Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Классификация субъективных прав детей в международном и национальном праве

Следует иметь в виду, что классификацию можно опре­делить как многоступенчатое, разветвленное деление логиче­ского объема понятий. Результатами классификации долж­на стать система соподчиненных понятий: делимое понятие является родом, новые понятия - видами, видами видов или подвидами и т.п.

Целью классификации субъективных прав детей в меж­дународном праве является наиболее полное их изучение, систематизация, раскрытие содержания. Международные договоры предусматривают права детей, но не устанавлива­ют их надлежащей классификации, что значительно затруд­няет исследование субъективных прав детей.

Следует отметить, что правильная классификация, т.е полная, непересекающаяся, построенная по последователь­но примененным классификационным признакам, обеспе­чивает изучение всех без исключения разновидностей объек­та анализа в их строгой логической взаимосвязи.

В связи с этим следует иметь в виду, что различные клас­сификации субъективных прав детей в международном пра­ве не должны пересекаться между собой. Они должны быть основаны на различных классификационных признаках. В конечном итоге классификация субъективных прав детей в международном праве должна обеспечивать рассмотрение всех разновидностей субъективных прав детей, а также их взаимосвязей.

Субъективные права детей представляется возможным разделить на субъективные права детей, которые закреплены в международных договорах и субъективные права детей, ко­торые в международных договорах не закреплены.

Так, к правам детей, которые закреплены в международ­ных договорах, относится право детей на имя, гражданство и законных представителей в соответствии со ст. 8 Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспи­тание и их усыновлении на национальном и международном уровнях 1986 г.

Ограничение источников прав детей только междуна­родными соглашениями ухудшило бы их правовое положе­ние. Права детей закреплены также в национальном праве государств. В частности, в соответствии со ст. 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья нахо­дятся под защитой государства. Забота о детях, их воспита­ние - равное право и обязанность родителей. В связи с этим можно отметить, что в России дети имеют право на защиту государства, а также на заботу и воспитание.

Следует различать субъективные права детей, которые принадлежат всем детям, и субъективные права, принадле­жащие отдельным категориям детей.

К субъективным правам, которые принадлежат всем де­тям, относится, например, субъективное право на защиту от физического или психологического насилия, оскорблений или злоупотреблений, отсутствия заботы или небрежного обращения в соответствии со ст. 19.1 Конвенции о правах ре­бенка 1989 г.

К субъективным правам, которые принадлежат неко­торым категориям детей, можно отнести: право на обра­зование, согласно пожеланиям их родителей; право на все необходимые меры для содействия воссоединению разъ­единенных семей; право детей не подлежать вербовке в во­оруженные силы или группы в соответствии с ч. 3 ст. 4 До­полнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов немеждународного характера, от 8 июня 1977 г. (Протокол II).

В зависимости от обеспеченности прав детей обязанно­стями государств и международных организаций, а значит и от возможности их осуществления, различаются права детей, обеспеченные обязанностями государств и международных организаций и права детей, не обеспеченные обязанностями государств и международных организаций.

К примеру, право детей на защиту от незаконного пере­мещения и невозвращения из-за границы, обеспечено обя­занностью государств содействовать заключению двусторон­них или многосторонних соглашений или присоединению к действующим соглашениям в силу ст. 11 Конвенции о правах ребенка 1989 г.

Закрепленное в ст. 14 Конвенции о правах ребенка 1989 г. право детей на свободу мысли, совести и религии не обе­спечено обязанностью государств.

Основанием для классификации субъективных прав де­тей на абсолютные и относительные может быть количество участников международных отношений, поведение которых обеспечивает детям возможность осуществления принадле­жащих им субъективных прав.

Осуществление абсолютных субъективных прав детей в международном праве обеспечивается поведением неопре­деленного круга лиц, которое выражается в воздержании от действий, препятствующих реализации субъективных прав детей.

К примеру, согласно ст. 16 Конвенции о правах ребенка 1989 г. дети имеют право на защиту от вмешательства в осу­ществление их права на личную, семейную жизнь, неприкос­новенность жилища или тайну корреспонденции, а также от клеветы или посягательства на их репутацию.

Относительные субъективные права удовлетворяют ин­тересы детей посредством предоставления им возможностей требовать совершения определенных действий от государств и международных организаций. Например, лишенные сво­боды дети имеют право требовать от государств гуманного обращения и уважения достоинства их личности.

Действия или бездействие детей в международном праве могут быть основаниями возникновения прав детей. Следовательно, можно различать права детей, возникаю­щие вследствие действий детей и права детей, возникающие вследствие их бездействия.

Субъективным правом детей, возникающим вследствие их действий, является право на развитие личности, воспита­ние уважения к правам человека и родителям, подготовка к сознательной жизни и воспитание уважения к окружающей природе вследствие получения образования.

Субъективным правом, возникающим вследствие без­действия детей, является право на отказ от дачи свидетель­ских показаний или признания своей вины.

Юридические факты в международном праве также мо­гут быть основаниями для деления субъективных прав детей на субъективные права детей, возникающие вследствие со­бытий и субъективные права детей, возникающие вследствие действий.

В частности, субъективными правами детей, возникаю­щими вследствие событий, является появление у детей права на защиту от экономической эксплуатации и от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для их здоровья вследствие достижения детьми минимального возраста приема на работу.

Другим примером субъективного права детей, возника­ющего вследствие событий, является право детей на защиту и помощь государств, которые временно или постоянно ли­шены своего семейного окружения, или которые не могут оставаться в таком окружении.

К субъективным правам детей, возникающим вслед­ствие действий, относится право выражать свои мнения и свободно искать, получать и передавать информацию, вне зависимости от границ государств в любой доступной для них форме.

В зависимости от участников международных отноше­ний, различаются субъективные права, принадлежащие всем детям и субъективные права, принадлежащие отдельным ка­тегориям детей.

Так, все дети имеют право на жизнь и здоровое разви­тие, право не разлучаться со своими родителями вопреки их желанию, право пользоваться услугами системы здравоохра­нения и средствами лечения болезней для снижения уровней смертности, предоставления медицинской помощи, борьбы с болезнями и недоеданием и т.д.

Право детей-инвалидов свободно выражать свои взгля­ды, которые должны получать весомость, соответствующую их возрасту и зрелости, наравне с другими детьми и помощь, соответствующую инвалидности и возрасту, в реализации этого права согласно ст. 7 Конвенции о правах инвалидов 2006 г. относится к субъективным правам, которые принад­лежат отдельным категориям детей.

Основанием для классификации прав детей может быть и обеспеченность механизмами реализации. В частности, различаются субъективные права детей, обеспеченные ме­ханизмами реализации, и субъективные права детей, не обе­спеченные механизмами реализации.

К субъективным правам детей, обеспеченным механиз­мами реализации, можно отнести право детей-беженцев на защиту и гуманитарную помощь в пользовании примени­мыми правами.

К субъективным правам детей, которые не обеспечены механизмами реализации, можно отнести право детей поль­зоваться особым уважением и защитой от любых непристой­ных посягательств сторон, находящихся в конфликте в соот­ветствии со ст. 77 Дополнительного протокола к Женевским Конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I).

По времени действия субъективные права детей в меж­дународном праве делятся на бессрочные и срочные. Бес­срочные субъективные права детей могут осуществляться постоянно, без ограничения во времени. Срочные субъектив­ные права могут быть осуществлены детьми в течение уста­новленного периода времени.

Бессрочными являются следующие субъективные пра­ва детей: право на выживание и здоровое развитие; право на приобретение гражданства, право на необходимые меры за­щиты.

К срочным субъективным правам детей относятся, на­пример, права детей, которые как считается, нарушили уголовное законодательство, на информирование об обви­нениях против них и получение правовой помощи, свободу от принуждения к даче показаний или признанию вины, на бесплатную помощь переводчиков и т.д.

По своему характеру субъективные права детей в между­народном праве могут быть как имущественными, так и не­имущественными. В частности, к имущественным относятся субъективные права детей на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития детей. Примером неимущественного субъективного права детей является право на предотвраще­ние склонения или принуждения детей к любой незаконной сексуальной деятельности, использования детей в проститу­ции и порнографии.

В зависимости от способов защиты субъективных прав детей в международном праве различаются права детей, за­щита которых осуществляется посредством: признания субъ­ективных прав детей; восстановления положения, существо­вавшего до нарушения субъективных прав детей; пресечения действий, нарушающих права детей; признания действий и решений органов государственной власти и их должностных лиц незаконными; взыскания с государств убытков, причи­ненных детьми.

Так, к субъективным правам детей, защита которых осу­ществляется посредством признания, относится право детей, помещенных на попечение с целью ухода за ними, их защи­ты, физического или психического лечения на периодиче­скую оценку лечения, предоставляемого детям.

К субъективным правам детей, защита которых осу­ществляется посредством восстановления положения, суще­ствовавшего до их нарушения, относится возмещение детям вреда, причиненного неправомерными действиями органов государственной власти и их должностных лиц. Так, в силу ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незакон­ными действиями или бездействием органов государствен­ной власти или их должностных лиц.

Право детей, нарушивших уголовное законодательство, которые обвиняются или признаются виновными в его нару­шении, на такое обращение, которое способствует развитию у детей чувства достоинства и значимости в соответствии со ст. 40 Конвенции о правах ребенка 1989 г. относится к субъ­ективным правам детей, защита которых осуществляется по­средством пресечения противоправных действий должност­ных лиц органов государственной власти.

В зависимости от юридической силы нормативных ак­тов, которые закрепляют субъективные права детей в меж­дународном праве, различаются субъективные права детей, закрепленные в международных договорах и субъективные права детей, закрепленные в национальном праве.

Так, к субъективным правам детей, закрепленным в международных договорах, относится право детей на защиту от произвольного или незаконного вмешательства в осущест­вление их права на личную и семейную жизнь, неприкосно­венность жилища или тайну корреспонденции или незакон­ного посягательства на их честь и репутацию согласно ст. 16 Конвенции о правах ребенка 1989 г.

К субъективным правам детей, закрепленным в наци­ональном праве, относится, например, предусмотренное ст. 14 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» право детей на защиту детей от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и ду­ховному развитию.

В частности, органы государственной власти Российской Федерации должны принимать меры по защите детей от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от рекламы алкогольной продукции и табачных изделий и т.д.

В целях защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, устанавливаются требования к распространению среди детей информации, в том числе тре­бования к осуществлению классификации информационной продукции, ее экспертизы, государственного надзора и кон­троля за соблюдением законодательства Российской Федера­ции о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию.

В целях обеспечения безопасности жизни, охраны здо­ровья, нравственности детей и защиты от негативных воз­действий должны проводиться экспертизы настольных, ком­пьютерных и иных игр, игрушек и игровых сооружений для детей.

В зависимости от обеспеченности субъективных прав де­тей юридическими гарантиями, различаются субъективные права детей, которые обеспечены юридическими гарантия­ми и субъективные права детей, не обеспеченные юридиче­скими гарантиями.

Так, к субъективным правам детей, обеспеченным юри­дическими гарантиями, относится право детей на все не­обходимые законодательные, административные и просве­тительские меры государств с целью защиты от всех форм физического или психического насилия, оскорблений или злоупотреблений, небрежного отношения.

Субъективным правом детей, которое не обеспечено юридическими гарантиями, является, например, право не­полноценных детей на особую заботу, обеспечение доступа к услугам в области образования, профессиональной подго­товки к трудовой деятельности и доступа к средствам отдыха, которые приводят к наиболее полному вовлечению детей в социальную жизнь в силу ст. 23 Конвенции о правах ребенка 1989 г.

Представляется возможным классифицировать права детей в зависимости от институтов международного права. В связи с этим следует отметить, что институт права - это объ­ективно обособившаяся внутри одной отрасли или несколь­ких отраслей права совокупность взаимосвязанных правовых норм, регулирующих небольшую группу видовых родствен­ных отношений.

Следовательно, институт международного права - это совокупность взаимосвязанных норм права, регулирующих небольшую группу родственных международных отноше­ний.

В зависимости от институтов международного пра­ва различаются: субъективные права детей в области права международной безопасности; субъективные права детей в области международного гуманитарного права; субъектив­ные права детей в сфере защиты прав человека; субъектив­ные права детей в сфере международного воздушного права; права детей в области международного морского права.

Следует согласиться с утверждением о том, что отдель­ного пристального внимания заслуживает вопрос обеспече­ния прав и основных свобод человека и гражданина. В связи с этим необходимо иметь в виду, что к субъективным правам детей в области права международной информационной безопасности можно отнести право детей на защиту от вме­шательства в их личную или семейную жизнь, право детей на свободу мысли, совести и религии, право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

В области международного гуманитарного права раз­личаются следующие субъективные права детей: право на получение образования, включая религиозное и нравствен­ное воспитание, согласно пожеланиям их родителей или, в случае отсутствия родителей, тех лиц, которые несут ответ­ственность за попечение над ними; право на все необходимые меры для содействия воссоединению временно разъединен­ных семей; право детей, не достигших пятнадцатилетнего возраста, не подлежать вербовке в вооруженные силы или группы согласно п. 3 ст. 4 Дополнительного протокола к Же­невским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защи­ты жертв немеждународных вооруженных конфликтов (Про­токол II) 1977 г.

К субъективным правам детей в сфере защиты прав че­ловека относится право детей на защиту от пыток, бесчело­вечного или унижающего достоинство обращения или нака­зания, право детей на свободу и личную неприкосновенность, право детей на справедливое и публичное разбирательство дел в разумные сроки независимыми и беспристрастными судам, созданным на основании закона.

Примером субъективных прав детей в области между­народного воздушного и международного морского права может быть закрепленное в ст. 3 Конвенции о сокращении безгражданства 1961 г. право рожденных на судне или лета­тельных аппаратах детей, которые считаются рожденными на территории тех государств, под флагом которых плавают судна, или на территории тех государств, в которых зареги­стрированы летательные аппараты.

В заключение следует отметить, что приведенные клас­сификации раскрывают различные аспекты международно­правового положения детей. Классификация обеспечивает комплексное рассмотрение наибольшего количества прав детей и способствует улучшению их правового положения.

Субъективные права детей можно классифицировать в зависимости от: закрепления в международных договорах; обеспеченности субъективных прав детей обязанностями должностных лиц государств и международных организа­ций; определенности круга субъектов, поведение которых обеспечивает детям возможность осуществления принадле­жащих им субъективных прав; обеспеченности субъективных прав детей механизмами реализации; времени действия и т.д.

При этом приведенная в настоящей статье классифи­кация субъективных прав детей в международном и нацио­нальном праве не является исчерпывающей, а поставленные вопросы заслуживают дальнейшего рассмотрения.

СМИРНЫХ Сергей Евгеньевич
кандидат юридических наук, ученый секретарь Российской Ассоциации международного права


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.