Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Правовое положение «машино-места» в зарубежной правоприменительной практике

Машино-место как часть зданий и помещений давно яв­лялось предметом сделок в строительном, девелоперском, арендном бизнесе. Вопрос о разделе машино-мест зачастую всплывал в рамках инвестиционных договоров, а также при реализации вновь созданных объектов.

В случае возникнове­ния споров относительно данных объектов суды ранее были вынуждены изучать их статус дополнительно в рамках разре­шения дела по существу. Следует отметить, что ранее в зако­нодательстве не существовало понятия «машино-место», и его закрепление в гражданском законодательстве было осущест­влено достаточно недавно.

Машино-место находит свое закрепление и в законо­дательстве зарубежных стран. Ее правовая конструкция в мировом аспекте носит различный характер, впрочем, как и в отечественной практике, существовавшей до 01 января 2017 года. При изучении поставленного вопроса остано­вимся подробнее на мировом опыте определения статуса машино-места в гражданском законодательстве Германии, Австрии и США.

Для Федеративной Республики Германии, с ее романо­германской правовой системой, свойственно, что жилищ­ная собственность представляет собой единство неразрывно связанных отдельного права собственности на квартиру или иное помещение, не служащее целям проживания, и права общей собственности на общее имущество, к числу которого относится земельный участок и все части здания, относящи­еся к нему сооружения и устройства, не выделенные на от­дельном праве собственности и не принадлежащие третьим лицам.

Как правило, парковочные места относятся к общей соб­ственности. Вместе с тем они могут стать объектом отдельного права собственности на основании соглашения или волеизъ­явлении о разделе, но для этого необходимо соблюсти неко­торые условия. В соответствии с абзацем 2 параграфа 3 Закона о жилищной собственности Германии отдельное право соб­ственности может быть образовано только тогда, когда кварти­ра или иное помещение является обособленным.

Парковочное место в гараже будет считается обособлен­ным, если его площадь ограничена длительной маркировкой. Следовательно, для признания машино-места самостоятель­ным объектом права собственности необходимо установить, является ли оно обособленным и обладает ли свойством поме- щения. При этом данный вопрос встает только в отношении парковочных мест, расположенных на подземной стоянке, но не в отношении наземных машино-мест, расположенных не­посредственно на земельном участке, так как они определенно не обладают свойством обособленности. Парковочные места должны иметь хотя бы в целом пространственную ограничен­ность, по крайней мере, внутри здания. Иной подход противо­речил бы самой концепции жилищной собственности, кото­рая всегда связана со зданием.

Предпосылками для обособления машино-места по зако­нодательству Германии являются следующие условия:

Парковочное место должно быть выделено зримо и на длительный период времени, что устранило бы всякие со­мнения в существовании в его отношении права собственно­сти различных лиц. Судебной практикой признаны в качестве длительной маркировки, например, сооружение стен из це­мента, бетона и иных строительных материалов, закреплен­ные ограничивающие приспособления из камня и металла, прочно вставленные в землю обозначающие столбики. При этом разметка краской не считается надлежащим средством для обособления вследствие постоянной необходимости ее об­новления из-за стирания при проезде.

Обособленность также предполагает, что третьи лица не могут беспрепятственно использовать данное машино-место для парковки, например, в результате установки шлагбаума.

В случае если машино-место не обладает вышеописан­ным свойством обособленности, оно может стать объектом лишь права отдельного пользования, на основании которого уполномоченный жилищный собственник получает право единоличного пользования частью общей собственности, осу­ществлению которого не смогут воспрепятствовать третьи лица. Право же самостоятельного пользования машино-ме­стом приобретается на основании договора между конкрет­ным собственником и товариществом собственников жилья.

Такой подход нашел свое отражение и в нашей отече­ственной судебной практике и повлиял на дальнейшее разви­тия рассматриваемого вопроса.

Кроме того, нельзя обойти вниманием законодательство государства Австрии. Согласно положениям Закона о жи­лищной собственности Австрии 2002 года парковочные места являются самостоятельным объектами жилищной собствен­ности и представляют собой четко ограниченную посредством маркировки территорию, которая служит исключительно для стоянки автотранспортных средств и подходит для этого в со­ответствии с ее размером, положением и состоянием.

Данная норма стала новеллой для австрийского права. Ранее право жилищной собственности признавалось только на самостоятельные обособленные помещения, предназначен­ные для стоянки автомобилей, а также на четко ограниченные машино-места в зданиях, специально предназначенные для парковки автотранспортных средств. Таковыми объектами признавались гаражи (боксы) и машино-места в паркхаусах. Остальные парковочные места считались принадлежностью права на помещение в доме. Со вступлением в силу нового за­кона произошли существенные изменения, которые называли даже революционными. Теперь право собственности может быть признано и на парковочные места, находящиеся непо­средственно на земельном участке. Однако данные изменения привели к возможности появления двух категорий собствен­ников:

  • Субъекты, которые наравне с машино-местом имеют также в собственности жилое или иное помещение в доме.
  • Субъекты, которые являются собственниками только машино-места.

В этой связи были введены следующие ограничения, дей­ствующие в течение первых трех лет с момента придания ма­шино-месту статус самостоятельного объекта права собствен­ности:

  1. Оно может принадлежать только лицам, владеющим на праве собственности иным помещением в здании.
  2. Лицо вправе приобрести более одного машино-места, если их число превышает количество собственников помеще­ний.

Вместе с тем сделки по отчуждению парковочных мест в этот период действительны, но право на него не может быть зарегистрировано. Для гарантирования прав покупателя в та­ких случаях прибегают к заключению договора аренды с вклю­чением права арендатора на выкуп, а также к установлению сервитутов на право парковки транспортных средств.

Вместе с этим, например, в некоторых штатах Амери­ки, парковочные места могут регулироваться в зависимости от права на основании которого оно принадлежит лицу. Так, американскому законодательству присуще владение машино­местом на правах общего имущества собственниками здания, сооружения, либо же на правах общего имущества с исклю­чительным правом использования определённым собствен­ником квартиры (дома). Однако при этом парковочное место, находящееся в частной собственности представляется оборо­тоспособным самостоятельным объектом.

В этом случае обладатель права имеет абсолютное и пол­ное право собственности, включающие в себе право продавать, передавать и распоряжаться машино-местом иным установ­ленным законом способом отдельно от жилой части — квар­тиры, дома.

Европейский опыт по изучению проблемных вопросов, касающихся машино-места, сформировал определенную позицию. Это касается, прежде всего, необходимости ввода нормирования обеспеченности машино-местами относитель­но площади вводимых помещений в границах городской за­стройки. Об этом же говорят и некоторые Российские нормы. Более того, суды иногда указывают, что разрешение на стро­ительство или разрешение на ввод в эксплуатацию не может быть выдано без соответствия проекта или построенного объ­екта по количеству предполагаемых машино-мест установлен­ному нормативами.

Так, например, Муниципальное образование город Крас­нодар устанавливает положение о том, что при проектирова­нии многоквартирных домов в границах земельного участка многоквартирного дома следует предусматривать места для хранения и парковки автомобилей жителей из расчета на одну квартиру не менее 0,75 машино-места.

Необходимо отметить, что полезным для развития статуса «машино-места» в России было бы применение кадастрового учета аналогичному, предусмотренному в Королевстве Нидерланды, а именно применение 2,5D- кадастра и 3D-кадастра. При этом применение 3D реги­страция в Нидерландах пока является дополнительной по отношению к 2D или 2,5D. Переход на 2,5D- кадастр был осуществлен из-за необходимости отображать объекты находящиеся под землей и знать, кому они принадлежат. Также 2,5D-кадастр может применяться для описания объ­ектов капитального строительства, дает возможность уста­навливать права на объект учета в объеме. Такой кадастр уже действует в Белоруссии, Норвегии, Швеции. При этом во многих странах уже пытаются создать 3D-кадастр, кото­рый дает представление не только о земельных участках, но и об объектах недвижимости. Введение 2,5D- кадастра и 3D-кадастра позволит решить некоторые проблемы создания машино-места, в частности поможет определению самого объекта.

Принимая во внимание мировой опыт по регулирова­нию подобных отношений, следует заметить, что для них характерно наделение машино-мест свойствами объектов не­движимости при наличии у них долговременной маркировки, под которой подразумеваются прочные бетонные невысокие ограждения, разделительные столбики и иные видимые кон­струкции. В случае, когда границы машино-места зафикси­рованы только на чертеже или цветной краской на асфальте, представляется недостаточным таких мер по индивидуали­зации соответствующей парковочной площадки, имеющей определенную площадь. Однако такое решение вполне оправ­дано, так как позволяет свести к минимуму возможные споры между собственниками соседних машино-мест о правах каждого.

На сегодняшний момент, проблема, связанная с опре­делением правового статуса и отнесением машино-места к объекту недвижимости, решена и ликвидирована неопреде­ленность в правовом положении машино-мест. Легальное определение понятия «машино-место» с 1 января 2017 года содержится в пункте 29 статьи 1 Градостроительного кодек­са Российской Федерации. Под машино-местом понимается предназначенная исключительно для размещения транспорт­ного средства индивидуально-определенная часть здания или сооружения, которая не ограничена либо частично ограниче­на строительной или иной ограждающей конструкцией и гра­ницы которой описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке.

Таким образом, мы видим, что российское законодатель­ство частично отразило мировую практику правового регу­лирования данного вопроса. Машино-место теперь является особой, исключительной разновидностью недвижимой вещи. Кроме того, определение правового статуса машино-места в российском законодательстве дает толчок для дальнейшего развития правоотношений в сфере осуществления парковоч­ной деятельности в Российской Федерации.

ДАШКО МаринаАлександровна
старший преподаватель кафедры гражданского права Южного института менеджмента (г. Краснодар)

КОЧУРА Анастасия Сергеевна
магистрант юридического факультета Южный институт менеджмента (г. Краснодар)


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.