Необходимо констатировать, что в Кыргызской Респу­блике ситуация с обеспечением информационной безопасно­сти выглядит плачевной. Прежде всего, из-за недостатка фи­нансирования соответствующей деятельности по разработке или внедрению новейшего оборудования и программного обеспечения, которые должны сформировать технический потенциал страны в части управления информационными потоками. Кроме того, наблюдается явная нехватка квалифи­цированных кадров, в том числе, на государственном уровне. Также можно отметить отсутствие продуманной институци­ональной схемы государственного регулирования информа­ционного пространства и отношений, возникающих в связи с ним. Система государственных органов в сфере регулиро­вания информационных технологий постоянно менялась, и с момента обретения Кыргызской Республикой независи­мости несколько раз пересматривалась: менялась иерархия, соподчиненность, функциональные направления деятельно­сти.

На сегодняшний день функции отраслевой полити­ки выполняет Государственный комитет информационных технологий и связи. Основными задачами Государственного комитета информационных технологий и связи являются формирование единой государственной политики в области информатизации, электронного управления, электронной цифровой подписи, электронных услуг и связи; создание благоприятных условий для развития информационных технологий, электронного управления, сетей и систем связи; создание единого информационного пространства Кыргыз­ской Республики и др.

Следует отметить, что, несмотря на прямое закрепление необходимости разработки информационной политики в ка­честве задачи Комитета и неоднократные заявления высших должностных лиц о подготовке соответствующего докумен­та, на сегодняшний день он не принят. Таким образом, ин­формационная политика государства сводится к разнород­ным информационным политикам различным министерств и ведомств, каждое из которых вкладывает собственное поня­тие и содержание в информационную политику государства.

Вследствие вышеназванных причин в Кыргызской Ре­спублике, по мнению авторов Концепции, наблюдается усиление угроз национальной безопасности Кыргызской Ре­спублики в информационном пространстве страны по следу­ющим направлениям:

  • стремление сопредельных государств к доминиро­ванию в информационном пространстве Кыргызской Ре­спублики (включая получение доступа к информации с ограниченным доступом) и как следствие вытеснение его из внутреннего рынка;
  • увеличение технологического отрыва от ведущих ми­ровых держав, усиливающее зависимость Кыргызской Ре­спублики от закупок зарубежной техники для обеспечения важных национальных информационных инфраструктур;
  • деятельность спецслужб других государств, между­народных экстремистских, террористических и других пре­ступных сообществ, антиобщественных организаций и групп в информационной сфере Кыргызской Республики, их инте­рес к обладанию информационным оружием и его приме­нению.

Мы полностью разделяем указанное мнение, но, более того, полагаем, что перечисленные угрозы выглядят нечетко и неполно сформулированными и в действительности они гораздо более разнообразны и обширны по объему, чем те, которые названы в Концепции национальной безопасности, хотя бы потому, что с момента принятия Концепции в 2012 году прошло уже 6 лет, и в сфере информационной безопас­ности, безусловно, появилось множество новых угроз и ри­сков, которые необходимо предвидеть и предотвратить.

Таким образом, в целях обеспечения должного уровня информационной безопасности мы предлагаем на государ­ственном уровне предпринять ряд неотложных мер, прежде всего, институционального и нормативного характера:

  • во-первых, следует признать информационную безо­пасность неотъемлемой частью национальной безопасности и пересмотреть Концепцию национальной безопасности в изменившихся геополитических условиях, а также выделить из нее отдельно Концепцию информационной безопасности;
  • во-вторых, для унификации используемых терминов, понятий, категориального аппарата, а также для обеспе­чения единого видения основ государственной политики в сфере информатизации необходимо разработать и утвер­дить информационную политику на уровне государства, в которой определить приоритетные направления развития в данной сфере;
  • в-третьих, после принятия единого кумулятивного нормативного акта, закрепляющего государственную ин­формационную политику, необходимо всем министерствам и ведомствам привести в соответствие с ней свои локальные информационные политики;
  • в-четвертых, следует провести мониторинг эффектив­ности деятельности отраслевого государственного органа в сфере реализации информационной политики и продумать систему распределения регулирующих и контрольных пол­номочий в части обеспечения информационной политики и информационной безопасности.

ЧУБАРОВ Арсланбек Айдарбекович
соискатель института философии и политико-правовых исследований Национальной Академии наук Кыргызской Республики


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.