Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Защита права пользования землями сельскохозяйственного назначения в республике Таджикистан

В Таджикистане земли сельскохозяйственного назначе­ния выделены в основном членам дехканских (фермерских) хозяйств.

Защита прав землепользователей является доволь­но-таки часто встречающимся вопросом при землепользова­нии и регулируется отраслевыми нормативными правовыми актами. На основе которых Экономические суды рассматрива­ют споры, связанные с правом землепользования, данные суды функционируют во всех областях и в городе Душанбе Респу­блики Таджикистан.

Право пользования земельным участком сельскохозяй­ственного назначения выступает одним из важных субъектив­ных гражданских прав, которое должно быть защищено в слу­чаях его нарушения, угрозы его нарушения и его оспаривания.

В юридической литературе приведены различные пози­ции ученых относительно значения слов «защита» и «охрана».

По мнению О. С. Иоффе, охрана осуществляется в той или иной мере всеми отраслями права. Если речь вести об от­раслевой охране, то можно выделить охрану в широком и в узком смысле. В широком смысле, гражданско-правовая ох­рана осуществляется при помощи всех норм гражданского права, применением которых обеспечивается нормальное бес­препятственное развитие регулируемых общественных отно­шений, а в узком смысле, под охраной понимаются только те способы и средства, которые применяются в связи совершени­ем против этих отношений правонарушений».

Л. О. Красавчикова под охраной понимает меры, приме­няемые до нарушения прав и обязанностей, а защитой - меры, применяемые после правонарушения для восстановления нарушенного права, то есть частный вид охраны, который ис­пользуется в случае наличного правонарушения.

Б. Н. Мезрин предлагает под охраной в праве понимать регулирование прав, включающей в себе и защиту прав. «Ох­рана прав граждан начинает обеспечиваться уже с установле­ния обязанностей. Их надлежащее исполнение в свою очередь, становится средством реализации прав, а тем самым гаранти­ей их существования, и только в случаях неисполнения или не­надлежащего исполнения обязанностей возникает необходи­мость приведения в действие третьего из механизмов, охраны механизма обеспечения исполнения обязанностей, механизма защиты прав, который выполняет служебную роль по отно­шению к двум первым» пишет автор.

Таким образом, автор понятие «охрана прав» считает бо­лее широким, чем понятие «защита прав».

В. А. Ойгензихт разграничивая понятия «охрана» и «за­щита», слово «охранять» понимал в смысле «оберегать», «сте­речь», а слово «защищать» в смысле «оградить», «обезопасить» охраной.

Я. Н. Шевченко, не отрицая близость в смысловом зна­чении понятия «охрана» и «защита», в тоже время указывает, что понятие «защита» имеет характер активного противодей­ствия постороннему вмешательству, а понятие «охрана» под­разумевает и защиту, и сбережение, и сохранение того, что охраняется».

Ю. Г. Басин защиту права определял, как предусмотрен­ную законом для борьбы с правонарушениями систему мер, опирающихся на государственное принуждение и направленных на то, чтобы обеспечить неприкосновенность права, его осуществимость и ликвидацию последствий его нарушения.

Под защитой субъективных прав понимается также, пред­усмотренные законом меры, направленные на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании, а в понятие «охрана граждан­ских прав» вкладывается вся совокупность мер, обеспечиваю­щих нормальный ход реализации прав, причем включая меры не только правового, но и экономического, политического, ор­ганизационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав.

Таким образом, если одни авторы отождествляют поня­тия «охрана прав» и «защита прав», т.е. утверждают, что за­щита права есть та же самая охрана прав, но только в ее узком смысле, то другие охрану прав и защиту прав считают различ­ными по смыслу и содержания понятиями.

Обобщая данные понятия можно говорить о том, что охрана и защита прав взаимообусловленные и взаимосвязан­ные, и в то же время относительно самостоятельные понятия, отличающиеся по своей направленности, по своему предна­значению, по структуре и характеру применяемых для их обе­спечения и осуществления мер, по формам и способам их обе­спечения и осуществления, по кругу субъектов, участвующих в процессе их обеспечения и осуществления.

Охрана направлена на создание и поддержание соответ­ствующих условий, обеспечивающих нормальный процесс ре­ализации (осуществления) лицами принадлежащих им субъ­ективных прав.

Защита же направлена навосстановлениенарушенных субъективных прав; устранение причин, порождающих на­рушение субъективных прав; устранение угрозы нарушения субъективных прав; признание оспариваемых субъективных прав.

Применительно же к праву землепользования, которое в Таджикистане приобрело имущественный характер при на­личии исключительной собственности государства на землю, охрана направлена на обеспечение и поддержание условий для нормального процесса осуществления управомоченны­ми лицами своего права пользования земельными участками сельскохозяйственного назначения, в то время как объектом защиты является нарушенное субъективное право конкретно­го управомоченного на пользование земельного участка.

Защита всегда сопряжена с активными действиями как обладателя права пользования земельным участком, так и обя­занного лица, тогда как при охране, одна сторона - обладатель права пользования земельным участком, имеет права, а другая сторона, т.е. третьи лица - только обязанность, выражающейся в том, чтобы воздержаться от совершения действий, нарушаю­щих, права пользования управомоченным лицом земельного участка, от совершения в осуществлении принадлежащих их управомоченному лицу права пользования земельным участ­ком.

В юридической литературе высказаны различные точки зрения относительно понятия «формы защиты прав».

Формы защиты прав понимается как комплекс внутрен­не согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Под формой защиты понимают комплекс внутренне со­гласованных организационных мероприятий по установле­нию фактических обстоятельств, применению норм права, определению способа защиты права и вынесению решения.

Форма защиты прав имеет более широкое значение и представляет собой деятельность компетентных органов и за­интересованных лиц по защите прав, осуществляемая в по­рядке, предусмотренном законодательством, - считает Н. А. Салибаева.

В юридической литературе выделяют две основные фор­мы защиты субъективных гражданских прав - юрисдикцион­ную и не юрисдикционную.

Юрисдикционную форму защиты гражданских прав определяют как деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъек­тивных прав, суть которой выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам(в суд, арбитражный суд, третей­ский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполно­мочены принять необходимые меры для восстановления на­рушенного права и пресечения правонарушения, как защита гражданских прав государственными или уполномоченными на то государством органами, как защита права посредством обращения в компетентный государственный орган, который рассматривает заявленное требование и принимает решение о защите права. Юрисдикционная форма защиты, в свою оче­редь, подразделяется на т.е. судебный и специальный-админи- стративный порядок.

Защита нарушенных субъективных прав осуществляется, как правило в общем, т.е. в судебном порядке, что вполне соот­ветствует ст. 19 Конституции Республики Таджикистан, гаран­тирующей судебную защиту и права требовать рассмотрения его дела компетентным и беспристрастным судом.

Наиболее действенным способом защиты субъективных прав, является судебная его защита.

Судебная защита прав обладателей права пользова­ния земельными участками сельскохозяйственного назначе­ния представляет собой одну из наиболее важных гарантий защиты этого их субъективного права, обеспечивающей глас­ность и объективность при разрешении возникающих споров, строгое соблюдение норм материального и процессуального характера.

Средством для осуществления защиты субъективных прав в суде служит, как правило, иск, под которым понимает­ся обращенное к суду требование об отправлении правосудия с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-пра­вовое требование о выполнении лежащих на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения с другой стороны.

Обладатели права пользования земельными участками сельскохозяйственного назначения, в целях защиты своего на­рушенного, находящееся под реальной угрозой нарушения, оспариваемого права и его восстановления могут пользовать­ся такими вещно-правовыми способами как иски о возврате земельного участка, т.е. объекта права пользования земельным участком сельскохозяйственного назначения, находящегося в чужом незаконном владении (виндикационный иск), иски об устранении препятствий в осуществлении управомоченным лицом права пользования земельным участком сельскохозяй­ственного назначения (негаторный иск) и о признании права пользования земельным участком сельскохозяйственного на­значения. Субъект права пользования земельным участком сельскохозяйственного назначения в целях защиты своих прав и законных интересов может пользоваться также, обязатель­ственно-правовыми способами. Споры, возникающие между субъектами земель сельскохозяйственного назначения, рас­сматриваются в экономических судах Республики Таджики­стан.

В практике применения законодательства РТ в судах воз­никают споры, связанные с негаторным и виндикационными исками.

Негаторный иск — это требование устранения всяких на­рушений права собственности, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 325 ГК РТ).

Арабаев Ч. И. указывает, что негаторный иск (от лат. actionegotia - отрицающий иск) есть внедоговорное требо­вание владеющего вещью собственника к третьему лицу об устранении препятствий в осуществлении правомочий владе­ния, пользования и распоряжения имуществом.

Примером такого рода требований являются споры по осуществлению прав первичных землепользователей (когда, в частности, один из них своими действиями создает препят­ствия для осуществления прав другого, например, не позволя­ет пользоваться их земельными участками и т.п.).

Предметом иска о признании права собственности явля­ется лишь констатацияфакта принадлежности истцу права собственности, иного вещного права на имущество, но не вы­полнение ответчиком каких-либо конкретных обязанностей. Основанием иска являются обстоятельства, подтверждающи- еналичие у истца права собственности или иного права на имущество. Правовой основой данного иска является ст. 11 ГК

Кыргызской Республики, предусматривающая такой способ за­щиты гражданских прав, как их признание.

Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятствий в осуществлении права землепользования нега­торный иск может быть направлен и на предотвращение воз­можного нарушения права пользования земельным участком, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помо­щью негаторного иска первичный землепользователь может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проектирования, если оно будет препят­ствовать пользоваться земельным участком.

Другой пример из судебной практики, при реоргани­зации дехканского хозяйства «Хамадони» Кабадиянского района 15 сентября в 2012 году, 10 членов создали Дехкан­ское хозяйство «Шариф» за счет своих земельных долей. Решением общего собрания Дехканского хозяйства «Ша- риф» в 2013 году 5 (пятеро) членов Дехканского хозяйства: Шакарова Наджафмо, Шакаров Такдир, Нодирова Зухро, Каримова Дилором ва Касирова Оламби были незаконно исключены из состава ДХ «Шариф». Члены Дехканского хозяйства «Шариф» подали негаторный иск в экономи­ческий суд Хатлонской области «О признании недействи­тельным решения общего собрания Дехканского хозяйства «Шариф» от 17 октября 2017 года об исключении членов ДХ». Решением Экономического суда Хатлонской области от 22 сентября 2017 года решение общего собрания Дех­канского хозяйства «Шариф» от 17 октября 2017 года об исключении членов ДХ было признано недействительным и права членов Дехканского хозяйства «Шариф» были вос­становлены.

Незаконным решением общего собрания Дехканского хозяйства «Шариф» от 17 октября 2017 года об исключении 5 (пятеро) членов ДХ были лишены право пожизненного насле­дуемого пользования землей.

В соответствии со статьей 325 ГК РТ, собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Наряду с негаторным иском возникают и виндикацион­ные иски.

Виндикационный иск - это самый распространенный способ защиты нарушенных земельных прав. Он применя­ется в тех случаях, когда право пользования землей выбыва­ет из законного пользования первичного землепользовате­ля. Суть его заключается в принудительном истребовании своего права пользования землей. Субъектом права на вин­дикацию в данном случае является обладатель права поль­зования землей (первичный землепользователь). Его задача - доказать, что он действительно в праве обладать правом пользования землей. Индивидуально определенная вещь - субъект виндикации.

Решением Местного исполнительного органа государ­ственной власти Спитаменского района от 15 марта 2011 года за № 112 членам Дехканского хозяйства «Лочинбек» были вы­делены 20 га земли сельскохозяйственного назначения сро­ком на 10 лет за счет земель резервного фонда Спитаменского района. Однако, бывшие арендаторы этих земель продолжа­ли пользоваться этими землями и создавали препятствия по землепользованию. Председатель Дехканского хозяйства «Лочинбек» подал виндикационный иск в экономический суд Согдийской области «Об истребовании земель из чужого незаконного пользования». Решением Экономического суда Согдийской области от 10 июня 2011 года, виндикационный иск «Об истребовании земель из чужого незаконного пользо­вания» был удовлетворен. Вступивший в законную силу судеб­ный акт был исполнен и земли были возвращены первичным землепользователем.

Рассмотренные примеры из судебной практики пока­зывают тенденцию, связанную с тем, что большинство спо­ров носят имущественный характер и связаны с тем, что от­сутствие частной собственности на землю в Таджикистане является одним из препятствий для осуществления свобод­ной хозяйственной деятельности. Исходя из этого, вопрос, который сегодня находится в центре внимания нашего го­сударства связанный с реформой земельных отношений, станет основой для защиты интересов землепользователей и обеспечит стабильное и рациональное землепользова­ние. Другим фактором обеспечения защиты прав и инте­ресов землепользователей будет являться создание рынка прав землепользования.

СИДЫКОВА Нодира Насруллаевна
соискатель Института философии, политологии и права Академии наук Республики Таджикистан


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.