Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Правовое регулирование определения искусственного интеллекта как объекта или субъекта гражданского права

Сегодня можно заметить большие изменения в разных отраслях нашей жизни.

Это связанно с цифровизацией и информатизацией. Наметилась тенденция гармонизации права в соответствии с новыми вызовами и глобальными трендами развития информационного общества, внедрения информационно-коммуникационных технологий в обще­ственные процессы.

Так как в настоящее время искусственный интеллект приобретает значимость для людей, актуальной проблемой становится его определение как объекта или субъекта граж­данского права.

Естественно, что раз сегодня вопрос определения искус­ственного интеллекта является приоритетным, то необходи­мо и эффективное правовое регулирование вопросов, кото­рые в той или иной мере будут касаться ИИ. Такой организацией и является ВОИС. Это Всемирная ор­ганизация интеллектуаль­ной собственности, которая занимается вопросами исследо­вания ИИ.

Члены этой организации считают, что определение ис­кусственного интеллекта необходимо для того, чтобы раз­решать возникающие в процессе создания новых информа­ционных технологий проблем с правовым регулированием новых технологий [1, с. 34].

Для того, чтобы иметь представление о том к чему имен­но следует относить искусственный интеллект, к объектам или субъекту гражданского права, следует понимать, что ИИ является своего рода интеллектуальной информационной системой, следовательно, его деятельность или производи­тельность не может обходится без участия человека. Искус­ственный интеллект является результатом плодотворной де­ятельности человека.

Многие люди представляет искусственный интеллект в виде робота или иной другой технически усовершенство­ванной машины, которая создана для того, чтобы заменить ручной труд.

Однако в своих суждениях они ошибаются, так как ис­кусственный интеллект представляет собой способность компьютерных систем выполнять творческие и интеллекту­альные функции, которые традиционно считаются человече­скими.

Отличия искусственного интеллекта от роботизации следуют из того, что в основе создания каждого из них лежат разные цели.

Если искусственный интеллект создаётся с целью выпол­нения поставленных человеком задач, причём, эти задачи ИИ выполняет эффективно и бесперебойно, то в основе соз­дания роботизации лежит применение аппаратных средств.

Определение искусственного интеллекта появилось ещё в 1956 году, но тогда оно не приобрело какой-либо значимо­сти, так как на тот момент люди не обладали теми техноло­гиями и возможностями применения информационных си­стем, как сейчас.

Согласно Указу Президента РФ от 10.10.2019 № 490, определение искусственного интеллекта было закреплено в Национальной стратегии развития искусственного интеллек­та на период до 2030 года[1].

Именно сегодня появилась возможность развивать тех­нологии и активно их применять, так как искусственный ин­теллект приобрел значимость для людей из-за увеличения объемов данных, усовершенствования алгоритмов, оптими­зации вычислительных мощностей и средств хранения дан­ных.

Искусственный интеллект значительно облегчает и улучшает производительность работы людей. В экономиче­ской сфере жизнедеятельности людей он приносит непомер­ную пользу.

Для того, чтобы определить к чему следует относить ис­кусственный интеллект, необходимо понимать, что является субъектом и объектом гражданского права.

В статье 128 Гражданского кодекса РФ перечислены объ­екты гражданского права. Согласно этой статье, к объектам гражданского права в первую очередь относят, вещи, резуль­таты работ, интеллектуальную собственность, имуществен­ные права, нематериальные блага и т.д.[2]

Участников гражданских правоотношений определяет действующее законодательство, а именно ст. 124 Гражданско­го кодекса Российской Федерации. К субъектам относят: РФ и её субъекты, физических лиц и юридических лиц.

Субъекты правоотношения главным образом определя­ют специфику правовых отношений, так как они обладают правосубъектностью.

Рассмотрев определение и виды объекта и субъекта гражданских правоотношений, можно уже сделать некото­рые выводы относительно причисления искусственного ин­теллекта к объекту или субъекту права.

Исходя из признаков субъекта гражданских правоотно­шений, искусственный интеллект нельзя относить к субъекту права. Это связано с тем, что по своей специфике искусствен­ный интеллект не является не физическим лицом, не юриди­ческим.

Помимо этого, попытки сравнения искусственного ин­теллекта с физическими лицами не выдерживают критики с точки зрения физиологии.

Так как при использовании искусственного интеллек­та необходимо участие человека для программирования системы, которая необходима для того чтобы правильно функционировать, это только подтверждает тот факт, что компьютерные технологии, какими бы они не были высоко­технологичными, не могут на данном этапе своего развития замещать людей в разных сферах жизнедеятельности. Следо­вательно, способности искусственного интеллекта довольно таки ограничены по сравнению с человеческими функциями мозга.

Способность искусственного интеллекта к самообуче­нию и автономной деятельности не является достаточным основанием для наделения искусственного интеллекта пра­восубъектностью.

Подтверждая правовую необоснованность признания искусственного интеллекта субъектом гражданских право­отношений, необходимо сказать о том, что искусственный интеллект не обладает всеми теми важными для человека ка­чествами, которые и определяют его личность: души, чувств, сознания, личных интересов и т.д. Пример HTML-страницы

Следовательно, несмотря на то, что искусственный ин­теллект обрабатывает огромный объём информации, кото­рый не способен выполнить человек, ИИ всё ещё остаётся лишь программой, которая выполняет только те задачи, на которые его запрограммирует человек. Без материального обеспечения работа искусственного интеллекта не представ­ляется возможной.

Проанализировав всю вышесказанную информацию, следует сказать о том, что определение искусственного ин­теллекта как объекта гражданских правоотношений также вызывает множество вопросов.

В соответствии с Указом Президента Российской Фе­дерации от 10.10.2019 № 490, искусственный интеллект- это комплекс технологических решений, позволяющий имити­ровать когнитивные функции человека и получать при вы­полнении конкретных задач результаты, сопоставимые, как минимум, с результатами интеллектуальной деятельности человека.

Из этого определения можно сделать вывод о признаках искусственного интеллекта.

Признаками искусственного интеллекта являются: на­личие технического устройства; способность к принятию, об­работке и передаче информации; способность к автономной работе; самообучение на основе анализа информации и при­обретенного опыта; способность к принятию самостоятель­ных решений [2. с. 23].

Итак, говоря об искусственном интеллекте как об объ­екте права необходимо его соотнести с интеллектуальной собственностью и понять какую роль интеллектуальная соб­ственность играет в определении искусственного интеллекта как объекта права.

Статья 1225 Гражданского кодекса Российской Федера­ции определяет, что относится к объектам интеллектуальной собственности. Из всех перечисленных в этой статье объек­тов, следует обратить внимание на такой объект, как базы данных[3].

Интеллектуальная собственность является объектом гражданских правоотношений, а базы данных в свою очередь имеют непосредственной отношение к искусственному ин­теллекту, так как базы данных являются алгоритмами, следо­вательно, что данные становятся объектом интеллектуальной собственности. Для того, чтобы найти необходимые ответы, которые содержатся в данных, необходимо будет обратиться к технологиям искусственного интеллекта.

Как известно, на сегодняшний день, информация явля­ется тем значимым элементом, который так необходим для развития любой отрасли жизни людей. Например, если за­тронуть экономику, то становится очевидным, что данные успешно обеспечивают конкурентное преимущество.

Рассматривая возможность определения искусственного интеллекта как объекта гражданских правоотношений, сле­дует затронуть вопрос о собственнике искусственного интел­лекта.

Если относить искусственный интеллект к объекту, то, следовательно, что такой интеллект должен иметь собствен­ника, так как в таком случае искусственный интеллект явля­ется вещью.

Отсюда следует, что собственником искусственного ин­теллекта может быть физическое лицо, а также юридическое лицо [3, с. 112].

Однако, если рассуждать в подобном ключе, то необ­ходимо сказать о том, что и ответственность за все действия, которые будут производиться искусственным интеллектом, должен будет нести собственник или владелец в пределах на­ходящегося в их собственности имущества, переданного во владение или пользование искусственного интеллекта.

Причём, нести ответственность они будут до тех пор, пока не докажут, что основания для ответственности возник­ли в результате действий лица, осуществлявшего разработку, производство или настройку искусственного интеллекта.

Изучив всю имеющуюся информацию и проанализиро­вав её, можно подвести итог о том, что определение искус­ственного интеллекта как объекта или субъекта гражданских правоотношений на сегодняшний день имеет приоритетное значение.

Так как на данный момент активно разрабатываются различные нормативно-правовые акты, которые направлены на правовое регулирование искусственного интеллекта.

Например, Распоряжение Правительства № 2129-р от 19.08.2020 об утверждении «Концепции регулирования ис­кусственного интеллекта и робототехники до 2024 года» и многие другие нормативные акты, которые созданы для эф­фективного регулирования искусственного интеллекта.

Несмотря на некоторые преобразования в части страте­гического нормотворчества, комплексное правовое регули­рование искусственного интеллекта пока не выработано. Это связано с тем, что на сегодняшний день нет чёткого понима­ния к чему следует относить искусственный интеллект.

Таким образом, можно сказать, что в ходе проведённого исследования по вопросу определения искусственного ин­теллекта как объекта или субъекта гражданского права, счи­таю, что искусственный интеллект следует относить скорее к объектам гражданских правоотношений, а субъектом права он не может быть, так как это будет противоречить действу­ющим правовым нормам.

Для того, чтобы в полной мере можно было относить ис­кусственный интеллект к субъекту права, он должен обладать правосубъектностью. В свою очередь, одним из элементов правосубъектности является деликтоспособность, которая выражается в способности гражданина нести ответствен­ность за совершённые правонарушения.

Граждане Российской Федерации обладают правоспо­собностью с рождения, а юридические лица, в соответствии с действующим законодательством могут иметь гражданские права только в соответствии с целями, которые прописаны в уставе организации и нести обязанности, которые связаны исключительно с деятельностью организации [4, с. 57].

ИИ должен обладать дееспособностью, которая предпо­лагает способность распоряжаться своими правами и нести обязанности, что на данный момент представляется невоз­можным.

Следовательно, искусственный интеллект не может быть субъектом гражданского права, а вот в качестве объекта пра­ва его можно рассматривать.

Однако, в таком случае, необходимо будет урегулиро­вать вопрос о том, кто будет нести ответственность за вред, который был причинён в процессе деятельности искусствен­ного интеллекта.

СЕМЕНОВ Андрей Викторович
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и международного права Государственного морского университета имени адм. Ф. Ф. Ушакова

СИМОНОВА Ольга Васильевна
кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Государственного морского университета имени адм. Ф. Ф. Ушакова

АМИРИ Алина Эмильевна
курсант 4-го курса направления «Юриспруденция» Государственного морского университета имени адм. Ф. Ф. Ушакова

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика