Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Изменения в миграционном законодательстве стран северной Европы в условиях миграционного кризиса

Миграционный кризис 2015 года стал мощным испыта­нием для всех систем Европейского союза. В 2015 году Евросо­юз принял 1393875 беженцев.

Это число более чем двукратно превосходит результат 2014 года или примерно равен суммар­ному притоку за 3 предыдущих календарных года. Очевидно, что такая «встряска» не могла пройти бесследно. В послед­ствии был предпринят ряд мер, которые позволили ограни­чить приток нового населения извне - и если результат 2016 года (1292875 человек) уступает совсем немного, то к 2017 году число беженцев сократилось почти вдвое до 727390 человек. Вышеозначенные числа относятся только к беженцам, а общее число мигрантов значительно выше. Разумеется, большой вклад в сокращение человеческого потока внесли общеевро­пейские инициативы - уже к концу первого квартала 2016 года Европейский совет предпринял действия, направленные на ограничение числа мигрантов и беженцев путем ужесточения миграционного контроля, а также на борьбу с нелегальной миграцией и соглашение с Турцией о сдерживании послед­ней потока мигрантов. Несмотря на международное сотруд­ничество как основу миграционной политики в любых странах, страны Европы также предпринимали самостоятельные попытки борьбы с данной проблемой.

В данной статье будут рассмотрены изменения в мигра­ционном законодательстве стран Северной Европы в условиях миграционного кризиса, а также дана оценка их эффектив­ности. Для этого необходимо изучить изменения в законода­тельстве этих стран, а также провести анализ миграционной статистики в исследуемых странах в период с 2014 (за год до кризиса) по 2017 годы.

Прежде всего, необходимо определить понятие «страны Северной Европы» в пределах данной статьи. Само по себе понятие «страны Северной Европы» имеет несколько толко­ваний, например, согласно делению ООН (стандарт UN M.49) или по культурно-политическому признаку. В данной статье под этим понятием предлагается рассматривать Скандинав­ские страны - Швецию, Данию, Норвегию, Финляндию и Исландию. Однако здесь предлагается сосредоточить внимание на первых трех. Дело в том, что каждая из этих трех стран име­ет значительные отличия друг от друга в плане миграционно­го законодательства. Миграционное законодательство Шве­ции является крайне либеральным, в то время как в Дании оно одно из самых строгих в Европе9, а Норвегия не состоит в Евросоюзе, но для мигрантов также имеет большую привле­кательность. Таким образом, данная выборка позволит рас­смотреть несколько действительно уникальных и имеющих принципиальные отличия случаев.

Так как значительная часть мигрантов в изучаемый пери­од представлена беженцами, чье большое число и спровоци­ровало всплеск миграции, в работе следует рассматривать как статистику, касающуюся мигрантов в целом, так и конкретно беженцев.

За предкризисный 2014 год в Швецию прибыли беженцы в количестве 81180 человек, а также 126966 мигрантов. Это и без того значительное число увеличилось в течение 2015 года до 162450 и 134240 человек соответственно. Рекордное для страны число беженцев привело к определенным финансовым и социальным проблемам. Чтобы справиться с ситуацией, по­мимо выполнения описанных выше нововведенных норм Ев­росоюза, шведским парламентом был принят ряд законов, ус­ложняющий миграцию в эту страну. Такими законами стали принятый в 2015 году закон об усилении контроля при въезде в страну и закон об ограничениях на возможность получения вида на жительство в Швеции и изменениях статуса беженца в стране, приятый в 2016 году. Как становится заметно из статистики, принятые меры оказались весьма эффективными - количество новоприбывших беженцев в Швеции сократилось более чем в пять раз по сравнению с 2015 годом (28790 в 2016 году, 26325 в 2017 году), вернувшись к показателям восьми­летней давности. Однако, количество прочих мигрантов не подверглось таким резким изменениям, сначала вовсе увели­чившись в 2016 году, затем все же сбавив показатели (163005 и 144489 соответственно). В целом, можно признать совмест­ную работу законов ЕС и Швеции успешной, так как она по­зволила в значительной мере сократить количество принима­емых страной беженцев, а также держать под контролем рост числа мигрантов.

Норвегия приняла предыдущий акт об иммиграции ме­нее 10 лет назад. Он был достаточно мягким и более способ­ствовал укоренению мигрантов в обществе, чем препятствовал росту их числа. В 2014 году в Норвегию прибыли 11415 беженцев и 70030 мигрантов. В период кризиса, однако, выросло только число беженцев, утроив свой показатель до 31110 че­ловек, в то время как число мигрантов пошло на убыль (в 2015 и 2016 году продемонстрировало слабую отрицательную ди­намику - 67276 и 66800 человек соответственно). Стоит за­метить, что в Норвегии на невероятный рост числа беженцев отреагировали оперативно и жестко, в июне 2016 года приняв новый закон об ужесточении условий принятия и содержания беженцев[16]. Стоит заметить, однако, что закон приняли не в такой жесткой форме, как предполагалось изначально. Он содержал также и новые, несколько более строгие требования к мигрантам - повысился возрастной ценз для прохождения языкового экзамена и появились дополнительные требования к претендентам на гражданство Норвегии. Было бы спра­ведливым отметить высокую эффективность закона в умень­шении количества беженцев, оно уменьшилось десятикратно (3485 человек и 3520 человек в 2016 и 2017 годах соответствен­но). Впрочем, на количество обыкновенных мигрантов он по­влиял весьма сдержанно.

Как упоминалось выше, в Дании одно из самых строгих миграционных законодательств в Европе. Кроме того, оно постоянно дополняется и изменяется: в период 2002-2016 гг. законы об иммиграции претерпели более шестидесяти изменений. Разумеется, некоторые из них были приняты и в ис­следуемый период. Уже в 2014 году наблюдалась аномальная для Дании XXI века статистика - страна приняла 14680 бежен­цев, что было в два раза выше показателя предыдущего года. Мигрантов же прибыло 24998 - обычное для Дании число, но несравнимое с показателями тех же Норвегии и Швеции. В 2015 году количество беженцев увеличилось до 20935 человек, а мигрантов до 39446. В качестве ответной реакции датский парламент 13 ноября 2015 года выпустил 15 поправок к им­миграционному закону, усложнив процесс получения статуса беженца, а также выдвинув новые требования к кандидатам на получение гражданства. Однако на этом изменения не за­вершились, и в ближайшие полгода появился еще целый ряд законопроектов, продолжая выбранный курс правительства. Это резонно привело к следующему результату - уже в 2016 году количество беженцев упало втрое до 6180 человек, через год уменьшившись еще в два раза до 3120 человек Количе­ство мигрантов же сократилось до 30078 в 2016 году. Эффек­тивность принятых мер можно однозначно признать высокой, но в то же время стоит отметить неоднозначную реакцию ми­рового сообщества, обеспокоенного агрессивной борьбой дат­ских властей с мигрантами.

Таким образом, исходя из численных показателей можно заметить, что законотворческие инициативы стран Северной Европы в условиях миграционного кризиса 2015 года можно считать успешными. Разумеется, не следует принижать роль инициатив ЕС, которые также были в определенной степени полезны и содействовали устранению последствий миграци­онного кризиса. Изменения в миграционном законодатель­стве рассмотренных стран Северной Европы оказались весьма эффективными, а опыт скандинавских коллег может приго­диться другим странам Евросоюза. В то время как Германия, Италия, Франция, Греция, Испания и другие страны все еще продолжают испытывать последствия кризиса, страны Се­верной Европы успешно их преодолели благодаря своевре­менным, жестким, но разумным мерам.

ИВАННИКОВ Никита Сергеевич
старший преподаватель кафедры «Международные отношения» Гуманитарного института Санкт- Петербургского политехнического университета Петра Великого


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.