Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Органы управления общества с ограниченной ответственностью по законодательству Германии

Хозяйственные общества по законодательству Германии относятся к юридическим лицам торгового и корпоративно­го права.

Речь идет о хозяйственных обществах с привлекае­мым капиталом (Kapitalgesellschaft). Среди правовых форм этих хозяйственных обществ наиболее распространена такая форма, как общество с ограниченной ответственностью (Ge- sellschaft mit beschraenkter Haftung, сокращенно GmbH). Ос­новными источниками регулирования правового положения указанных юридических лиц являются следующие норматив­ные акты:

  • Германское гражданское уложение от 18 августа 1896 г. (Гражданский кодекс Германии);
  • Германское торговое уложение 10 мая 1897 (Торговый кодекс Германии);
  • Закон об обществах с ограниченной ответственностью от 20 апреля 1892 г. (далее -GmbH-Gesetz).

GmbH-Gesetz устанавливает следующие модели управле­ния:

  • двухзвенная структура органов управления: общее со­брание участников, управляющий (несколько управляющих);
  • трехзвенная структура органов управления: общее со­брание участников, управляющий (несколько управляющих), наблюдательный совет.

Как мы видим, вариативность существует в количестве органов, когда наблюдательный совет может создаваться, а мо­жет и не создаваться, а также в количестве управляющих, ког­да исполнительный орган общества представлен либо одним управляющим, либо несколькими.

Общее собрание участников является высшим орга­ном управления в обществах с ограниченной ответствен­ностью. Если обращаться к делению органов хозяйствен­ных обществ на волеобразующие и волеизъявляющие, то общее собрание участников - это волеобразующий орган. В § 45 GmbH-Gesetz закреплено, что права участников общества, касающиеся решения вопросов о деятельности общества, а также ведения бизнеса, определяются учреди­тельным договором. Когда такие положения в учредитель­ном договоре отсутствуют, то применяются нормы § 46-51 GmbH-Gesetz. В § 46 определен круг вопросов, решаемых общим собранием: назначение управляющего (управляю­щих) общества, порядок его отзыва и снятия с должности, осуществление контроля за деятельностью общества, ут­верждение годового отчета о деятельности общества и от­чета о состоянии дел, документов финансовой отчетности, предоставленных управляющим, предъявление требова­ний о возмещении ущерба, причиненного управляющим или участниками общества, а также ряд других полномо­чий. Из содержания остальных положений закона компе­тенцию общего собрания можно дополнить. Например, общее собрание утверждает учредительный договор, рас­сматривает внесение в него изменений, оно вправе решать и иные задачи, не запрещенные законом или учредитель­ным договором (в частности, давать указания исполни­тельному органу по вопросам управления делами). Таким образом, общее собрание GmbH решает стратегические во­просы деятельности общества.

Если сопоставить компетенцию общего собрания с ком­петенцией аналогичного органа российского ООО, то можно отметить, что в целом круг решаемых вопросов одинаков (ст. 33 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Наиболее важные вопро­сы, касающиеся деятельности российского общества, импера­тивно отнесены к исключительной компетенции общего со­брания участников ООО и не могут передаваться для решения другим органам общества.

Очередное общее собрание GmbHдолжно проводиться не реже одного раза в год (абз. 2 § 42а GmbH-Gesetz). Внеоче­редные собрания проводятся «в интересах общества» (абз. 2 § 49 GmbH-Gesetz): эти случаи определяются учредительным договором. Норма абз. 3 § 49 лишь устанавливает, что прове­дение внеочередного собрания обязательно, если по итогам финансового года выясняется, что половина уставного капи­тала утрачена. Общее собрание участников созывается управ­ляющим общества; закон предусматривает возможность про­ведения общего собрания заочно (абз. 2 § 49 GmbH-Gesetz). В соответствии со § 47 решения принимаются простым боль­шинством голосов (1 евро - 1 голос), но нельзя забывать, что учредительным договором может быть предусмотрено увели­чение количества голосов, необходимых для принятия какого- либо решения.

Исполнительным органом GmbH является управляющий (управляющие), именно так в большинстве научных исследо­ваний, посвященных органам управления GmbH Германии, переводится слово Geschaftsfuhrer (§ 6 GmbH-Gesetz). В связи с этим вызывает интерес позиция, представленная М. А. Карта­шовым. Так, исходя из филологического толкования правиль­ности перевода этого слова на русский язык в различных ис­точниках, а также анализа компетенции Geschaftsfuhrer, автор в своей работе приходит к выводу о том, что более правильным является обозначение указанного органа с помощью понятия «руководитель GmbH»7. Данная точка зрения представляется вполне обоснованной и логичной, поэтому исполнительный орган GmbH в данной статье далее будет именоваться «руко­водитель».

Руководителем GmbH может быть исключительно физи­ческое лицо, не имеющее ограничений для назначения на эту должность, перечень которых приведен в § 6 GmbH-Gesetz. В российском праве руководителем ООО (единоличным испол­нительным органом) может быть как физическое, так и юридическое лицо (п. 3 ст. 65.3 ГК РФ). Как отмечают некоторые авторы, хотя германское право близко российскому, но данное правило было заимствовано российским корпоративным пра­вом, вероятно, из английского права или схожих с ним право- порядков.

В соответствии с абз. 3 § 6 GmbH-Gesetz руководитель назначается участниками в самом учредительном дого­воре либо решением общего собрания по правилам раз­дела 3 закона. В любой момент руководитель может быть отозван (абз. 1 § 38), но учредительным договором может быть предусмотрено ограничение отзыва только вескими причинами, к примеру, грубым нарушением обязанностей или неспособностью к надлежащему ведению дел (абз. 2 § 38). Поскольку среди обязательных требований по герман­скому законодательству находится регистрация общества в торговом реестре участковым судом округа, то и назначе­ние и отзыв руководителя общества также регистрируется в торговом реестре.

К основным обязанностям руководителя GmbH в соответ­ствии с разделом 3 GmbH-Gesetz относится непосредственное руководство деятельностью общества, а также представитель­ство общества в судебных и внесудебных делах.

Интересна норма, закрепляющая, что GmbH может иметь одновременно и несколько руководителей. Множе­ственность единоличного исполнительного органа в праве Германии называют ещё принципом «двух ключей». М. А. Карташов отмечает, что такая ситуация возможна, когда эти­ми руководителями выступают несколько участников GmbH, которые утверждали учредительный договор. Если обратить­ся к анализу самого закона, то можно увидеть, что в § 6 GmbH- Gesetz установлена возможность назначения руководителями как участников общества, так и иных лиц.

Согласно § 35 GmbH-Gesetz руководители вправе только коллегиально представлять общество, но учреди­тельным договором может быть предусмотрено право каждого руководителя на единоличное ведение дел[9]. Так, при совместном ведении дел для совершения юридически значимых действий необходимо выражение воли каждо­го руководителя, что требует отлаженного механизма их взаимодействия. Если учредительным договором пред­усмотрено единоличное ведение дел при множественно­сти руководителей, то необходимо будет разделить сфе­ры деятельности между несколькими руководителями (Ressortaufteilung). Исследователи особенностей управле­ния в GmbH отмечают, что при разделении сфер деятель­ности «обязанность осуществлять контроль распростра­няется не только на собственную сферу деятельности, но также и на сферу деятельности, отнесенную к компетенции другого управляющего».

Российский законодатель заимствовал опыт Германии, и в 2014 году в Гражданский кодекс Российской Федерации так­же была внесена норма о возможности осуществления функ­ций единоличного исполнительно органа сразу несколькими лицами, действующими совместно или независимо друг от друга. Но, как отмечают некоторые авторы, российское зако­нодательство нуждается в детализации указанных норм права, поскольку в отличие от положений германского права инсти­тут множественности единоличного исполнительного органа в России создает дополнительные угрозы для стабильности сделок. Данная позиция требует тщательного анализа примене­ния этих норм на практике и более глубокого осмысления. Но следует согласиться с О. В. Осипенко в том, что институт «двух ключей» имеет свои преимущества, однако для того, чтобы он работал, необходимо детально и без противоречий описать в уставе процедурные механизмы его применения.

Отношения между обществом и руководителем по управ­лению оформляются договором, который в ряде публикаций квалифицируется как гражданско-правовой. Если обратить­ся к анализу норм, устанавливающих порядок и требования к заключению данного договора, то можно увидеть, что тру­довой договор в Германии рассматривается как разновид­ность гражданско-правового договора и регулируется главой 6 Гражданского уложения Германии. Типовой формы данного договора законодательно не установлено. Но в связи с тем, что руководитель общества является его органом и осуществляет непосредственное управление делами общества, то договор между руководителем и обществом обладает рядом отличий от трудовых договоров, заключаемых с другими работниками. Некоторые нормы трудового и социального права не распро­страняется на руководителя. Так, например, по общему пра­вилу общество не производит отчислений в фонд социального страхования, хотя договором можно установить и иное прави­ло. На данный договор не распространяются положения о за­щите от увольнений согласно Закону о защите от увольнений (§ 14 KSchG, Krndigungsschutzgesetz) или Закона об отпусках BurlG (Bundesurlaubsgesetz). М. А. Карташов в своей работе называет такой договор должностным[16]. Такое название, ко­нечно, не определяет его правовую природу, а лишь указы­вает, что у данной разновидности договора есть особенности. Итак, договор между обществом и руководителем в соответ­ствии с законодательством Германии является обладающим определенной спецификой трудовым договором, а трудовой договор, в свою очередь, рассматривается как вид гражданско­правового договора.

В российском праве трудовой и гражданско-правовой договор разграничиваются, поэтому в аналогичной ситуации между руководителем и обществом заключается трудовой договор, но также обладающий определенными особенно- стями19. В науке на этот счет высказываются иные мнения. В частности, Е. В. Тычинская считает, что такой договор «входит в группу договоров гражданского права, опосредующих пре­доставление юридических услуг (иногда именуемых юридико- фактическими), является самостоятельным, интегрированным договором с единым комплексным предметом и требует зако­нодательного оформления путем включения в общие положе­ния о хозяйственных обществах нескольких статей, определя­ющих основные элементы данной договорной конструкции». Интересна позиция Д. И. Текутьева, согласно которой договор между руководителем и обществом имеет двуединую при­роду, регулируя одновременно и трудовые, и корпоративные отношения. Представляется, что вопрос о правовой природе данного договора достаточно интересен и требует отдельного рассмотрения.

Наблюдательный совет (Aufsichtsrat) для GmbH - факуль­тативный орган. В соответствии с § 52 GmbH-Gesetz он созда­ется по желанию участников общества, но законодательством предусмотрены случаи, когда создание наблюдательного со­вета является обязательным, в частности, этот орган создает­ся, если количество работников общества более 500 человек. Вопросы о создании наблюдательного совета, назначении его членов, их отзыве решаются общим собранием участников общества. Закон определяет, что к созданию и деятельности наблюдательного совета применяются положения Акционер­ного закона от 6 сентября 1965 г. с соответствующими измене­ниями, если иное не предусмотрено в учредительном догово­ре (§ 52 GmbH-Gesetz).

Полномочия наблюдательного совета сводятся к осущест­влению контрольных функций в отличие от совета директо­ров в англо-американской правовой системе, который осу­ществляет управление корпорацией. Тем не менее, именно контрольные полномочия наблюдательного совета позволяют осуществлять надзор за исполнительными органами общества (руководителем или руководителями). Заслуживает внима­ния позиция Л. И. Красавчиковой, согласно которой для со­блюдения баланса между органами управления обществом российскому законодателю следует перенять опыт Германии, предоставив наблюдательному совету следующие полномо­чия: проведение проверки имущественного положения обще­ства, одобрение крупных сделок и сделок с заинтересованно­стью и ряда других.

Создание наблюдательного совета в обязательном порядке предусмотрено Законом об участии в управле­нии предприятиями в горнодобывающей и металлур­гической промышленности 1951 г., Законом об участии наемных работников в управлении предприятием 1976 г.

Участие в управлении хозяйственным обществом работ­ников предприятия является особенностью германского корпоративного права. Это явление получило название ко-детерминация и по-разному оценивается исследова­телями. И. С. Шиткина отмечает, что такая практика по­могает выявить социальные конфликты, предотвратить забастовки и в целом регулировать согласование инте­ресов различных групп стэйкхолдеров («действующих лиц») компании. Исследователи ко-детерминации так и не пришли к единому мнению по вопросу ее пользы или вреда для управления компанией. Действительно, с одной стороны, передача части полномочий по принятию реше­ний представителям трудового коллектива может осла­бить позиции участников, с другой - повышается обмен информацией между различными группами в наблюда­тельном совете, что ведет к повышению эффективности компании. Представляется, что при ко-детерминации для соблюдения баланса интересов представителей раз­личных групп «действующих лиц» (участников общества, представителей работников) необходимо взвешенно и продуманно подходить к формированию наблюдатель­ного совета, регламентации его компетенции и порядка деятельности в учредительном договоре.

Таким образом, структура органов управления GmbH об­ладает стройностью и логической завершенностью, свойствен­ной как правопорядку в Германии, так и в целом немецкому менталитету; распределение функций между органами доста­точно сбалансировано. Именно продуманность положений немецкого законодательства позволяет ему быть достаточно стабильным, в результате чего совершенствуются лишь от­дельные его нормы.

КРАШЕНИННИКОВА Ирина Сергеевна
старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Уральского юридического института МВД России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.