Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

К вопросу о правовом статусе и формах некоммерческих организаций в рамках сравнительного анализа законодательства стран-участниц ШОС

На сегодняшний день в нашей стране существует ак­тивная дискуссия в правовом сообществе о статусе, органи­зационно-правовых формах и месте в общественной жизни некоммерческих организаций.

Это связано, с теми изменени­ями, которые были внесены в гражданское законодательство в положения о правовом статусе некоммерческих организа­ций. И в первую очередь, с положениями о некоммерческих организациях, действующих в качестве иностранного агента. Однако, помимо актуальной полемики, касающейся поли­тической жизни страны и влияния на нее некоммерческих организаций - иностранных агентов, следует, на наш взгляд, обратить внимание на концептуальные и практические про­блемы института некоммерческой организации в россий­ской цивилистике.

Для проведения наиболее глубоко и всестороннего анализа статуса некоммерческих организаций, предлагаем обратиться к сравнительно-правовому исследованию зако­нодательства Российской Федерации и наших ближайших соседей, стран-участниц Шанхайской организации сотруд­ничества, бывших советских республик, а ныне независимых государств - Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Кыр­гызской республики.

Данная работа важна также и тем, что осознание не­обходимости более тесного экономического, социального и культурного сотрудничества требует создания унифициро­ванных правовых норм практически во всех сферах жизнеде­ятельности, а в рамках гражданско-правового поля, в первую очередь.

Следует отметить, что гражданское законодательство, а в частности Гражданские кодексы перечисленных стран, безусловно, в рамках основных определений повторяют по­ложения Гражданского кодекса РФ. Что, безусловно, не яв­ляется удивительным, поскольку, это определяется общим советским прошлым и единой базой для формирования дей­ствующих нормативных актов.

Все указанные республики имеют в качестве ядра граж­данского законодательства кодифицированные акты. Все четыре республики принимают свои Гражданские кодексы примерно в тот же исторический период, что и Российская Федерация, то есть с 1994 по 1999 года. ГК Казахстана - в 1994 году, ГК Узбекистана - в 1995 году, ГК Кыргызской республи­ки - в 1998 году и ГК Таджикистана - в 1999 году.

Безусловно, базой таджикского, узбекского, кыргызско­го и казахского кодексов выступают основы гражданского законодательства СССР, а основным ориентиром становится Гражданский Кодекс Российской Федерации.

В первую очередь, обратимся к понятию неком­мерческой организации в анализируемых правовых до­кументах. Все Гражданские кодексы при определении некоммерческой организации основным ее признаком называют отсутствие получения прибыли в качестве цели деятельности.

В частности, ст. 50 ГК РФ гласит: «Юридическими ли­цами могут быть организации, преследующие извлече­ние прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие по­лученную прибыль между участниками (некоммерческие организации)». Статьи 50 ГК Таджикистана и ст. 85 ГК Кыр­гызстана повторяют положения статьи ГК РФ без каких-либо изменений. В статье же 40 ГК Узбекистана имеет место сле­дующая формулировка «Юридическим лицом может быть организация, преследующая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческая организа­ция) либо не имеющая извлечения прибыли в качестве та­кой цели (некоммерческая организация)». Как видим, речи о распределении полученной прибыли между участниками в данной статье не идет. В ст. 34 ГК Казахстана дается следую­щее понятие видов юридических лиц: «Юридическим лицом может быть организация, преследующая извлечение дохода в качестве основной цели своей деятельности (коммерческая организация) либо не имеющая извлечение дохода в качестве такой цели и не распределяющая полученный чистый доход между участниками (некоммерческая организация)». Здесь уже слово «прибыль» изменено на «чистый доход». Какое это имело для законодателя принципиальное значение, можно только гадать. Следует отметить, что определение коммерче­ской организации во всех кодексах идентично.

Однако, отсутствие в качестве целей создания и деятель­ности получения прибыли предполагает наличие других, отличных от указанной целей. Раскрывает основные цели деятельности некоммерческих организаций в России Феде­ральный закон «О некоммерческих организациях». В частно­сти, п. 2 статья 2 указанного закона гласит: «Некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ». Как мы видим, формулировка более чем широкая.

Исследуемые страны также приняли подобные норма­тивные акты, регулирующие правовое положение неком­мерческих организаций. В них раскрываются цели создания и деятельности НКО, определяются основные организацион­но-правовые формы.

В республике Узбекистан действует закон от 14.04.1999 г. «О негосударственных некоммерческих организациях». Ста­тья 2 данного закона гласит следующее: «Негосударственная некоммерческая организация — самоуправляемая организа­ция, созданная на добровольной основе физическими и (или) юридическими лицами, не преследующая извлечение дохо­да (прибыли) в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученные доходы (прибыль) между ее участниками (членами).

Негосударственная некоммерческая организация созда­ется для защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц, других демократических ценностей, до­стижения социальных, культурных и образовательных це­лей, удовлетворения духовных и иных нематериальных по­требностей, осуществления благотворительной деятельности и в иных общественно полезных целях». Некоммерческая организация характеризуется как самоуправляемая, цели организаций сформулированы более сжато, чем в россий­ском нормативном акте.

В законе «О некоммерческих организациях» Киргизии в ст. 2 определяется, что «Некоммерческая организация - до­бровольная самоуправляемая организация, созданная физи­ческими и (или) юридическими лицами на основе общности их интересов для реализации духовных или иных нематери­альных потребностей в интересах своих членов и (или) все­го общества, для которых извлечение прибыли не является основной целью деятельности, а полученная прибыль не распределяется между членами, учредителями и должност­ными лицами». Формулировка становится еще более лако­ничной.

И только закон Казахской республики содержит опре­деление наиболее близкое к российскому. Статья 2 Закона «О некоммерческих организациях»: «Некоммерческие ор­ганизации могут создаваться для достижения социальных, культурных, научных, образовательных, благотворительных, управленческих целей; защиты прав, законных интересов граждан и организаций; разрешения споров и конфликтов; удовлетворения духовных и иных потребностей граждан; ох­раны здоровья граждан, охраны окружающей среды, разви­тия физической культуры и спорта; оказания юридической помощи, а также в других целях, направленных на обеспече­ние общественных благ и благ своих членов (участников)».

В Таджикистане подобный закон о некоммерческих ор­ганизациях отсутствует, есть только закон «Об общественных объединениях».

Как представляется из перечисленных формулировок законов, цели некоммерческих организаций, в целом, совпа­дают.

Обратимся к анализу предлагаемых кодексами и зако­нами исследуемых стран организационно-правовых форм некоммерческих организаций.

В указанной ст. 34 ГК Казахстана определяется, что «Юридическое лицо, являющееся некоммерческой организа­цией, может быть создано в форме учреждения, обществен­ного объединения, акционерного общества, потребитель­ского кооператива, фонда, религиозного объединения и в иной форме, предусмотренной законодательными актами». Как мы видим, перечень не является ограниченным. Однако вызывает вопрос нахождения в этом списке акционерного общества. Этот список повторяется и в законе «О некоммер­ческих организациях» с добавлением объединения юридиче­ских лиц в форме ассоциации (союза).

П. 3 ст. 50 ГК Таджикистана гласит: «Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, мо­гут создаваться в форме некоммерческих кооперативов, по­требительской кооперации, общественных объединений или религиозных организаций, финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом». В данном перечне организационно-правовых форм вызывает вопро­сы такая форма как «потребительская кооперация», которая требует более тщательного рассмотрения.

Ст. 40 Гражданского кодекса Узбекистана содержит следующее положение «Юридическое лицо, являющееся некоммерческой организацией, может создаваться в форме общественного объединения, общественного фонда, финан­сируемого собственником учреждения, а также в иной фор­ме, предусмотренной законодательными актами». Это, по­жалуй, наиболее краткий перечень форм.

П. 3 ст. 85 ГК Киргизской республики определяет «Юри­дические лица, являющиеся некоммерческими организаци­ями, могут создаваться в форме кооперативов, политических партий и иных общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных общественных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом». В данном по­ложении мы впервые встречаем упоминание политической партии как организационно-правовой формы некоммерче­ской организации.

В ГК Российской Федерации правовые формы неком­мерческих организаций содержатся в ст. 50: Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в организационно-правовых формах:

  • потребительских кооперативов, к которым относятся в том числе жилищные, жилищно-строительные и гаражные кооперативы, садоводческие, огороднические и дачные по­требительские кооперативы, общества взаимного страхова­ния, кредитные кооперативы, фонды проката, сельскохозяй­ственные потребительские кооперативы;
  • общественных организаций, к которым относятся в том числе политические партии и созданные в качестве юри­дических лиц профессиональные союзы (профсоюзные орга­низации), органы общественной самодеятельности, террито­риальные общественные самоуправления;

2.1) общественных движений;

  • ассоциаций (союзов), к которым относятся в том числе некоммерческие партнерства, саморегулируемые ор­ганизации, объединения работодателей, объединения про­фессиональных союзов, кооперативов и общественных орга­низаций, торгово-промышленные палаты;
  • товариществ собственников недвижимости, к кото­рым относятся в том числе товарищества собственников жи­лья;
  • казачьих обществ, внесенных в государственный ре­естр казачьих обществ в Российской Федерации;
  • общин коренных малочисленных народов Российской Федерации;
  • фондов, к которым относятся в том числе обществен­ные и благотворительные фонды;
  • учреждений, к которым относятся государственные учреждения (в том числе государственные академии наук), муниципальные учреждения и частные (в том числе обще­ственные) учреждения;
  • автономных некоммерческих организаций;
  • религиозных организаций;
  • публично-правовых компаний;
  • адвокатских палат;
  • адвокатских образований (являющихся юридически­ми лицами);
  • государственных корпораций;
  • нотариальных палат».

Как мы видим список организационно-правовых форм некоммерческих организаций поражает своим размахом. На наш взгляд, такой огромный перечень форм некоммерческих организаций не является целесообразным, поскольку часть из них просто могут характеризоваться как общественные организации (казачьи общества, например), часть относится к категории ассоциаций и союзов (адвокатские палаты, но­тариальные палаты) либо носит неопределенный характер и вызывает сомнения в своей жизнеспособности. Стоило ли вносить их в качестве самостоятельных форм - вопрос дискуссионный и только практика может дать нам правильные ответы. Следует отметить, что проблема развития форм и сферы деятельности некоммерческих организаций является очень актуальной и дискуссионной темой и выступает пред­метом исследования современных ученых-цивилистов.

В целом, проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на небольшие различия, законодатель­ство исследуемых стран близко по содержанию и не содер­жит видимых противоречий и конфликтов. И это позволяет нам говорить о возможности безболезненного формирова­ния общих унифицированных нормативных актов в области создания и деятельности некоммерческих организаций.

ШАПОВАЛ Ольга Вячеславовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Южного института менеджмента, г. Краснодар

КУЗНЕЦОВА Злата Вячеславовна
студентка Юридического факультета Южного института менеджмента, г. Краснодар


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.