Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Совершенствование уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Законодательство России в отношении организован­ной преступности держит крепкую позицию.

Анализи­руя уголовное законодательство РФ, можно сделать вы­вод, что любая организованная преступная деятельность, а также совершение преступлений в группе, являются более тяжкими деяниями, чем если бы совершалось то, или иное преступление единолично. На основе анализа статистических данных необходимо сделать вывод о том, что с 2019 года и по настоящее время наблюдается рост количества лиц, состоящих в составе организованной группы или преступного сообщества. По состоянию на декабрь 2021 года указанный показатель вырос на 22 %, по сравнению с 2020 годом, так в 2020 году было выявле­но 9764 лиц, состоящих в составе организованной группы или преступного сообщества, а в 2021 году этот показа­тель составил 11910 лиц[1].

На основе изложенных статистических показателей необходимо сделать вывод об актуальности исследования темы связанной с совершенствованием уголовного зако­нодательства, предусматривающего ответственность за организацию преступного сообщества (преступной ор­ганизации) или участие в нем (ней). Несмотря на совер­шенствование борьбы с организованной преступностью, законодательство в области борьбы с организованной преступностью до сих пор является несовершенным, в том числе и касательно ст. 210 УК РФ.

Законодательство зарубежных стран регламентиру­ет ответственность за создание преступного сообщества и преступной организации по-разному и имеет свои не­дочеты, но и российское законодательство в этом плане не идеально. При применении ст. 210 Уголовного кодекса РФ, возникает ряд определенных проблемы, для решения которых в 2010 году было представлено постановление Пленума Верховного суда РФ № 12.

При решении вопроса о привлечении организаторов и руководителей преступного сообщества и преступной организации к ответственности, необходимо пояснить, что они несут ответственность не только за создание таковых, но и за все преступления, которые данными группами совершаются. Таким образом, организаторы преступного сообщества могут быть привлечены к ответ­ственности за всю совокупность преступных деяний, но с одной оговоркой. Данные преступные деяния не должны попадать под понятие, эксцесс исполнителя. То есть, если руководитель или организатор не знал о том, что его под­чиненные совершают те или иные преступные деяния, и они действовали самостоятельно, за такое ответствен­ность нести не будут.

Что касается участников преступного сообщества, они признаются соисполнителями только в тех престу­плениях, в которых они участвовали, при этом не важно, какой вклад внесли в совершении данного преступления, и также по ст. 210 УК РФ, как участники преступного со­общества и преступной организации. В связи с данными позициями Пленума Верховного суда РФ, возникает во­прос о правильности такой квалификации, ведь в случае преступного сообщества и преступной организации, их участники несут двойную ответственность, первая по ст. 210 УК РФ за участие в преступном сообществе, а вторая за совершение тех преступлений, которые они соверши­ли в составе данного сообщества.

В науке уголовного права данный факт называется идеальной совокупностью, когда за одно деяние вменяет­ся несколько статей Уголовного кодекса. Данная позиция, с одной стороны, нарушает принцип, согласно которому за одно деяние человек может нести наказание только единожды, но тут вступает факт наличия двойной формы вины. Таким образом, участник преступления, в составе преступного сообщества, виновен по двум статьям. Пер­вая, это вина за участие в преступном сообществе, вторая за то преступление, которое он совершает в составе это­го сообщества. Не стоит считать, что деяние происходит одно, так как состав ст. 210 УК РФ усеченный, вина насту­пает еще до момента совершения самого преступления, а с момента вхождения в данное сообщество.

Исходя из данной концепции, можно судить и о по­кушении на совершение данного преступления. Покуше­ние на ч. 1 ст. 210 УК РФ возникает с момента возникнове­ния умысла на совершение данного преступления.

В странах общего права вы найдете методологиче­скую модель квалификации участников преступления, которые фактически играют разные роли в качестве со­участников. Например, преступления по общему праву делятся на проступки, преступления и преступления, подпадающие под понятие государственной измены; Сообщники выделяются только в отношении уголовных преступлений, в то время как в случаях проступка или государственной измены все участники признаются соу­частниками. Этот факт оправдывается тем, что проступок является слишком незначительным преступлением, что­бы расследовать, кто какую роль в нем сыграл, и что пре­ступления, связанные с государственной изменой, харак­теризуются повышенным социальным риском, и поэтому назначение соучастников в них не считается оправдано.

При определении ответственности участников пре­ступного сообщества не стоит определять важность и ре­зультативность каждого отдельного члена такого сообще­ства. Такое действие будет с одной стороны не слишком гуманным, но с другой стороны надо исходить из общей цели. Так как форма преступного сообщества наиболее опасна для государства и его граждан, в связи с ее мас­штабностью и организованностью, следует рассматривать деятельность преступного сообщества в целом, а не в от­дельных его частях. Пример HTML-страницы

В любом механизме, будь это часы или же живой со­циум, нет неважных деталей, как и нет не важных людей. Если убрать маленький винтик или шестеренку, то рабо­та всего механизма будет нарушена. Так и в преступном сообществе, все его члены способствуют единой цели, со­вершение преступлений, и не важно какую роль они при этом выполняли. Если участник преступного сообщества в полной мере осознавал свой статус, что он является участником преступной организации или преступного сообщества, то он должен нести полную ответственность, наравне с другими участниками.

Преступное сообщество занимается заказными убий­ствами и ликвидацией конкурентов на рынке. Для этого было сформировано специальное подразделение, состоя­щее из вооруженных киллеров, переговорщиков, предла­гающих решить все мирным путем и уборщиков, которые разбирались с последствиями перестрелки, убирали сле­ды присутствия участников сообщества, и также имелась собственная химчистка, для отмывания крови с одежды.

В данном случае, даже вроде бы незначительная ра­бота уборщика и химчистки, которая встречается везде и, по сути, не является преступлением, в данной ситуации будет являться преступным деянием, потому что они ста­ли элементами цепи и являются участниками преступно­го сообщества. В связи с этим не стоит разграничивать от­ветственность участников преступного сообщества между собой, а вменять ответственность относительно их совер­шенного преступления в составе данного подразделения и за участие в преступном сообществе.

Что касается руководителей преступной организа­ции и создателей, в отношении их уголовной ответствен­ности, они несут ответственность с момента создания таковых сообществ и организаций. Это преступления является продолжительным, так как руководители несут ответственность за всю совокупность преступлений, со­вершенных за период деятельности преступного сообще­ства. Это обосновывается тем, что руководители являются координирующим звеном, которое направляет всю дея­тельность всех членов преступного сообщества.

Для привлечения к ответственности за создание пре­ступного сообщества и преступной организации необхо­димо установить факт наличия структурированной систе­мы участников преступного сообщества, распределения их ролей, а также умысел на совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Свидетельствовать об этом может факт наличия планов грядущего преступного деяния, по­купка оружия, взрывчатых веществ, наркотиков и других запрещенных и ограниченных в обороте предметов и ве­ществ. О наличии структуры и факта наличия участников преступного сообщества, может свидетельствовать переписка, участи в собрании, переговоры, показания участ­ников и т.д.

Проблемой является то, что на практике сложно доказать наличие преступного сообщества, так как нет формальной закрепленности данного формирования, а все связи и договоренности лишь устные. Таким образом на этапе создания в качестве доказательств может высту­пать лишь показания руководителей и их участников. Поэтому все дела, попадающие на стол суда, по факту создания преступного сообщества идут вместе со статья­ми предусматривающие те преступления, которые уже совершили в составе данного сообщества.

В 2019 году, было вынесено слишком много оправда­тельных приговоров по ст. 210 УК РФ. Это также говорит и о сложно доказуемости данных деяний, причем слож­ность не в том, что преступное сообщество сложно струк­турированно или совершает слишком много различных преступлений. Сложность в собирании доказательств на­личия преступного сообщества.

Подводя итог по всем проблемам, возникающим в ходе разбора уголовно-правового состава ст. 210 УК РФ, предлагаются внести определенные изменения в УК РФ. Во-первых, необходимо дать разъяснение понятий пре­ступное сообщество и преступной организации. Законо­дательное закрепление данных понятий поспособствует пониманию структуры и формы данных объединений, в том числе о количестве их участников.

Далее, необходимо криминализировать совершение преступных действий по заказу преступного сообщества и преступной организации, даже если лицо не знало, что совершает данные деяния по их поручению. Дан­ное деяние будет рассматриваться, как умышленное, так и неумышленное. Таким образом, лица, совершающие преступные действия по чьему-либо поручению, будут мотивированы узнать личности своих заказчиков, а также данных лиц можно будет привлекать за содействие пре­ступным сообществам и организациям.

В большинстве статей особенной части УК РФ, пред­усмотрен квалифицирующий признак, как совершение преступлений в составе организованной группы, вместе с тем, Постановление Верховного суда РФ № 12 говорит о необходимости привлечения участников преступного сообщества по ч. 2 ст. 210 УК РФ и по статье согласно со­вершенным преступным деяниям, с применением квали­фицирующего признака, совершенного организованной группой, если такой предусмотрен соответствующей ста­тьей УК РФ.

Таким образом, участники преступного сообщество привлекаются сразу и за участие в преступном сообще­стве и за совершение преступления в составе организован­ной группой. Данное положение не находит отражения в международной практике, поэтому данный принцип присутствует только в российском законодательстве, но он описан лишь в постановлении, а не в уголовном зако­нодательстве. В связи с этим, предлагается внести данный принцип в общую часть Уголовного кодекса РФ, дабы у правоприменителей не возникало вопросов в данном плане.

Вместе с тем, в науке уголовного права многие ис­следователи обосновывают позицию о необходимости закрепления в статьях Особенной части УК РФ такого квалифицирующего признака как совершение престу­пления в составе преступного сообщества (преступной организации). При этом некоторые из них одновре­менно предлагают исключить ст. 210 из уголовного за­кона[2].

Данное мнение не отражает действительной необхо­димости, так как исключение ответственности за создание и участие в преступном сообществе, и добавление квали­фицирующего признака совершения преступления в со­ставе преступного сообщества, лишь усугубит ситуацию в отношении борьбы с организованной преступности. В оправдание данного мнения можно изложить следующее суждение. Нет необходимости исключать ст. 210 УК РФ из уголовного законодательства, но можно декриминали- зовать ч. 2. Ст. 210 УК РФ, и добавить в каждую статью уголовного кодекса квалифицирующий признак, совер­шение преступления в составе преступного сообщества. Такое положение будет обосновано и в теории должно улучшить борьбу с организованной преступностью, хоть и потребует значительного изменения уголовного законо­дательства России.

УЩЕКИН Станислав Николаевич
преподаватель кафедры физической подготовки Уфимского юридического института МВД России

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика