Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Доктрина кальво и принцип исчерпания внутренних средств правовой защиты

МАМЕДОВ Лятиф Рустам оглы
магистр МГИМО (У) МИД России

В статье анализируется роль доктрины Кальво в становлении и развитии института дипломатической защиты, а также принцип исчерпания внутренних средств правовой защиты, который является одним из главных принципов, нашедших отражение в данной международно-правовой доктрине. При анализе влияния доктрины на развитие и становление института дипломатической защиты была рассмотрена судебная практика.

Ключевые слова: дипломатическая защита, принцип исчерпания внутренних средств правовой защиты, дело Миллигана, дело Вудраффа и Фланнаган, Брэдли, Кларк и партнеров, дело Мартини.

MAMEDOV Latif Rustam ogli
master’s degree of the MGIMO (U) of the MFA of Russia

THE CALVO DOCTRINE AND THE PRINCIPLE OF THE EXHAUSTION OF DOMESTIC REMEDIES

The article analyzes the role of the Calvo doctrine in the formation and development of the institution of diplomatic protection, as well as the principle of exhaustion of domestic remedies, which is one of the main principles reflected in this international legal doctrine. When analyzing the influence of the doctrine on the development and formation of the institution of diplomatic protection, judicial practice was considered.

Keywords: diplomatic protection, the principle of exhaustion of domestic remedies, the Milligan case, the Woodruff & Flannagan case, Bradley, Clark and Associates, the Martini case.

Актуальность темы исследования обусловлена немаловаж­ной ролью международно-правовых доктрин в качестве вспомо­гательных источников международного права и их влиянием на такой важный институт, как институт дипломатической защиты. Среди таких доктрин особое место занимает доктрина Кальво, где нашли отражение важные принципы международного пра­ва, среди которых принцип исчерпания внутренних средств пра­вовой защиты.

Политические процессы, происходящие в странах Латин­ской Америки в XIX веке и в начале XX века, стали основными ка­тализаторами разработки странами этого региона доктриналь­ной основы, упорядочивающей процедуру реализации права на дипломатическую защиту. Этот период охарактеризовался частыми гражданскими войнами и революциями для этого ре­гиона, и больше всего от этих событий страдали граждане стран Европы и США, имуществу которых наносился значительный материальный ущерб.

Государства пребывания отказывали в предоставлении за­щиты этим иностранным гражданам, имуществам которых был нанесен ущерб вследствие происходящих событий в этих госу­дарствах, что приводило к обращению этих иностранных лиц к своему государству гражданской принадлежности для оказания помощи на международном уровне в восстановлении их нару­шенных прав и возмещении нанесенного им ущерба.

При оказании дипломатической защиты своим гражданам на территории стран Латинской Америки государства сталкива­лись с проблемами, поскольку со стороны государства пребыва­ния не обеспечивалось справедливое судопроизводство по иску иностранного лица. Но к тому же, страны, оказывающие защи­ту своим гражданам на территории другого государства, очень часто прибегали к помощи вооруженных сил, требовали сумму, значительно превышающую реальную сумму компенсации.

Все эти процессы привели к тому, что страны Латинской Америки стали разрабатывать доктрины, которые помогали им избежать проблем при оказании дипломатической защиты со стороны иностранного государства своим гражданам, среди ко­торых особое место занимает доктрина Кальво.

Главной идеей выдвинутой в 1868 году Доктрины аргентин­ского юриста Карлоса Кальво определялось в отказе государства пребывания отвечать за убытки и ущерб, который нанесен ино­странному гражданину в результате гражданских войн, происхо­дящих в этой стране. По мнению автора доктрины, это помогает избежать злоупотребления силой могущественных стран и нера­венства между резидентами и нерезидентами.

Доктрина Кальво была предложена вследствие вторжения Франции и Великобритании в Аргентину, Уругвай и Мексику для оказания защиты своим гражданам-кредиторам, и её целью было недопущение злоупотребления правом на дипломатиче­скую защиту со стороны США и других западных держав в отно­шении своих граждан и взыскания значительно преувеличенных долгов.

Доктрина Кальво:

  • определяет, что при решении возникшего спора между сторонами сделки необходимо придерживаться условий этой сделки и национального законодательства соответствующей страны;
  • делает отсылку к использованию местных средств право­вой защиты в государстве пребывания;
  • отвергает возможность оказания дипломатической защи­ты иностранному лицу государством гражданской принадлеж­ности при отсутствии факта нарушения норм международного права государством пребывания;
  • определяет, что страны должны решать все споры, кото­рые возникают между ними по условиям двусторонних соглаше­ний или соглашений с участием их граждан, в рамках двусторон­них отношений;
  • определяет, что страны должны воздерживаться от при­нудительных мер дипломатического или военного характера в отношении государства, которая должна возместить причинен­ный ущерб.

Принцип исчерпания внутренних средств правовой защи­ты. В пункте 1 статьи 14 Проекта статей о дипломатической защи­те 2006 года отмечается, что «государство не может предъявлять международное требование в связи с причинением вреда лицу, имеющему его гражданство или национальность, или другому лицу, упомянутому в проекте статьи 8, до того, как лицо, кото­рому причинен вред, с учетом проекта статьи 15, исчерпает все внутренние средства правовой защиты».

Под «внутренними средствами правовой защиты» пони­маются «средства правовой защиты, доступные лицу, которому причинен вред, в судебных или административных учреждени­ях или органах, будь то обычных или специальных, государства, предположительно несущего ответственность за причинение вреда».

Следует отметить, что многие международно-правовые документы содержат положения об исчерпании внутренних средств правовой защиты, среди которых Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года (ст.41 п.1), Между­народная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года (ст. 11(3)), Конвенция ООН по морскому праву 1982 года (ст.295) и другие. В решениях Международного Суда ООН по таким делам, как Дело Амбатьелоса 1956 года (The Ambatielos Claim / Greece v. United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland), Дело компании «Интерхандель» 1959 года (Interhandel Case / Switzerland v. United States of America), Дело компании «Электроника Сикула С.ПА.» / «ЭЛСИ» 1989 года (Case Concerning Elettronica Sicula S.P.A. (ELSI) / United States of America v. Italy), была отмечена важность соблюдения данного принципа.

Принцип исчерпания внутренних средств правовой защи­ты, обеспечивающий равенство резидентов и нерезидентов в стране пребывания, по мнению многих ученых-юристов, приво­дит к ограничению оказания дипломатической защиты другой страной за противоправные действия, совершенные на террито­рии государства пребывания его физическому или юридическо­му лицу.

Согласно позиции некоторых ученых, доктрина Кальво, ограничивая право родного государства на оказание дипломати­ческой защиты в случае нарушения прав и интересов его граж­дан и юридических лиц в государстве пребывания, тем самым ис­ходит из возможности обеспечения полной защиты этим лицам в случае причинения им вреда всеми доступными средствами правовой защиты в государстве пребывания.

Российский ученый-юрист С. В. Черниченко выразил свое мнение относительно данного принципа международного права в контексте оказания дипломатической защиты таким образом: «ссылка на то, что не исчерпаны местные средства правовой за­щиты, — не столько препятствие для ее оказания (и тем более не отрицание права на ее оказание), сколько ограничение ее ра­мок. Она основана на элементарной логике. По незначительным делам дипломатическая защита часто вообще не оказывается, не возникает даже вопрос о ее оказании, и иностранцу не остается ничего, кроме возможности прибегнуть в таких случаях к мест­ным средствам правовой защиты. Если и предположить, что су­ществует обычная норма международного права, относящаяся к связи между исчерпанием местных средств правовой защиты и оказанием дипломатической защиты, то она, по-видимому, про­сто отмечает в самых общих чертах границы ее оказания, если такие средства не исчерпаны».

По мнению британского юриста Я. Броунли, ссылка на важность исчерпания внутренних средств правовой защиты за­частую может быть оправдана практическими и политически­ми соображениями, поскольку данный механизм приводит к уменьшению вынесения на международный уровень урегулиро­вания более мелких претензий и рассмотрения их национальны­ми судами государств пребывания.

Судебная практика. Доктрина Кальво нашла широкое применение в судебной практике, и в основном во всех делах фигурировало положение о необходимости обращения к вну­тренним средствам правовой защиты. Споры, где фигурировали положения доктрины Кальво, в основном рассматривались дву­сторонними Комиссиями, созданными по условиям соглаше­ний между государствами.

Самым первым случаем, когда положения доктрины Кальво фигурировали в международном арбитражном решении, было дело, которое рассматривалось Комиссией по рассмотре­нию претензий США и Перу, созданной в соответствии с Конвен­цией от 4 декабря 1868 года для быстрого и справедливого урегули­рования всех возникших споров. Дело касалось иска гражданина США Х. Миллигана против Перу (H. Milligan v. Peru), и оконча­тельное решение по данному делу было принято 11 февраля 1870 года. Иск касался предоставления компенсации за произвольное аннулирование правительством Перу контракта, предоставляю­щее американской компании, представленной истцом, право на строительство трамвайных путей между Кальяо и Лимой и кон­ки на нескольких улицах Лимы. Представители Перу заявили, что согласно условиям контракта, которая содержит положения доктрины Кальво, стороны обязались передавать споры в мест­ные суды Перу без права обжалования. Несмотря на заявления ответчика, члены Комиссии согласились рассматривать данный спор и приняли решение о необходимости предоставления ист­цу определенной компенсации.

Другими спорами, где фигурировал «принцип исчерпания внутренних средств правовой защиты», были дела, рассмотрен­ные Комиссией США и Венесуэлы по спорам физических или юридических лиц, созданной в соответствии с Конвенциями от 1885 и 1888 годов.

26 августа 1890 года Комиссия вынесла свое решение по Де­лам Г. Вудраффа (Henry Woodruff v. the United States of Venezuela) и Фланнаган, Брэдли, Кларк и партнеры (Flannagan, Bradley, Clark and Co. v. the United States of Venezuela), которые в ходе рассмотрения судом были объединены в одно дело. Комиссия в своем решении заявила, что иск не подпадает под ее юрисдикцию, ссылаясь на условия соглашения между сторонами, где содержалось поло­жение доктрины Кальво о необходимости обратиться к местным средствам правовой защиты по спорам между ними.

Отсылку на доктрину Кальво можно встретить и в Деле Мар­тини (Martini v. the United States of Venezuela), которое рассма­тривалось созданной в соответствии с Конвенцией от 13 февраля 1903 года между Италией и Венесуэлой Комиссией по рассмотре­нию исков физических и юридических лиц. Иск касался возме­щения ущерба, причиненного в ходе революции в Венесуэле. Представитель Венесуэлы в своем заявлении выступил против юрисдикции Комиссии рассмотреть спор, ссылаясь на условия соглашения подписанного между сторонами спора, который предусматривал обращение к местным средствам правовой за­щиты. Комиссия отклонила данное требование и вынесла реше­ние в пользу Мартини. Она заявила, что отказ отдельного лица в каком-либо соглашении от международного арбитража, не от­меняет права его государства оказать ему дипломатическую за­щиту по международным документам.

Выводы. В целом можно отметить, что доктрина Кальво внесла существенный вклад в развитие института дипломати­ческой защиты. Сегодня принципы, которые легли в основу доктрины Кальво, а именно принцип невмешательства во вну­тренние дела государств и принцип исчерпания местных средств правовой защиты являются важными принципами внешней политики многих стран мира, которые нашли закрепление и в национальном праве многих государств, и безусловно, в между­народно-правовых документах. Несмотря на то, что на сегодняш­ний день, в договорной практике государств, в национальных законодательных актах, включая Конституции стран Латинской Америки, можно встретить нормы, сформулированные в док­трине Кальво, она не была включена в Проект статей о диплома­тической защите 2006 года. Многие эксперты считают, что, хотя включение всеми странами Латинской Америки доктрины Каль- во в двусторонние соглашения устранило бы злоупотребления дипломатической защитой, но, с другой стороны, оно также ли­шило бы механизма оказания дипломатической защиты. Огра­ничение права государства-гражданства на дипломатическую защиту ставит гражданина в уязвимое положение в государстве пребывания. Эти граждане лишаются возможности получить эффективной правовой помощи. Эти действия также нанесли бы ущерб не только гражданам стран-инвесторов, но и самим странам Латинской Америки, поскольку могли бы быть пере­смотрены взаимовыгодные отношения между государствами в сфере инвестиций.

Анализ судебной практики показал, что страны Латинской Америки стремились внедрить доктрину Кальво целиком или частично в соглашения с иностранными инвесторами западных держав, включая США. Положения этой Доктрины во многих спорах послужили основанием для отклонения искового заяв­ления западных стран, следовательно, странам Латинской Аме­рики отчасти удалось создать защитный механизм от намерения ряда западных стран с помощью злоупотребления власти уста­новить более выгодные для себя условия в ущерб национальным интересам этих стран.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2021 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.