Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Двусторонний механизм экологического сотрудничества Азербайджанской республики с Грузией, Российской Федерацией и Казахстаном

Географическое месторасположение Азербайджанской Республики обуславливает необходимость активного разви­тия сотрудничества с соседними государствами на различных уровнях: «В ряду направлений и приоритетов внешней поли­тики Азербайджана особое место всегда занимали отношения со странами расположенного на стыке Европы и Азии субре­гиона, условно называемого Евразией».

Особое значение в этом контексте занимает развитие двустороннего взаимодей­ствия, в т.ч. в сфере охраны окружающей среды: «Важную роль для Азербайджана играют двусторонние соглашения по экологическим вопросам, которые были заключены в боль­шом количестве в целях приобретения экспертного опыта и технологий и обмена ими. К наиболее важным сферам со­трудничества относятся охрана вод, управление природными парками, обращение с отходами и рекультивация почв». Вме­сте с тем, эффективное взаимодействие на основе договорных норм без надлежащего организационного механизма вряд ли возможно.

Одним из наиболее активных государств-партнеров Азер­байджанской Республики в сфере охраны окружающей сре­ды является Грузия. Следует отметить, что «Грузия занимает особое место в отношениях Азербайджана с бывшими совет­скими республиками. Отношения между Азербайджаном и Грузией имеют исторические корни, основаны на междуна­родных стандартах и не направлены против какой-либо тре­тьей страны». Взаимодействие указанных государств в сфере охраны окружающей среды основано на широкой договор­но-правовой базе, которую, в частности, формируют такие международные соглашения как Соглашение между Прави­тельством Азербайджанской Республики и Правительством Грузии о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды от 18.02.1997 г. и Меморандум о взаимопонимании между Ми­нистерством экологии и природных ресурсов Азербайджана и Министерством охраны окружающей среды и природных ресурсов Грузии от 21.02.2007 г.

Особое внимание в контексте сотрудничества Азербайд­жанской Республики и Грузии уделяется экологическому со­стоянию рек Кура и Аракс, обладающих статусом междуна­родных рек и имеющих исключительно важное значение для развития сельского хозяйства и развития гидроэнергетики: «Качество воды рек Кура и Аракс и их использование являют­ся предметом особой озабоченности. В верхнем течении обе­их рек расположены крупные городские и промышленные центры, в частности столицы Армении и Грузии. Очистные сооружения в городах или не отвечают соответствующим тре­бованиям, или вовсе отсутствуют. Крупные промышленные предприятия ... закрыты или сократили производство, но их отходы, оборудование и сырье не законсервированы надлежа­щим образом и продолжают загрязнять соседние реки». Сле­дует отметить, что в значительной мере сегодняшние эколо­гические проблемы рек Кура и Аракс обусловлены тяжелым наследием СССР, поскольку «почти ни в одном из договоров и соглашений, заключенных в советское время, не отразились проблемы экологической защиты этих рек».

Уже в начале 1993 г. между комитетом мелиорации и во­дного хозяйства Азербайджанской Республики и Департамен­том управления мелиоративными системами Министерства сельского хозяйства и продуктов Грузии был заключен дого­вор, согласно которому Департамент ежегодно подает воду из р. Кура посредством Гардабанского магистрального канала в озеро Джандари в объеме 70 млн куб.м, в т.ч. - 50 млн куб.м для орошения 8500 га земель Акстафинского района Азер­байджанской Республики и 20 млн куб.м - для поддержания экологического равновесия озера.

Важность охраны и рационального использования соот­ветствующих водных ресурсов обусловила появление отдель­ной ст. 6 в Соглашении между Правительством Азербайджан­ской Республики и Правительством Грузии о сотрудничестве в сфере охраны окружающей среды от 18.02.1997 г., формирую­щим основу экологического взаимодействия сторон: «Сторо­ны, сознавая значимость реки Куры и озера Джандари (Джан- даргель) для народно-хозяйственных комплексов и населения обоих государств, объединят свои усилия с целью защиты их бассейнов от загрязнения, а также рационального использова­ния водных ресурсов». В этом же году было заключено Ме­морандум о взаимопонимании между Государственным Ко­митетом экологии и природных ресурсов Азербайджанской Республики и Министерством охраны окружающей среды и природных ресурсов Грузии по сотрудничеству в разработке и проведении совместного пилотного проекта по мониторингу и оценке в бассейне р. Кура/Мтквари от 16.09.1997 г.

Вместе с тем, наличие лишь самих международных со­глашений еще не предполагает максимально эффективной реализации потенциала сотрудничества сторон, поскольку требуется организация системного, постоянного и институ­ционально развитого механизма взаимодействия сторон. Так, отмечается, что хотя соответствующая договорная база взаи­модействия Азербайджанской Республики и Грузии в сфере охраны окружающей среды содержит «... главные обязатель­ства в отношении сотрудничества (например, обязательства об отношении обмена информацией по экологическому мо­ниторингу, ответственность за охрану бассейна от загрязне­ния, рациональное использование водных ресурсов, исполь­зование чистых технологий), не существует каких-либо четких механизмов реализации соглашений. Примечательно, что не было создано совместное учреждение, рабочая группа или ко­миссия, в чьи обязанности входили бы регулярный контроль и/или оказание содействия осуществлению соглашений». В этом случае сложно говорить о том, что потенциал двусто­роннего сотрудничества реализован сторонами в достаточной мере. Отсутствие постоянно действующего организационного механизма предопределяет сложность поддержки перманент­ного диалога, чего требует сама природа проблем окружаю­щей среды, а потому снижается и результативность сотрудни­чества в целом.

Значительное место во взаимодействии Азербайджан­ской Республики по вопросам охраны окружающей среды отведено Российской Федерации. В контексте азербайджано­российских взаимоотношений экологическая проблематика начала включатся в повестку дня еще в самом начале 1990-х гг. Так, в ст. 19 Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Азербайджанской Республикой и Рос­сийской Федерацией от 12.10.1992 г. указывалось: «Высокие Договаривающиеся Стороны будут развивать сотрудничество в области охраны окружающей среды, способствуя согласован­ным действиям в этой области на региональном и глобальном уровне, стремясь к созданию всеобъемлющей международной системы экологической безопасности и взаимодействию, в частности, в защите и восстановлении экологической систе­мы Каспия». Эта же норма без изменений перенесена в ст. 22

Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Азербайджанской Респу­бликой от 03.07.1997 г. и на сегодняшний день она заложена в основание сотрудничества сторон по вопросам охраны окру­жающей среды.

Как в случае и с Грузией, очевидно, что особую обеспоко­енность соответствующих сторон вызывает экологическое со­стояние водных ресурсов, однако, в первую очередь, морских. Так, в Совместном заявлении Президента Азербайджанской Республики Г. А. Алиева и Президента Российской Федера­ции В. В. Путина от 09.01.2001 г. отмечается: «Учитывая ухуд­шающуюся экологическую ситуацию на Каспии, в том числе критическое состояние его осетровой популяции, Стороны согласились ускорить рассмотрение вопросов рыболовства и защиты природной среды Каспийского моря». Вместе с тем, решение экологических проблем Каспийского моря исклю­чительно на двустороннем уровне, к сожалению, невозможно, что подтверждается попытками расширения круга вовлечен­ных в совместную природоохранную деятельность прикаспий­ских государств.

К примерам успешного сотрудничества договорных сто­рон в сфере охраны окружающей среды можно отнести за­ключение Соглашения между Правительством Азербайджан­ской Республики и Правительством Российской Федерации о рациональном использовании и охране водных ресурсов трансграничной р. Самур от 03.09.2010 г. По мнению Э. С. Тей­мурова, оно является «одним из наиболее удачных примеров нормативного закрепления порядка распределения водных ресурсов с учетом экологического пропуска». Целью соот­ветствующего международного договора определено обеспе­чение участвующих государств водными ресурсами транс­граничной р. Самур на основании согласованных принципов вододеления и сохранение природных экосистем в дельте р. Самур (ст. 2). Следует отметить, что заключение договора ста­ло заключительным этапом интенсивной экспертной работы, продолжавшейся 14 лет.

К принципам распределения водных ресурсов, имеющих особое значение в контексте темы диссертационного исследо­вания, следует отнести такие положения:

- планирование и установление четких объемов вододеле­ния и экологического попуска;

  • запрет на удовлетворение потребностей участвующих государств в водных ресурсах трансграничной реки Самур за счет экологического попуска; исключительное право распо­ряжения сторонами по собственному усмотрению водными ресурсами в пределах установленных долей с сохранением за собой права на их изъятие независимо от технических и эко­номических возможностей, технологических или иных огра­ничений;
  • при эксплуатации подземных вод, гидравлически свя­занных с поверхностными водами трансграничной р. Самур, стороны обеспечивают режим изъятия подземных вод, исклю­чающий понижение уровня грунтовых вод в дельте р. Самур;
  • стороны информируют друг друга о планируемых к осуществлению водохозяйственных мероприятиях на транс­граничной р. Самур, способных привести к существенному трансграничному воздействию и оказать влияние на условия водопользования другой стороны.

Реализация поставленных задач требовала наличия соот­ветствующего организационного механизма, что привело сто­роны к созданию Совместной российско-азербайджанской ко­миссии по распределению водных ресурсов трансграничной р. Самур (ст. 5), которая поддерживает активную деятельность. Соответствующая Комиссия работает под руководством двух сопредседателей, назначаемых каждой из договорных сторон. Она может создавать рабочую группу по оперативному водо­делению и иные рабочие органы, обеспечивая их деятельность на паритетной основе. Общие заседания упомянутой Комис­сии проводятся не реже 1 раза в полгода. В ст. 6 закреплены ее полномочия, в частности, организовывать распределение водных ресурсов трансграничной р. Самур в соответствии с установленными принципами; разрабатывать и утверждать подекадные графики объемов вододеления и экологического попуска; рассматривать и принимать решения об использо­вании водных ресурсов, невостребованных сторонами, а также об использовании долей сторон в случае возникновения чрез­вычайных ситуаций; разрабатывать и утверждать порядок со­вместного управления и эксплуатации Самурского гидроузла. В рамках VIII-ro заседания Совместной российско-азербайд­жанской комиссии по распределению водных ресурсов транс­граничной р. Самур (г. Баку, 06.08.2015 г.), где российскую де­легацию возглавлял на тот момент заместитель руководителя Росводресурсов В. А. Никаноров, были рассмотрены следую­щие вопросы: отчет о работе Совместной рабочей группы по оперативному вододелению и мониторингу водных ресурсов; о выполнении соответствующего соглашения; обмене инфор­мацией между сторонами и мониторинге соблюдения эко­логического попуска на трансграничном участке р. Самур; о местах распределения и необходимом количестве гидро- постов, которые будут установлены на территории России и Азербайджана. А уже 11-12.11.2015 г. в г. Кусары (Азербайд­жан) состоялось VIII заседание Совместной российско-азер­байджанской рабочей группы по оперативному вододелению и мониторингу водных ресурсов Совместной российско-азер­байджанской комиссии по распределению водных ресурсов трансграничной р. Самур. В рамках заседания Рабочей группы проведено обследование технического состояния Самурского гидроузла.

Вместе с тем, следует отметить, что достигнутый Азер­байджанской Республикой и Российской Федерацией компро­мисс в отношении водных ресурсов р. Самур периодически подвергается критике. Так, представители ГУП РЦ «Даге- стангеомониторинг» указывают на функционирование на территории Самур-Гюльгерычаевского месторождения ряда скважин, объемы водозабора которых не были учтены в ходе первоначального исследования. Кроме того, по их мнению, от­мечаемые процессы частичного высыхания реликтового леса в Самурской зоне связаны с нарушением норм экологического попуска воды в Каспийское море, закрепленных в соответству­ющем двустороннем соглашении. В этом контексте как на одну из возможных причин, по нашему мнению, следует обра­тить внимание на отсутствие в отношениях между сторонами действующего комплексного международного соглашения, которое могло бы придавать целенаправленность усилиям сторон, в т.ч. и в организационном измерении, а также спо­собствовать более эффективному использованию ресурсов и обеспечивать системную взаимосвязь между принимаемыми мерами. Подобные международные соглашения Российская Федерация заключила с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Украиной (например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Бела­русь о сотрудничестве в области охраны окружающей при­родной среды от 05.07.1994 г.).

Со своей стороны, Азербайджанская Республика также имеет достаточный опыт заключения подобных договоров. В качестве примера можно привести Соглашение между Пра­вительством Республики Казахстан и Правительством Азер­байджанской Республики о сотрудничестве в области охра­ны окружающей среды от 10.06.1997 г. Оно «принято в целях предотвращения глобального экологического кризиса, эколо­гических бедствий и катастроф, деградации природной среды и создания экологически безвредной среды обитания. Особое внимание в документе было уделено сотрудничеству в области охраны окружающей среды Каспийского моря, в т.ч. защите экологии морской среды азербайджанского и казахстанского секторов Каспийского моря; охране Каспийского моря и пре­дотвращения его загрязнения от захоронения отходов и дру­гих материалов; взаимодействию государственного контроля за трансграничной перевозкой опасных грузов и т.д.

Согласно ст. 4 стороны следующим образом определяют свои общие задачи:

  • разработка и реализация научно-технических и ком­плексных программ охраны окружающей среды и рациональ­ного использования природных ресурсов, затрагивающих ин­тересы обоих государств;
  • координация работ по созданию систем нормативно­технического обеспечения охраны окружающей среды и эко­логической безопасности, включая технические, экологиче­ские, санитарно-гигиенические и иные стандарты, нормативы и правила;
  • применение общих принципов экологического межго­сударственного регулирования состояния окружающей среды и природопользования, включая общие принципы возмеще­ния потерь и убытков, нанесенных в результате прямых и кос­венных негативных трансграничных воздействий на окружаю­щую среду;
  • координация мероприятий по охране мигрирующих видов животных, обитающих на территориях обоих госу­дарств.

Заключение такого рода международного соглашения за­ложило прочные основания для активизации и углубления вза­имодействия сторон по вопросам охраны окружающей среды: «Казахстан и Азербайджан в рамках двустороннего сотрудничества активно взаимодействуют в области ... охраны окружающей среды». Вместе с тем, отдельного организационного механизма на основе достигнутого согласия создано не было. Диалог ведется через другие организационные механизмы, что подтверждается и принятыми 22.09.2016 г. решениями 13-го заседания азербайд­жано-казахстанской межправительственной комиссии по эконо­мическому сотрудничеству, которые были посвящены вопросам охраны окружающей среды. Такой подход вряд ли является оправданным в достаточной мере, с одной стороны, принимая во внимание сложность и актуальность проблем окружающей среды, с другой стороны - более высокий уровень обсуждения не способ­ствует установлению рабочих контактов между специалистами и соответственно усложняет возможность нахождения требуемого в той или иной ситуации компромисса между сторонами.

Как уже было отмечено, особое внимание оба государства уделяют вопросам охраны Каспийского моря от загрязнения и ухудшения экологического состояния. Так, согласно Совмест­ному заявлению Президента Республики Казахстан и Прези­дента Азербайджанской Республики от 16.09.1996 г. достигну­то согласия в отношении того, что деятельность прибрежных государств на Каспийском море должна осуществляться на основе таких принципов, в частности, как охрана природной среды и предотвращение загрязнения Каспийского моря; со­хранение, воспроизводство и рациональное использование биологических ресурсов Каспийского моря; ответственность прикаспийских государств за ущерб, причиненный окружаю­щей среде и друг другу в результате деятельности по исполь­зованию Каспийского моря и освоению его ресурсов.

В этом контексте следует также отметить, что Азербайд­жанская Республика и Казахстан фокусируют отдельное вни­мание на экологических проблемах, связанных с нефтегазовой промышленностью. В частности, было заключено Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правитель­ством Азербайджанской Республики о сотрудничестве в обла­сти нефтегазовой промышленности от 16.09.1996 г., в ст. 7 кото­рого закреплено следующее: «Стороны примут необходимые меры по разработке и реализации экологических программ в нефтегазовых отраслях на основе единых методологических подходов, обеспечивающих скорейшее достижение междуна­родно-признанных экологических стандартов».

Вместе с тем, к проблемным аспектам реализации в Ка­захстане положений как упомянутых международных со­глашений, так и других природоохранных договоров следует отнести то, что, во-первых, отсутствует надлежащий уровень сотрудничества и координации деятельности между ключе­выми министерствами в сфере охраны окружающей среды, во-вторых, зачастую имеющихся возможностей и выделяемых средств недостаточно для обеспечения соблюдения междуна­родно-правовых норм в сфере охраны окружающей среды. Очевидно, что соответствующие факторы негативно отража­ются, в частности, и на эффективности двустороннего сотруд­ничества с Азербайджанской Республикой в сфере охраны окружающей среды.

Таким образом, очевидно, что на двустороннем уровне организационному механизму сотрудничества участвующих государств по вопросам охраны окружающей среды принадле­жит особая роль. Именно его потенциал позволяет обеспечи­вать эффективную реализацию предписаний международно­правовых норм, поддерживать постоянство диалога сторон по актуальным вопросам и направлять усилия сторон на наиболее проблемные сферы взаимоотношений путем их координации. Следует отметить, что на двустороннем уровне чаще всего, не­смотря на интенсивность сотрудничества, в надлежащей мере организационный механизм используется лишь в разрезе ре­шения отдельных проблем, связанных с охраной окружающей среды (например, как в случае с Совместной российско-азер­байджанской комиссией по распределению водных ресурсов трансграничной р. Самур). Такая ситуация не способствует обе­спечению требуемой интенсивности сотрудничества сторон в контексте современных экологических вызовов.

ГАСАНОВ Парвиз Ариф оглы
аспирант кафедры международного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.