Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

К вопросу о существенных признаках корпорации в правопорядке Соединенных Штатов Америки

Корпорация в правопорядке Соединенных Штатов Аме­рики (далее - США) является одной из ключевых форм веде­ния бизнеса, приверженность в выборе которой обусловлена, в первую очередь, удобством достижения экономических це­лей, стоящих перед сферой бизнеса на рынке.

В науке американского корпоративного права не сфор­мировалось единообразного подхода к пониманию об­суждаемого термина, что объясняется сложноструктурной природой корпорации, которая сочетает в себе целый ряд юридических и экономических характеристик и свойств. Один из базовых американских юридических словарей опре­деляет термин 'корпорация' как "искусственно образованную личность или правовую сущность, созданную в соответствии с действующим законодательством штата или федерации, или же созданную во исполнение требований закона". В юридической науке отмечается, что вышеупомянутый подход является, бесспорно, технически правильным. Однако, столь обтекае­мая и лишенная конкретики манера построения определе­ния признается в некоторой степени малоэффективной, так как не позволяет ясно отметить разницу в ключевых аспектах корпоративной формы ведения бизнеса и иных форм.

Ввиду этого, предлагается альтернативный способ опре­деления термина 'корпорация' как 'юридической фикции, об­ладающей рядом существенных признаков'. В частности, речь идет о шести таких признаках корпорации, которыми, явля­ются факт ее учреждения в соответствии с действующим зако­нодательством (1); правосубъектность (2); разделение собствен­ности и контроля (3); свободное обращение акций на рынке (4); бессрочность существования (5); ограниченная ответственность (6). Все вышеперечисленные признаки корпорации являются для нее неотъемлемыми и характеризуют данную организа­ционно-правовую форму как таковую. Кроме того, данные характеристики обладают свойством специфичности, так как в правопорядке США ими в полном объеме наделены толь­ко лишь корпоративные образования. Соответственно, ор­ганизационно-правовая форма корпорации представляется особенно привлекательной для ведения бизнеса, а иные ор­ганизационно-правовые формы не могут по своей природе предоставить сфере бизнеса сопоставимых преимуществ.

(1) Учреждение корпорации в соответствии с действую­щим законодательством ('a formal creation')

Данный признак приобретается корпорацией исклю­чительно в результате направленных действий физических и юридических лиц, имеющих намерение создать новый субъект бизнеса. Так как регулирование корпоративных от­ношений в правопорядке США ведется на уровне штатов, то каждый штат самостоятельно определяет юридический состав, необходимый для признания правом корпорацию существующей. По общему правилу, закон предписыва­ет составление комплекса учредительных документов ('an article of incorporation'), каждый из которых должен содержать в себе минимальный объем информации, предписанной законом. Модельный закон о корпорациях требует включе­ния в учредительные документы таких данных как название корпорации, количество акций, подлежащих эмиссии, наи­менование и адрес главного офиса корпорации, сведения об учредителях и другие.

Комплект документов передается в Секретариат Штата, который, свою очередь, после проверки соответствия данного комплекта, издает Сертификат о инкорпорации ('a certificate of incorporation'), подтверждающий факт признания штатом корпорации реально существующей.

Важно отметить, что при соблюдении всех требований, предписанных законом, Секретариат Штата не имеет полно­мочий отказать в учреждении корпоративного образования.

В отличие от других существенных признаков корпора­ции, данный признак приобретается одномоментно, конста­тирует юридический факт, имеющий существенное значе­ние для признания корпорации юридически существующей.

Правосубъектность ('a legal personality')

Корпоративное право рассматривает корпорацию как субъекта права ('а legal person') со сопоставимым объемом прав и обязанностей, которым обладает физическое лицо в контексте реализации гражданских прав. Закон прямо наде­ляет корпорацию теми же юридическими возможностями в вопросах ведения бизнеса, каковыми наделены частные субъ­екты индивидуального предпринимательства. Юридическая фикция, которой и является корпорация, имеет весомую практическую значимость, предоставляя сфере бизнеса мак­симально экономически комфортные условия для деятель­ности с точки зрения личной защищенности от рисков.

Кроме того, обсуждаемый существенный признак отра­жает и факт наделения корпорации правами и обязанностя­ми, отличными от прав и обязанностей собственников данного корпоративного образования, управляющих лиц и наемных работников. Такое разделение дает возможность юридической сепарации рисков корпорации и иных связанных субъектов (собственников, управляющих лиц, работников и других), тем самым предоставляя дополнительные гарантии стабильности данной бизнес-структуры, защищенной от влияния ситуации финансовой нестабильности отдельных акционеров. Такое раз­граничение также указывает на различную направленность интересов корпорации и иных связанных лиц, что констатиру­ет наличие у корпорации самостоятельной воли и комплекса юридически значимых интересов. Ввиду этого, ошибочно рас­сматривать корпорацию как простое объединение отдельных интересов ее собственников.

Не вполне корректно говорить и о совпадении целей корпорации с целями ее акционеров, ведь цели данных групп едины в бесспорном порядке только лишь в момент учреж­дения юридического лица. Природа воли корпорации, вне сомнений, в существенной мере разнится с природой воли физического лица, однако факт ее наличия у корпорации имеет существенное практическое значение, например, при судебной защите корпорации от злоупотребления правами со стороны управляющих ею лиц (действия управляющих лиц в интересе корпорации; 'duty of loyalty').

Данную характеристику резонно рассматривать как юридическое состояние, неотчуждаемое и неподлежащее ча­стичному изменению.

Данный признак, присущий корпорации, противопо­ставляет ее другим организационно-правовым формам веде­ния бизнеса. Несмотря на наличие у акционеров номинально­го комплекса прав собственности, на практике собственники юридически лишены реальной возможности управления биз­нес-структурой, сохраняя за собой лишь право избирать ди­ректоров и голосовать по некоторым вопросам ('no decision­making power'). Управление корпорацией в правопорядке США находится исключительно в руках избираемых директоров, которые обеспечивают нормальное функционирование кор­порации через менеджеров и наемных работников.

В то же время, данный признак порождает одно из са­мых неоднозначных явлений современного корпоративного права США, а именно проблему агентирования ('the agency problem') - представляется весьма трудным урегулировать деятельность управляющих лиц таким образом, чтобы кор­поративная политика была направлена исключительно на рост самой корпорации. Так как формально управляющие лица не имеют личной экономической мотивации действо­вать первоочередно во благо бизнеса, часто складывается си­туация попыток самообогащения и отсутствия проявления должной заботы по отношению к предпринимательским за­дачам корпорации.

Основными инструментами минимизации последствий данной проблемы является предоставление акционерам большего объема прав в вопросе управления корпорацией, внедрение более строгих стандартов добросовестности для управляющих лиц, повышение заинтересованности управ­ляющих лиц в росте корпорации (финансовое стимулирова­ние, предоставление пакета участия в корпорации) и иные.

Необходимо отметить, что так как корпоративное за­конодательство в правопорядке США находится в ведении штатов, каждый из них самостоятельно принимает решение насколько строгие правовые инструменты будут предостав­лены собственникам бизнеса в вопросе контроля управления корпорацией, однако, несмотря на весьма высокую благо­склонность законодательного регулирования по отношению к управляющим, большинство корпораций в правопорядке США продолжают учреждаться в штате Делавэр. Главной особенностью корпоративного права данного штата является почти полное снятие фидуциарных обязанностей с управля­ющих лиц, что, бесспорно, является для них неоспоримым преимуществом, которые в таком случае имеют практически полную финансовую защищенность.

Справедливо отметить, что в последние годы как место учреждения корпорации популярность среди корпоратив­ного сообщества набирает штат Невада, который смещает ба­ланс интереса на сторону собственников, а не управляющих лиц. Появление такой новации в корпоративном регулиро­вании подтверждает факт наличия высокой озабоченности акционеров отсутствием практических инструментов по ока­занию влияния на внутреннее управление в корпорации и, как следствие, предпочтение юрисдикций с более лояльным отношением к собственникам.

  • Свободное обращение акций ('transferability')

Признак указывает на некоторую степень "обезличен- ности" корпорации на рынке, подтверждая довод о ее прак­тически полной отстраненности от личности собственников. Свободное обращение акций на рынке позволяет акционе­рам в гибкой манере выстраивать свою деятельность путем свободного вступления или выхода из состава участников корпорации посредством покупки или продажи акций. Инвесторы не ограничены временными рамками, могут от­чуждать и приобретать акции по любой цене лишь с некото­рыми оговорками.

Однако, широкие юридически возможности к свобод­ному обращению акций на рынке, на практике имеют ряд затруднений. Трансферабельность акций в непубличных компаниях часто ограничивается внутренними актами для иссечения возможности внедрения в управление компании сторонних лиц.

  • Бессрочность существования ('an indefinite duration')

Бессрочность существования корпорации, или другими словами вечность ее юридической жизни, является дополни­тельной гарантией для учредителей в вопросах стабильности бизнес-структуры, устойчивости и отсутствии юридической потребности последующих действиях по поддержанию ее правосубъектности. Исключением из данного прави­ла можно считать добровольную ликвидацию ('я voluntary dissolution'), которая требует решения совета директоров, одобренного акционерами; реорганизацию (в форме слия­ния или в иной форме), ликвидацию в результате банкрот­ства ('an insolvency liquidation'), ликвидацию по судебному ре­шению ('an involuntary dissolution by judicial decree').

Ограниченная ответственность ('a limited liability')

Данное явление обладает двусторонней направленно­стью: с одной стороны, ограничивается ответственность ин­весторов вложенным размеров инвестиций, обеспечивая вкладчику возможность рационально действовать на рынке, минимизируя последующие возможные для себя риски; с другой же стороны, ограничивается ответственность корпо­рации по долгам своих собственников, что укрепляет ее ста­бильность, а также обеспечивает большую предсказуемость с точки зрения рентабельности. Исключением из данного правила можно считать отдельные судебные решения, при­влекающие акционеров компании к личной ответственности по долгам корпорации в рамках доктрины "снятия корпора­тивной вуали" ('piercing the corporate veil').

Подводя итог, можно отметить разнородность природы вышеперечисленных признаков корпорации как юридиче­ского явления, некоторые из которых являются отдельным юридическим фактом (учреждение корпорации), некото­рые - юридическим состоянием (правосубъектность; бес­срочность существования), а некоторые - характеристикой отдельного элемента системы (как, например, свободное об­ращение акций, которое является свойством не самой корпо­рации, а свойством одного из ее инструментов; так же как и ограниченная ответственность, которая характеризует только вопросы ответственности как отдельного компонента в про­цессе осуществления предпринимательской деятельности на рынке). Несмотря на некоторую разобщенность данных признаков, именно они в таком весьма неоднородном ком­плексе позволяют наиболее точно определить корпорацию как юридическое явление, указав на черты, имеющие суще­ственное значение в вопросах права.

СИДОРКИНА Мария Станиславовна
магистр права, LLM., соискатель кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.