Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Международно-правовые аспекты применения превентивной самообороны в отношении формирующейся угрозы возникающей от системы противоракетной обороны США в восточной Европе

Близится к завершению этап развертывания глобальной системы противоракетной обороны США в Восточной Ев­ропе - в Румынии все системы проходят последние тесты, а строительство польской части комплекса будет завершено к концу 2020 года.

За долгие годы, идея противоракетной обо­роны США претерпела значительные изменения. На саммите НАТО в Лиссабоне было принято решение признать противо­ракетную оборону в качестве совместной миссии НАТО и по­строить союзный щит. Система должна быть создана путем расширения существующей системы антитеррористической защиты театра операций (ALTBMD) до территориальной обо­роны.

Система НАТО будет построена на основе американских установок противоракетной обороны (в Польше и Румынии) и национальных ресурсов союзных государств, предназначенных для программы ALTBMD, боеготовность которой на сегодняш­ний день отсутствует. Конечным результатом работы станет создание совместной командной системы противоракетной обороны НАТО. На Саммите в Ньюпорте в сентябре 2014 года Альянс принял к сведению план внедрения и развития потен­циала НАТОПРО, включая начало работы по развертыванию наземной системы противоракетной обороны Aegis. Два года назад в Румынии завершились работы по развертыванию на­земной части Aegis Ashore. В Германии на территории авиаба­зы Рамштайн создан командный центр планирования ударов по ракетам.

Формирование противоракетной системы сопряжено с выстраиванием наземный системы поддержания «мира и без­опасности НАТО». Нужно отметить, что право международ­ной безопасности включает в себя принципы и международ­ные нормы, направленные на регламентацию международных отношении с целью установления и поддержания всеобщего мира, равной и неделимой безопасности для всех государств и народов. Действия НАТО идут в разрез с общепринятыми нормами.

Также были сформированы и размещены на террито­рии Латвии, Литвы, Польши и Эстонии четыре многонаци­ональных батальона, а также многонациональная бригада под командованием штаба дивизионного уровня в Румынии. Увеличению подверглась численность контингента сил реаги­рования НАТО с 13 до 30 тыс., «острием» которых становятся совместные силы сверхбыстрого реагирования. В результате этих и некоторых других мер, за счет размещения в странах Центрально-Восточной Европы и Балтии дополнительных воинских контингентов, создания развитой инфраструктуры, складской и транспортной сети Североатлантический союз получает возможность для резкого наращивания группиров­ки возле российских границ.

Совместно с системой ПРО совокупность действий НАТО в регионе можно расценивать как подготовку к вооруженному конфликту. На сегодняшний день перспектива сотрудничества России с США и НАТО в области противоракетной обороны стала одной из важнейших проблем европейской и междуна­родной безопасности. Не вызывает сомнения, что альянс целе­направленно увеличивает присутствие в регионе для поднятия напряженности. К такому же выводу можно прийти, анали­зируя правовую сторону вопроса.

Переговоры об участии Польши в строительстве Аме­риканской системы противоракетной обороны в Европе на­чались по просьбе США весной 2007 года. Их финалом стало подписание в Варшаве 20 августа 2008 года Соглашения между Правительством Республики Польша и Правительством Со­единенных Штатов Америки развертывание противоракетных оборонительных ракет-перехватчиков на территории Респу­блики Польша. В тот же день была объявлена Декларация о стратегическом сотрудничестве между Республикой Польша и Соединенными Штатами Америки.

Подписание польско-американского договора о разме­щении в Польше объектов ПРО США состоялось в 2008 году. С американской стороны подпись под документом поставила государственный секретарь США Кондолиза Райс, с польской - министр иностранных дел Радослав Сикорский. Договор предусматривал строительство базы для 10 ракет-перехватчи­ков системы ПРО США в 5 км от польского города Слупска.

В сотрудничестве с США на третьем этапе, последнем (SM- 3 IIA) строительства щита в 2018 году на территории Польши в Редзиково будет развернут на наземной установке системы Aegis. Его задача - защищать районы, расположенные в цен­тральной и северной части Европы, от ракет ближнего и сред­него радиуса действия (IRBM до 5500 км). Данная установка, по мнению большинства экспертов, обладает и наступательным потенциалом, который может использоваться в ущерб инте­ресам Российской Федерации и против ее союзников.

Однако, по мнению польской, стороны соглашение на­целено на регулирование ключевого элемента сотрудничества Польши и США в области противоракетной обороны, то есть размещение на территории Польши американских противо­ракетных защитных наземных перехватчиков. Соглашение, к тому же, определяет правовую основу для установки на воен­ной базе на территории Польши американских противоракет­ных оборонительных ракет-перехватчиков и правил относи­тельно возможного использования этих ракет.

Соглашение содержит ряд правовых решений по таким вопросам, как: статус и принципы строительства и эксплуа­тации Базы, в которых будут развернуты элементы системы НАТОПРО с 10 ракетными пусковыми установками-перехват­чиками, правилами ее использования американскими сила­ми, правилами ведения боевых действий на Базе, в том числе разделение компетенций между польскими и американскими командирами, материально-техническая безопасность Базы, принципы использования инфраструктуры Базы американ­скими силами в ней, сотрудничество между польскими вла­стями и США в области базовой безопасности, охраны окру­жающей среды, правовой и международной ответственности за возможный ущерб, вызванный использованием системы противоракетной обороны. Последняя часть соглашения вы­зывает большую озабоченность в связи с угрозой, которую НАТОПРО несет для региональной безопасности.

В статье IX, которая является одним из важнейших положений Соглашения, было сделано обязательство США, обеспечить безопасность Польши и защитить Польшу от баллистических ракетных ударов с использованием системы НАТОПРО. В первоначальном варианте система создавалась для защиты от угрозы исходящей со стороны ближневосточного региона, но маловероятным является возможность ракетного удара по территории Польши, так как госу­дарство не участвует ни в одном конфликте регионального характе­ра и не представляет угрозы для террористических формирований. Единственной угрозой, прописанной в стратегии национальной безопасности Польши - является Россия. В пункте 67 данного доку­мента указано, что непосредственной угрозой для страны является нарушение РФ норм международного права. Польская сторона на­стаивает, что угроза национальной безопасности велика, в связи с нарушением международных обязательств Российской Федерации в связи с «воссоединением Крыма с Россией».

В статье VII, п. 3 также содержит положение о привер­женности США координировать с Польшей, так называемый план непредвиденных обстоятельств с указанием действий, которые должны быть предприняты в случае угрозы безопас­ности Базы. Что касается способа использования Базы, амери­канская сторона была обязана в соответствии с п. 4 настоящей статьи использовать Базу и элементы системы НАТОПРО, размещенные в ней, только в целях, соответствующих между­народному праву, включая Устав Организации Объединенных Наций, и только в рамках осуществления права на индивиду­альную или коллективную самооборону.

Многие юристы международники сходятся во мнении, что даже если система НАТОПРО размещенная в Румынии и Польше не нарушает общепринятые общие нормы междуна­родного права, включая выше упомянутый Устав ООН, вопрос о договоре, о ликвидации ракет средней и меньшей дальности остается открытым. Ведь развертывание американской систе­мы НАТОПРО, напрямую затрагивает нормы данного согла­шения, а в свою очередь интересы Российской Федерации.

Что касается юридической ответственности за последствия использования системы противоракетной обороны - в статье XIV Соглашения было отмечено, что требования о возмещении ущерба Польше в связи с использованием системы будут удов­летворены на основе соответствующих положений статьи VIII Соглашения между государствами - участниками Североатлан­тического договора о статусе их вооруженных сил, составленный в Лондоне 19 июня 1951 года (NATO SOFA), с которым Польша и США являются членами НАТО. Американская сторона будет нести ответственность за ущерб, связанный с использованием си­стемы, только если американская сторона признает такую ответ­ственность. А значит, американская сторона на практике никогда не признает возможный ущерб, нанесенный в связи с использо­ванием установок, не говоря уже о возможном ущербе, который может быть вызван при нападении террористических группиро­вок на Базу. Также не рассматривается вопрос возмещения ущер­ба из-за точечного превентивного ядерного удара по установкам третьими государствами.

В Приложении к Соглашению предусматривается, что численность военнослужащих и гражданского персонала США, первоначально развернутых на Базе, не должна превышать 500 человек. Это число не может быть увеличено без предваритель­ного согласия Министерства национальной обороны.

3 июля 2010 года в Кракове был подписан Протокол о внесении изменений в Соглашение между Правительством Республики Польша и Правительством Соединенных Штатов о размещении на территории Республики Польша противо­ракетных оборонительных ракет-перехватчиков, составленном в Варшаве 20 августа 2008 года. Незначительные изменения в Соглашении позволили вооруженным силам США выполнять задачи, связанные с развертыванием системы противоракет­ной обороны с использованием перехватчиков, отличных от GBI. Соглашение вместе с Протоколом о внесении поправок составляет основу для долгосрочного сотрудничества между Польшей и США в области безопасности и обороны, но и уве­личивает риски связанные с введением установки на боевое дежурство.

Сейм Польши - нижняя палата парламента страны - ра­тифицировал польско-американский договор SOFA, регла­ментирующий статус войск США на польской территории. Договор вступил в силу 31 марта 2010 года. Дополнительное соглашение SOFA является еще одним - рядом с соглашением, подписанным 20 августа 2008 года о развертывании элементов системы ПРО США на территории Республики Польша - важ­ное соглашение с точки зрения польско-американского со­трудничества в области безопасности и обороны. Соглашение SOFA дополняет и уточняет положения Соглашения между государствами - участниками Североатлантического договора о статусе их вооруженных сил с 1951 года (NATO SOFA), ко­торое Польша стала участником после вступления в НАТО в 1999 году.

Дополнительное соглашение SOFA открывает возмож­ность систематического расширения военного сотрудничества с США, создавая правовую основу не только для пребывания вооруженных сил США на будущей базе системы противора­кетной обороны или в связи с батареями PATRIOT, но и для других, зачастую гораздо более сложных форм военного со­трудничества. Это позволяет наладить военное сотрудниче­ство между Республикой Польша и США с новыми вызовами и угрозами, которые возникают в сфере безопасности, а их количество неуклонно растет. Нужно отметить, что Польша находиться на стадии переговоров по приобретению систем PATRIOT для собственной системы противоракетной оборо­ны.

Генерал-командующий сухопутных войск США в Европе Бен Ходжес ожидает, что нынешнее 30 000 американских сол­дат, размещенных на европейском континенте, в настоящее время не изменится. В Польше в настоящее время около 3,5 тыс. Американских солдат. Осуществляя программу укрепле­ния расширенного присутствия НАТО, Соединенные Штаты взяли на себя роль рамочного государства боевой группы ба­тальона Альянса, которое будет размещено в Польше. Усилен­ное расширенное присутствие сосредоточено на увеличении потенциала сдерживания НАТО на восточном фланге Северо­атлантического союза. Силы быстрого реагирования «Острие копья» Североатлантический альянс создал в 2014 году. В на­чале 2019 года Германии предстоит командование силами. На­помню, что именно в Германии находится командный центр НАТОПРО.

Если рассматривать вопрос об увеличении военного потен­циала НАТОПРО и самого НАТО на восточных рубежах евро­пейского пространства важно отметить, что США и четыре западноевропейские государства значительно сократили расходы на оборону. Это во многом связано с экономическим кризисом, последствия которого сегодня ощутимы. Кризис заставил ев­ропейские правительства ввести правила жесткой экономии. С другой стороны, Россия, видя активные действия со стороны Альянса у своих западных границ, систематически увеличивает свои военные расходы в течение рассматриваемого периода. За последние годы страна почти удвоила объем средств, предназна­ченных для обороны с 37,7 до 70,3 миллиарда долларов. Россия тратит 3,4% на армию соответственно и 5,3% ВВП. Также Польша в течение 10 лет отстаивает тенденцию увеличения расходов на армию, как почти единственная среди стран НАТО. За послед­ние десять лет средства, выделяемые на оборону, неуклонно увеличиваются. Это означает, что, в отличие от Франции, Герма­нии, Италии, Великобритании и даже США, Польша выделяет все больше и больше средств на военные цели. Таким образом, можно сказать, что Польша является частью российского оборо­нительного тренда, ощущающего угрозу.

По данным Международного института исследований мира (СИПРИ), базирующегося в Стокгольме, Республика тратит 9,34 млрд., долларов в год на вооружения. Это 24-е ме­сто в мире.

Угрозу, исходящую от НАТОПРО в Польше и Румынии в свете завершения их развертывания на континенте осознают в России. Система непосредственно угрожает безопасности Рос­сии. Объекты являются «очень существенными в боевом от­ношении». Все эти развёртывания создают абсолютно новую конфигурацию сил вблизи наших рубежей, которая не только существенным образом ухудшает ситуацию с безопасностью в регионе, но и представляет опасность и угрозу для Российской Федерации. В РФ неоднократно заявляли, что будут адекватно реагировать на наращивание военной инфраструктуры НАТО. К сожалению нельзя не согласиться с мнением о системе НАТО- ПРО, ведь начиная с распада СССР неуклонно росло число стран «враждебно настроенных» к России. Итог в дипломатических переговорах подвел президент России Владимир Путин в по­следнем выступлении перед Федеральным Собранием.

К сожалению, за годы усердной дипломатической работы, в НАТО не осознали растущего в России беспокойства. Черта мо­жет быть пройдена после 2018 года. Однако НАТО может отло­жить введение системы на боевое дежурство до 2020 года и в даль­нейшем пересмотреть создание наземных систем в Румынии и Польше после появления у России ракетных систем, недоступных для перехвата. Данное действие стало бы не только фактическим признанием, что эти системы создавались США и НАТО именно против России, но и что уже вложенные средства были потрачены зря, а это недопустимо в условиях, когда альянс борется за повы­шение военных ассигнований своих стран-членов. Поэтому НАТО продолжит развитие систем ПРО в Европе.

Возможным вариантом является перепрофилирование пусковых установок ракет-перехватчиков под пусковые уста­новки ударных ракет. В таком случае данные действия пред­вещали бы военное противостояние НАТО и России, в кото­ром неминуемое поражение потерпит Североатлантический Альянс поскольку в соответствии со ст. 51 Устава ООН у России появляется право на самооборону превентивного характера, а значит будет возможен точечный ядерный удар по целям в Польше и Румынии.

Второй вариант - это попытка наращивания темпов соз­дания новых систем НАТОПРО и гонка вооружений. Однако на Мюнхенской конференции по безопасности 17 февраля ген­сек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что организация продол­жает работать для сохранения диалога с РФ, чтобы избежать холодной войны и предотвратить новую гонку вооружений. По словам генсека, НАТО должна «снизить напряженность в отношениях с Россией и стремиться к более конструктивным отношениям с ней. МИД РФ не раз заявлял, что размещение систем Aegis Ashore в странах Восточной Европы является на­рушением Вашингтоном своих обязательств по Договору о ра­кетах средней и малой дальности (ДРСМД).

Рассматривая данный документ нужно отметить, что До­говор о РСМД подписан 8 декабря 1987 г., вступил в силу 1 июня 1988 г. Запрещает сторонам производить, испытывать и развертывать баллистические (БРНБ) и крылатые ракеты на­земного базирования (КРНБ) средней дальности (от 1000 до 5500 км) и меньшей дальности (от 500 до 1000 км), а также пу­сковые установки (ПУ) для них. После распада СССР практи­ческое выполнение Договора помимо России и США осущест­вляли Белоруссия, Казахстан и Украина. Для рассмотрения вопросов выполнения договорных обязательств, согласования мер повышения жизнеспособности и эффективности ДРСМД была создана Специальная контрольная комиссия (СКК). В ре­зультате реализации ДРСМД исчез целый класс ядерных во­оружений, что явилось весомым вкладом в процесс ядерного разоружения. Будучи бессрочным, Договор остается важным фактором поддержания стратегической стабильности и меж­дународной безопасности.

В целях наращивания давления в Вашингтоне приступи­ли к реализации «комплексной стратегии», предусматриваю­щей меры санкционного и военного характера. Подготовлена соответствующая законодательная база. Наиболее провока­ционным шагом стало заложенное в закон о предельных рас­ходах на оборону в 2018 фин.г. решение о выделении финан­сирования на т.н. исследовательскую программу, ведущую к разработке мобильной ракетной системы с КРНБ запрещен­ной по ДРСМД дальности.

Совершенно неприемлемы попытки США оказывать на Россию военно-политическое и санкционное давление. Скла­дывается впечатление, что цель Вашингтона - отвлечь вни­мание от действий самих США, чрезвычайно вольно тракту­ющих положения ДРСМД в случаях, когда они препятствуют развитию важных для Вашингтона вооружений. Так, у России имеется ряд конкретных претензий к США в контексте выпол­нения ими Договора, которые появились в последние годы в результате новых дестабилизирующих действий Вашингтона. Они заключаются в следующем:

  • отработка в рамках испытаний систем ПРОНАТО ракет­ных технологий с задействованием расширяющегося спектра ракет-мишеней, аналогичных по характеристикам РСМД;
  • наземное развертывание на европейских объектах гло­бальной ПРОНАТО в составе комплексов Aegis Ashore универ­сальных ПУ Мк-41, которые потенциально могут задейство­ваться для пусков КР средней дальности «Томагавк» и других ударных ракетных средств.

В комплексе с решением США о запуске упомянутой про­граммы, направленной на разработку ракетной системы с за­прещенной по ДРСМД КРНБ, рассматриваем перечисленные шаги, которые очевидным образом осуществляются вразрез с Договором. Это, безусловно, попытка обеспечить себе военные преимущества в ущерб балансу сил и стратегической стабиль­ности. В Вашингтоне и в Варшаве готовности к конструктив­ной реакции на озабоченность России не заметно.

Отметим, официально до сих пор ни одна из сторон не воспользовалась возможностью выхода их договора. Однако в конгрессе США неоднократно звучали призывы разработать законопроект, который прямо обвинит Россию в нарушении договора и подготовит почву для выхода США из него по той же схеме, по которой Вашингтон вышел из договора по ПРО. При этом Пентагон, госдепартамент и Совет национальной безопасности Белого дома продолжают заявлять, что договор о РСМД отвечает интересам США.

12 декабря президент США Дональд Трамп подписал за­кон о финансировании и направлениях деятельности Пента­гона в 2018 году, который содержит статьи о противодействии приписываемым России нарушениям договора о РСМД. В за­коне говорится о праве США приостановить выполнение До­говора о РСМД в целом или отказаться от применения ряда его статей в свете «нарушения его положений» Россией.

Президент России Владимир Путин заявил, что Москва не собирается выходить из Договора о ликвидации ракет сред­ней и меньшей дальности (РСМД). Наряду с договором СНВ данное соглашение гарантировало безопасность в плане при­менения ядерного оружия. Все договоренности в рамках СНВ- 3 постепенно девальвируются, потому что США наращивают количество противоракет, создают новые позиционные рай­оны, что в конечном итоге приведет к полному обесценению ядерного потенциала России. И это все заставляет Россию ре­агировать, естественно.

Россия, все эти годы, наблюдая, за процессом наращива­ния военного присутствия США работала над перспективным вооружением. В частности, новое поколение ракет. Сейчас активно испытывается новый ракетный комплекс с тяжелой межконтинентальной ракетой «Сармат». Он придет на смену «Воеводе» и позволит нанести удар по любой точке планеты в обход НАТОПРО соперника.

Проводя анализ Стратегии национальной безопасности Российской Федерации можно прийти к выводу, что существуют две причины, которые могут привести к превентивно­му применению оружия: нападение с применением ядерного оружия или нападение на РФ с использованием обычного ору­жия в случае, если существует угроза существованию россий­ского государства. Обе угрозы в данный момент в последней стадии формирования. На западной и северной границе РФ развернуты сухопутные войска, готовые после ракетного на­падения направиться на Москву. Начало разработки и испы­тания новейших систем оружия стратегического назначения, создаваемых в противовес на односторонний выход США из Договора по ПРО и фактическое развертывание этой системы, как на американской территории, так и за ее пределами по­зволит не применять оружие «судного дня».

Но даже при отсутствии явной и неминуемой угрозы Россия может принять решение о нанесении упреждающего удара по объектам европейской противоракетной обороны. Превентивная война (фр. «preventif», от лат. «praevenio» - опе­режаю, предупреждаю) - война, которую начинают, считая, что будущий конфликт неизбежен, и основная цель которой опередить агрессивные действия со стороны противника, - та­кова общепринятая трактовка данного понятия. В английском языке термин «упреждающая» переводится как «preemptive», упреждение считается как ликвидация непосредственной или близкой угрозы. «Превентивная» - «preventive» трактуется как ликвидация угрозы, которая только формируется. Часто в англоязычной, особенно американской, литературе исполь­зуется термин «anticipatory self-defense» для обозначения либо упреждающей са-мообороны, либо, реже, обоих указанных выше видов самообороны».

С учетом дестабилизирующего характера системы НА- ТОПРО, а именно: создание иллюзии нанесения безнаказан­ного разоружающего удара, решение об упреждающем при­менении имеющихся средств поражения будет приниматься в период обострения обстановки. По мнению российских во­енных, такой сценарий станет реальным к 2019 году.

В опубликованной доктрине США отмечено, что Россия может нанести превентивный ограниченный удар. В доку­менте также отмечается, что Вашингтон видит в модерниза­ции Москвой своего потенциала стремление «стать сверхдер­жавой» и вернуться к гонке вооружений, происходившей во время холодной войны. Москва имеет незыблемое право при­менить ограниченный превентивный удар для того, чтобы па­рализовать США и НАТО и тем самым положить конец кон­фликту в самом его начале на условиях России. В доктрине также говорится о готовности США обеспечить «неприемле­мо высокую цену» для России в случае агрессии с ее стороны. Нужно возразить, что меры превентивной самообороны ни в коем случае нельзя отождествлять с актом агрессии. Устав ООН определяет, что превентивные и (или) принудительные меры могут применяться в ответ на любую угрозу миру, на­рушение мира или акт агрессии (ст. 39, 50), при этом подчер­кивается, что такие меры принимаются Советом Безопасности ООН. К тому же видно изначально разный подход к вопросу о применении мер превентивной самообороны на Западе в том числе и в США.

Автор настоящей статьи, как и многие отечественные и иностранные ученые полагает, что развертывание систем на­циональных систем противоракетной обороны ни в коем мере не затрагивает интересы третьих государств. Правом и обязан­ностью любого государства является, защита граждан от актов агрессии.

Однако остается открытым вопрос нарушения договора о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дально­сти в связи с неиспользованием сторонами правовых рычагов воздействия на стороны. Выход США из Соглашения о ПРО свидетельствует, о плановой работе по наращиванию воору­жения двойного назначения, способного привести к наруше­нию мира в регионе.

Вызывает озабоченность нерегулируемый нормами меж­дународного права процесс развертывания систем глобальной противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки, который, по мнению ученых, способствует дестабилизации мира и безопасности. Тем не менее, ввиду отсутствия единоо­бразной практики государств не ясным остается вопрос о при­менении ст. 51 Устава ООН в превентивных целях в данной си­туации. Нужно отметить, что для практического применения теории понадобится тесное взаимодействие юристов-между- народников и пересмотр договорных обязательств каждой из сторон по вопросам размещения и применения глобальных систем противоракетной обороны.

АНТОНОВ Виктор
аспирант кафедры международного права МГИМО (У) МИД России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.